Дерзость – не порок

Мишель Дуглас
Дерзость – не порок

Bella’s Impossible Boss

© 2012 by Michelle Douglas

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

***

Глава 1

Опоздает. Опоздает. Опоздает.

Каблуки туфель Беллы словно отбивали слова на бегу, упрекая свою хозяйку, ругая ее. Она взглянула на часы и велела себе прекратить истерику. Она придет на встречу точно в установленное время.

Однако Белле не следовало останавливаться и беседовать с Чарли. И Эммой. Или Софи и Коннором. Она ускорила шаг.

Не получится. Не получится. Все сорвется.

О чем только она думала?

Дура. Дура. Дура.

Она сжала кулаки. Ей следовало быть повнимательней. Нельзя терять время. Белла хотела, чтобы отец изменил свое мнение о ней, а не укрепился в нем.

«Избалованная, своевольная, без царя в голове»! Белле не известны значения таких слов, как «ответственность» и «серьезная работа». В прошлую среду отец высказал все это по телефону ее тетке в Италии. Белла случайно услышала разговор.

Она остановилась, ей было трудно дышать.

Боль, которая звучала в голосе отца… Белла закрыла глаза и прислонилась головой к стене. «Папа, прости…» Было так тяжело сознавать, что она огорчила его, ранила. В который раз.

И знать, что отец винит в этом себя.

Белла оттолкнулась от стены и выпрямилась. Она изменилась. Эти последние полтора года, проведенные в Италии, повлияли на нее.

Приободряя себя, она перебрала разложенные по цвету папки, которые несла в руках, и шлепнула себя ладонью по лбу. Она забыла образцы меню на кухне столовой у Чарли!

Белла взглянула на часы и стукнула каблучком. Она еще может успеть к отцу в офис вовремя. Или же ей следует вернуться бегом на кухню, схватить меню и доказать отцу и его верному помощнику Доминику Райту, какая она организованная и талантливая, пусть и немного непунктуальная.

Что лучше – организованность, творческий подход и доказательство ее ответственного отношения к делу или пунктуальность? Тихо проклиная себя, Белла развернулась и поспешила обратно. Сделав глубокий вдох, она перешла на бег. Завернула за угол, услышала тихий звук открывающейся двери лифта и помчалась со всех ног. Еще один поворот…

– Подождите!

Но прежде чем она успела добежать, двери лифта закрылись. Она нажала кнопку не один раз, пять раз, но двери не открывались. Огоньки на табло показывали, что лифт направился вниз. С досады она стукнула ладонью по стене. Черт!

Белла попыталась успокоиться. Ладно, с меню придется на время попрощаться.

Кэти, секретарша отца, прислала ей основные материалы только вчера вечером и умоляла ее не сообщать отцу, как сильно она отстает от графика! Белла успела лишь распечатать файл. Сегодня днем она собиралась поразмыслить над содержанием.

Белла взглянула на часы. Если она понесется со всех ног, то сможет еще успеть на совещание.

И она понеслась со всех ног.

Надо держаться профессионально, инструктировала она саму себя, пулей летя по коридору. Приподнять подбородок, расправить плечи. Надо выглядеть уверенно и быть в теме. Особенно в теме. Она должна доказать отцу, что он не напрасно верит в нее.

Если, конечно, от его веры что-то осталось.

Белла сделала глубокий вдох и вошла в кабинет отца. Она взглянула на него и с трудом удержалась, чтобы не броситься к нему и поцеловать в щеку, обнять и сказать, как сильно любит его и как скучала без него в Италии.

Деловой вид. Ей следует держаться строго. Поцелуями и объятиями она не завоюет его уважение. Особенно сейчас, когда они не одни. Белла покрепче сжала папки и хотела было суеверно скрестить пальцы, но сейчас не до суеверий. Ей просто нужна возможность проявить себя.

Марчелло Лучиано Малдини повернулся к ней.

– Ты опоздала! – резко бросил он.

Она взглянула на часы и вопросительно приподняла брови. Отец нахмурился. О, как бы она хотела, чтобы он улыбнулся.

Он не улыбнулся. А она улыбнулась. Она была так рада видеть его.

– Доброе утро, папа. Если я опоздала, я очень извиняюсь.

Он скрестил руки на груди, его глаза раздраженно сверкнули.

– Моя секретарша звонила тебе на мобильный и оставила сообщение. Встреча была перенесена на пятнадцать минут раньше.

Все-таки опоздала! Белла специально отключила телефон, чтобы он не отвлекал ее перед важной встречей.

Она так крепко сжала папки, что сломала ноготь.

– Извини. Я отключила мобильный…

Отец пробормотал что-то неразборчивое и отвернулся. Снова все ее страхи выплыли наружу. Неудачница. Глупая. Дура. Белла изо всех сил старалась отогнать эти мысли.

– Доминик, я хочу представить вам свою дочь. Белла Малдини. Белла, это Доминик Райт.

Мужчина повернулся к ней, и она собиралась сказать «приятно познакомиться», но, посмотрев в его глаза, она позабыла все слова.

Боже. Девушка не должна терять дар речи при виде голубых глаз. Или рыжих волос. Но это сочетание…

Белла попыталась выдохнуть. Она не поверила Катрионе и Сесилии, когда те уверяли ее, что Доминик прекрасен и у него роскошные рыжие волосы – рыжевато-коричневые, как червонное золото, как грива льва.

Не пялься! Не пялься! Прими деловой вид!

Она откашлялась.

– Я, м-м-м… Очень приятно познакомиться, мистер Райт. – Ее голос звучал высоко и напряженно, не хватало дыхания. Белла подавила стон. И куда подевался весь деловой тон?

– Доминик, – поправил он.

И вот ее будущее в руках этого мужчины? Офисная белая рубашка плотно облегала ее ребра, дышать становилось все труднее. Как уверяли двоюродные сестры, Доминик – красавчик и очаровашка – самый опасный мужчина в Сиднее. Сражает наповал. «Такую юную девственницу, как ты, он просто съест на завтрак».

Чушь, конечно, просто дразнятся.

На самом деле Доминик больше походил на злого начальника, нежели на плейбоя.

Он не сказал, что ему приятно познакомиться с ней. Не улыбнулся. Белле стоило нечеловеческих усилий продолжать улыбаться самой.

– Доминик, вам тоже следует соблюдать приличия, – произнесла Белла.

Ухмылка скривила его губы. Глаза озорно сверкнули.

– Мне приятно познакомиться с вами, Белла.

На мгновение голова у нее закружилась. Ух. Значит, все-таки двоюродные сестрички были правы. Плейбой – ставим галочку.

Божественно красив, с золотой шевелюрой – еще две галочки.

Само искушение, дьявол во плоти – тоже галочка.

Когда Доминик протянул Белле руку, она машинально взяла ее. Она была не в состоянии вымолвить ни слова. Его пальцы обхватили ее руку, и он просто держал ее.

У нее зашкаливал пульс.

– Очень приятно, – тихо добавил он.

Белла высвободила руку и снова вцепилась в свои папки, изо всех сил стараясь не обращать внимания на возбуждение, вызванное соприкосновением ладоней. Несмотря на шевелюру цвета червонного золота и душевную улыбку, у Доминика было прозвище Ледяное Сердце.

При этом он был единственным человеком, способным повлиять на мнение отца. Ей следует быть с ним осторожной.

– Если вы, наконец, закончили представление, может, мы сядем и начнем? – резко сказал отец.

Они поспешили присесть.

Белла ощущала жар, исходивший от тела Доминика. Она старалась смотреть на отца. Деловая встреча.

– Доминик, я хочу, чтобы вы с Беллой работали над «Ньюкасл Малдини», – произнес он без лишних вступлений. – Я хочу, чтобы через два месяца отель был готов к официальному открытию.

* * *

Доминик ликовал. Многолетняя тренировка позволила ему не выдать свои эмоции, лишь легкая дрожь пробежала по телу. Управление флагманом гостиничной империи Марко будет первым шагом к единоличному управлению всем туристическим подразделением «Малдини корпорейшн». Если отель «Ньюкасл Малдини» окажется прибыльным предприятием, то можно будет воплотить в жизнь планы по расширению бизнеса – создать сеть пятизвездочных отелей «Малдини» во всех крупных городах Австралии. Затем выход на международный рынок – Нью-Йорк, Лондон и Рим. Новые возможности открывали все более радужные перспективы.

Доминик хотел перемен в своей жизни, нуждался в них. Два с половиной месяца назад он четко дал понять Марко – или он получает самостоятельный фронт работы в «Малдини корпорейшн», или ищет варианты в другой фирме. Руководство туристическим подразделением корпорации идеально подходило его амбициям. Марко сдержал свое обещание, и Доминик собирался доказать, что под его руководством компания не только будет соответствовать ожиданиям босса, но даже и превзойдет их.

Однако Доминик не ожидал получить в нагрузку дочку шефа.

Он украдкой взглянул на нее и напрягся. Она совсем не была похожа на пухленькую темноволосую девчушку с фотографии на рабочем столе Марко. Он представлял ее совсем другой, когда на протяжении шести лет выслушивал истории о ней в этом самом кабинете.

– Вы хотите, чтобы Белла тоже работала над этим проектом? – Доминик не пытался скрыть удивление и скептицизм.

Белла вся напряглась. Затем наклонилась к отцу:

– Ты только сегодня сообщаешь Доминику? Ты ведь так решил еще на прошлой неделе.

Марко стукнул ладонью по столу:

– Девушка, здесь хозяин я. Это мой кабинет, и мое слово – закон. – Отец погрозил ей пальцем. – Своей компанией я буду управлять, как считаю нужным!

Она откинулась в кресле.

– Ты не сказал, потому что думал, что Доминик откажется работать со мной.

Желваки заиграли на лице Марко, но он ничего не ответил. В этом не было необходимости. Для себя Доминик признавал справедливость ее обвинений. Если бы он узнал об этом неделю назад, даже пусть два дня назад, он бы постарался привести кучу доводов против этой идеи. И Марко бы уступил. Босс не хотел терять его.

Доминик прокашлялся:

– Марко, что именно вы предполагаете поручить Белле?

 

Босс тяжело вздохнул и взмахнул рукой:

– Белла говорила мне, что может создать здесь ресторан моей мечты. Я хочу поручить ей организацию кухонных и обеденных помещений. А вы, естественно, будете руководить всей работой.

Доминик кивнул. Меньшего он и не ожидал.

– А ты, дорогая, – он повернулся к Белле, – будешь по всем вопросам обращаться к Доминику.

– Конечно.

Доминик не обманулся ни на секунду. За этими пухлыми губами и нежными, томными глазами он угадывал взбалмошную, капризную и безответственную натуру. Бесчисленное количество раз Марко предоставлял ей возможность проявить себя в деле, и она все время разочаровывала его. Кажущаяся покорность была просто фасадом, чтобы умиротворить папочку. Марко она может обдурить, но Доминик не собирался попадать под влияние этой чарующей улыбки. Он не такой, каким был его отец.

– Она ничего не смыслит в управлении и бухгалтерии, – предупредил его Марко. – Она только разбирается в готовке и кухонных принадлежностях, так что вам надо будет ввести ее в курс дел.

«Да ты шутишь!» На этой работе Белла продержится не больше, чем на всех предыдущих.

Доминик пристально смотрел на Беллу. Она смело встретила его взгляд. Он повернулся к Марко, который с нежной теплотой любовался своей Беллой, и в душе у него что-то заныло. На свете не так много людей, которых Доминик любил, и Марко был одним из них.

– Хорошо. – Он кивнул. – У Беллы есть какие-то интересные предложения по поводу отеля?

Марко выпрямился.

– Белла, – четко произнес он. – Покажи нам варианты меню, над которыми ты, по твоим словам, столько работала. Ты обещала, что примеры будут готовы к сегодняшнему дню.

Она колебалась.

– Боюсь, у меня произошла небольшая заминка. – Она положила ногу на ногу и поправила юбку так элегантно, что у Доминика перехватило дыхание. – Я оставила варианты меню на кухне. Мы обсуждали их с Чарли.

Возникла неловкая пауза. Доминик постарался не выдать мимикой свое недовольство. Он вообще сомневался в существовании этих вариантов меню. По тому, как старательно Марко избегал его взгляда, можно было догадаться, что он тоже считает все это фантазиями Беллы.

– Я могу сбегать на кухню и принести их, если хочешь. Либо могу пересказать их основные идеи.

Хотя Доминик и понимал, что Белла блефует, он не хотел, чтобы она слишком уж завиралась. Ему не нравилось ее поведение, но он не хотел ставить Марко в неловкое положение. Босс этого не заслуживал.

Он кашлянул. Белла и Марко обернулись к нему.

– Давайте посмотрим на меню в другой раз? У нас еще полно времени. – Он кивком указал на папки в руках Беллы. – Покажите нам, что вы принесли вместо меню. – Он надеялся, что там будет что-то заслуживающее интереса, что позволит Марко гордиться дочерью.

Белла нервно облизнула губы. Пальцы так крепко сжимали папки, что костяшки побелели. Доминик откинулся в кресле. Избалованная принцесса была не такой уж самоуверенной, как ему первоначально показалось. Она нервничала. Может, он был несправедлив. Может, эта работа значила для нее многое.

– Что там в папках, Белла? – вежливо спросил он.

– Там нет ничего особенно интересного.

Она слишком нарочито пожала плечами, и он не поверил ее словам.

– Эти папки прислал мне отец, там данные по отелю и еще кое-какая информация, которую я начала подбирать касательно Ньюкасла.

Действительно ничего? Неужели она так безответственно использует расположение Марко?

– Я полагаю, вы изучили данные, которые прислал вам ваш отец?

– Конечно. – Отвечая, она старалась не смотреть ему в глаза.

Доминик положил ногу на ногу в надежде, что это скроет прилив негодования, который он ощущал.

– Можете мне прямо сейчас назвать количество сотрудников, которые будут в вашем подчинении в ресторане?

Она нервно облизнула губы. Опять. Он хотел насладиться тем, как легко может смутить ее. Только на самом деле смущен был он сам – обольщающей пухлостью ее нижней губы, ее манящим блеском.

– Боюсь, я не вспомню так, навскидку. Я успела только отсканировать документы.

Он слегка поджал губы. Если Марко принял решение по отелю неделю назад, то и Белла получила документы неделю назад. Он хорошо знал Марко.

Белла сглотнула. Щеки ее заалели. Доминик ответил грубовато и четко:

– Тогда вы, возможно, расскажете нам, что интересного удалось выяснить в ходе ваших изысканий по поводу Ньюкасла?

На лице у нее читалась паника.

– Я, м-м-м… Это второй по величине город в Новом Южном Уэльсе. Здесь добывают уголь, и… и своим былым процветанием он обязан большим сталелитейным предприятиям. И, м-м-м… – она быстро заморгала, – еще он славится красивыми пляжами.

– То есть, по сути, вы просто пересказываете путеводитель?

При этих словах она вздернула подбородок:

– Я работаю над этой информацией.

Ее взгляд как-то странно воздействовал на Доминика. Он решил быть жестче. Пусть уж лучше она расстроит Марко сейчас, чем позднее в работе.

– Могу я посмотреть ваши папки?

– Зачем?

– Позвольте.

Белла взглянула на отца, надеясь на его заступничество, но, к его чести, он не проронил ни слова. С очевидной неохотой она протянула Доминику документы.

Он пролистал содержимое верхней папки. Как она и говорила, там была информация касательно отеля. Распечатанные листы были такие аккуратные, что становилось очевидным, что их даже не касались. Доминик покачал головой. Неудивительно, что она не помнит данные по персоналу; она не изучала их.

Во второй папке были распечатки, вырезки и подшивки о городе Ньюкасл. По крайней мере, здесь она не обманывала.

Последняя папка…

– Это личное. Я…

Он вытащил каталог нижнего белья. Каталог нижнего белья!

Доминик чуть не выругался. Марко должен понимать, что Белла не справится с этой работой.

Она вырвала каталог у него из рук:

– Моя подруга руководит компанией по организации прямых продаж. Она попросила меня взглянуть. Мне просто некуда было его положить.

У него не было сомнений, какой материал ей было интересней читать. Он вернул ей папки.

На Доминика вдруг накатила внезапная усталость; он чувствовал апатию и пустоту. Попытался прогнать эти ощущения.

– Белла, какие у вас есть навыки для этой работы?

Ее глаза вспыхнули огнем.

– Если у моего отца нет сомнений по этому поводу, то я не вижу, почему это должно беспокоить вас.

– Меня это беспокоит, потому что, в конечном итоге, за успешную работу этого отеля отвечаю я. Марко?

Босс только взмахнул рукой. Доминик почувствовал, как Белла вздрогнула. Ему стоило огромного труда не оборачиваться к ней.

– Последние полтора года моя дочь работала в ресторане у своего дяди.

– В вашей компетенции было текущее управление? – обратился Доминик к Белле.

– Иногда.

Он покачал головой и повернулся к Марко:

– Так не получится. У Беллы просто недостаточно опыта, необходимого для такой ответственной работы.

Доминик хотел отвести взгляд от умоляющих глаз Марко. Он многим был обязан старику, но потакать очередному капризу Беллы? Капризу, который, безусловно, закончится просто разочарованием и огорчением для Марко. Он сжал нос пальцами.

– Может, вы правы, – сказал Марко. Тяжело вздохнул. – Может, это просто стариковские мечты.

Доминик взглянул на босса. Тот, казалось, стареет на глазах.

– Нет! – Белла вскочила.

Доминик не может так поступить с ней. Не может! Она вцепилась в папки. Уставилась на отца. Это выражение на его лице! Он смотрел на нее так же, когда узнал ее выпускные оценки. «Малдини еще никогда не проваливали выпускные экзамены!» Этот взгляд – он резал ее. Отец больше ничего не сказал. Просто отвернулся. Отменил праздничный ужин. Ушел один.

Белла не может позволить ему снова отвернуться от нее.

– Не слушай Доминика. – Белла с треском бросила папки на стол. – На бумаге у меня нет необходимой квалификации, но я буду работать с душой и талантом. – Она очень надеялась, что у нее есть талант. Она сверкнула глазами в направлении Доминика. – Насколько вы цените упорство и талант, Доминик?

Он смотрел на нее. Ее сердце бешено стучало.

– Очень высоко, – наконец ответил он.

– У меня есть и то и другое. В таком количестве, что вы будете удивлены, я обещаю.

Доминик не ответил. Она взглянула на отца, и сердце ее упало.

Белла снова обратилась к Доминику:

– Перед смертью самым заветным желанием моей мамы был отель ее мечты, который отец создаст для нее. Это была их общая мечта. Это и моя мечта. Папа, – она обернулась к нему, – ты знаешь, что это правда.

Белла сделала глубокий вдох. До поездки в Италию она бы согласилась с оценкой, данной ей Домиником. Она бы не осмелилась так рисковать. Но опыт работы в Италии изменил ее. Она нашла свое призвание. Она обнаружила свой талант – то, что она умеет делать хорошо. Она поняла, как хочет жить дальше.

Белла нервничала, прибегая к своей козырной карте.

– Папа, мама хотела бы, чтобы ты дал мне этот шанс.

Как она и предполагала, упоминание матери сломило его сопротивление. Он поник, вздохнул и посмотрел на Доминика:

– Это было самое заветное желание Франсины…

Белле потребовалась вся сила воли, чтобы посмотреть в глаза Доминику. Уступит? Даст ей шанс проявить себя? По его взгляду ничего нельзя было понять. Лицо как будто было выбито из камня или льда.

– Вы считаете себя в силах справиться с этой работой? – наконец произнес он, и от спокойной угрозы в его голосе у нее по спине пробежали мурашки.

– Да. – Каким-то образом ей удалось придать своему ответу решительности.

Доминик посмотрел на Марко, и на мгновение выражение его лица смягчилось. Он снова помрачнел, когда перевел взгляд на Беллу.

– Будете стараться?

Это больше было похоже на угрозу, чем на вопрос. Она сглотнула ком в горле:

– Да.

Эти глаза голубого цвета напоминали ей жаркие, томные дни на Средиземном море… и жаркие, томные ночи. Жар растекался по ее щекам, шее, груди.

Лицо Доминика очень медленно расплылось в улыбке. Эту улыбку она тоже не могла расшифровать.

– Марко, вероятно, Белла заслуживает вашего доверия? Окончательное решение за вами.

– Вы будете работать с моей Беллой?

– Я буду работать с Беллой, если вы действительно этого хотите.

Отец буквально сиял, глядя на Доминика. У нее обожгло сердце. На Доминика смотрели с сияющей улыбкой, как на благодетеля, который жертвенно будет работать с ней, тогда как она…

– И естественно, если Белла уверена, что она тоже этого хочет.

Та же спокойная угроза в словах. Марко строго смотрел на нее.

Белла вздернула подбородок, стараясь скрыть обиду:

– Конечно, я этого хочу.

Марко потер руки.

– Тогда решено.

Глава 2

Доминик сидел, словно аршин проглотив, и пытался успокоиться, пока Белла продолжала изложение своих идей по поводу ресторана и меню. Что-то в этой женщине нарушало его душевное равновесие. Он пытался вернуть его праведным гневом, возмущением и презрением, но это ему тоже не удавалось.

Он не одобрял ее действия. Его они бесили. Она просто заставила Марко дать ей эту работу, надавив на его душевные струны, и все же…

Огонь в ее глазах, когда она вскочила с кресла; жизненная энергия, бившая из нее, как будто тело не в состоянии было удерживать эту энергию.

Доминик увидел все это, и на мгновение мир перевернулся с ног на голову.

Новый фронт работы в «Малдини корпорейшн» он попросил с единственной целью – он надеялся, что новые задачи помогут ему прогнать пустоту в душе, скуку и апатию.

Доминик снова посмотрел на Беллу. Даже сейчас, когда она говорила в корректной профессиональной манере, он мог чувствовать этот ее огонь, почти вырывающийся наружу. Он не знал, как назвать это – драйв, раскрепощенность, жизненная энергия? У него было ощущение, что если он сможет точно определить это, то найдет причину той пустоты, что накрыла его в самый неожиданный момент.

Пустота, которая поглотила всю радость и оставила ему только серость. С каждым разом эту пустоту ему становилось прогонять все трудней.

Доминик смотрел на надувшиеся губы и длинные темные волосы Беллы, ниспадающие на плечи, пока она слушала, что говорит отец, и тело его напряглось. Она положила ногу на ногу, юбка приподнялась, частично обнажив загорелое бедро. В паху резко стрельнуло, и внезапно ожили все чувства. Цвета вдруг стали ярче, и он поймал себя на мысли, что ему нравится ее гранатово-красный костюм, как он подчеркивает ее роскошные бедра и насыщенную черноту ее шевелюры. Запахи обострились настолько, что он практически мог чувствовать на вкус лимонные нотки ее духов.

Доминик чертыхнулся про себя. Уже очень давно женщина так не волновала его. Почему Белла? Почему сейчас? Он не страдал от недостатка женского внимания – внимания красивых женщин – и не скрывал того, что ему нравятся женщины, а в женщинах нравится разнообразие. Если бы Белла была просто еще одной женщиной…

 

Если бы она была просто еще одной женщиной, то он мог бы побиться об заклад, что к концу недели она бы оказалась в его постели.

Он не мог так поступить. Она же дочь Марко. И в течение ближайших двух месяцев ему надо будет работать с ней.

Он посмотрел на папки, разложенные на столе босса, и губы его дернулись. Чертов каталог нижнего белья! Он размышлял над тем, как беззастенчиво она манипулирует отцом. Он подумал обо всех женщинах, которые хладнокровно использовали его отца, и по венам пробежал холодок. Белле будет трудно манипулировать им.

Она повернулась к нему:

– Как вы считаете, Доминик?

Он не следил за их разговором. Без разницы. Он как можно вальяжнее пожал плечами и сказал:

– Я считаю, что для меня будет очень интересно работать с вами, Белла. У меня вызывает уважение… – он перевел взгляд на ее губы, ваш энтузиазм.

– Я… спасибо.

Вместо того чтобы, как ему хотелось, протянуть к ней руки и потрясти ее, он ответил ей своей фирменной улыбкой. Эффект этой улыбки был потрясающим, по крайней мере, так ему всегда говорили. Доминик не считал себя тщеславным, но и не отличался ложной скромностью.

Глаза Беллы надменно сузились. Казалось, она скорее ударит его, чем упадет на колени. Одной улыбки будет мало, чтобы сразить эту женщину.

К сожалению, это только многократно усилило его интерес.

– Хочу только сразу добавить, что не дам вам никаких поблажек, потому что вы дочь Марко.

Она тряхнула головой:

– Я другого и не ожидала.

– От вас потребуется безупречная работа.

– Я рада слышать это.

Доминик заставит ее ходить по струнке и довести этот проект до четкого завершения. Она выполнит перед Марко все свои обещания. Когда возникнут проблемы, и она захочет улизнуть от ответственности – а Доминик проследит, чтобы эти проблемы возникли, – она обнаружит, что его воля еще более непреклонна, чем ее.

Белла обязательно получит то, что он ей обещает.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru