Тьма моего сердца

Мика Ртуть
Тьма моего сердца

Глава 11

Я бы еще предавалась жалости к себе, если бы не тихий «пс-с-с-с», раздавшийся из-под ванны. Следом за голосом появилась призрачная голова. Как я не заорала…

– Иди за мной, правнучка, – призрак кивнул и исчез.

Стена с зеркалом растаяла, открывая знакомый спуск в подвал. Идти или поостеречься? Но раз до сих пор хранитель дома меня не прибил, то зачем ему это делать сейчас? Я решительно шагнула вперед и сразу же оглянулась, за спиной была глухая стена, обитая потемневшими деревянными панелями. Призрак мелькнул на ступенях, и я пошла за ним, надеясь, что в подвале не окажется скелета ушлого дедушки Никс, который мне придется захоронить в саду…

Спуск в подвал оказался на удивление длинным, мне показалось, что мы прошли метров сто, не меньше, прежде чем перед глазами оказалась темная дубовая дверь, даже на вид неприступная и мрачная.

– Сюда мародеры не попали, – из стены выплыл призрак. – Ищейки императрицы тоже, да и ушлому дуалу путь в сердце дома заказан. Приложи руку.

– Вы же знаете, что я не Никс, – хмуро уставилась я на довольного призрака. – А вы не мой дедушка.

– Конечно знаю, – весело отозвался призрачный толстячок, так не похожий на великого мага. – Я прочел твою память.

– Что? – завопила в голове Дю. – Как он смог?

– Легко! – самодовольно покивал предок Никс. – Потому что ты – наша. Была бы не наша, дверь после обряда вывела бы тебя в мир дуалов, а не домой.

– Этого не может быть! – Меня не обманешь, я математику знаю. – Я на четыре года младше вашей Никс, и меня родила другая женщина. У меня есть свидетельство о рождении и фотографии. Понимаю, что вам хочется, чтобы она была жива, но я не она, – добавила тихонько.

– Проекция! – с торжественным видом поднял палец призрак. – Ты проекция, созданная перед самой смертью тела Никс. Твой дед был магом смерти, он умел. Конечно, ты родилась вновь, но ты – она. Иначе ты бы не вернулась и не смогла спасти дуала. В том мире ведь почти нет силы, только крохи у знахарей и менталистов, а в тебе ее намного больше. Намного… И тьма твоя развилась так быстро в самостоятельную личность только благодаря твоей силе.

Призрак полностью выбрался из стены и завис напротив, приобретая все более плотную структуру.

– Э… – Я ничего не поняла, но решила принять это как аксиому. Как летают самолеты и отчего они не падают, я тоже не понимала, но это не мешало мне в них верить и пользоваться. – Хотите сказать, что я не совсем я? Но…

– Ты совсем ты! – развеселился призрак. – Ты такая, какой могла бы вырасти Никс, не погибни она в свои четыре года.

– Двойник? – уточнила я, подыскивая хоть какое-то разумное объяснение этому бреду.

Призрак задумался.

– Можно и так сказать, – кивнул он. – Я сам не очень силен в магии смерти, так что… – Он развел руками. – Но ты моя кровь, я просто это чувствую и знаю.

– А если бы вы не почувствовали ничего… – Настроение падало, не каждый день узнаешь, что ты – это чье-то отражение. – Выдали бы меня?

– Нет, конечно! Этому миру нужна хорошая встряска, – оскалился прадед. – И не думай глупости. Ты живая, цельная и неповторимая, а еще в тебе живет уникальная сущность.

Так и буду думать!

– Кстати! – вклинилась в разговор Дю. – Что там старикан говорил про мое развитие?

– Никакого уважения к старшим! – покачал головой дедушка.

– Вы ее слышите?

– Я слышу твои мысли, а ее голос звучит эхом. Жаль, что это можно провернуть только здесь, в сердце дома, – вздохнул он. – За пределами подвала я могу только просматривать твои воспоминания, так что не волнуйся, твой сим поставила отличную защиту от чужаков, но я-то не чужак, – довольно закончил он. – Она обрела самосознание и индивидуальность благодаря магии, которая жила в тебе. Забавно… У дуалов симы – это часть их организма. Неотъемлемая часть. А у тебя это скорее компаньон и товарищ. Интересно будет понаблюдать… Но мы не за этим сюда пришли. Открывай!

Я скептически осмотрела дверь и приложила к ней ладонь. Сомневаюсь, что сработает.

Но оно сработало! Дверь растаяла, и я шагнула внутрь большого и на первый взгляд пустого помещения.

Это был склад. Подвал, забитый ненужной в данный момент рухлядью, которую и выбросить жалко, и пользоваться надоело. Вдоль стен стояли шкафы, сундуки, коробки. Все это освещалось яркими лампами, которые вспыхивали над головой по мере моего продвижения. И сам подвал удлинялся с каждым моим шагом.

– Пространственный карман, – с гордостью заявил призрак. – Я лично его проектировал, когда строил этот дом. Здесь все!

– Все – это что?

– Лаборатория, зелья, заготовки для лекарств и пилюль, драгоценности, одежда и самое главное – книги и дневники исследований. Вся история рода в этих стенах. И теперь это все твое, Нина.

– Спасибо.

С ума сойти… Да мне жизни не хватит, чтобы все это прочитать! Книжные шкафы выплыли прямо из стен, стоило мне сделать еще один шаг. Их было много! Стройные ряды полок, заставленные книгами с разноцветными корешками, свитками, картами, статуэтками…

– Здесь все по разделам магии. – Призрак плыл между шкафами и с любовью, как старым знакомым, кивал книгам. – Здесь погодная магия, здесь учебники и исследования по целительской, здесь портальная, здесь магия смерти, боевая, созидательная, ментальная… А на этих полках история мира, сказки и… любовные романы. – Он хитро на меня покосился. – Возьми парочку для Рокси.

Я вытащила наугад две книги с полуобнаженными мужчинами на обложках и отложила их на столик, который возник прямо из воздуха.

– Но мы сюда пришли не за этим. – Призрак нырнул в большой платяной шкаф сизого цвета. – Да, оно здесь!

Дверца открылась, и я ахнула. Прямо на меня вылетело платье. Идеальное платье! Черный бархат. Полностью закрытое, с ниспадающей в пол чуть расклешенной юбкой и длинными рукавами. Строго, элегантно и очень богато. Передо мной возникли овальное зеркало во весь рост и ширма. Переоделась я за считанные минуты и завороженно уставилась на свое отражение. Если бы я не знала обратного, наверняка решила бы, что платье шилось по моим меркам.

– И для завершения образа нужно вот это…

На грудь легла длинная нитка жемчуга.

– Матушка Никс пошила это платье за неделю до гибели, – вздохнул призрак. – Да так и не успела его надеть.

Я покрутилась перед зеркалом и поняла, что прическу надо менять. Подняла волосы вверх и заколола шпильками, оставив возле уха одну прядь. Это было несложно. Простенько, но мне очень шло.

– Я богиня, – улыбнулась своему отражению. – Берегитесь, дуалы!

– Да что там дуалы! – Из глаза отражения выглянула тьма. – Ма, а давай на принца начнем охотиться? Из тебя получится крутая императрица!

Мы с призраком рассмеялись, и я направилась к выходу, с интересом следя, как с каждым моим шагом уменьшалось пространство вокруг, пока не превратилось в обычный подвал с двумя старыми сундуками.

– Не терпится увидеть реакцию твоего мужа, – хихикала в голове Дю. – Спорим, он будет в шоке?

Я улыбнулась и ступила на лестницу. Мне самой хотелось увидеть лицо Терона, хотя немного страшила его реакция. Вдруг нельзя являться на императорский бал в черном?

Но первая реакция последовала не от дуала, а от моей компаньонки.

– Элина Никс! – воскликнула она, глядя на меня расширенными от ужаса глазами. – Где вы взяли императорский жемчуг?

Я обвела глазами компанию, автоматически отмечая выражения лиц. Дуал вальяжно сидел в кресле возле столика, перед ним стояла нетронутая чашка с чаем и блюдце с пирожным. Восхитительным маленьким шоколадным пирожным, словно из прошлой моей жизни. «Картошка»! Рот моментально наполнился слюной, а в животе неприлично крякнуло и в тот же миг все исчезло, это Дю выполнила свои прямые обязанности, убрав лишние желания и звуки. Потом расспрошу у Рокси, где они взяли вкусняшку, и если там еще есть… М-м-м-м, что-то мои мысли не в ту сторону потекли.

Я с трудом оторвала взгляд от пирожного и посмотрела на подругу. Они все стояли вокруг дуала, как почетный караул у вечного огня. Рокси ответила мне не менее растерянным взглядом, зато «причесуха» и мастерица швея, открыв рты, смотрели на меня, как на чудо в перьях. И что не так с украшением? Обычный жемчуг, не самый крупный, не самый ровный…

Не то чтобы я была спецом по жемчугу, но у мамы были бусы, и я с ними играла. Когда бабушка делала маме замечание, мол, ребенок порвет нить, она всегда отмахивалась, не велика ценность, простой жемчуг… а тут чуть ли не в обморок сейчас все упадут.

Меня спас дуал, он плавным движением поднялся с кресла и сделал шаг в мою сторону.

– А что не так с жемчугом? – спросил он Мадлен, пристально глядя ей в глаза. – Просветите гостя вашего прекрасного мира, – прозвучало довольно иронично.

– Пыль из жемчуга использовали маги для создания межмирового прорыва, через который пришли демоны. Чтобы исключить повторение трагедии, императрица издала указ: весь жемчуг объявлен императорским, и за его хранение – смертная казнь. Серые собрали весь запас, все украшения, все ювелирные заготовки, в местах промысла стоит круглосуточная охрана. Я обязана сообщить…

Мира Мадлен дотронулась до свистка, который украшал ее платье, как мое украшал злополучный жемчуг.

– А компенсация за столь ценный компонент платилась? – скептически оглядывая миру, поинтересовался дуал.

– Это долг каждого жителя страны – не позволить повториться войне! – пафосно заявила дуэнья, прижав руку к груди, но после этих слов сникла и вздохнула, видно, патриотические лозунги и ей изрядно надоели. – Не представляю, как элине Никс удалось утаить такую большую нить… – пролепетала она, глядя на дуала беспомощно и растерянно.

Вот это подстава! Ну, спасибо, дедуля! И как выкручиваться?

– Элине Никс не пришлось ничего утаивать, а я не знал, что жемчуг у вас под запретом. Но думаю, императрица простит мне небольшую вольность и позволит элине оставить мой подарок. Тем более я лишил его всех магических свойств, и теперь это просто красивое украшение.

 

Я хлопала глазами и молчала. Это он только что спас меня от казни? Моя ты лапушка… Но зачем? Что-то чувствует? В груди разливалась благодарность, а с другой стороны к ней подкатывала настороженность. Я ждала подвоха, и он незамедлительно появился.

– Никс, выглядишь прекрасно, надеюсь, сегодняшний вечер ты полностью посвятишь мне.

– А… – начала дуэнья.

– А дуа Градис сегодня на дежурстве. До утра, – мило улыбнулся ей Терон.

– Но в приглашении написано, что я обязана сопровождать дуа Градиса, а не вас. – Я сделала попытку остаться дома. – Не будет ли это нарушением правил?

– Правила устанавливаем мы, милая элина, – довольно жестко ответил дуал и протянул мне руку. – И мы их меняем по своему усмотрению.

Хрен редьки не слаще, как любила говорить моя бабушка.

Глава 12

Во дворе нас ждали ворон на дереве и открытый портал. Ворон получил от дуала короткий приказ и бесшумно исчез в сумерках, а вот портал в виде двери никуда не делся. Обычная на вид дверь висела над землей и слегка светилась алым. Я такую уже видела. Моя рука в руке дуала дрогнула.

– Знакомо? – тут же поинтересовался мужчина.

– Страшно, – искренне ответила я. – Никогда не видела магии. Вы же знаете, дуа Терон, у нас она запрещена.

– Вы сама маг, элина, вам не стоит бояться порталов.

Его перескоки с «ты» на «вы» изрядно меня напрягали, он никак не может определиться, как со мной общаться? Не решит, кто я – аристократка или плебейка?

– Прошу!

Он взмахнул рукой, и дверь открылась, обнажая красное клубящееся марево.

Это было похоже на пасть монстра, и мне идти в эту дверь совсем не хотелось. Неконтролируемая паника поднялась откуда-то снизу и захлестнула с головой. И Дю ничего не могла сделать, потому что сейчас на нас смотрели два черных провала, затянутых тьмой. Всего на мгновение тьма Терона позволила себе выглянуть из его глаз, но моей малышке этого хватило, чтобы затаиться, ничем не выдавая своего присутствия. Умничка… Она умничка, а я размазня! Соберись, Нина, сделай шаг в эту чертовую дверь!

Но сделать шаг получилось лишь обратно. От двери.

– Не пойду! – отчаянно затрясла я головой.

Чем дольше себя уговаривала, тем больше разрастался страх. Это было сильнее меня. Иррациональный ужас. Казалось, ступи я за эту дверь, и окажусь в неизвестном месте, одна среди пустыни, без людей…

– Никс, вы мне доверяете?

Честно говоря, большая часть моих сил уходила на поддержание безмятежного и уверенного вида, поэтому я избегала лишний раз смотреть на мужчину, из-за которого попала в эту дурацкую ситуацию. Но прямой вопрос требовал такого же прямого ответа.

– Нет, – выпалила я.

Хватит, один раз доверилась и оказалась одна в чужом мире, кишащем смертоносными тварями.

– Не любите дуалов? – хмуро спросил Терон, шаря взглядом по моему лицу.

– А за что мне вас любить? – Я вскинула голову и посмотрела в антрацитовые глаза. – Вы ворвались в мою жизнь, не считаясь с моими желаниями, перекроили ее под себя, отобрали свободу. За что мне вас любить?!

Чем эмоциональнее становилась моя речь, тем больше мрачнел дуал, а меня от его тяжелого пристального взгляда бросило в жар, который быстро сменился волной озноба, и я на мгновение забыла, как дышать. Прикусила язык и заставила себя замолчать. Куда меня несет? И почему я теряю самообладание, когда нахожусь с ним рядом? Отчего только в его присутствии у меня случаются эмоциональнее качели? Это ведь не может быть из-за нашей связи? Или может… Эта мысль мне не понравилась. Если рядом с Тероном я становлюсь истеричкой, то это что-то значит? Где бы узнать…

– Простите, – искренне повинилась я. – Когда боюсь, бываю несдержанной.

– Мне бы не хотелось, чтобы вы меня боялись, Никс.

Дуал внимательно посмотрел мне в глаза, потом подхватил на руки, шагнул в портал, и стоило ему сделать шаг, как дверь за нашими спинами исчезла. Я пискнуть не успела, только обхватила его за шею, и сердце заполошно забилось в груди, а спустя секунду, зажмурившись, тихо застонала и задергала ногами. Да что за невезение?

Мы вышли в светлом холле, полном света и людей. Секунду назад все гомонили, но стоило Терону появиться, как голоса стихли и толпа дружно повернулась в нашу сторону.

– Да пустите меня, – зашипела я, теряясь под множеством взглядов.

Дуал аккуратно поставил меня на пол, но тут же мягко взял под руку, не давая отойти в сторону.

На нас пялились. Расфуфыренные тетки с высокими прическами, выбеленными лицами, алыми губами и мушками в самых неожиданных местах через пару минут стали казаться мне фарфоровыми куклами, которых можно было различить только по цвету и фасону платьев. Их кавалеры были одеты в строгие костюмы – брюки с цветными лампасами и фраки с фалдами, напоминающие земные. Мужские костюмы отличались только цветами. Я вспомнила, что цветовая гамма зависела от родовых гербов. А вот юные девушки были одеты более свободно, в легкие светлые платья с воланами и рюшами, некоторые красовались обнаженными плечами, и я увидела нескольких аристократок с метками тьмы. Они гордо посматривали по сторонам, привлекая к себе повышенное внимание. В черном не было никого…

– Доброго вечера, полковник, – раздался немного раздраженный бас. – Соизволил наконец-то.

Толпа расступилась, и к нам подошел красивый седоволосый мужчина лет сорока на вид. Подтянутый, широкоплечий, властный и опасный, как сто крыланов.

– Командор, – склонил голову Терон, а я присела в реверансе, как меня учила мира Мадлен. – Познакомься с элиной Никс, на сегодняшний вечер она моя спутница.

– Та самая?

Меня оценивающе осмотрели от макушки до кончиков туфель. Взгляд-рентген, аж до костей пробрало, и я поежилась.

– Нет, – качнул головой Терон.

– Жаль. Но зачем она тебе? Метка тьмы?

– Нет. – Терон сжал мой локоть. – Я лично проверял. Никс – маг. Необученный маг.

– Никс… – Командор скользил по мне взглядом. – Никс Этери? – Я кивнула. – Вспомнил… Сатэ Градиса. Хорошо, поселишь ее с остальными.

Что? А ничего, что я вообще-то здесь стою? И с каких пор я стала сатэ Градиса, его невестой?

– Следуйте за мной.

Больше не глядя на нас, он развернулся и зашагал в широко распахнутые золотые двери. Мы пошли следом, а за нами, громко разговаривая, двинулась толпа.

– Все отлично получилось, – склонился ко мне дуал. – Даже не пришлось просить. Будешь проходить обучение с остальными сатэ. Тебе нужно осваивать дар, Никс, и наши наставники в этом помогут.

– У меня есть наставник, – прошипела я, думая о прадеде. – Мне нечему обучаться у дуалов.

– Все избранницы тьмы проходят обучение перед ритуалом принятия силы.

Да он непрошибаем!

– Я не невеста, вы сами видели, что на мне нет метки!

– И мне очень жаль.

Я хотела еще долго возмущаться, но прикосновение теплых пальцев к ладони моментально успокоило мой пыл. Это было приятно, и в месте, где наши руки соприкасались, словно иголочки кололи. Я осторожно выдернула ладонь и стала осматриваться по сторонам, чтобы скрыть смущение.

Мы вошли в огромный зал, залитый светом тысяч свечей, пламя от них отражалось в золотых стенах и хрустальных люстрах, из-за этого по залу скакало множество огненных зайчиков.

– Так вот он какой – Золотой зал, – пробормотала я, шокированная роскошью и богатством убранства.

– Императрица! – зычно раздалось со всех сторон.

Прежде чем склониться в глубоком поклоне, я успела заметить, как улыбающийся командор подает руку миниатюрной женщине, вошедшей в зал через небольшую золотую дверь.

Стало так тихо, что я слышала собственное дыхание. Очень хотелось поднять глаза и посмотреть, что происходит, но я не стала этого делать, помня о своей мимолетной встрече с каретой наследника, только чуть развернула голову и скосила глаза на белоснежные туфли своего сопровождающего и чуть выше… и еще немножко, чтобы успеть бросить взгляд по сторонам. Мужчины опустились на одно колено, дамы, как и я, прижав ладони к груди, уткнулись носами в пол, словно спину всем одновременно прихватило в неподходящий момент. Особенно смешно это выглядело в исполнении толстушек в пышных платьях. А вот дуалы даже не думали кланяться, они лишь головы слегка наклонили, словно считали себя равными хозяйке этого дворца.

– Наследник! – зычно прокричал распорядитель.

Я про себя застонала, спина у меня не железная, держать ее согнутой так долго. Это местные приученные, а я себя уже бабкой столетней ощущаю.

– Свита! – вновь рявкнул мужской голос, и со всех сторон раздались радостные вздохи.

Можно распрямиться. Свите достаточно и легкого реверанса, если кто-то из многочисленной родни императорской семьи решит обратить внимание на девушку в черном и с ниткой запрещенного жемчуга на шее.

Императрица уже сидела на золотом троне, рядом стоял наследник, а за троном белоснежной скульптурой самому себе возвышался командор. Я обвела взглядом зал, дуалы в белых костюмах и без масок вызывали повышенный интерес. Все как один высокие, стройные, опасные, уверенные в себе. Среди местных аристократов они смотрелись породистыми псами в своре дворняг.

– Сегодня мы собрались, чтобы еще раз приветствовать наших спасителей. А также познакомиться с их избранницами. Мы отдаем Легиону лучших. Старую кровь, благородство, изысканность, чистоту и невинность. Семьи, в которых родились избранницы тьмы, могут гордиться оказанной честью…

Бла-бла-бла… не осрамить, не подвести, выполнить долг, и вообще, как всем им повезло и как завидуют те, кто пролетел мимо выбора! Я не слушала, что вещала правительница, меня удивило другое – у нежной хрупкой императрицы оказался низкий мужской голос! Я растерянно посмотрела на Терона, тот склонился ко мне и шепнул:

– За нее говорит императорский Голос. Посмотрите налево.

Я посмотрела. Там стоял мужичок в парчовом халате, поверх которого струилась белоснежная борода, и зачитывал с пергамента приветственную речь. Громко и с выражением!

– Подойдите ко мне, избранницы тьмы! – наконец торжественно закончил он.

И тут я поняла, почему Терон занял место в первых рядах, отсюда мы видели всех избранниц. Толпа расступилась, и со всех сторон к трону стали выходить девушки в сопровождении старших родственников. Почти всех я видела несколько дней назад на проверке меток. Аристократки. Некоторые улыбающиеся и счастливые, некоторые испуганные и бледные, но все они были похожи друг на друга легким самодовольством, проскальзывающим во взглядах, мол, вот мы какие молодцы, не то что вы, неудачницы. Это было и смешно, и глупо. Меня узнали, и парочка высокомерных девиц презрительно поджала губы, проходя мимо. Одна из них, в шикарном бледно-желтом платье, что-то шепнула сопровождающему ее мужчине, высокому поджарому старику с выправкой военного, и он оглянулся на меня, но столкнулся взглядом с Тероном и отвернулся.

Последними шли две девушки-горожанки. Их платья были довольно скромными, и никто их не сопровождал, видно, приглашение родне не выдали. А ведь и я так бы шла, если бы Дюшка не спрятала мои метки. Одна, под недоумевающими и презрительными взглядами местной элиты.

– А этих кто пустил? – зашипела презрительно женщина рядом. – Что здесь делают эти? Это явно какая-то ошибка!

– Элина, – холодно произнес дуал, слегка поворачивая к ней голову. – Тьма никогда не ошибается, запомните это. Больше уважения к нашим сатэ.

Тон его был настолько ледяным, что даже меня пробрало, а шипящая дама вообще чуть в обморок не грохнулась, она замахала веером и быстро исчезла в толпе.

Я заметила, что дуалы тоже подошли ближе и встали позади их командора.

– Выбирать будут? – съехидничала, не удержавшись.

– Присматриваться. Первое впечатление очень важное.

– А вы что же не присматриваетесь?

– А мне уже поздно, – помрачнел мой сопровождающий.

– А разводы у вас практикуют?

– Нет, это невозможно.

Это прозвучало так категорично, что я расстроилась.

– И пока смерть не разлучит нас, – пробормотала под нос.

Терон услышал и так глянул, что я поняла – так и есть. Пока кто-то не умрет, и этот кто-то явно не дуал. Вот влипла!

Тем временем девушки подходили к трону, называли род и имя, а после кивка императрицы выстраивались вдоль стены, с интересом поглядывая на дуалов.

– Кэти из рода Жакой, – поклонилась блондинка в белоснежном платье, отделанном алыми рубинами.

Первый род… помню, помню слова миры Мадлен. Что именно ее пророчат в жены моему мужу. От этой мысли мне стало весьма неприятно, и это показалось странным и неправильным. Что это я? Ревную? Глупости какие!

– Что же, наш выход. – Терон протянул мне руку, и не успела я задать вопросы, как оказалась напротив трона, а мой сопровождающий, улыбнувшись императрице, говорил: – Позвольте представить вам элину Никс Этери, будущего мага и будущую сатию одного из нас.

 

На императрицу прямо смотреть было нельзя, я отметила только кукольное личико, внимательные раскосые глаза и темные волосы, собранные в сложную высокую прическу. А еще огромное количество золотых украшений.

– На ней жемчуг, – услышала я тихий шепот. – Маг и жемчуг! Безобразие, кто позволил…

– Из-за таких, как она, мы чуть не погибли…

Терон кашлянул, и все притихли.

– Этот жемчуг не опасен, ваше величество, я лично проверил его на магические эманации. Он чист. Но прошу простить меня за столь провокационный подарок для сатэ. Увы, – он развел руками, – провинился по незнанию.

Вот чего-чего, а вины в его голосе не было вообще. Императрица махнула веером и кивнула, показывая, что прощает нарушителя. Мне же захотелось наступить острым каблучком на ногу черноглазой сволочи за то, что вытащил меня на всеобщее обозрение. Судя по тому, как командор поднял глаза к потолку, не только меня посетили кровожадные мысли.

– И чья она невеста? Ваша, дуа Терон? – прозвучал ленивый голос, и императрица чуть повернула голову в сторону наследника. – Я не помню род Этери в утвержденных ее величеством списках. Матушка, а ты помнишь?

– Сатию выбрал дуа Градис, – пророкотал командор, многозначительно глядя на Терона. – Она не отмечена тьмой, но в ней живет магия, поэтому союз возможен.

Кожа горела от взгляда наследника, но я не поднимала глаз от пола, только кусала губы, чтобы не выдать замысловатую конструкцию и не отправиться с бала на плаху.

Императрица посмотрела на сына и кивнула, и Голос тотчас объявил:

– Никс Этери дарована честь остаться во дворце. А теперь бал!

А меня никто не желает спросить, хочу ли я этого? Но возмутиться мне никто не позволил, Терон опустил мою руку себе на локоть и, коротко поклонившись, потащил в сторону.

Заиграла музыка, гости моментально разошлись, освобождая центр зала, командор подал императрице руку, и они закружились в медленном танце. Большой и сильный мужчина и хрупкая изящная женщина. Это было красиво.

Некоторые знания мира Мадлен успела вколотить в мою голову, и одно из них – первый танец танцует правящая семья, остальные могут только восторженно глазеть, поэтому меня не удивило, что больше никто не вышел на «танцпол».

– Никс из рода Этери, я выбираю тебя, – прозвучало над ухом, и я дернулась от неожиданности, но быстро исправилась, повернулась и присела в реверансе перед наследником. – Надеюсь, ты танцуешь так же хорошо, как выглядишь.

Терон с каменным лицом вручил мою руку наследнику, и под десятками завистливых и настороженных взглядов мы направились в центр зала.

– Приятно щелкнуть дуала по носу. – Манера произносить слова медленно, растягивая гласные, никак не вязалась с лихорадочным блеском глаз. – Пора напомнить, кто здесь хозяин, а кто нежеланный гость, – протянул наследник, обхватывая меня за талию и прижимая к себе слишком сильно. – Подними глазки, Никс, фаворитке я всегда разрешаю чуть больше, чем остальным.

Черт, и почему я постоянно влипаю в неприятности?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru