Галактическая няня

Мика Ртуть
Галактическая няня

Горячая авторская благодарность клубу «Прекрасных звездочетов» за инопланетную флору и фауну и особенно его идейным вдохновителям Анри и Алексу. Без вас эта книга была бы намного серьезнее.


Глава 1,
в которой я знакомлюсь с мистером Совершенство

Никогда не считала себя нормальной. А все из-за них! Из-за зеленых человечков! Эти пакостники преследовали меня всегда, сколько себя помню. Жаль, мне никто не верил и никто, кроме меня, их не видел. К двенадцати годам я научилась их не замечать, а в пятнадцать даже решилась ткнуть в одного из них пальцем. Но сегодня… сегодня все изменилось.

– Муха, давай быстрее!

Муха – это я. Мухина Маргарита Михайловна. Почти дипломированный педагог дошкольного образования.

Подруга Верка уже стояла у входа в деканат в толпе таких же студентов, жаждущих получить распределение на преддипломную практику. Я прижала к груди папку с документами и шагнула в распахнутую дверь. Оба-на! А эти что здесь делают?

Два зеленых карлика в черных комбинезонах сидели на подоконнике и болтали короткими ножками. Один из них скользнул по мне любопытным взглядом и радостно толкнул второго в бок. Тот спрыгнул на пол и побежал к столу, за которым восседала наша драгоценная Тамара Львовна. Я традиционно сделала вид, что никого лишнего не вижу. Может, это и правда мои галлюцинации, которые появились в раннем детстве?

– Мухина? – Тамара Львовна протянула руку к стройному ряду папок на полке шкафчика, но противный карлик с видом фокусника сунул ей в руки свою невесть откуда взявшуюся синюю папку. – Отлично. На тебя индивидуальный запрос с последующим предоставлением постоянного рабочего места. Считай, что диплом ты уже защитила. Подпиши вот здесь и здесь и не забудь отчет прислать!

Я подписала, где мне показали. НИИАиК. Хм… научно-исследовательский институт авиации и космоса? Что-то я такое в перечне не помню… И кем я там буду работать? У них есть детсад?

– А где это находится? – решила я все же спросить, хотя в кабинет уже впорхнула Светка.

– Там билет, – не поднимая головы от очередной бумажки, сообщила мне Тамара Львовна. – Разберешься. За тебя университету заплатили хорошие деньги. Цени!

Деньги? За практикантку? Э-э…

Что-то я ничего не понимаю.

Я уткнулась носом в папку, пихнула дверь в коридор и тут же столкнулась с кем-то из ребят, подпирающих стену.

– Эй, Маргаритка, тут тебя ищут! – Валерка презрительно кривил губы. – Какой-то мажор.

Однокурсник положил руку мне на плечо, наверное, чтобы никакие мажоры не сомневались, кто тут мой парень. Явно забыл, что мы расстались два дня назад, когда я застукала его целующимся со Светочкой. Или самоуверенно думает, что я его прощу? Наивный!

– Кто этот хлыщ?

– Э-э…

Ну да, иногда я бываю очень красноречивой.

– Ой, Марго, там такой мачо… – закатила глаза Верка. – Вон он у стенда стоит!

Вау! Какой красавчик! Хотя… может, он просто из ненормальных? Ну из этих, новомодных? Глаза подведены, волосы наращены, губы татуированы, вместо кубиков – импланты, вместо зубов – фарфор?

Мои подозрительные мысли перебила Верка. Она ухватила меня под руку и потащила к незнакомцу, не обращая внимания на мое грозное шипение.

– Вот! Это Мухина! Вы ее искали, – выпалила подруженька любимая, кокетливо хлопая ресницами. – А меня зовут Вера.

На Веру он не отреагировал. Посмотрел на меня холодным как лед взглядом и коротко кивнул:

– Я ваш сопровождающий. Следуйте за мной.

– Куда? – подозрительно вопросила я, исподлобья рассматривая незнакомца.

Красив, зараза, и, к моему вящему разочарованию, все у него натуральное.

– И как ваше имя?

– Можете называть меня господин Санс. Я должен доставить вас в аэропорт и оттуда к месту вашей работы. У нас… – он поднес к глазам руку, вглядываясь в массивные часы с пятью циферблатами, – два часа времени.

– Моя практика начинается завтра! – возмутилась я, в глубине души уже зная, что соглашусь. – Мне нужно собраться, сходить с друзьями в кафе отметить начало…

– Хотите к нам присоединиться?

Верка опять захлопала ресницами и выпятила грудь. Ей хорошо: есть что выпячивать в отличие от меня. Удивительно, как, имея в подругах первую красавицу потока, я не заработала за годы учебы комплекс неполноценности?

– В вашем контракте указано точное время. Следуйте за мной, госпожа Мухина.

И я последовала. Вот прям пошла за ним, четко перебирая ногами и размахивая руками. А рядом вприпрыжку бежали довольные зеленые человечки, светя на меня какими-то загогулинами. И никто не пошел следом! Вера вовсю щебетала с Валеркой, словно минуту назад не умирала от восторга, глядя на мистера Совершенство. Все сделали вид, что потеряли интерес к происходящему, и вернулись к своим делам. А еще друзья называются!

– Эй, – опомнилась я, когда дверь такси громко хлопнула за моей спиной. – Меня будут разыскивать!

– Нет, – коротко ответил похититель, усаживаясь рядом со мной.

Зеленые человечки забрались вдвоем на переднее сиденье рядом с водителем, но он их, похоже, не видел.

– В аэропорт, – скомандовал Санс, и машина тронулась.

Я хлопала ресницами, прижимая к груди папку и мучительно соображая: огреть мне этой папкой холодную жабу сейчас или затеять скандал в аэропорту?

– Не волнуйтесь, госпожа Мухина. Вам очень хорошо заплатят.

И глазищами зыркнул. Будто ножом пощекотал. А глаза у него небесно-голубые. Прозрачные, как майское небо. И ресницы длиннющие. И волосы… Черт! Волосы всегда были моей слабостью. А тут – расплавленное золото. Я едва сдержалась, чтобы не дернуть за свисающую у виска прядь, очень хотелось убедиться, что это не парик. Он заметил, что я его рассматриваю, и вопросительно приподнял бровь. Темную. Идеальной формы.

– Вы тоже видите этих зеленых чудиков? – спросила я, чтобы иметь официальное право глазеть на сидящего рядом мужчину.

– Да.

Очень многословен.

– И кто это такие?

– Рексы.

Ага, все ясно. Я не чокнутая, а так, слегка крышей подвинутая. А это рексы.

– Новый вид собачек?

– Можно и так сказать. Они ищут по мирам разумных, подходящих для работы у нас, дают им привыкнуть к странностям и потом способствуют заключению контракта. Знаете, госпожа Мухина, мы не любим нервных срывов и стараемся соблюдать конвенцию о правах человека. Увидь вы сегодня рекса впервые, как бы вы себя повели?

– Побежала бы сдаваться психиатрам, – честно ответила я.

– А так вы к ним привыкли за эти годы и больше не считаете себя ненормальной.

Еще как считаю! Но тебе об этом знать необязательно!

– Куда мы летим? И чем я буду там заниматься?

– Узнаете.

И к окну отвернулся. Что же… По крайней мере, Верка успела снять его на телефон и многие видели, кто меня похитил! Да и документы вроде неподдельные…

Я молчала, глазея в окошко. Господин Секс, или как его там, тоже молчал, но мне казалось, что он внимательно меня изучает. Неприятное чувство. И тут до меня дошло…

– Эй, вы сказали, собирают по мирам разумных для работы у вас? Мне не послышалось?

– Вы все верно услышали.

– Хотите сказать, что вы инопланетянин?

Я нервно хихикнула, но мистер Холодность смотрел на меня безразлично, как на докучающего ребенка, которому нужно все объяснить, но это так не вовремя. Под взглядом его прозрачных глаз я ощущала себя голой.

– Земля входит в состав межгалактической Федерации. Уже тридцать лет, но у вас нет собственного космофлота, поэтому пока вы считаетесь слаборазвитой цивилизацией с потенциалом четвертого уровня и находитесь в карантине.

– А сколько всего уровней?

– Двенадцать.

– А на вашей планете?..

– Одиннадцатый.

Ну да, конечно, высшее существо, кто бы сомневался! Скажи спасибо, Марго, что господин Идеал снизошел до ответов аборигенке из недоразвитого мира. Ух, как смотрит, гад инопланетный! Может, он все соврал, а сам пустит меня на опыты! Или продаст в сексуальное рабство! Или…

– Не злитесь, госпожа Мухина, вам совершенно не идет. Условия трудового контракта узнаете на борту яхты. И не переживайте, вас никто не похищает на опыты, не продает в сексуальное рабство и не будет заставлять делать то, что вам не придется по нраву.

Санс внимательно на меня посмотрел, и я почувствовала, как по спине пробежала неприятная волна. Что-то я на него неправильно реагирую. И сразу же возникла картинка моего сексуального рабства в объятиях такого мужчины… У-у-у…

– Читать чужие мысли неприлично! – Я гордо отвернулась к окну, чувствуя, как горят щеки, но старательно делая вид, что мне безразлично. Сейчас главное не показать этой холодной змее, что я смущена и нервничаю.

– Ну что вы, я не умею читать мысли, просто моя кухарка тоже с Земли, и она меня просветила, чего боятся земные женщины.

– Русские воспитатели ничего не боятся!

Ну кроме как летать на самолете, пауков и ветрянки, которой я, дожив до двадцати двух лет, так и не переболела.

Но шапочку из фольги я все же сделаю! А то мало ли что мне тут рассказывает мистер Безупречность, а сам, может, влияет на меня при помощи своих рексов, и я не замечу, как окажусь у него в объятиях! Ой, что-то не о том я думаю!

Жар залил не только щеки, но и уши. Вечная проблема рыжих.

Я стянула с хвоста резинку, энергично растрепала кудри и спряталась за ними, как за вуалью.

– У вас редкий цвет волос для этой местности, – негромко и слегка отчужденно произнес Санс. – Огненно-рыжие локоны. Вьются…

Он что, только сейчас это заметил? Тоже мне – мужчина!

– Мой отец – ирландец, и цвет волос я унаследовала от него.

Ну и зачем я ему это рассказываю? Можно подумать, мистеру Загадочность это интересно. И вообще, чувствую себя очень неуютно под его взглядом, так и хочется втянуть голову в плечи или сигануть из машины на полном ходу.

 

– Я попрошу вас надеть косынку и спрятать под ней волосы.

– Зачем? – Я в недоумении вылупилась на Санса. – Вас раздражают рыжие?

И тут же мое внутреннее Я заорало, что готово перекраситься хоть в серо-буро-малиновый, лишь только мистер Красавчик скажет – в какой! Но я быстренько запихала крикливое Я подальше и сделала обиженную физиономию. Пусть не думает, что я ради него соглашусь менять прическу.

– Нет. Но таковы обычаи моей расы. Не спорьте, прошу вас.

И губы скривил, будто я сейчас истерику закачу.

– У меня нет косынки!

Один из зеленых человечков молча протянул мне черную бандану с танцующими тараканами. Да уж… Я опять собрала волосы в хвост и повязала бандану, старательно отгоняя мысль, что черный мне совершенно не идет, а рядом сидит красавец-мужчина и смотрит на меня оценивающим взглядом.

Санс протянул руку, заправил выбившуюся прядь, критически осмотрел меня и кивнул. А потом опять отвернулся к окну. А я так и застыла, невидяще глядя в спинку водительского места и ощущая на щеке прикосновение холодных пальцев.

Эй, Марго! Очнись! Он твой работодатель! Инопланетянин! Может, он вообще бесполый? А ты тут слюни пускаешь.

Нет, я все понимаю. Но, когда рядом сидит такой превосходный экземпляр самца великолепного, да еще и не обращает на тебя никакого внимания, хочется, чтобы стало наоборот. Чтобы обращал!

В аэропорту нас уже ждали. Высокий тип с прилизанными волосами нервно вплеснул руками и сунул моему сопровождающему под нос планшет, в котором тот быстро расписался.

– Взлет через сорок три минуты.

Санс кивнул и, не глядя по сторонам, направился к входу для персонала. Я покорно поплелась следом, хотя меня так и подмывало броситься к прилизанному на шею и завопить, что меня похищает инопланетный монстр. Интересно, если бы я так сделала, этот господин Невозмутимость изменился бы в лице? Или так и остался холодной каменной статуей?

Космический корабль был похож на… самолет с обрубленными крыльями. Темно-синий, поблескивающий металлом и иллюминаторами. На боку красной краской было что-то написано. Я присмотрелась и ничего не поняла. Это было похоже на разрезанную на множество частей английскую S, собранную потом в хаотичном порядке и разделенную какими-то крючками.

– Как называется ваш корабль?

– «Стальной подснежник».

– Красиво. И ему подходит.

– Поднимайтесь на борт, госпожа Мухина.

Ой, а лицо какое безразличное, лишь на часы посмотрел многозначительно.

– А мои вещи…

– Уже на борту. Ваша родительница собрала для вас чемодан.

– Но я не попрощалась с мамой!

– Попрощаетесь по Интернету.

Вперед выскочил один из рексов и попробовал навести на меня блестящий кривой прибор. Зря он это! Я тут как раз рассуждаю, пора ли мне закатить скандал в лучших традициях индийского кино или грохнуться в обморок на руки прекрасного принца, а он на меня воздействовать пытается?! Я выставила палец и гаркнула:

– Еще раз попробуешь навести на меня эту штуку, вышвырну в космос без скафандра! Тебе ясно?

Огромные глаза без белков стали еще больше, и паршивец изо всех сил закивал, отчего его усики-антенны энергично закачались в разные стороны. А я, гордо расправив плечи, пошла по трапу навстречу приключениям и судьбе!

Глава 2,
в которой я узнаю о своей работе

Судьба ждала меня у входа. Точнее, три судьбы. Две были похожи на моего работодателя, такие же холодные и неприступные. Блондин в темно-синем мундире без погон и брюнет в черном комбинезоне. Высокие, широкоплечие, статные, сразу видна военная выправка. А вот третий…

– Добро пожаловать на борт! – радостно воскликнул он, и я попятилась, пока не уткнулась спиной в грудь Санса. – Мое имя – Йошка! Я стюард и ваш гид по кораблю!

Мамочки! Ко мне потянулась четырехпалая ладонь. Желтая, в зеленоватых разводах! А на довольной плоской физиономии с черными глазами-бусинками растянулся в улыбке безгубый рот.

– Вы к-кто? – все, что я смогла сказать, пялясь на стюарда и отступая еще больше назад, точнее, вдавливаясь в твердую грудь мистера Невозмутимость.

– Кхм… госпожа Мухина, не могли бы вы пройти вперед.

Не могла! Там стоит… ну, наверное, все же парень. Невысокий, толстенький, и кожа у него под цвет камуфляжного костюма! И сам он похож на лягушку! Вполне симпатичную лягушку, но…

– Я не готова провести свои лучшие годы в обществе заколдованного принца!

– Йошка принадлежит к расе никакийцев, и я не понимаю, что вас так возмущает?

И Санс самым наглым образом подпихнул меня вперед, к темному зеву входа, словно к воротам ада.

Трап тихонько завибрировал, и я осознала, что эта штука ведь летает! А значит, падает и разбивается!

– Госпожа Мухина, – прошипел в спину Санс, – это просто предполетная проверка. Вам ничего не угрожает. Ступайте в шлюз.

И он сильнее подтолкнул меня, но не тут-то было! Я раскорячилась, как морская звезда, упираясь руками и ногами в стены прохода, и, зажмурившись, в отчаянии замотала головой. Паника начала затапливать сознание, и, как бы я ее ни гнала, бороться с этим было выше моих сил.

– Нет! Я передумала! Найдите другого воспитателя! А хотите, я вам найду? Моя подруга Вера…

– Госпожа Мухина, у нас нет времени менять планы. – В голосе мистера Невозмутимость появились рычащие нотки. – Моя яхта абсолютно надежна, вам нечего бояться.

Все так говорят, а потом – бац! И самолет просто исчезает с радаров!

Я сильнее ухватилась за створки, ощущая, как от напряжения дрожат пальцы, а страх ползет от живота к сердцу. Полгода назад отцу пришлось влить в меня флакон новопассита, чтобы я согласилась совершить двухчасовой перелет! И все равно я потом весь полет держала его за руку! А тут кто будет держать за руку меня? Лягух?

Нет уж!

– Капитан, время на исходе, – подал голос брюнет, и я сразу же внесла его в список личных врагов! – Диспетчер объявил о пятиминутной готовности.

Да, да! Летите без меня! Я вам с Земли помашу платочком и даже слезу пущу по несбывшимся мечтам!

– Чтоб вас!.. – абсолютно по-человечески, со смешанной злостью и досадой прошипел Санс. – У нас нет времени менять воспитателя.

И он, подхватив меня на руки, внес в шлюз под громкие аплодисменты команды. Люк за нашей спиной с тихим шипением закрылся, зато открылась дверь перед нами, и Санс шагнул в большое светлое помещение. А я притихла, ощущая странное чувство. На руках у Санса было уютно, спокойно и очень надежно. Так и осталась бы там на долгое-долгое время…

Я подняла голову и столкнулась со злым взглядом. Ой, мама, мне кажется, что мой непрошибаемый инопланетянин изволит злиться. Ага, все же ему не чужды эмоции и чувства, а значит, и понравиться ему можно!

Ах, какие перспективы вырисовываются-а…

Я так размечталась, что даже бояться перестала, и когда корабль вздрогнул и тихонько заурчал, мне было почти не страшно.

– Поздравляю, капитан! – радостно воскликнул Йошка, когда меня наконец поставили на ноги.

Санс зло сверкнул глазами и, не глядя на меня, скомандовал:

– Взлет разрешаю.

– Есть, капитан!

– Йошка, отведи госпожу Мухину в каюту и проследи, чтобы она пристегнулась на время взлета. И дай ей успокоительное.

– Не надо мне никакого успокоительного!

Знаю я вас, инопланетян, дадут какую-нибудь таблеточку, и буду я потом горной козочкой скакать за этим злыднем!

– Пошли, покажу твою каюту, – по-свойски усмехнулся Йошка и махнул рукой в сторону коридора, освещенного чуть голубоватым светом.

– И контракт ей дай! – донеслось нам в спину. – Пусть внимательно изучит.

Я, не поворачиваясь лицом к Сансу, показала язык и пошла за Йошкой.

– Это гостиная. За стеклянной перегородкой находится рубка. Там пульт управления. Туда, кроме капитана и пилота, никому входить нельзя. Даже мне, – пояснял Йошка. Говорил он быстро, короткими фразами и при этом смешно шевелил маленькими, покрытыми рыжей шерсткой ушками, вызывая во мне почти детский восторг. – Здесь у нас жилые каюты. Здесь медотсек. Там же криокамеры. Кухня и столовая. Машинное отделение. Туда тоже не ходи. Опасно.

– Поняла. А большой экипаж на корабле?

– Это яхта. Космическая яхта. Механик. Пилот. Стюард. Капитан. Все.

– А рексы?

– Искусственный интеллект в примитивной оболочке. Они уже отключены и находятся в режиме энергосбережения. Твоя каюта.

Офигеть! Это каюта? Да это апартаменты!

Пол ушел из-под ног, это яхта плавно оторвалась от Земли, я даже испугаться не успела. Йошка быстро пихнул меня внутрь, легким движением руки отправил в мягкое кресло, моментально вытащил откуда-то два ремня и защелкнул их на моем животе. Сам уселся на пол, скрестив по-турецки коротенькие ножки, и широко зевнул.

– Когда выйдем на орбиту, отстегнешься. Так что, принести тебе таблеточку от укачивания?

– Не надо! Контракт лучше принеси.

– Да вон он, на столике лежит.

Я протянула руку к файлу. Да, ничего странного. Типовой контракт. Хотя…

В гостиную я влетела со скоростью выпущенной стрелы и затормозила, лишь упершись носом в стеклянную перегородку, едва не снеся ее грудью. Санс успел переодеться в черные брюки с лампасами и белоснежный китель, на голове у него красовалась не менее белоснежная фуражка, которую он как раз поправлял. А ему идет форма. Просто идеально сидит. Не мужчина, а ходячая девичья мечта.

– Эй! – Я постучала по стеклу. – Что значит «двадцать четыре часа семь дней в неделю»? А выходной? Отпуск? Перерыв на сон, обед, личную жизнь?

– Госпожа Мухина, вы дочитали контракт? – Холодный, как арктический воздух, голос раздался с потолка. – Вы видели сумму вашего вознаграждения?

Я заглянула на последнюю страницу в раздел «Расчеты» и присвистнула. Сумма впечатляла. С такими деньгами я могу больше никогда и нигде не работать, а жить на проценты. И неплохо жить. Стало обидно и неприятно. Этот инопланетный гад решил, что нас, землян, можно вот так просто взять в рабство?

– Я же чокнусь! Зачем вам чокнутый воспитатель?

– Кроме вас за ребенком будут смотреть кормилица и медсестра. Вы будете лишь заниматься его воспитанием.

За ребенком? За одним? Я опять сунула нос в контракт. Твою мать! Зараза! Индивидуальный воспитатель… на один земной год… с правом продления…

– А чей это ребенок? – все, что я смогла из себя выдавить.

– Мой, – прозвучало лаконично, и Санс отвернулся.

Он женат! Мой мир рухнул, разбился на осколки и полетел в тартарары!

– Воды? – раздался сочувствующий голос Йошки, и он протянул мне стакан.

– Спасибо.

Я выпила воду. Странный у нее привкус, какой-то химически-медицинский. Очищают при помощи препаратов?

У меня было множество вопросов, на которые я хотела получить ответы немедленно! А Санс не обращал больше на меня никакого внимания, и это бесило. Они с блондином обвешались виртуальными окнами и что-то оживленно обсуждали. Вот же! Он, оказывается, разговаривать умеет. Гад!

– Есть хочешь?

Я зевнула. Жутко захотелось спать, вот прямо глаза закрывались, и попа тянула поискать мягкое местечко.

– Кофе хочу. Есть у вас кофе?

– Есть!

Мы пришли на кухню, и Йошка, указав мне на высокий стул, полез в шкафчик за чашками.

– У нас только растворимый, – виновато произнес он, косясь на меня своими глазами-бусинками. – Будешь?

Я кивнула, подперла щеку кулаком и, зевая, спросила у суетящегося рядом с чайником стюарда.

– А сколько лет ребенку? И кто это, девочка или мальчик?

– Ему минус два дня. А кто будет, не знаю. У анриев с этим постоянно заморочки.

– Еще раз и теперь по-русски, пожалуйста.

Я обхватила ладонями темно-синюю чашку. Пахнет приятно, настоящим кофе. Горячий. Хорошо.

– Капитан – анрий. Житель планеты Анри. Он достиг возраста первой репликации. Его клон родится через два дня. Мы его заберем и полетим домой.

– Э-э…

Да что же так спать-то хочется? С трудом понимаю, что говорит Йошка. Какой клон, какая репликация?

– А жена? – тупо спросила я, изо всех сил борясь с желанием положить голову на руки и заснуть прямо здесь за столом.

– А это просто удивительно! – радостно воскликнул Йошка. – Никогда не слышал, чтобы анрий переносил через порог землянку!

Что?

Перед глазами все поплыло, и веки сами захлопнулись, отключая свет, звук и запахи.

Проснусь, убью эту жабу хитрую! Явно подсыпал что-то в воду…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru