Во власти чудовища

Мика Ртуть
Во власти чудовища

– И теперь ты снимешь с меня петлю?

– Если меня устроят твои извинения.

Лорд развалился в кресле, с интересом наблюдая за стоящей напротив девушкой. Тина едва сдерживалась, чтобы не послать лорда туда, куда нормальные мужчины не ходят, но она сдержалась, отомстить можно будет и позже. Судя по выражению холеной физиономии, лорд прекрасно понимал, что думает о нем гостья, и его это изрядно развлекало.

Тина досчитала до десяти и выложила на стол большую черную чешую. Последнюю.

– Любой маг душу продаст за это. Такого извинения достаточно?

Лорд медленно протянул руку и взял чешуйку двумя пальцами, замер, словно прислушиваясь, а затем поднял голову, и Тина попятилась. На нее смотрели янтарные глаза с вертикальными зрачками. Злые глаза.

– Покажи руки.

Это прозвучало как приказ, но девушка, не шевелясь, смотрела, как лорд зажимает чешуйку в ладони, и она ссыпается на пол тонкой струйкой праха.

– Покажи руки, глупая девчонка.

Как он оказался позади? Ледяное дыхание обожгло шею, поползло ознобом по спине и сразу же отозвалось болью в проклятой руке.

– Я не терплю неподчинения от своих женщин, воровка, – прошипел лорд в ухо и резко развернул Тину к себе. – Руки.

Она была всего на голову ниже, но сейчас Тине казалось, что она маленькая бабочка, приколотая иглами к черному бархату, а над ней склонилось лицо ее убийцы. Она не могла шевельнуться, страх сковал лучше оков, весь мир сузился до янтарных глаз. Зрачок опять стал круглым, и в нем пульсировала искра магии. «Лорду ничего не стоит убить меня одним взглядом, – поняла Тина. – Нужно бежать!» Но вместо этого она дрожащими руками стянула перчатку. Мужчина схватил ее за черное от проклятия запястье и дернул вверх, девушка взвизгнула, когда из-под его пальцев в руку впились сотни острых иголок.

– Я был лучшего мнения о тебе, воровка, – процедил он сквозь зубы. – Удивительно, что ты еще жива.

– Это всего лишь проклятие! Его любая ведьма излечит!

Тина попыталась выдернуть руку, но не преуспела.

Лорд ухмыльнулся и резко ее отпустил. Девушка попятилась к окну, готовая выпрыгнуть, если он сделает еще хоть шаг в ее сторону. И тут закружилась голова, стало трудно дышать. Тина согнулась пополам, пытаясь восстановить дыхание и унять неожиданную слабость. Да что такое? Тан говорил, что у нее есть несколько часов, а прошел всего лишь час! И амулет жизни остался дома в тайнике под полом!

– Тогда мне стоит просто подождать, пока ты найдешь ведьму, способную снять смертное проклятие тысячелетнего дракона, – безразлично произнес лорд, садясь боком за рояль и небрежно перебирая пальцами по клавишам.

Тина уловила мелодию похоронного марша, и это придало ей сил. Не дождешься! Выживу тебе назло!

– Сколько времени у меня есть?

– Минут десять-пятнадцать, – с гаденькой ухмылочкой сообщил ей лорд.

– Между прочим, это ради тебя я полезла к шкуре! Чтобы с тобой рассчитаться!

– Что-то дешево ты ценишь мою благосклонность, воровка. Всего одна чешуя… Кстати, а где еще четыре?

– Не твое дело!

– Еще как мое. Сегодня утром господин Крут потребовал найти вандала, «ощипавшего бесценную реликвию», и примерно наказать его. – Лорд явно развлекался, следя за побледневшей Тиной. – Я думаю, скользкий друг Тан тебя обманул, а сам смылся из страны, унося в потайном кармане и чешую дракона, и еще пару интересных вещиц.

– Все ты знаешь, – иронично произнесла Тина, с обидой понимая, что лорд говорит правду.

Тан мог так поступить, драконья чешуя стоила дружбы, на аукционах она шла от тысячи единиц за пару, а друг уже находился одной ногой в могиле. У Крута дома был целый гномий банк, но даже четыре чешуйки могли обеспечить год безбедной жизни.

– Крут вчера договорился с академией о продаже шкуры, поэтому его немного огорчила пропажа, – словно прочел ее мысли лорд. – Впрочем, он застраховал бесценный артефакт и получит от страховой компании неплохую компенсацию. А вот о том, что на шкуре лежит проклятие зомби, он не знает… Никто не знает.

– Проклятие зомби?

– Замечательная штука! Ты умрешь, но через сутки встанешь и будешь бродить неприкаянной, пока не уничтожишь убийцу дракона. Знаешь, – задумчиво произнес он, наигрывая простенькую мелодию. – Я, пожалуй, воздержусь от вмешательства и посмотрю, как Крут справится с зомби третьего уровня. Это все же не престарелый дракон, убийством которого он так гордится.

– А ты на стороне дракона?

Лорд проигнорировал ее вопрос. Тина так и не дождалась приглашения присесть, поэтому, забыв об этикете, она плюхнулась в мягкое кресло с зеленой обивкой. Ноги дрожали, по телу разливалась слабость, и девушке было плевать на все. Но какая сволочь Тан! Интересно, он дал ей противоядие или простую воду?

– Все из-за тебя! – прошептала она, лихорадочно соображая, что же ей делать дальше.

Просить лорда? Тина была уверена, он может снять проклятие, но унижаться…

Лорд наблюдал за ней из-за полуопущенных ресниц, выжидал, зная, что выбора у нее нет. Играет, как паук с мухой. Сволочь!

Руку пронзила боль, и Тина перестала ее чувствовать. Она с ужасом уставилась на сереющую плоть.

«Сейчас! Проси сейчас, иначе поздно будет!» – орала в голове перепуганная девочка, которой очень хотелось жить. Тина сжалась в комок и, проклиная себя за слабость, едва слышно выдавила:

– Пожалуйста.

Лорд самодовольно улыбнулся.

«Гад! Ненавижу! Как же я тебя ненавижу!»

– Пожалуйста – что? – вкрадчиво поинтересовался он.

– Это все из-за тебя! – не сдержалась Тина.

Злость придала сил, она вскочила на ноги и наставила на лорда палец.

– Будь ты проклят!

– Я давно проклят, моя радость. – Он криво улыбнулся. – Придумай что-то другое.

– Все из-за тебя! – повторяла девушка, почти не видя ненавистное лицо.

– Разве я заставил тебя лезть к мертвому ящеру? – холодно поинтересовался лорд и, медленно встав, сделал к Тине шаг. – А теперь я готов спасти тебя, если попросишь. Петля или проклятие, воровка? От чего мне избавить тебя в первую очередь?

– Пожалуйста, помоги мне… – Тина удивленно посмотрела на пол, он стал мягким и волнистым, она покачнулась, но лорд не позволил ей упасть, подхватив на руки. – Я хочу жить. Очень хочу. Ради того, чтобы увидеть, как ты сдохнешь!

Она не закрывала глаз, просто перестала видеть, но даже в небытии она помнила довольную искреннюю улыбку лорда. Или показалось?

– Вот и хорошо, девочка. Вот и хорошо. Allatro arden tuarre…

Глава 5. Милость победителя

– Мне уйти?

Лорд поднял глаза. Он ни на минуту не забывал, что в комнате они с воровкой были не одни, но тогда было не до гостя, девчонка умирала.

– Вы мне не мешаете. – Он окинул взглядом расплывчатую фигуру, входящую с балкона. – Снимите чары, я прикажу Сильвии, чтобы накрывала на стол.

– А ты будешь обедать? – спросил гость, превращаясь в симпатичного белокурого и голубоглазого подростка в форме императорских гвардейцев.

– Ваше величество, – снисходительно улыбнулся лорд. – Вы же знаете, я не ем после ритуалов.

– Ашер Шейд. – Император был совершенно серьезен. – Ты вообще не ешь. Нельзя же так себя истязать.

– Я ем, просто мало.

– Ешь мало, спишь мало. – Юный император провел пальцами по черно-белым клавишам. – Она мне понравилась. Бойкая и совершенно тебя не боится.

– Это не смелость, это глупость.

– Она тебя ненавидит. Тебя это расстраивает?

Лорд улыбнулся: любит Зенон задавать неожиданные вопросы. Ему не хотелось лгать воспитаннику, но, чтобы сказать правду, нужно было самому понять, какие чувства вызывает у него эта взбалмошная девчонка.

– Ее ненависть – то, что нужно для моих целей.

– Ты переспишь с нею? – Зенон сел за рояль, но играть не стал, выжидающе глядя на лорда.

– Ваше величество это так волнует? – Ашер скривил губы в усмешке.

– Ну… – Император почесал нос. – Я бы переспал, – честно сказал он.

– Когда мне было шестнадцать, я тоже ни о чем другом не думал. – Зенон торжествующе улыбнулся. – Но я не был императором, и последствия моих выходок не касались огромной страны, – жестко закончил лорд.

– Не начинай. – Зенон моментально ушел в себя, пряча вину за маской обиженного мальчишки. – Я уже раскаялся! И ты уже прочел мне лекцию! Раз двадцать!

– Я хочу, чтобы ты полностью осознал, в какое дерьмо попал! – Лорд склонился над парнем, облокотившись рукой о рояль. – И буду повторять об этом столько, сколько сочту нужным.

– Ашер! – взмолился подросток, глядя на своего советника с мольбой. – Ну пожалуйста! Давай ты меня выпорешь, а? Я готов перенести наказание, чтобы никогда больше не слышать твои нотации!

– Порка… – Ашер выпрямился. – Боюсь, что уже поздно вас пороть, ваше величество. Это надо было делать лет десять назад.

– Отец никогда не наказывал нас, – тихо произнес император. – И править страной меня не учили, ведь на трон должен был сесть Константин. Мне жаль, что они умерли, а я такой бестолковый правитель, Ашер. Но ты же знаешь, я не хотел короны!

– Знаю, мой мальчик.

Лорд присел и заглянул в голубые глаза, наполненные слезами. Обнял юношу и прижал к себе, поглаживая по спине.

– Мы все исправим.

– Мне так стыдно, что я не слушал тебя…

– Ничего, ты быстро учишься. Главное, не влипни еще куда-нибудь. Ну, так как насчет обеда?

Тина с трудом пришла в себя, тело ломило, во рту образовалась пустыня. Девушка шевельнулась, руки и ноги она чувствовала, но подчиняться приказам мозга они не хотели. Но главное, Тина была жива! Какое это пьянящее и необыкновенное чувство – дышать, испытывать боль, жажду, ощущать биение сердца. Сволочь-маг все же спас ее. И за это спасибо.

Девушка приоткрыла глаза. Незнакомая комната. Большая и темная. Густой полумрак рассеивал свет маленького ночника на круглом резном столике. Плотно задернутая штора, и не понять, ночь за окном или уже рассвет. Тишина, лишь тихое дыхание рядом. Она медленно повернула голову.

 

Лорд спал на соседней половине огромной кровати, закрыв локтем глаза, вторая рука лежала на груди. Скомканное одеяло сбилось в ногах, не прикрывая бесстыдной наготы красивого мужского тела с четко прорисованным рельефом мускулатуры. На запястье левой руки виднелась искусно сделанная татуировка дракона с одним крылом. Тина облизнула еще больше пересохшие губы, скользя взглядом по груди с темными ареолами сосков, по ложбинке пресса, к аккуратной впадине пупка и дальше… К щекам прилил жар, и она отвела взгляд. Рассматривать спящего мужчину было вызывающе неприлично и отчего-то возбуждающе.

– Нравлюсь? – раздался совершенно не сонный голос. – Не стесняйся, потрогай. А если хочешь, можешь доставить мне удовольствие.

Сразу же захотелось придушить лорда и потом вдоволь попинать труп, но вместо этого Тина прохрипела:

– Почему я лежу с тобой в одной кровати? И… – Она вдруг поняла, что на ней нет ни клочка одежды. – Почему я голая?

Лорд, абсолютно не стесняясь своей наготы, потянулся, как большой гибкий кот, и легко соскользнул с кровати, чтобы вернуться через несколько секунд с высоким стаканом в руках. Он одной рукой обнял Тину за плечи и помог сесть. Девушка хотела оттолкнуть наглеца, но накатила очередная волна слабости, и она даже руку не смогла поднять.

– Пей, потом поговорим.

– Яд?

– О да! Я спас тебя, чтобы утром коварно отравить, вместо того чтобы надругаться, – зловеще прошипел советник и поднес стакан к ее губам. – Пей!

Тина сделала глоток, потом второй и поняла, что ее сейчас стошнит. Она отпихнула руку лорда и склонилась над кроватью, злорадно подумав, что испортит дорогущее сатиновое белье. Но не угадала, лорд поднес небольшой золоченый таз, куда Тину благополучно и вырвало.

– Ну вот и хорошо, девочка. – Он сел рядом и обнял ее, прижимая к себе. – Пей еще.

Тина слабо замотала головой, но спорить с магом сил не хватило, он насильно запрокинул ей голову и заставил выпить оставшуюся жидкость.

Боги, как же погано! Тине казалось, что она вывернулась наизнанку над этим злополучным тазом, который советник так и держал перед ней. Когда Тина отдышалась и откашлялась, он что-то сделал, и таз исчез, воздух очистился, стало прохладнее, а маг осторожно протер ей лицо влажным полотенцем. И откуда только взял?

– Теперь станет легче. Старый хрыч хорошо проклял своего убийцу. Качественно. Ты явно под защитой богини, воровка. Пойди ты искать ведьму, как предлагал твой друг Тан, уже бродила бы веселым зомби, и даже моя петля не помогла бы вытащить тебя с того света.

– Петля? – прошептала Тина, заваливаясь на обнимающего ее лорда.

Ну и черт с ним, что он враг и ей хочется убить его, но сейчас его руки – самое надежное, что есть в этой раскачивающейся перед глазами комнате.

– Ты ведь не думала, что она несет только смерть? – Лорд убрал выбившуюся прядку Тине за ухо и сильнее прижал девушку к себе. – Это весьма сложное заклинание, и при желании его можно использовать по-разному.

Хотелось спросить, как именно, но говорить сил не было, вместо этого Тина прижалась к обнаженной мужской груди и молчала. Было уютно и спокойно. Она впервые в жизни чувствовала себя защищенной. Смешно. Защита от мага, который когда-нибудь ее убьет. От врага.

– Свет позади, у тебя нет дороги назад, – словно услышал ее вялые мысли лорд. – Ты можешь бежать, но тьма тебя догонит. Не лучше ли сдаться?

– Пошел ты!

В горле саднило, и Тина закашлялась.

– Тебе нужно попить.

Сначала ей не помешало бы «в кустики», но не просить же лорда подать ночную вазу и отвернуться.

– Отнести тебя в уборную?

Нет, он точно читает мысли.

– Я сама, – упрямо повторила она. – И мне не нравится, что мы спим в одной постели!

– Веришь, у меня нет гостевой комнаты, – нагло глядя Тине в глаза, соврал лорд и, не обращая внимания на вялое сопротивление, легко подхватил ее на руки. – И я не лгу. Любовниц я принимаю в своих покоях во дворце, а здесь бывают только любимые женщины.

– И много их?

Тина сложила руки на груди, чтобы хоть немного прикрыть наготу, которая лорда абсолютно не смущала, но вызывала у девушки неприятное чувство, что он ее постоянно рассматривает. Не насмотрелся, пока раздевал? Еще и полапал, наверное. От этих мыслей захотелось реветь и скандалить, но если на слезы силы были, то на скандал их не осталось совершенно.

– Тихо, тихо, – заметил лорд ее состояние. – Сама сможешь? Или подержать?

– Хватит! Ты и так унизил меня, – вызверилась Тина.

Ей хотелось сказать это зло, прямо в глаза мужчине, виновному в ее бедах, но получилось хрипло и слезливо, поэтому, как только лорд поставил ее на пол, Тина шмыгнула в уборную. Крючка, конечно же, не было! Это стало последней каплей, и она разревелась, зажимая рот руками, чтобы не давать повода магу ее жалеть!

– Эй, у тебя все в порядке?

В дверь требовательно постучали, и Тина, шмыгнув последний раз носом, плеснула в лицо холодной воды, но ноги подкосились, и она сползла по стеночке вниз. Дверь распахнулась, и на пороге возник ненавистный маг, но хоть шаровары натянуть успел!

– Ну что ты. – Он сел рядом, обнял за плечи. – Все уже позади. Слабость – это последствия, это пройдет. Сейчас поешь супа, станет легче. День проведешь в постели… – Тина попробовала дернуть головой и отстраниться, но лорд держал хоть и нежно, но крепко. – Я настаиваю. Да и негоже моей фаворитке возвращаться в лачугу, когда в доме есть такая прекрасная спальня.

– Мне надо на службу, – решила Тина проигнорировать заявление о фаворитке. Она уже поняла, что проигрывает этот раунд, и тратить силы, которых и так мало, доказывая что-то этому холодному гаду, смысла нет.

– Я сообщил в корпорацию, что ты уволилась. Мне показалось, твой любимый начальник даже обрадовался.

Тина сжала зубы. Не сейчас. Сейчас не время. Все, что она сделала, – зло сверкнула глазами на лорда, что тот проигнорировал, как игнорировал до этого все ее попытки отстоять свою свободу.

Лорд подхватил ее на руки и отнес в кровать, посадил среди подушек, укутал прохладной простыней, а сам сел рядом. Холодные руки на горячем теле вызвали странное чувство, хотелось, чтоб лорд обхватил ладонями ее лицо, остудил горящие щеки. Сладкая волна поползла по спине, и Тина испугалась. Не хватало еще поверить в его доброту! Он враг! И ничего хорошего ожидать от этого мужчины не стоит! Помни, кто он, помни, что в его руках твоя жизнь!

Но пока в его руках появились чашка и ложка. Тина хотела запротестовать, но стоило открыть рот, как в него уткнулась ложка, полная горячего восхитительного мясного супа. Желудок сказал: «Кряк», – и жадно замер в ожидании очередной порции. Рот наполнился слюной, но Тина решила, что не станет ничего есть в этом доме! Что же суп, зараза, так умопомрачительно пахнет?

– Не расстраивай Сильвию, она лично готовила для тебя этот мясной суп. На трех разных бульонах, томленный в настоящей печи… Мне она так не готовит.

– Я не голодна. – Тина гордо сжала зубы.

– А теперь не расстраивай меня своим непослушанием. А то я ведь могу быть и не настолько нежным, – вкрадчиво произнес лорд и поднес ложку к губам Тины.

Аромат южных специй ударил в нос, девушка сглотнула, но покачала головой.

– Тина-а-а… – протянул лорд, и оттого, что он впервые назвал ее по имени, Тина открыла рот, чтобы съязвить, но не успела. – Съешь суп, и я расскажу, зачем ты мне нужна.

– Честно?

– Конечно. – Он улыбнулся, и Тина почувствовала себя ребенком, которого обманули, но он этого еще не понял. – Тебе нужно съесть этот суп, иначе опять будет тошнить.

И Тина сдалась.

А потом лорд обнимал ее и шептал всякие глупости, обещал защиту и покровительство, если Тина будет хорошей девочкой и не станет огорчать Сильвию… Кто такая Сильвия, и почему она огорчится? А может быть, это все ей показалось? И не лежал рядом красавец мужчина с холодными руками, никто ее не обнимал, не гладил по голове, не целовал в макушку?.. Потому что после еды она сразу же провалилась в сон…

Глава 6. Побег

Второй раз Тина проснулась от солнечного луча, скользящего по щеке, прислушалась – пели птицы, и появилось ощущение чужого присутствия. Тина открыла глаза. Шторы были отодвинуты, в распахнутое окно лился яркий дневной свет. Теперь она смогла рассмотреть свою тюрьму. Стены закрыты черным шелком, по которому шла искусная серебряная вышивка, напоминающая звездное небо. Баснословно дорого. Ручная работа. Деревянная мебель: круглый резной столик, комод, платяной шкаф, – все из темного палисандра, на полу белый ковер в черный орнамент. На прикроватных тумбах – магические светильники, с той стороны, где спала Тина, низкая серебряная ваза с белыми ромашками. Строго, изысканно, дорого.

– Добрый день, госпожа Тина. Как вы себя чувствуете? – Горничная лорда протянула белоснежный махровый халат и чуть заметно улыбнулась. – Мое имя – Сильвия, я помогу вам освоиться в доме хозяина.

Тина молча надела халат, позволила Сильвии расчесать себя и так же молча спустилась следом за ней на первый этаж, в большую светлую столовую. В голове было пусто, никаких мыслей, никаких эмоций и желаний. Никогда еще Тина не чувствовала себя так безразлично. Ей бы испугаться, но даже этого она не смогла.

– Ваша общая эмоциональная слабость пройдет, как только вы выпьете это лекарство. – Сильвия подала поднос со знакомым высоким стаканом и пояснила, увидев отвращение во взгляде Тины: – Это вернет вам хорошее настроение.

А надо ли? Так хорошо быть безвольной куклой…

– Господин приказал влить в вас его силой, если будете сопротивляться. Лорд не любит марионеток, – не меняя интонации, сообщила ей горничная.

– Хуже, чем есть, уже не будет, – буркнула Тина, но стакан взяла.

– За годы службы у лорда я видела людей в более бедственном положении, чем вы.

«Это она так завуалированно сказала, что не стоит искушать судьбу», – поняла девушка, допивая солоноватую жидкость. Вопреки ее ожиданиям, хуже не стало, по телу разлилась энергия, захотелось есть, голова перестала казаться лишним предметом, а начала немного думать.

– Спасибо, Сильвия, мне действительно стало лучше. А где хозяин этого дома?

– Его светлость во дворце.

И это отлично! Ибо видеть лорда не было ни малейшего желания. Тина еще помнила его прикосновения, взгляд, тихий сочувствующий голос и боялась, что если он дальше будет так себя вести, она может забыться и поверить ему, а этого допускать нельзя ни в коей мере! Он палач, она в его власти, стоит забыть об этом, простить, довериться, как можно потерять намного больше, чем жизнь.

Тина с любопытством осмотрелась по сторонам. Кто бы сомневался! Белоснежная столовая утопала в белых цветах, их ярко-зеленые листья создавали контраст с белыми стенами, с белоснежным столом на гнутых резных ножках и пузатым буфетом ему под стать, за стеклами которого переливались на солнце хрусталь и бело-зеленый чинский фарфор. Даже не подходя близко, Тина определила, что это завод братьев Клауса и Дитриха Витгенштайн, самый дорогой фарфор на континенте, одна чайная пара которого стоила, как породистый жеребенок.

Тина почувствовала себя королевой альвов, именно их королевский двор славился самым большим комплектом посуды из чинского фарфора. Интересно, сколько будет стоить то, что так небрежно хранится в этом снежно-белом буфете? В голове защелкали костяшки бухгалтерских счетов, сумма выходила такая, что дух захватывало. Тина очень внимательно осмотрела буфет еще раз. Никакой защиты! И на окнах ее нет. Лорд так в себе уверен или так безалаберен? Тина еще раз внимательно все изучила, скорее всего, здесь какой-то подвох, но она его не видит. Моментально взыграл профессиональный интерес, и захотелось узнать какой?

– Что будете пить? Вино?

Тина отрицательно качнула головой: пить спиртное в этом доме она поостережется. Сильвия поставила на стол тарелку ароматного пряного сырного супа. В нос ударил запах испалийских трав.

– Лорд приказал вам съесть суп, это входит в курс лечения от проклятия древнего дракона.

Вот, значит, как. Ей он приказал, а его служанка в курсе проклятия. Тина безропотно взяла в руки ложку, даже не собираясь спорить с Сильвией, ей нужны были силы, раз она собралась бежать из логова чудовища.

– Сильвия, а вы давно служите у лорда?

Обращаться к горничной на «ты» Тина не смогла, эта женщина в мужском костюме вызывала у нее воспоминания о годах, проведенных в пансионате, и очень напоминала строгую классную даму, у которой не пошалишь.

– С того дня, как лорд поселился в этом городе.

– Он ведь не человек?

Тина поднесла ложку ко рту, принюхалась и улыбнулась. Ее нелюбимой специи в супе не было. Интересно, откуда лорд Чудовище знает, что она терпеть не может кориандр?

 

– Спросите у хозяина.

Ясно.

– Сильвия, в доме есть слуги, кроме вас?

– Нет, госпожа Тина, лорд не любит людей.

Неудивительно, люди его тоже не любят, а вот что слуг нет – отличная новость, значит, покинуть дом будет легко.

– Гостьи в этом доме останавливаются редко.

– Любовницы, вы хотели сказать? – чуть злее, чем собиралась, уточнила Тина.

– Любовниц его светлость принимает в своих апартаментах во дворце, но иногда… – Горничная к чему-то прислушалась и со вздохом закончила: – Иногда они не хотят с этим мириться.

Тина тоже услышала через окно звук останавливающейся кареты и дробный цокот каблуков по каменной дорожке, затем раздался звон входного колокольчика и громкий визгливый голос:

– Немедленно открой дверь, изменник!

Ого! Тина довольно усмехнулась, провожая взглядом ровную спину горничной. У лорда Северных земель неприятности, и это очень приятно.

– А господин Кошмар уже дома? – На всякий случай уточнила она.

– Его светлость недавно вернулись и сейчас работают в кабинете.

Странно, отчего эти слова задели девушку? Но Тина ощутила разочарование: лорд, оказывается, дома, а поздороваться не зашел. Ну да демоны с ним! Она ни на секунду не задержится в этом особняке, только дождется подходящего момента.

– Где она?

Тина прислушалась. Высокий голос эхом разносился по дому, и, судя по нарастающему звуку, скандальная особа прекрасно знала расположение комнат.

– Где он?

– Вы бы, милочка, определились, кто вам нужен, она или он, прежде чем бегать по дому и мешать приличным девушкам обедать, – пробормотала Тина себе под нос.

А ведь это прекрасный момент, чтобы немного подпортить лорду настроение! Она ощутила прилив веселой злости и предвкушение, как перед поединком.

В столовую влетела молодая женщина, и Тина узнала двадцатисемилетнюю вдову графа Бейлис. Рыжеволосая вдова была очаровательна. Большие голубые глаза, курносый носик, пухлые губы. Умелый грим скрывал первые морщинки в уголках глаз, а талия первой красавицы двора Зенона Второго могла вызвать зависть у любой принцессы. После мужа ей досталась прекрасная коллекция живописи, состоящая из четырнадцати работ времен Первой эпохи. По примерной оценке специалистов цена коллекции колебалась от ста до ста двадцати тысяч, именно благодаря коллекции Тина и знала эту весьма скандальную особу. В свое время прочла на нее досье, которым с ней поделился Тан.

– Так это правда! – Женщина смерила Тину презрительным взглядом. – Мне не соврали, и лорд взял в постель безродную выскочку, которую ему подсунул Крут!

– У нее платье из прошлогодней коллекции альвов, – повернулась Тина к застывшей у двери Сильвии. – Ее высочество Элитаниэль в прошлом сезоне в таком платье посещала королевские конюшни. А я думала, что при дворе императора одеваются более современно.

Глаза гостьи гневно сверкнули, она скривила пухлые губки.

– Особам твоего круга, по-видимому, и это недоступно, раз ты принимаешь пищу в банном халате, – не осталась в долгу графиня.

– Ах, халат так быстро снимать, а лорд так нетерпелив, – томно вздохнула Тина. – Сильвия, можно убирать со стола, я насытилась. Чай буду пить в спальне.

– В спальне? – прошипела графиня. – Ты только и годна на это, выскочка! Дальше спальни лорд тебя не выведет, даже не рассчитывай получить место в свите императора!

– Мм-м… как это заманчиво звучит, да, дорогое мое чудовище? – промурлыкала Тина, заметив у двери фигуру в черном. – Но я разочарована, что твое ледяное сердце принадлежит не мне, а этой высокородной госпоже, поэтому, дабы не печалить тебя своим видом, я прошу позволения удалиться в монастырь, чтобы предаться в нем тоске и скорби по несбыточным надеждам.

Лорд медленно и громко похлопал, Тина поклонилась и направилась к выходу из столовой. Когда она проходила мимо, то заметила, что глаза ее персонального кошмара вновь стали цвета меда, но ей было плевать. Злится? Его проблемы!

Пока он будет разбираться с бывшей фавориткой, она попробует исчезнуть и из этого дома, и из жизни мага. Ей просто необходимо встретиться с Альфонсо и убедиться, что лорд не солгал и петлю действительно нельзя снять. А уж потом… потом она решит, как ей поступать дальше. В конце концов, если бы он хотел ее смерти, то не стал бы спасать от проклятия.

– Куда это ты собралась, дорогая? – Лорд перехватил ее запястье и больно сжал. – В спальню я проведу тебя лично, как только госпожа Бейлис покинет мой дом.

– Ты не можешь так поступить со мной, – воскликнула графиня. – Ради тебя я отвергла ухаживания графа Сореса!

– Ты мне надоела, Моника, – скривился лорд. – Мне кажется, я четко дал это понять при нашей последней встрече.

– Мой лорд! – Бедная женщина прижала кулаки к груди, по ее щекам текли слезы, на какое-то мгновение Тине даже стало ее жалко. – Я прощу твою измену, прощу даже то, что ты унизил меня, прилюдно объявив эту безродную девицу своей фавориткой! Только, умоляю, не оставляй меня!

Графиня разрыдалась, а Тина перевела взгляд на холодного и безучастного лорда, его глаза просто источали презрение, а голос, когда он заговорил, сочился холодной яростью. Какая он все же сволочь! Холодная похотливая сволочь, которая играет чужими чувствами, как фишками.

– Поди вон, Моника, пока я не выкинул тебя из этого дома.

– Но мой лорд! Это все из-за того, что я не захотела сделать с тобой то, что делала маркиза Серова? Прости меня! Прости, – явно не слышала его слова рыдающая графиня. – Я научусь! Клянусь, научусь! Я стану для тебя шлюхой, только не оставляй меня!

– Ты и так шлюха, Моника, – бесстрастно сообщил лорд.

Тина в душе с ним согласилась, жалость к графине сменилась злостью – нельзя так унижаться перед этим высокомерным ублюдком! Нельзя показывать ему слабость, нельзя! Да где же твоя гордость, первая леди при дворе? Захотелось подойти и изо всех сил потрясти графиню за плечи, чтобы она наконец взяла себя в руки! Можно подумать, на этом желтоглазом маге свет сошелся клином!

Тина дернула руку и зашипела от боли – в том месте, где пальцы лорда касались кожи, разливался зимний холод.

– Отпусти меня, гад, – прошипела она. – Я никогда не стану твоей постельной грелкой! Придется довольствоваться графинями, они, как я вижу, готовы в ноги тебе броситься.

– Не ревнуй, дорогая, – так же тихо ответил лорд и с ленцой протянул: – Ты тоже будешь умолять меня о милости. Все умоляют. Уж не думаешь ли ты, что это первая аристократка, которая валяется у меня в ногах? О нет…

– И ты этим гордишься? Ты ничтожество, которое только и может, что издеваться над беззащитными женщинами! Но я лучше сдохну, чем добровольно лягу под тебя.

– Я всегда получаю то, что хочу, запомни это, девочка. Сильвия, отведи Тину в спальню и глаз с нее не спускай, а здесь я разберусь сам.

Он наконец отпустил ее руку, и Тина смогла выбежать из столовой, спиной ощущая ненавидящий взгляд графини. Только такого врага ей не хватало! И самое обидное, что графиня ненавидит ее искренне, от всей души, но совершенно зря.

– Подарить тебе еще одну ночь, Моника? – услышала она вкрадчивый голос лорда и почувствовала, как по спине пополз лютый холод, а петля на руке болезненно запульсировала.

Тине хотелось заорать во весь голос, чтобы графиня не соглашалась, а бежала из этого дома как можно быстрее, но вместо этого она устремилась к лестнице, взлетела на второй этаж, вбежала в спальню и кинулась к окну.

– Вы ведь не думали, что лорд не предусмотрел такой вариант? – раздалось от двери, и в спальню вошла Сильвия. – Под окнами ловушки.

– Где мои вещи?

– Я развесила ваши платья в шкафу, остальное стоит в коробках.

Тина распахнула шкаф, который внутри оказался размером с хорошую гардеробную комнату. Пространственная магия? Да какое это имеет значение! Зараза! Он точно перевез весь ее гардероб, даже зимнюю шубку прихватил! Неужели…

Девушка упала на колени и осторожно коснулась кончиками пальцев первой коробки. Нет, здесь пусто. Может быть, он не нашел ее тайник? Над второй коробкой пальцы привычно начало покалывать, и Тина выругалась сквозь зубы, открывая крышку. Все ее артефакты были здесь, даже тот, который она прятала особенно тщательно, и его не смог найти приглашенный для этого маг. Демонский лорд! Он нашел!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru