Дракон 9

Мира Медунова
Дракон 9

ГЛАВА 1

– Я больше так не могу!

Уил и Джой не в первый раз слышали от Тодда подобное заявление и потому, как обычно, не слишком встревожились. В просторной столовой семейства Филморов было чертовски уютно этим вечером, а обсуждение несчастной любви Тодда делало ее еще уютнее.

– Успокойся, Тодд, – Джой с удовольствием отпила глоток только что заваренного кофе. – У тебя просто недотрах. Найди себе кого-нибудь, и полегчает.

– Что-то уже девять лет не легчает, – Тодд, в отличие от сестры и друга, не мог спокойно усидеть за столом и потому нервно расхаживал вдоль длинной роскошной кухни, напоминая рассерженного медведя. Это был высокий статный парень двадцати пяти лет с мягкими и в то же время упрямыми чертами лица, что особенно ярко выражалось в четко очерченных скулах и тяжелом, но не некрасивом подбородке. Нос у него был безупречный, так же, как и глаза: большие, пронзительные, смешанного каре-зеленого оттенка. Иногда они казались скорее карими, чем зелеными, а иногда наоборот. Добавьте к этому роскошную светло-каштановую шевелюру, и вы увидите Тодда Филмора воочию: задорного, уверенного в себе, в меру хамоватого, а в настоящий момент еще и чрезвычайно раздраженного. Заполучить его мечтали многие, а тот, о ком мечтал он сам, даже не подозревал о его чувствах.

– Мне надоело, – Тодд остановился перед столом, обращая на себя взгляды Джой и Уила. – Девять лет я сохну по нему! Девять лет! И легче не становится, Джой! Вы должны мне помочь.

– А что мы можем? – в искреннем недоумении спросил Уил. – Ты бы сам себе помог для начала. За столько лет даже не попытался с ним нормально познакомиться.

– А то я не знаю, как он ко мне отнесется! – не замедлил вспылить Тодд. – Шерманы ненавидят Филморов. Мы же гребаные конкуренты испокон веков! А он уже два года как генеральный директор. Стоит ему узнать, кто я, и у меня точно ни одного шанса не останется.

– Да, засада, – протянула Джой без особого сочувствия. – Даже предложить нечего. Хотя…

– Что «хотя»? – уцепился Тодд. – Что ты придумала?

– Раз ты не можешь прямо признаться ему и даже не можешь сказать, кто ты на самом деле, – вкрадчиво начала Джой, – тебе следует подобраться к нему с другой стороны.

– К чему ты ведешь?

– Все чем-то увлекаются, – не стала мучить Джой. – Каким бы ты ни был большим боссом, у тебя обязательно должны быть еще какие-то дела и интересы, помимо рабочей деятельности. Я ведь права?

– Нет! – хором ответили Уил с Тоддом, после чего Уил грустно продолжил. – В жизни этого человека, кроме работы, действительно ничего больше нет. Мы ведь с ним учились вместе, да и сейчас иногда пересекаемся, так вот, я вам заявляю: он даже спит, наверно, с портфелем в обнимку.

– А трахается с кем? – удивленно спросила Джой.

– Трахается? – Уил усмехнулся. – Мне интересно, он вообще знает, что это такое.

– Ааааааа, черт! – Тодд с силой грохнул кулаком по столу. – Какой трахается?! Он мой!

От его дикой выходки Джой вздрогнула, а Уил чуть не поперхнулся конфеткой.

– А стол-то тут при чем?

– Давайте думать, – попросил Тодд, сунув руки в карманы толстовки. – Если я не могу быть его парнем, я хотя бы должен стать его первым!

– Как? – Джой развела руками. – К нему не подступиться. Или ты хочешь просто явиться к нему в дом и бахнуть с порога: привет, потрахаться не желаешь?

– Ты можешь хотя бы пять минут прожить без слова «трахаться»? – спросил Уил, скривившись. – У меня скоро уши завянут.

– Какие мы застенчивые.

– Точно! – сказал внезапно Тодд, растерянно улыбнувшись. – Джой, ты права.

– Ты что, собрался так и сделать? – испуганно осведомилась та. – Пожалуйста, братишка, приди в себя.

– Я что, по-твоему, больной? Слушайте сюда. Макс много работает, он практически никогда не отдыхает, а значит, время от времени ему по-любому требуется расслабон, возможность выплеснуть энергию, ну и тестостерон заодно. Всё, что нам нужно сделать, это дать ему такую возможность.

Джой с Уилом обменялись скептическими взглядами.

– И как ты собираешься дать ее ему?

– Погодите, – Тодд умчался и вернулся минут через десять с маленькой черной карточкой, только что распечатанной на принтере. – Зацените.

Карточка походила на рекламный флаер и обладала очень скудным содержанием (не удивительно за восемь минут работы). Одна ее сторона была абсолютно черной, а на другой, тоже черной, большими золотисто-красными буквами значилось: «ДРАКОН 9». Ниже буквами поменьше располагалась интересная добавочка: «Огненное удовольствие ждет тебя, поспеши…» И ниже номер телефона такими же большими буквами, как и название «заведения».

– Это то, что я думаю, – медленно пробормотал Уил, позволяя Джой отобрать у себя карточку, – или Бог милостив, и я ошибаюсь?

– Да, то, – с довольным видом подтвердил Тодд. – Бордель!

– Что за тупое название? – осведомился Уил недоуменно. – Цифра девять мне понятна, но дракон откуда взялся? Подобные заведения так не называют. Ладно там «Ночная фиалка» или «Огненная бабочка»…

– Ну уж нет! – резко воспротивился Тодд. – Ни о каких бабочках не может быть и речи! Я дракон, твою мать. Сойдет.

– А почему там указан мой номер? – мрачно поинтересовалась Джой.

– Ты будешь там типа администратором. И когда Макс позвонит, ты задашь ему все нужные вопросы, а в итоге передашь всё мне, и на заказ поеду, конечно же, я!

– Ну уж нет! – хотя идея показалась Джой весьма забавной, она все же решила отстраниться. – У меня маленький ребенок, Тодд. Я часто бываю занята и могу пропустить звонок. Нет, друг мой, это слишком большая ответственность.

– Перезвонишь, – Тодд был готов к трудностям. – Ничего страшного. Ты справишься блестяще, я уверен. Сама подумай, я не могу взять на себя и то, и то. Он сразу заподозрит неладное.

– Господи помилуй, – Джой снова взялась за отложенную было карточку. – Тебя не остановить, похоже.

– А на тебе самое главное, – Тодд повернулся к Уилу. – Ты должен будешь встретиться с Максом в ближайшее время и всучить ему эту бумажку.

– Да ну тебя! – Уил даже вскочил от неожиданности. – Ни за что!

– Требую аргументов, – сейчас же вступил в борьбу Тодд. – Что может быть для тебя важнее помощи лучшему другу?

– Ты спятил! – Уил был чрезвычайно искренен в этом заявлении, но, к сожалению, аргументация его хромала на все десять ног. – Аргументов хочешь? Да пожалуйста! Мы с ним не настолько близкие друзья, чтобы рекомендовать друг другу подобные заведения! Он сочтет это, по меньшей мере, странным!

– А вот это мне не заливай, – легко отмахнулся Тодд. – А то я не знаю, какая у тебя репутация! Ты кого угодно можешь расположить к себе за полминуты, а что касается пикантной темы, ты же не будешь ему это сразу в лоб швырять. Поговоришь, заведешь тему об отдыхе, усталости… и пихнешь ему как бы между прочим это дело… Ему и в голову не придел ничего заподозрить. Единственное, он, конечно, заупрямится, не захочет принимать, но тут ты проявишь настойчивость, и он сдастся хотя бы из вежливости. В этом я проблемы вообще не вижу. Какие еще возражения?

Уил снова плюхнулся за стол, с мученическим видом воззрился на Тодда снизу вверх:

– Неужели ты правда думаешь, что он воспользуется этим? Это же Макс Шерман! Непобедимый гений с безукоризненной репутацией! Серьезно? Думаешь, он станет вызывать шлюху себе на дом?

– Он все-таки мужчина, – сказал Тодд, буквально заставляя себя верить. – Горячий смертный мужчина… Я надеюсь, он просто никогда раньше не задумывался об этом. А теперь, когда появится реальная возможность, захочет попробовать. Я знаю, это убого. Один шанс на миллион. Но должен же я хоть что-то сделать?

– Ладно, так и быть, – сердито махнул рукой Уил. – Ты кого угодно уломаешь.

– Я у тебя в долгу, дружище.

– Еще бы. Из-за тебя мне придется упасть в глазах Макса Шермана ниже земного ядра.

– Ничего, – Тодд с притворной жалостью потрепал его по плечу. – Ты переживешь.

– А мне надо подумать о своей интереснейшей роли. Как вообще ведут переговоры профессиональные администраторши борделей? – Джой опустила подбородок в раскрытую ладонь. – Задал же ты мне задачку!

Тодд на это только усмехнулся, а Уил и вовсе покатился со смеху. Предприятие обещало оказаться очень интересным.

Переговорный зал корпорации «Шерман Интерпрайзис» представлял собой огромную светлую комнату с длиннейшим лакированным столом по центру, за которым имели право восседать только самые высокопоставленные лица компании, что и происходило в настоящий момент. Обсуждался чрезвычайно важный вопрос: политика организации на весь следующий год, что, естественно, сопровождалось представлением различных проектов и разнообразных, тщательно продуманных идей. Принимать их или отвергать полагалось тому, кто сидел в данную минуту во главе стола: молодому наследнику легендарной семьи, Максу Шерману, которому совсем недавно исполнилось двадцать семь лет.

Это был на редкость красивый видный мужчина с удивительно гладкой светлой кожей и безупречно черными прямыми волосами, ровные пряди которых всегда упрямо падали ему на правый висок. У него были изящные тонкие губы, в меру острые скулы и внимательные темно-серые глаза, обрамленные густыми черными ресницами. Стоит отметить, не только его внешность была весьма эффектной.

К своим двадцати семи годам этот человек не только успел доказать свое право на то место, которое занимал, но и завоевать уважение многих людей, с которыми даже его могущественному отцу нелегко было иметь дело.

Макс Шерман был настолько же умен, насколько и красив, а о его трудолюбии в мире большого бизнеса и вовсе ходили легенды. Помимо всего прочего, он был также очень тактичен и проницателен: всегда безошибочно угадывал перспективность или бесперспективность того или иного проекта и умел высказывать свое решение твердо и вместе с тем безболезненно для тех своих подчиненных, кому оно не слишком улыбалось. За это его уважали даже те, кто был гораздо старше его, а ровесники и сотрудники помладше не смели ему даже завидовать, настолько он возвышался над всеми, кто его окружал. При этом в нем не было ни малейшего высокомерия, только серьезность: глубокая, нерушимая, порой даже грозная, вросшая в черты его лица настолько, что многие не могли даже представить его себе улыбающимся. Если он и улыбался иногда, то сдержанно, скупо, без ярких эмоций; о том, чтобы услышать его смех, не приходилось даже мечтать. Наверно, он сам не смог бы вспомнить, когда в последний раз по-настоящему смеялся.

 

– Благодарю вас за приложенные усилия, – такими были его слова по завершении конференции. – Многие проекты еще требуют доработки, некоторые опережают время, но главной цели мы сегодня достигли: общими усилиями сформировали план, точное выполнение которого гарантирует компании, а значит, и всем нам в отдельности, успешное развитие. Всё это было бы невозможно без вашей креативности и постоянного роста. Следующее совещание состоится ровно через неделю в это же время, оно будет посвящено обсуждению финансовых аспектов плана. Благодарю за внимание.

Он никогда не говорил «можете быть свободны», но его вежливая уверенная позиция вызывала к нему лишь еще большее уважение и делала его власть еще более неоспоримой.

После конференции у него было запланировано две важные встречи, но на офисной стоянке, предназначенной только для сотрудников и гостей компании, ему пришлось ненадолго задержаться, так как он столкнулся со своим старинным университетским приятелем Уилом Роскоу, машину которого, пораженную какой-то таинственной поломкой, только что увез эвакуатор.

– Что произошло? – спросил Макс, дружески пожав товарищу руку. – Двигатель, что ли, полетел?

– Да не знаю, – рассерженно ответил Уил. – Что бы ни было, моему уму оно оказалось неподвластно. Еще и в таком месте! Позорище.

– Да ладно тебе. С каждым может случиться. Тебя подбросить?

– А ты сейчас куда?

– В сторону Браун-стрит.

– Отлично! Мне туда же.

Через минуту они уже направлялись по центральному шоссе в сторону Голден Авеню. Несмотря на свой высокий статус, от личного водителя Макс категорически отказывался; во-первых, ему нравилось водить самому, а во-вторых, подобный пафос он считал достойным, скорее, заслуженных стариков, а не молодых мужчин вроде него.

– Ты меня выручил, – сказал Уил, сортируя бумаги в своем портфеле. – Встреча уже совсем скоро, даже на такси, скорее всего, опоздал бы.

– Пустяки. Мне ведь даже сворачивать никуда не нужно.

– Как ты вообще? – Уил с интересом взглянул на него. – Сто лет тебя не видел.

– Также, – Макс не испытывал раздражения. Обычно ему не нравились расспросы со стороны малознакомых людей, но с Уилом они всегда общались без проблем, так что сильно закрываться тут не было нужды. – Работа, работа, работа. Всё как обычно.

– А отдых? Отрываться тоже надо, знаешь ли.

– Сна мне вполне хватает.

– Уверен, ты и спишь не как полагается. Три часа в сутки, верно?

– Ошибаешься, – Макс впервые легонько усмехнулся. – Я слежу за собой. Иначе не смогу нормально выполнять свои обязанности.

– Ой! Вспомнил, – Уил снова полез в портфель, на этот раз в боковой отдел. – Шикарное заведение, Макс, я серьезно. Не томись по вечерам.

Они как раз остановились в это время на светофоре, и Макс окинул взглядом протянутую ему черную карточку… И так вздернул брови на Уила:

– Ты с ума сошел?

– Ничего подобного. Слушай, я бы не стал рекомендовать тебе какую-то ерунду. Реально отличная вещь. Работают аккуратно, добросовестно… огненно. Иногда без этого никак, согласись.

Макс в кои-веки чуть не расхохотался. Но все же ограничился скупой усмешкой:

– Оставь себе, Уил. Мне и так неплохо живется, не переживай.

– Да я же не заставляю тебя прямо сейчас звонить! Пусть лежит себе где-нибудь. А потом, может, раз и пригодится.

– Исключено.

– Всякое бывает, – Уил бесстрашно открыл максовский бардачок и запустил туда карточку. – Пусть будет.

– Убери ее оттуда!

– Вот уж нет.

Если бы Максу не приходилось следить за дорогой, он бы вытащил бесстыдный флаер и заставил Уила забрать его с собой. Но безопасность все-таки была важнее.

– Ладно, будь по-твоему. Потом избавлюсь. Раз уж на то пошло, что за дурацкое название? Разве подобные места так называют?

Уил чуть не прыснул, сам недавно задал практически идентичный вопрос.

– Я согласен, название нелепое, но главное-то содержание…

– Всё, успокойся!

Как только Макс затормозил на перекрестке, Уил выскочил из машины, как маленький озорной вихрь, не дав водителю и шанса избавиться от «отравы».

– Рад был повидаться! – только и выкрикнул «засранец» (как мысленно окрестил его Шерман), после чего скрылся в толпе за считанные мгновения.

Макс немедленно вытащил рекламу из бардачка и хотел было тут же выбросить в окно, но вести себя так бескультурно ему было совершенно несвойственно. Мусорных урн нигде поблизости тоже видно не было, да и машины сзади уже начинали напирать… Тогда он сунул флаер в боковой карман своего портфеля, где обычно хранил наименее важные документ, и возобновил поездку.

Не было и речи о том, чтобы оставить рекламу в бардачке: он мог забыть о ней и потом случайно обнаружить перед кем-то. Ее следовало выбросить в положенном месте, а это он мог сделать и чуть позже. В конце концов, ему вот-вот предстояли серьезные переговоры, жертвовать ими ради какой-то пошлой бумажонки было бы с его стороны просто верхом глупости.

Стоило ему вспомнить о переговорах, как не только бумажонка, но и встреча с Уилом в мгновенье ока вылетела у него из головы. Привычно сосредоточившись, он быстро проверил наличие нужных документов и включил навигатор, параллельно фиксируя в уме перечень наиболее важных вопросов.

Спустя пять минут в его голове не осталось и крошечного воспоминания о развратном «Драконе 9»…

ГЛАВА 2

– Дело сделано, – Уил выехал из укромного уголка, где оставили его машину, поставил телефон на громкоговоритель. – Мне пришлось взять эвакуатор на прокат для пущей наглядности. Перешлешь мне потом семьдесят долларов на карту.

– Не вопрос, – Тодд говорил сдержанно, поскольку находился в это время на работе. – Так… как всё прошло? Он взял?

– Не совсем, – Уил не стал приукрашивать. – Оставил у него в бардачке. Но перед этим дал все нужные рекомендации. Только знаешь, Тодд…

– Чего?

– Не хочу тебя расстраивать, но я более чем уверен, что он выкинет ее при первой же возможности.

– Если не хочешь расстраивать, зачем делаешь это?

– Не хочу тебя обнадеживать. Так ведь еще хуже будет.

– Я и сам знаю. Но все равно надеюсь. Ладно, до связи. Я перешлю деньги.

Рейтинг@Mail.ru