Во власти чудовища

Мика Ртуть
Во власти чудовища

В третьей коробке поверх белья лежали кошелек и чековая книжка. Гад! Еще и издевается! Тина представила, как лорд складывает ее бюстье и модные франкийские панталончики, и залилась румянцем.

– Надеюсь, грязное белье ты не прихватил? – сердито прошипела она, ощущая одновременно и досаду, и восхищение наглостью северного лорда.

Тина надела на руку амулет жизни и браслет, вызывающий симпатию, повесила на шею несколько цепочек с невзрачными камешками, остальные аккуратно переложила в маленькую сумочку и положила поверх коробки, затем придирчиво осмотрела свои наряды. Для того, что она задумала, идеально подошел бы облегающий костюм ночных, но днем он слишком вызывающе заметен. Придется довольствоваться длинной широкой юбкой и серой блузой с закрытым воротником, а на ноги – вот эти удобные туфли на низком каблуке. Все выбранное она повесила на руку, а сверху набросила широкое темно-синее платье, скрывая от любопытных глаз второй комплект одежды.

– Я в ванную, – бросила сидящей у окна Сильвии.

В ванной Тина включила воду, разделась на случай, если горничной придет в голову проверить, чем она здесь занимается, а затем внимательно осмотрела помещение. Одежда переместилась под ванну, ибо больше спрятать ее было некуда. И Тина очень надеялась, что ни лорду, ни его верной служанке не захочется вдруг лечь на пол и заглянуть под большую чугунную ванну.

Окно находилось под самым потолком, чтобы достать до него, пришлось взгромоздиться на борт ванны и, подпрыгнув, подтянуться на руках. Ей повезло, окно не открывалось, а сдвигалось вниз. Тина подтянулась и попыталась просунуть в окно голову, если голова пройдет, значит, у нее есть шанс. К счастью, она смогла выглянуть на улицу, правда, при этом ободрала ухо, но демоны с ушами! Заживет! Главное, Тина увидела, что окно выходит в парк, и это было отлично! И под ним не светилась никакая ловушка, если только лорд не поставил капкан на медведя, но тут не проверишь – не узнаешь. Придется рисковать.

Она с трудом втащила голову обратно и спрыгнула прямо в воду, обрызгивая стены и создавая на полу небольшую лужу. Лужу пришлось промокать полотенцем, не хватало еще, чтобы Сильвия начала мыть пол и нашла спрятанную одежду.

Тина с удовольствием опустилась в горячую воду и прикрыла глаза. Итак, что мы имеем? Очень сильного мага, который держит ее на поводке. С какой целью – Тина понять не могла. В то, что лорд Северных земель вдруг воспылал к ней любовью, она не верила, а значит, ему что-то нужно, но что? Что может быть нужно самому влиятельному человеку империи от скромной служащей и не самой удачливой воровки? Нет, пока у Тины не было крупных промахов, но у нее узкая специализация, да и воров более опытных в гильдии достаточно, были бы деньги. А судя по обстановке этого дома, деньги у лорда есть. Значит, украсть нужно что-то такое…

И тут ее осенило. Зараза! Гад! Чудовище! Так вот почему она! Ему точно нужно что-то выкрасть, и Тину выбрали не за ее заслуги, а потому что она бездарно подставилась под петлю Смерти! И теперь ее жизнь, ее молчание и ее верность в руках мага. Пока он контролирует петлю, она в его власти и сделает все, что он прикажет. А потом можно и убрать ненужного свидетеля.

Дерьмо!

Спокойно, Тина, спокойно. У тебя есть шанс, следует попробовать избавиться от петли, а если не получится, то… отрезать руку к демонам!

Сейчас главное – сбежать и добраться до Альфонса, выслушать его версию и потом решать, что делать. Быть не может, чтобы никто не смог снять эту петлю, просто нужно хорошенько поискать, предложить достаточно денег – и маг найдется. У нее все получится!

Как только Тина наметила план действия, стало легче. В конце беспросветной тьмы появилась маленькая звездочка – цель, к которой она будет стремиться.

Полежав еще немного, она выбралась из ванны, потянулась за чистым полотенцем и замерла, услышав приглушенные голоса. Через маленькое окошко слышно было неразборчиво, но Тина поняла, что графиня наконец покинула особняк. Вот же невезуха! Тина очень рассчитывала, что «примирение» затянется, и лорд не вспомнит о ней до утра.

– Я молю, мой лорд…

– Тебе недостаточно?

В голосе советника Тина явно услышала нетерпение и злость.

– Нет, нет! Я все поняла!

Подъехала карета, хлопнула дверь, и наступила тишина, даже птицы петь перестали. Тина представила лорда, стоящего у дороги: руки за спиной, самодовольный взгляд сытого хищника.

Стало страшно.

«Не одевайся, – раздалось в голове. – Я скоро приду».

– Да пошел ты, – прошептала девушка, крепче сжимая полотенце.

В ванной было тепло, но Тина почувствовала озноб и потянулась за платьем.

«Ослушаешься, накажу».

Дрожь прошла по телу и задержалась в кончиках пальцев, Тина трясущимися руками попробовала надеть платье, но услышала нарастающий шум, казалось, по дому несется ураган, она затравленно оглянулась, но прятаться было некуда. Бежать! Немедленно!

Хлоп! Маленькое окошко под потолком с противным звуком закрылось и потемнело. Дверь ванной распахнулась, как от сквозняка, громко стукнулась о стену, замерцал светильник, и запахло зимней свежестью. Так бывает, когда выпадает первый снег, – морозно и свежо. Тину подхватил невидимый вихрь и швырнул на кровать, следом с грохотом захлопнулись окна и сошлись тяжелые шторы, погружая комнату в полную темноту и тишину.

Тина попыталась вскочить, но чужая сила навалилась сверху, прижимая руки и ноги к кровати. Она дернулась раз, второй и, зажмурившись, бессильно замерла, готовясь в любой момент дать отпор невидимому противнику.

– Вот и хорошо, – шепнул северный ветер и огладил ее грудь, пощипал морозом соски, скользнул ниже, пугая разум и вызывая дрожь в теле, и Тина не выдержала, завизжала, дергаясь в невидимых путах, извиваясь в попытке вырваться.

– Какая неугомонная у меня фаворитка. Брысь!

Холодный ветер обиженно загудел, но послушал хозяина и откатился, давая Тине возможность дышать. Однако тяжесть ледяных оков с тела не исчезла, девушка все так же была бессильна против хозяина ветра. Все, что она смогла, это повернуть голову.

Он стоял в дверном проеме, и мягкий свет из коридора освещал его черный силуэт.

– Зачем все это? – Тина сглотнула пересохшим горлом.

Лорд сделал шаг вперед, и девушка увидела в его руках серебристый прут.

– Пороть будешь? – попыталась она пошутить, борясь с приступом неконтролируемой паники.

– Пороть? Да нет. – Лорд с ухмылкой отбросил прут, Тина проводила его загипнотизированным взглядом. – Тебя пороть пока не за что, но если ты дашь мне повод, то с огромным наслаждением сделаю это.

Тина зло кивнула.

– Я запомню. Отпусти меня.

Как, как он двигается с такой скоростью, что она не видит? Дверь захлопнулась, отрезая девушку от света, который давал хоть немного чувства защищенности. Лорд оказался над ней, опираясь руками по обе стороны от Тининого лица, он навис над девушкой черным сгустком тьмы и прошептал:

– Отпустить? Попроси меня.

– Отпусти, пожалуйста.

Тина поняла, что может двигаться, и тут же попыталась оттолкнуть лорда, но проще было сдвинуть скалу с ее вечного каменного пьедестала.

– Насиловать будешь? – со злостью прошипела она в чуть угадываемое во тьме лицо. – Только силой и можешь брать, гад!

– Я беру то, что принадлежит мне.

Он рывком раздвинул ноги Тины и поставил между ними свои колени.

Тина задергалась, извиваясь змеей в попытке вырваться, но железные ледяные тиски перехватили запястья, а мужское тело навалилось сверху.

– Люблю, когда сопротивляются.

Он склонился ниже, и Тина почувствовала его дыханье на своем лице.

– Сволочь! Отпусти меня!

– Зачем?

Арктический холод вместе с дыханием лорда коснулся разгоряченной кожи щек, и Тина забилась сильнее, ей удалось высвободить одну ногу, подтянуть ее к груди и изо всех сил пнуть лорда ниже живота. Он охнул и отпустил Тинину руку, девушка тут же воспользовалась возможностью, тишину спальни разорвал звук пощечины.

Но на этом все и закончилось. Похоже, Тине удалось разозлить советника, он резко дернул ее на себя, прижимая ноги своими коленями, а руки девушки перехватил в запястьях жесткий кожаный ремень.

– Прыткая, – процедил лорд сквозь зубы.

Тина с ужасом поняла, что мужчина, лежащий на ней, абсолютно голый, их тела соприкасались, кожа лорда казалась слепленной из снега, а кожа Тины горела. Лед и пламя. Она притихла, а затем дернулась еще раз, понимая, что этот бой она проиграла. Проиграла, но не смирилась.

– Изнасилуешь – и я тебя убью.

– Зачем же, – с ухмылочкой в голосе прошептал лорд, чуть касаясь губами ее губ. – Я подожду, когда ты попросишь.

– Не дождешься!

– Хранишь верность своему мастеру? – Он провел языком от ее виска к ключице, оставляя на коже ледяную дорожку. – Думаешь, что верность первому любовнику поможет вернуть его?

– Не тебе судить! – зло выплюнула Тина, отворачивая лицо. – Тебя бросила невеста, и теперь я не удивлена этим.

– Моя невеста поступила честно, она сказала, что больше не любит, а твой мастер просто предал тебя.

– Он не предавал!

– Мастер-вор взял из пансионата сироту, воспитал из нее воровку, приручил, как одичавшего звереныша, а затем вышвырнул из своей жизни, – с ехидцей прошептал ей на ухо лорд.

– Ты лжешь! Он просто…

– Просто – что? Пропал? – Издевательские нотки в голосе лорда стали почти осязаемыми. – Нет, моя маленькая воровка, он бросил тебя. Предал. Свалил на тебя убийство и кражу.

– Ты лжешь! – выкрикнула Тина, ощущая, как слезы катятся из глаз. – Лжешь! Мой мастер лег на дно, чтобы такие, как ты, не смогли его достать!

– Нет, Тина, он просто использовал тебя, наивную доверчивую дурочку, которая хотела, чтобы ее любили. У которой не было родителей, и которая поверила первому, кто ее приласкал, как щенок, выброшенный на обочину, ластится к тому, кто его покормит. Это он научил тебя воровать, он сказал, что ты больше ни на что не годишься, он твоими руками получил огромные деньги, а когда его взяли с поличным, он предал тебя. Это он шепнул мне, что ты будешь искать встречи с перекупщиком в цыганском квартале, а у меня как раз там были дела. Все сложилось очень удачно. Для меня удачно, не так ли, моя маленькая воровка?

 

– Ты лжешь…

Слезы уже лились безостановочно, Тина не верила словам Палача, не хотела верить! Ее мастер не такой, он не бросит ее…

– Не пора ли тебе сделать выбор, Тина? Как ты хочешь закончить свою жизнь? С кем? Сгнить в тюрьме или добиться большего? Пора сделать выбор и послужить империи. И учти, если ты сбежишь, вы встретитесь с мастером-вором в «Тихом омуте», малышка.

Лорд потерся низом живота о Тину, и она с ужасом поняла, что мужчина возбужден.

– А теперь запомни, что я могу быть милостив. – Он склонился и поцеловал Тину в губы. Просто поцеловал, без страсти, без эмоций, словно младенца. – А могу быть очень жестоким. Не зли меня, Тина.

С этими словами он просто исчез из комнаты, а Тина, уткнувшись носом в подушку, громко и горестно разрыдалась. Лорд не лгал, она не хотела в это верить, но твердо знала, что он не лжет…

Когда утром Сильвия принесла гостье чай и булочки, спальня была пуста.

– Она сбежала? – только и спросил лорд, когда горничная прибежала к нему в гостиную. – Ну что же, милая, беги, а я буду тебя ловить…

– Вы отпустите девушку?

Сильвия подала лорду бокал с янтарным коньяком.

– Я хочу, чтобы воровка осознала, что она уязвима для любого, пока она за чертой закона. Что никто не защитит ее, пока она работает не на империю. Что лучше иметь меня в защитниках, чем во врагах. Хочу, чтобы девчонка сделала правильный выбор.

– Думаете, она будет искать своего мастера?

– Очень на это надеюсь, Сильвия, очень.

– Я думала, вы его уничтожили.

– О нет. Он еще не сыграл свою роль. А Тине будет полезно столкнуться с обратной стороной ее так называемой профессии.

– Она очень уязвима. Мне кажется, девушка слишком мало добра видела в этой жизни. Вы бы добились большего, если бы были с ней ласковы.

– Нет, Сильвия, она человек, а людям свойственно очень быстро забывать добро, зато зло они помнят… Я уверен в своих действиях.

Доверенная служанка не стала спорить, она поклонилась и вышла из гостиной, предварительно открыв окно и задвинув портьеры. Ашер отпил из бокала и надолго задумался, затем подошел к роялю, пробежал по клавишам пальцами, извлекая печальную мелодию.

– Ну же, не разочаруй меня, девочка, сделай правильный выбор.

Глава 7. Реванш

Утром лорд отбыл во дворец на рассвете, было слишком много дел, а когда вернулся на обед…

– Восхитительно! – ошеломленно произнес он, переступив порог гостиной. – Это просто восхитительно… Сильвия!

Ответили ему эхо и тихий приглушенный стук, идущий снизу. Ашер принюхался и решительно направился в сторону служебных помещений. Горничную он нашел запертой в подвале – злую, растерянную и немного испуганную.

– С тобой все в порядке? – Он помог ей подняться по крутой лестнице и заботливо осмотрел во всех сторон. – Тина?

– Она забралась в дом через балкон гостиной, обошла ваши ловушки и бесшумно пробралась на кухню. Наверное, пользовалась артефактом скрыта, вы же знаете, у меня очень чуткий слух. Выждала, пока я спущусь в погреб за окороком для обеда, – виновато развела руками расстроенная горничная, – извинилась и заперла дверь. Что-то украла?

– Что-то? – расхохотался лорд. – Вынесла все ценное! Только люстру оставила, да и то, подозреваю, лишь из-за того, что она не поместилась в карету.

– Карету? – удивленно переспросила Сильвия.

– Да, Тина приехала в карете, пролезла в дом, открыла дверь своим помощникам, и они очень шустро вынесли фарфор, ковры, картины, серебро и даже часть мебели. Кстати, она и портсигар утащила, тот самый, который я ей и заказал!

Ашер довольно улыбнулся.

– Вас это не злит?

Сильвия уже взяла себя в руки и опять выглядела как строгая и неприступная горничная, а не как расстроенная пожилая женщина.

– Она умно не полезла в кабинет, поэтому я ее прощаю. Но какая наглая девица! – с восхищением протянул он. – Это уже вызов, и я его приму. Знаешь… – Он галантно предложил Сильвии руку и повел ее в пустую гостиную. – Я впервые за последние годы испытываю азарт.

– Мне казалось, что вы ее почти сломали, – вздохнула Сильвия, с нескрываемой печалью осматривая пустые стены гостиной. – Мне так жаль…

– Ерунда, – небрежно махнул рукой лорд, отходя от женщины к распахнутому окну. – У меня достаточно денег, чтобы купить все эти мелочи. Нам давно пора было сделать здесь ремонт. Вызови сегодня мага-бытовика и закажи все необходимое. И знаешь, добавь в интерьер столовой немного голубого. Вазу. Да, вазы будет достаточно. Все белое – и голубая ваза, – задумчиво произнес лорд. – Будет отлично!

– Какого оттенка?

– Оттенка глаз Тины. Ее настоящих глаз.

Сильвия понимающе улыбнулась и подошла к роялю, привлеченная темным пятном на черной крышке.

– Лорд! – раздался ее голос. – Вам послание.

На рояле алой помадой было написано: «Помни обо мне, Чудовище».

Ашер улыбнулся. О, конечно, он не забудет тебя, девочка, и подготовится к вашей новой встрече.

Королевский дворец встретил советника тишиной и прохладой. Просто удивительно, как благоприятно влияет на придворных утренний рык лорда Палача: все занялись делами, никто не слоняется, не сплетничает в зале приемов. Даже девицы не порхают по паркетному полу, жеманно строя глазки гвардейцам императора. К счастью, назойливые фрейлины вдовствующей императрицы находились подле престарелой бабки Зенона, и лорду не пришлось выслушивать очередные глупости и сплетни.

Ашер прошел в свой кабинет, обставленный черной мебелью, что в сочетании с белыми стенами смотрелось очень мрачно. Через час у него была запланирована встреча с казначеем, а затем с послом дружественной Альвении, потом переговоры с гильдией морских перевозчиков. Зенон был пока неважным помощником в этих делах, мальчишка учился, но делал еще слишком много ошибок. Приходилось все контролировать самому.

Не сказать, чтобы Ашеру не нравилось управлять страной, но утомляло это изрядно. Править из-за спины императора, лавировать между разными политическими партиями, стравливать их между собой, контролировать оппозицию было бы намного проще, если бы на троне сидел сильный повелитель, а не шестнадцатилетний мальчишка, которому власть досталась всего два года назад, когда вся его семья умерла от неизлечимого проклятия. Остались лишь Зенон и почти выжившая из ума старуха, его прабабка. Ашер точно знал, что это ее проклятие погубило семью друга, а не болезнь – официальная версия, объявленная подданным.

Вдовствующая императрица была очень сильной ведьмой, а как известно, ведьма не умирает, пока не передаст свой дар. В семье императора дочерей не было. И сила начала сжигать ведьму изнутри. Она и сама не помнила, как отпустила смертельное проклятие…

Лорд Северных земель не винил ее, он винил себя, что не успел. Он смог убрать проклятие, но было уже поздно, спасти удалось лишь одного. Теперь вдовствующая императрица доживала свой век в южном крыле в окружении собачек и многочисленных придворных дам, а страной правил ребенок.

Фрейлины императрицы – еще одна головная боль… Интересно, как Тина воспримет своих новых «подруг»? Забавно будет понаблюдать за ее первой реакцией, а то, что она последует, Ашер не сомневался. Запереть свободолюбивую воровку в стенах чопорного дворца среди развратных и наглых дамочек высшего света… Что может быть прекраснее? Она его возненавидит окончательно…

Приятные мысли прервал веселый голос Зенона.

– Привет! – Его величество ворвался в кабинет со всей присущей ему подростковой прытью. – Я слышал, тебя обворовали? – весело спросил он, усаживаясь в кресло.

– Как быстро распространяются сплетни.

Лорд разложил на столе бумаги и сел напротив императора.

– Это Тина?

– Кто же еще? – хмыкнул советник, не спеша утолять любопытство своего подопечного. Вместо этого он педантично переложил карандаш, чтобы тот лежал строго параллельно листу бумаги. – Надо сказать, сделала она это очень ловко.

– Ты так это произнес, будто гордишься ею.

– Почему бы и нет? Девочка оправдывает мои надежды.

Лорд улыбнулся, весело сверкнув желтыми глазами, отчего его лицо посветлело и приобрело живость.

– Ты знаешь, где она? – продолжал допытываться юный император.

– Подозреваю, попытается найти мага, чтобы освободиться от меня.

– Ты ей позволишь?

Зенон даже наклонился вперед, чтобы лучше видеть глаза советника.

– Не в этот раз, – задумчиво рассматривая императора, произнес лорд.

– Я встречался с Кики. – Лорд скривился, услышав нежное прозвище фаворитки Зенона. – Она хочет арабамского скакуна в подарок на юбилей наших отношений. Ты поможешь мне его выбрать?

«Конечно, ваше величество, причем выберу самого норовистого и своевольного», – подумал про себя Ашер.

От любовного увлечения императора у него были сплошные головные боли.

– Прости. – Зенон вмиг стал серьезным и печально улыбнулся. – Но меня тянет к ней, как будто приворожили.

– Приворот имел место быть, – тоном уставшего учителя сообщил известную Зенону истину лорд. – Но вы знаете, что я давно его снял. Вы просто влюблены или, скорее, озабочены, ваше величество. Но секс – это не любовь.

– Хорошее слово – секс, откуда ты его взял? – Советник лишь улыбнулся одними губами. – Но Кристина такая… такая… обворожительная и невинная, что я не могу устоять. Хотя понимаю, что не должен.

– Нет-нет, ваше величество, – снисходительно усмехнулся лорд. – Развлекайтесь, дарите подарки и глупо хихикайте над милыми шуточками мадемуазель Кристины. Пока это играет нам на руку… – Зенон печально вздохнул и опустил взгляд. – Но даже не думайте увильнуть от ваших прямых обязанностей! – гаркнул советник. – Через два часа жду вас при полном параде для встречи с послом Альвении!

Зенон взвыл, и у лорда потеплело на душе. Не одному же ему страдать!

Весь остаток дня они с Зеноном работали, как каторжане, и весь день Ашера преследовали воспоминания: хрупкое и энергичное тело под ним, злые решительные глаза, прикушенные в гневе губы. А в ушах звучал сердитый голос, шипящий проклятия. Наваждение прямо! Но он точно знал, стоит ему добиться своего, стоит заполучить в свою постель эту девушку, как азарт и желание обладать исчезнут. Так было всегда, так будет и в этот раз.

Лорд вышел из ванной, сбросив на пол полотенце, откинул тонкое шелковое покрывало и стремительно уклонился, избегая встречи с резким выпадом гибкого змеиного тела. Неуловимое движение – и змеиная голова зажата между двумя пальцами. Лорд окинул взглядом спальню, покачал головой и направился к выходу, не утруждая себя поиском одежды. Прошел по коридору, вышел на улицу и швырнул змею через низкую ограду во тьму примыкающего к дому парка. Затем так же спокойно вернулся в дом, вошел в столовую и замер напротив изящной голубой вазы.

Его губы шепнули какое-то ругательство, а потом он улыбнулся. В ярко-голубой вазе, изящными изгибами напоминающей женскую фигуру, стояли пять алых тюльпанов, внося в стройную гармонию столовой сумасшедший диссонанс. Лорд опять внимательно осмотрелся, затем ухмыльнулся, достал из вазы один цветок, поцеловал его и шутливо поклонился.

Тина быстро накинула на хрустальный шар темный платок.

– С огнем играешь, чаюри, – покачала головой старая Сэйра и, отобрав у нее шар, понесла в кибитку. – Больше не проси тебе помочь, сама сгоришь и нас погубишь.

– Знаю. – Тина потерла запястье. – Знаю, но… – Она улыбнулась. – Это так приятно – дергать тигра за усы.

– Погадать, красавица?

К Тине подошел молодой цыган в алой рубашке и белозубо улыбнулся.

– Дай руку, всю правду расскажу, по кому сердце плачет, по кому душа тоскует, кто ночами спать не дает.

Тина со смехом протянула ладонь.

– Ох, горяча ты, чаюри, – провел он кончиком пальца по линии жизни. – И сердце твое занято, печаль на нем черная. – Тина кивнула. – Забудь его, не тот он, кто тебе нужен, а вот тот, кому цветы даришь, сердце и успокоит.

Тина выдернула ладонь и вскочила, с негодованием глядя на смеющегося цыгана.

– Яшка не врет, вижу дракона с одним крылом, он и унесет твое сердце.

– Да иди ты, – буркнула Тина и, гордо задрав голову, направилась к своему шалашу.

Цыгане стали табором в поле за городской стеной и с радостью приютили у себя Тину, не припоминая ей, кто виновен в их исходе. Тина пыталась извиниться перед бароном, но он ее перебил: «Твое горе больше», – и к этому разговору они не возвращались.

 

Над головой раскинулось огромное звездное небо. Тина лежала возле небольшого костерка и лениво перебирала бусинки янтарных четок. Огонь отражался в янтаре, и иногда ей казалось, что это глаза Северного лорда. Мысли постоянно возвращались к Чудовищу, и, когда она вспоминала их последний разговор, пальцы сами сжимались в кулаки, сердце начинало учащенно биться, а на душе становилось как-то… странно становилось, неправильно! Тина прикусила губу и со злости стукнула кулачком по траве.

– Слушала бы ты Яшку. – Рядом на траву опустился седой цыган, и Тина села. – Яшка у нас видящий. Если сказал «забудь своего мастера», значит – забудь. Беду он тебе принесет.

– Я должна узнать правду, – упрямо тряхнула длинной челкой Тина. – Я хочу, чтобы он мне в глаза сказал, что я ему больше не нужна. Я не верю лорду Палачу.

– Ты ведь не состоишь в гильдии?

Тина отрицательно качнула головой.

– За меня платил взносы мастер как за свою ученицу.

– Значит, у тебя нет поддержки гильдейских адвокатов, да и мастера высшего круга не протянут руку помощи. Это было глупо, чаюри.

– Что сейчас говорить?

– Советник не человек, ты это знаешь?

– Да уж догадалась, – фыркнула Тина.

– Оборотень. Но кто его зверь, я не понял. Волчьи глаза, повадки тигра, хитрость шакала и бесстрашие мангуста. Пока ты нужна ему, ты жива.

– Послушай, барон, сбережешь мои вещи? – решила Тина сменить неприятную тему. – Если не вернусь за ними, пусть будет в уплату за гостеприимство.

– Не дай ему в тебе разочароваться.

Цыганский барон кивнул, его глаза сверкнули алым, он бесшумно поднялся на ноги и исчез в темноте.

Зверь чует зверя.

Тина сорвала травинку и задумчиво поднесла ко рту. Лорд ее не нашел, значит, отследить по петле не может, что уже радует. Вчера она была у Тана, но обнаружила на его лавке магический замок и приколоченную к двери записку «Уехал на воды», означавшую, что скупщик краденого лег на дно. Спросить о своем мастере в гильдии Тина не могла, с нею просто никто не стал бы разговаривать. Все дела с гильдией решал мастер, самой Тины как бы и не существовало. Раньше он ей это объяснял нежеланием, чтобы пауки из старших воров тянули у нее деньги, сам, мол, даст защиту, знания, работу. И она верила ему безоговорочно. А сейчас? После разговора с лордом все виделось в другом свете. Но Тина гнала от себя мысли о предательстве мастера. Потому что… Потому что он был единственным человеком в ее жизни, которого она любила и кто любил ее. Ей хотелось так думать.

Утром, едва солнце окрасило небо первыми холодными лучами, Тина ушла из табора, прихватив деньги и несколько амулетов.

До дома Мегга Альфонсо она добралась, когда дворники вышли подметать пустынные улицы. Стучать в такую рань в дверь дома одного из сильнейших магов империи она не рискнула. Ей повезло, из дома как раз вышел зевающий мальчишка и, почесывая на ходу голову, направился в сторону рынка.

– Эй, парень! Хочешь заработать?

Тина заступила ему дорогу.

– А чего надо сделать? – хмуро спросил паренек.

– Отнести записку мэтру Альфонсо.

– Ищи дурака!

И он, обойдя Тину, направился, куда шел.

– Эй, ты даже не спросил, сколько я заплачу? – окликнула она его, делая еще одну попытку.

– А че спрашивать? Да хоть золотой! В Альвению не побежишь, – и добавил, увидев выражение ее лица: – Укатили они на слет магов. Еще вчерась укатили. Как есть! Разоделись, надушились, взяли папочку с бумагами да ушли порталом. Прямо в главный город альвов. Так-то!

Он солидно сплюнул и побежал по своим делам.

В Альвению? Альвы – хорошие механики и сильные маги, может быть, оно и к лучшему, что мэтр укатил? Тина давно хотела посетить соседнюю страну.

Спустя час она сидела в скоростном дилижансе, направляющемся в соседнее королевство, еще через два усталый таможенный страж проверил ее документы и шлепнул жирную магическую печать на руку. Ей было разрешено задержаться в Альвении ровно пять дней. Спустя семь часов быстрой скачки, за которые Тина успела подремать, поскучать и подумать, дилижанс въехал в Лесной город. Альвы не заморачивались названиями, не меняя их со времен сотворения этого мира.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru