Во власти чудовища

Мика Ртуть
Во власти чудовища

– Господа. – Тина взяла обоих мужчин под руки. – Не ссорьтесь, господа. Я буду рада, если вы оба останетесь со мной.

Она обворожительно улыбнулась, и мужчины не стали спорить, каждый из них решил, что победа достанется ему. Они прошли сквозь толпу, благо, увидев мантию Мегга, перед ними расступались. К двери успели как раз в тот момент, когда в нее вошел император в сопровождении свиты.

– Его Императорское Величество Зенон Второй! – проорал магически усиленный голос.

Вместе со всеми Тина приветствовала императора аплодисментами. Он шел по проходу, улыбался и махал рукой. Светловолосый подросток с примесью южной крови, одетый в строгий темно-зеленый камзол. Улыбчивый и симпатичный. А следом за ним шел высокий мужчина в черном…

– Твою… – прошептала Тина, сжимая предплечье мага.

– Лорд Северных земель, палач императора и его правая рука, – шепнул Альфонсо ей на ухо. – Отчего вы побледнели, моя прелесть?

Тина, как загипнотизированный кролик, смотрела на высокомерного лорда и не могла отвести глаз, в душе полыхала не то что буря, а целый ураган. Бежать! Немедленно! А может, это не он? Просто похож! Да не мог нормальный человек оправиться от ран за десять дней! Даже магу это не по силам! Не стоит паниковать, ей просто показалось.

Лорд скользил по толпе цепким взглядом, вот он добрался до Тины, безразлично посмотрел на нее и прошел дальше. Петля под браслетом болезненно запульсировала, а в голове раздался тихий голос: «Вот мы и встретились, воровка».

Глава 3. Лорд Северных земель

– Пойдемте, я представлю вас императору. – Крут положил руку на ладонь Тины и направился следом за императорской свитой.

– Ой, может, не стоит?

Больше всего сейчас Тина хотела сбежать, но она старательно гнала мысли об этом, хотя амулет от ментальной магии в виде заколки для волос был на месте. Но ведь как-то этот желтоглазый маг смог оказаться у нее в голове! Кстати, глаза у него сегодня были карими…

– Император совсем не страшный, – весело сообщил ей Альфонсо, который и не подумал оставить их. – Бояться стоит его палача.

– А имя у этого мага есть?

– Мага? – удивленно переспросил мэтр Мегг. – Лорд не маг, насколько мне известно. Ауру он, конечно, прячет. Думаю, при помощи амулета, их на нем навешано не меньше, чем на его величестве. Но он не маг, это точно.

Ага, не маг! Поэтому за снятие его петли ты хочешь аж тысячу единиц! Если бы он не был магом, то лежал бы сейчас переломанный в госпитале, а не вышагивал бодренько с высокомерным выражением на холеной аристократической морде!

– А кто он такой? Я никогда о нем не слышала. Даже не знала, что у императора есть советники.

– Он друг отца императора Зенона. Перед смертью тот взял с него клятву, что лорд Северных земель не оставит его сына.

– А имя у него есть?

– Есть, но мне оно неизвестно, – произнесено это было таким тоном, что Тина поняла, маг пытался это узнать.

– Северяне чтут обычаи предков и не сообщают своих имен за пределами земель Северных кланов. Здесь они все только лорды. – Крут снисходительно глянул на Тину. – О лорде Палаче известно лишь, что пять лет назад его бросила невеста, сбежав с другим на Юг, с тех пор он ненавидит женщин.

– Что не мешает ему менять любовниц с завидной регулярностью, – хмыкнул по другую сторону Альфонсо.

– Он молод, богат, красив, почему бы и нет? Каждая мечтает оказаться той единственной, кто покорит его сердце. – Крут галантно поклонился высокой даме в черном платье и первым вошел в императорский зал. – Лорд безжалостен к врагам его величества. Он порочен и нагл, но при этом ради юного императора не пожалеет жизни. Правда, убить его пока никто не смог. Хотя пытались… И неоднократно.

– Он не похож на северянина. – Тина огляделась и сразу же заметила высокую фигуру в черном.

– А вы их много видели? – улыбнулся Крут, становясь в очередь жаждущих выразить почтение императору, с которым сейчас разговаривал ректор академии.

Тина задумалась и поняла, что ни одного. Но ей всегда казалось, что на севере живут брутальные блондины с широкими плечами и длинными бородами, но никак не худощавые поджарые мерзавцы!

– Ваше величество…

Крут и Альфонсо наперегонки сыпали комплиментами, а Тина смотрела в пол и ежилась под насмешливым взглядом лорда Северных земель. Вот он склонился к уху императора и что-то тихонько сказал, Зенон улыбнулся, и Тина кожей ощутила, как ее рассматривают. Пристально и с огромным любопытством.

– Крут, представь мне свою даму.

– Это Тина Кристи, ваше величество, лучший работник корпорации «Смит и Вайсон», пригласительный получила в награду за прилежание.

Тина посмотрела на императора и присела в реверансе, ощущая, как по спине ползет холодной волной ужас. Зачем она согласилась? Нужно было сразу же бежать! Дура! Какая же она дура! Ведь узнала же мага, чего ждала? Что он вспомнит о своем обещании и, рассыпавшись в благодарностях, снимет с нее петлю? Ха! Да он так смотрит, что хочется самой запереться в камере в «Тихом омуте» и ключ выбросить! И у императора очень уж ехидный взгляд. Что-то знает?

– Слышал? – обратился император к советнику. – За прилежание, а не за красивые глазки, как ты думал. Хотя глазки у нее просто загляденье, как и все остальное, а у тебя как раз освободилось место фаворитки.

– Осторожно, ваше величество. – Лорд улыбнулся такой улыбкой, что Тине захотелось спрятаться под стол. – Здесь девица Кристина. – Он многозначительно указал глазами в сторону входа.

Император засиял, моментально потеряв к собеседникам интерес, и ринулся навстречу миловидной изящной блондинке с огромными фиалковыми глазами. Лорд проводил его задумчивым взглядом.

– Лорд советник, позвольте пару вопросов?

Альфонсо отпустил Тину, и она облегченно вздохнула.

– Бенедикт! Дорогой!

Пока Крут целовал руку представительной даме в пышном серебристом платье, Тина сбежала. Она торопливо шла к выходу и чувствовала пристальный взгляд в спину, петля под браслетом жгла руку, а перед мысленным взором стоял взгляд лорда. Нехороший взгляд. Он уже все решил, рассчитал и не отступится.

«Я отрублю руку, если придется», – зло прошептала она под нос.

– Потанцуем?

Как? Как он оказался перед дверью раньше, чем она?

– Я не танцую!

Но лорд плевать хотел на ее заявления, твердая рука решительно обхватила талию девушки, и проклятый маг повел Тину на паркет танцевального зала.

– Отпусти меня!

Тина попыталась вырваться, но была прижата к твердой груди.

– Сволочь! Гад! Хватит меня лапать! На нас смотрят! – беспомощно шипела она, чем вызывала на тонких губах мага подобие улыбки.

Она вспомнила, как они встретились, как он ее обманул, как издевался… Судя по довольной сытой усмешке, промелькнувшей на лице мага, он тоже это вспомнил.

– Ты и в постели такая темпераментная? – ухмыльнулся лорд.

– Проверь! – огрызнулась Тина.

– Это обязательно, – склонился он к ее уху.

От лорда пахло морозом и шел ощутимый холод, хотя руки, обнимающие Тину, были теплыми.

– Советник императора, – со всем возможным ехидством тихо произнесла Тина, кружась в танце. – Что же ты делал в подворотне? Маг, который не смог справиться с напавшими на него бандитами и попросил помощи у бедной слабой девушки! Ты обещал снять с меня петлю, если я помогу тебе! Или слово лорда ничего не значит?

Она знала, что переступает через дозволенную черту, но не могла сдержаться. Нервное напряжение последних дней вылилось в словесную истерику.

– Тебе ответить по пунктам?

Лорд даже не подумал смутиться. Он смотрел на Тину с легким презрением, и от этого взгляда ей хотелось его убить.

– Я разыскивал одного человека и теперь понимаю, что это оказалась ловушка. Напавшие на меня были подготовлены. Амулеты, зачарованное оружие… Но, заметь, с половиной я справился самостоятельно и с остальными бы справился, если бы пришлось выбирать между смертью и жизнью, но все было не так уж и страшно.

– Ты был мертв! Я видела. И напавшие на тебя воины это увидели, поэтому и ушли!

– Конечно, я был мертв… недолго, – ухмыльнулся маг.

Он постоянно ухмылялся, и это злило неимоверно. Не улыбался, не кривил губы, а именно ухмылялся. Презрительно и самодовольно! Тине очень хотелось сказать какую-нибудь гадость, чтобы стереть с его лица эту мерзкую ухмылку, но она сдержалась. Маг, который может уходить за грань и возвращаться… Кто же ты, лорд Северных земель?

– Кстати, принято решение снести трущобы вокруг площади и сделать там парк. Так что твоих друзей цыган там больше нет, воровка.

– Им следовало скормить тебя псам!

– Следовало, но они не воспользовались моментом, за что и поплатились.

– Они помогли тебе! Дали кибитку и сопровождение! – От возмущения Тина даже не заметила, что музыка закончилась, а они так и стоят посреди зала в обнимку.

– Ты им щедро заплатила, воровка. Это тебе я должен быть благодарен.

Издевается или говорит серьезно? По лицу ничего не прочесть.

– Ну так отблагодари меня! Избавь от своего присутствия!

– Чтобы ты прыгнула в кровать к Круту, а потом обворовала его? Ведь таковы твои планы, не так ли? Не бледней, я не возражаю. Меня интересует одна вещица из его коллекции… Золотой портсигар с рисунком Эдгара Пухо. На нем изображены горы в снегу. Принесешь мне эту вещицу, и мы обсудим твою свободу.

– Сто единиц, – хмуро сообщила ему Тина. – Я не работаю бесплатно.

– Портсигар и твои извинения меня вполне устроят.

И отчего спорить с ним перехотелось?

Вновь заиграла музыка, и лорд, не спрашивая желания девушки, повел Тину в танце. Танцевал он с легкой и непринужденной грацией, которая присуща только тем, кто обладает безукоризненным чувством такта и идеальным слухом. Ни одного лишнего движения, Тине даже думать не приходилось, какое па идет следом, нужно было просто доверять партнеру. Не будь она так зла, получила бы от танца незабываемое удовольствие.

 

– Ты так мило огрызаешься, с таким отчаянием цепляешься за свою мнимую свободу, что мне даже не хочется наказывать тебя. Вот думаю, может, достаточно просто отшлепать по попке и рассказать, что грубить тому, кто может тебя уничтожить, нехорошо?

Тина прикусила язык, чтобы не послать это чудовище куда подальше и надолго. Да, она грубит! И понимает это! Но и маг не эталон вежливости!

– Ах да, – безразличным тоном сообщил он ей. – Мэтр Мегг не сможет снять петлю. Никто не сможет. Но попытку я оценил, ты меня не разочаровала.

– Он сказал, что снимет!

– С трупа, – улыбнулся лорд своей жуткой ухмылкой. – Забыл тебя предупредить, воровка, если кто-то попытается снять петлю, ты умрешь. Не сразу, конечно… – Тина победно сверкнула на него глазами. Если не сразу, то у нее есть амулет, способный вытащить даже с того света. Она его бережет на самый крайний случай. – Сначала тебе станет очень плохо, потом появится боль, затем придет удушье, но ты еще будешь жить. Мыслить, осознавать и молить меня прийти спасти тебя. И, может быть, я сжалюсь и приду… А может быть – нет.

– Ты лжешь! Я прочитала все об этом заклинании. Оно имеет возвратную силу, и его может снять опытный и сильный маг! Петля жизни…

– А кто тебе сказал, что это петля жизни? Это петля смерти, дорогая моя девочка. Этим заклинанием я казню преступников. Мое желание – смерть для тебя.

– Но… это запрещено законом! – растерялась Тина. – Отсроченная смерть запрещена на всех территориях Ойкумены!

– Я и есть закон, воровка. Я осудил тебя и вынес решение. Твой приговор пока просто ждет подтверждения. – Музыка опять закончилась, но, как прежде, лорд не убрал руку с ее талии, крепко прижимая Тину к себе. – Портсигар и извинения. Если мне понравится, я, может быть, прощу тебя.

Он наконец отпустил ее и, просто взяв под руку, повел к стоящему у стены хмурому Круту. Тина шла, бездумно рассматривая его руку. Длинные пальцы музыканта, отполированные заостренные ногти, из-под манжета черной рубашки выглядывает запястье, а на нем татуировка летящего то ли дракона, то ли ворона…

– Присматриваешься?

Тина не сразу поняла, о чем он говорит, а когда поняла, презрительно хмыкнула. Ради запонок с черными бриллиантами она точно напрягаться не будет. Да и магии в них нет, просто очень дорогое украшение.

– И учти. – Холодное дыхание опалило ухо, вызывая непроизвольную дрожь. – Я не потерплю, чтобы моя фаворитка прыгала в постель к какому-то убийце дракона.

– Твоя – кто?

Тине казалось, что ее моральных сил уже не хватит ни на удивление, ни на злость. Хотелось просто забиться в темный угол и повыть. Или… вцепиться в одну холеную рожу всеми десятью ногтями. Но заявление лорда привело ее в недоумение.

– Я не ослышалась?

– Не стоит делать такое удивленное лицо, разве ты не слышала, как меня называют при дворе?

Увидев недоумение на лице девушки, он хмыкнул.

– Не слышала, значит. Лорд Порок, лорд Чудовище, лорд Палач – это все мои имена, воровка, и все они – мое отражение. С этого момента ты моя официальная фаворитка.

Гадский маг даже не думал улыбаться и кричать: «Бу!»

– Я ведь обещал проверить твой темперамент.

– Да пошел ты! Я лучше сдохну, чем стану твоей! – прошипела Тина ему в лицо и тут же ощутила, как немеет рука и немота расползается дальше, к сердцу.

Лорд смотрел на нее с выжидательным любопытством вивисектора, а Тина пыталась пошевелить пальцами, поднять руку, вздохнуть… Да что же это? Что-что, демонстрация силы! Чтобы ты знала свое место, девочка! Паника затопила сознание, Тина покачнулась, но сильная рука не дала ей упасть. И… все прошло.

– Ты все еще хочешь сдохнуть, воровка? – вкрадчиво спросил лорд. – Принесешь портсигар на Золотую улицу через сутки. О, господин Бенедикт, истребитель драконов, – без улыбки приветствовал он Крута. – Его величество рассказал, что вы совершили подвиг, завалили матерого ящера и этим прославились среди охотников империи.

– Ну что вы, лорд, – скромно улыбнулся Крут, однако во взгляде промелькнуло самодовольство. – Он был так стар, что мне кажется, будто он и напал на меня, чтобы погибнуть в бою, а не сдохнуть от старости.

– Это в их духе, – совершенно серьезно и, как показалось Тине, чуть-чуть печально ответил лорд.

– Ах, господин Крут, это так смело!

Тина с восторгом вылупилась на Крута. Ей до безумия, до дрожи в руках хотелось послать лорда в пеший поход по дальним далям в компании извращенцев, а еще хотелось показать, что ее не запугать и, если придется, она действительно отрежет руку. Эта идея уже не казалась такой безумной, как сразу. Заказать потом протез с антимагической перчаткой и… залезть в сейф к лорду!

– Господин Крут, вы обязательно должны мне об этом рассказать! – Она тронула руку Бенедикта.

– Конечно, Тина, расскажу и даже покажу шкуру, если вы соизволите навестить меня в моем доме.

– С удовольствием, – с вызовом глядя на мага, пропела Тина и тут же сжала виски ладонями. – Ужасно разболелась голова, я покину вас, ведь завтра мне на службу. – Она печально улыбнулась Круту.

– Можете взять выходной, – не остался в долгу начальник. – Я вас провожу.

– Господин Крут, – раздался им в спину холодный голос. – Я намерен сделать эту девушку своей официальной фавориткой, прошу это учесть.

– Я учту, мой лорд, – оглянулся Крут и склонил голову в коротком поклоне.

Вокруг зашушукались, на Тину и без этого смотрели, а теперь разве что не стали пальцами показывать, до чуткого слуха девушки доносились обрывки разговоров. И самое нежное, что она услышала, было: «…безродная подстилка, где его вкус?»

– Весьма неожиданно, – произнес Крут, когда они сели в карету.

– Вы не поверите, насколько это неожиданно для меня, – чуть злее, чем планировала, ответила Тина. – Он просто не оставил мне выбора! Поставил перед фактом! Скажите, господин Крут, могу я избавиться от пристального внимания этого страшного человека?

Она вцепилась в руку мужчины. Ей даже не пришлось притворяться, Тина была испугана и растеряна.

– Вы знаете короля, он вас уважает, вы заступитесь перед ним за меня?

– Я буду просить его величество сдержать своего пса. Хотя…

– Что?

Тина жадно вслушивалась в голос Крута. Карета мягко раскачивалась, в такт ей качался магический светильник, отбрасывая вокруг себя хаотичные тени. Лицо Крута было в тени, и Тина не могла по нему ничего прочесть, но в голосе слышались нотки ненависти. Может быть, стравить их между собой? Если Крут смог завалить дракона, вдруг… Мысли в голове крутились кровожадные, и Тина их не гнала.

– Юный император во всем слушает лорда, кроме дел сердечных. Сейчас фаворитка его величества – девица Кристина, и говорят, что лорд Северных земель категорически возражал против этого выбора. Кристина всего лишь дочь баронета. Они даже поссорились, но император не уступил. Поговаривают, что он хочет жениться на девице, несмотря на ее низкое происхождение и договоренности с королевством альвов.

– Но альвы весьма злопамятны!

Тина задумалась: если будет война, спрос на артефакты поднимется, а значит… Не о том она думает!

– Мы все надеемся, что император перерастет юношеское увлечение и, когда наступит его совершеннолетие, женится на младшей принцессе альвов, тем самым исполнив свой долг перед страной и укрепив империю.

Какое пафосное заявление. Да плевать вам всем на империю! Просто альвы – конкуренты корпорации, и в случае войны неизвестно, кто сохранит производство и выстоит. Скорее всего, как раз жители Альвении…

Деньги – и ничего более.

Глава 4. Во власти порока

– Куда ты опять влипла?

Тан подвинул гостье стакан, в котором растворил шипучий порошок. Тина благодарно кивнула и залпом выпила кислую жидкость.

– Полезла к драконьей шкуре без перчаток.

Вчера она пробыла в доме Крута недолго, хозяин, видно, решил не рисковать и сменил план по совращению на экскурсию по дому, за что Тина даже испытала благодарность к северному лорду. Хоть какая-то польза от нового статуса фаворитки, потому что отбиваться от ухаживаний начальника, решившего стать кавалером, она была не в состоянии. Крут с гордостью продемонстрировал продырявленную в трех местах шкуру дракона, заявив, что она бесценная и маги давно просят продать трофей, но он пока еще сам не налюбовался. Показал витрину с портсигарами, охранка на ней стояла плевая, и Тина поняла, что справится играючи. Она, как и положено наивной девушке, восторгалась коллекцией и вкусом ее владельца, ахала над шкурой и смотрела на Крута с обожанием. Ящер действительно был огромным, и как охотнику удалось его убить, Тина не представляла. Хотя Бенедикт и повторил, посмеиваясь, что дракон был стар и болен, она все равно оказалась впечатлена.

Затем господин Крут вызвал извозчика и отправил Тину домой, на прощание поцеловав ей руку. А утром, когда он отбыл на службу в корпорацию, Тина вернулась…

– Тина! – Тан покачал головой. – На тебя это не похоже.

– Знаю, – огрызнулась девушка и скривилась.

Пальцы на правой руке посинели, и синева продолжала ползти вверх, а завтра на работу.

– По-другому никак нельзя было, там защита завязана на магические перчатки. Хозяин решил, что идиота не найдется воровать шкуру голыми руками. А мне нужно было всего несколько чешуек. Подумала, что пара чешуек – это не целая шкура, справлюсь. Но когда уже уходила, на служанку наткнулась, пришлось в окно вылезать, планировала встать на карниз и добраться до соседнего балкона, а там – на дерево и на улицу. А карниз, зараза, шел лишь под окном, пришлось прыгать со второго этажа на клумбу, обложенную камнями… Похоже, ребро сломала.

– Почему заранее не проверила?

– Времени не было. Заказчик дал двенадцать часов.

– Зачем тебе чешуя нужна?

Тан вновь наполнил стакан водой, сыпанул туда еще один порошок, затем отмерил из зеленой бутылочки пять капель тягучей жидкости, что-то шепнул и подал Тине стакан.

– Пей. На пару часов задержит омертвение, как раз чтобы успеть найти ведьму, которая снимет проклятие. Эх, жаль старая Мирта ушла в мир теней, она бы помогла.

Тина поежилась, вспомнив, кто виновен в смерти ведьмы, и с ненавистью посмотрела на руку, где чуть сияла в магическом зрении петля лорда.

– Ведьму не посоветуешь?

Тан отрицательно покачал головой.

– Иди сразу к магу. Могу дать один адресок, маг опытный, лишних вопросов не задает. Правда, и молчать в случае чего не будет, поэтому лучше лицо спрячь и ауру замени.

– Мне завтра на службу, если приду с такой рукой или не приду совсем, то начальник сразу догадается, кто навестил сегодня утром его особняк. А чешую взяла как компенсацию за испорченный вечер. Кто же знал, что проклятие за год не выветрилось?

– Давай, что принесла.

Тина выложила перед Таном четыре больших драконьих чешуйки и портсигар. Золотой, изящный, с рисунком на крышке. Молча смотрела, как Тан надевает на руки перчатки, а на нос – магические очки.

– Глянь, что скажешь? Портсигар заказан, но хочу, чтобы ты его оценил.

– Чешую беру, за нее можно хорошо выручить. Мой процент ты знаешь. – Тина кивнула и скривилась, а Тан продолжил: – Портсигар – пустышка. Магии в нем нет.

– Как нет? – девушка даже забыла, что у нее отнимается рука и побаливает ребро. – Этого не может быть! Проверь еще раз!

Тан проверил.

– Нету.

– Погоди! Это же рисунок Эдгара Пухо, он очень дорогой?

– Ну… – Тан взвесил портсигар на ладони. – Тридцать единиц. Эдгар их в тот год сделал десять штук, что резко снизило ценность предмета среди коллекционеров.

– Ничего не понимаю. – Тина сжала виски. – Зачем он тогда ему?

– Кому? Твоему заказчику? Так ты подхватила проклятие и чуть не погибла из-за этого портсигара? А сколько он тебе за него пообещал?

Тан спрятал чешуйки в антимагическую коробку и убрал в сейф.

– Жизнь, – хмуро ответила Тина. – Я нашла мага, который наградил меня петлей.

Тан медленно стянул с носа очки, сел напротив и выжидательно уставился на Тину.

– Ну?

– Что ты знаешь о лордах Северных земель?

– Кроме того, что они там все лорды? – Тина кивнула, а Тан начал загибать пальцы, рассказывая: – Северные земли ограждены непроходимыми горами, там всегда зима, попасть туда невозможно, лорды не поддерживают ни с кем дипломатических отношений, говорят, у них нет короля, там все аристократы равны, а решения принимают сообща. Они красивы, наглы, порочны, и девушки их любят, – ехидно закончил он, раскачиваясь на стуле, и помахал перед носом Тины сжатым кулаком. – Все. Других официальных данных нет. А! Еще никто и никогда не видел леди Северных земель. Или они не покидают земли кланов, или их не существует.

 

– А еще один из них набросил на меня петлю смерти.

Тан упал со стула.

– Э…

– Бэ! Лорд Палач, лорд-советник императора, лорд, твою мать, не маг! И этот «не маг» меня осудил за воровство, наградил отсроченной смертью и сделал вчера своей фавориткой!

Тина стукнула по столу кулаком и ойкнула от пронизывающей проклятую руку боли. Зато и начинающаяся истерика тут же сошла на нет.

Тан подошел к сейфу, на котором стоял хрустальный кувшин, и, не утруждая себя поиском стакана, отпил прямо из него.

– Огрыхнуть. Будешь?

Тина покачала головой, в ее положении напиваться с утра было глупо.

– Рассказывай.

Она рассказала. Пока рассказывала, Тан допил вино, но пьяным не выглядел, скорее – задумчивым.

– Ну, и что тебя возмущает? – спросил он, когда девушка замолчала. – То, что он тебя поймал, сама виновата, нечего было жадничать. А то, что объявил фавориткой, так он тебе же лучше сделал.

– О да, лучше! Конечно же! Выставил подстилкой перед высшим светом! Шлюхой, готовой прыгнуть в постель по первому же приказу…

– Дура, – жестко припечатал Тан. – Правду говорят, что бабам боги не дали мозгов.

– Зато мужикам дали, и весь он у вас между ног! – не осталась в долгу Тина.

– Тина-а-а… – притворно застонал Тан. – Как думаешь, отправляя тебя за портсигаром, он просто так вдруг воспылал к тебе любовью? Лорд Палач, который баб пользует только для собственного физического удовольствия? И у которого очередь под спальней стоит из желающих развлечь лорда, хотя бы на одну ночь? Он вдруг возжелал… – Тан окинул девушку задумчивым взглядом, и Тина словно увидела себя его глазами: темные кудри по плечи, большие карие глаза, аккуратный носик, губки бантиком. Милая невинная девушка. – Ну… не уродина, конечно, даже наоборот, но сиськи маленькие, да и задница могла бы быть более пухлая. В общем, он просто подстраховал тебя на случай провала. Как думаешь, что бы сделал с воровкой злой хозяин драконьей шкуры?

– Сдал страже.

– А что бы он сделал с фавориткой второго человека в империи? Ничего! Не рискнул бы.

Тина промолчала, понимая, что Тан прав, но не желая сдаваться.

– Мне еще и благодарить его за это нужно?

– Думаю, он и сам возьмет оплату, – хохотнул Тан.

Тина насупилась и посмотрела на друга с обидой и злостью.

– Он меня пугает.

– Это правильно, – кивнул парень. – Я разузнаю о нем у отца, он часто бывает при дворе и должен знать больше, чем просто сплетни. – Он встал, показывая, что разговор закончен. – И мой тебе совет, не зли лорда.

– Да пошли вы оба!

Тина громко стукнула дверью, а Тан подошел к окну, проследил, как она села в карету, и, вернувшись к столу, сел писать письмо. Если лорд заинтересовался девчонкой, то следует исчезнуть из города на некоторое время и желательно как можно дальше. Например, навестить подругу в Альвении, а папаше сказать, что поехал присмотреть невесту, старый граф давно уже мечтает о внуках.

Золотая улица называлась Золотой, потому что земля на ней стоила баснословно дорого, настолько, что не каждый вельможа мог себе позволить даже сарайчик на этой улице, поэтому жили здесь в основном аристократы, чей род начинался вместе с империей. Короткая, утопающая в зелени, которая прекрасно скрывала от любопытных глаз жизнь богатых счастливчиков, она упиралась одним концом в старый городской парк, а вторым – в дворцовую площадь. Вдоль дороги росли высокие буки, величавые и снисходительные к копошащимся в их кроне птицам, было тихо, не лаяли собаки, не бегали дети. Часть особняков пустовала, их владельцы предпочитали жить в более шумном и оживленном Верхнем городе – деловом центре столицы.

Особняк лорда находился в тупике, и окружающий его участок сливался с парком. Небольшой, белоснежный, в два этажа, с высокими арочными окнами и изящными балкончиками, дом, казалось, парил над зеленой лужайкой.

Ограды не было, да и зачем она магу? Какой дурак полезет к опекуну и советнику императора? Вместо забора вдоль дороги росла низкая живая изгородь из кустов самшита, аккуратно подстриженная и ухоженная, ни одного желтого листика. Тина на мгновение задержалась перед особняком, окинула взглядом фасад. Окна на втором этаже были открыты, и из них доносилась музыка. Кто-то играл на рояле.

Тина сжала в руках атласную сумочку, глубоко вздохнула и решительно направилась к двери. Вокруг царила идеальная геометрия. Строгие формы клумб, прямые дорожки, выложенные плитами альвенийского песчаника, даже круглый фонтан венчала не скульптура обнаженной девы с кувшином, а композиция из мраморного куба и пирамиды. И только белые цветы… Белое и зеленое, других цветов в окружающем пейзаже не было.

Кроме открывшей двери особняка горничной… или это дворецкий?

Пожилая женщина была одета в строгий черный мужской костюм, черные кожаные туфли без каблука и белоснежные перчатки. Она окинула Тину внимательным взглядом, задержавшись на ее руках в атласных перчатках под цвет бледно-сиреневого платья, на лаковых туфельках на каблучке, на маленькой шляпке с вуалью, и только после этого произнесла, отодвигаясь в сторону:

– Лорд ожидает вас.

Затем горничная четко повернулась и с идеально выверенной скоростью – неторопливо, без лишней суеты – проследовала в дом.

Дверь за их спинами медленно закрылась, погружая большой светлый холл в полумрак. Тяжелые темные шторы были задвинуты, и окна не давали достаточно света, чтобы рассмотреть детали интерьера. Массивная мебель угадывалась лишь по очертаниям.

– Почему здесь так темно?

– Лорд не любит солнечный свет.

Горничная что-то тихо произнесла и хлопнула в ладоши. На стенах загорелись магические светильники, сразу стало намного уютнее.

Тина с мрачным интересом смотрела по сторонам. За порогом ковровая дорожка переходила в большой мягкий ковер, украшающий паркетный пол овальной гостиной, из которой вело несколько дверей. С высоченного потолка свисала хрустальная люстра, от вида которой у Тины свело зубы. Она таких люстр никогда не видела. Отчего-то первая мысль, которая возникала в голове, была о том, что произойдет, если цепь внезапно оборвется? Завалит все осколками по самую щиколотку. На второй этаж вели две симметричные деревянные лестницы, сливающиеся наверху в одну площадку.

– Следуйте за мной, – чопорно произнесла горничная и, развернувшись, чинно направилась к лестнице. – Лорд примет вас в кабинете.

«Радует, что не в спальне», – кисло подумала про себя Тина.

Встреча с лордом и пугала, и вызывала странный трепет. Это было как перед очередным заказом. Кто кого? Хотя пугала, конечно, чуть больше.

Кабинет занимал половину второго этажа и был совмещен с библиотекой. У распахнутого, но зашторенного окна стоял черный рояль с открытой крышкой. Горели светильники, пахло какими-то горькими травами. Лорд сидел в кресле и смотрел на Тину чуть иронично и слегка презрительно. Он даже не потрудился одеться! Черная шелковая пижама, расстегнутая на груди, черные тканевые шлепанцы, расшитые золотой нитью, и черный матовый перстень с головой барса на безымянном пальце. Когда Тина видела перстень последний раз, он казался отлитым из железа. Да уж, лорд, похоже, признает всего три цвета: черный, белый и зеленый.

– Госпожа Тина, ваша светлость.

Горничная поклонилась и вышла, плотно закрыв за собой двойные двери.

Тина вздрогнула, услышав, как щелкнул замок. Неприятный звук. Осознание того, что она во власти чудовища, сжало сердце холодной ладонью, и девушка тут же разозлилась на себя за мимолетную трусость.

– Ну, здравствуй, воровка.

– Ну, здравствуй, лорд Чудовище.

Он улыбнулся, и Тине захотелось сигануть в окно. Улыбка лорда не вызывала ничего, кроме непроизвольного желания сбежать как можно дальше.

– Принесла?

Она молча выложила на стол портсигар. Лорд скользнул по нему безразличным взглядом и кивнул.

– Даже проверять не будешь? – не смолчала Тина.

– Зачем?

– Вдруг я принесла вместо магической штучки подделку?

– Магической? – ухмыльнулся лорд. – О нет, воровка, это просто портсигар. Безделица.

– Но зачем тогда ты меня за ним послал? – растерялась Тина. Когда Тан сказал, что портсигар не представляет никакой ценности, она ему не поверила, но теперь… – Я рисковала жизнью и свободой из-за никчемной дешевки? – возмутилась она.

– Ну, не такая уж это и дешевка, – хмыкнул лорд. – Все же работа Пухо.

– Но зачем?

– Проверить твою квалификацию, воровка. Я вполне удовлетворен.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru