Сожги этот мир

Михаил Сергеевич Толстов
Сожги этот мир

Часть 1. Карния

Глава 1. Пустошь

Ещё одна жертва про́клятой планеты – она лежала в бескрайних песках великой пустыни словно кит, выброшенный на берег и окружённый стаей падальщиков. Для них это был не просто сбитый космический корабль, а выигрышный лотерейный билет и единственный шанс на лучшую жизнь. После долгих мучений они вскрыли грузовой отсек и проникли внутрь. Самые слабые духом сразу же принялись делить трофеи – счастливый Викет Джонс схватил диковинный автомат и закричал:

– Это ж настоящие плазмаганы! Знать бы ещё как ими пользоваться, и мы бы захватили весь проклятый город! А можно вообще продать это добро барыгам из технозоны и жить как короли! – Собратья по оружию подхватили радостный вой Джонса и тоже стали хватать добычу, словно новые игрушки.

Но старый пройдоха Вилли, который много чего повидал в жизни, внезапно осознал опасность ситуации и почти простонал:

– Это же корабль класса Красный змей! Надо валить! – И дал дёру с корабля, схватив первую попавшуюся под руку вещь.

У Викета появилось нехорошее предчувствие:

– Какой ещё на хер Красный змей?! Ау?! О чем речь вообще?

В это время другая группа мародёров пробиралась по узкому коридору к кабине пилота. Открыв двери, они увидели человека в чёрном бронекостюме с небольшими узорами в виде языков пламени. Воин Дирк уже пришёл в себя после жёсткого приземления и стоял перед ними в полный рост: античный герой с грозными чертами холодного убийцы и с кинжальными лезвиями на запястьях. Мародёры смотрели на него несколько мгновений, а потом Дирк нанёс отточенные удары в шею первым “счастливчикам”. Не теряя времени, он перескочил через трупы и занялся следующими в очереди. Тесный коридор не давал разбойникам напасть всей толпой, и они в страхе ринулись в грузовой отсек за поддержкой товарищей по оружию.

– Сдавайся, подонок! У нас есть дробовики и гарпуны! Ты в западне и тебе некуда бежать! – Кричал осмелевший Громила Томми, пока остальные прятались за ящиками с боеприпасами и снаряжением.

– Вы хоть знаете, кто я такой? – Голос из тёмного коридора не отражал эмоций, в нём чувствовалась только холодная сталь.

– А какая на хрен разница?

– Я воин Лейна, я фанатик, готовый сражаться до последней капли крови, и моё оружие всегда наготове.

В качестве подтверждения своих слов Дирк швырнул к непрошенным гостям компактную светошумовую гранату. Мародёры про́клятой пустыни не привыкли к технологическим штучкам, и они совершенно не предполагали, что кто-то будет метать гранаты в грузовом отсеке с оружием. И когда Викет очнулся от лёгкого шока, он обнаружил, что воин Лейна уже вовсю кромсает его коллег по опасному бизнесу. Кое-кто из бандитов успел выстрелить из дробовиков и гарпунов, но в ближнем бою, когда противник уже дерётся с твоими товарищами, это была плохая идея: Дирк уходил от выстрелов, использовал врагов как живой щит и даже та дробь, что достигла цели, не смогла пробить его доспехи.

Конечно, у бандитов тоже был большой жизненный опыт, но в отличие от них, Дирк прошёл обучение от мастеров, он дрался с лучшими, и поэтому отделался только ушибами и баллистическим шоком от пуль, попавших в доспехи. Под конец схватки из мародёров остался только особо трусливый Викет Джонс, который всё это время держался в стороне и пытался сразить Дирка из винтовки Мосина. И теперь настал момент истины – они встретились глазами, между ними было три метра пустого пространства, а Джонс сжимал в руках заряженное оружие. Дирк взглянул на бедолагу и поведал ему будущее:

– Ты бросишь оружие и уйдёшь прочь.

– Это ещё почему?

– Послушай себя – твой голос дрожит ещё сильнее, чем руки. Каков шанс, что твоя игрушка сможет пробить мои доспехи? И каков шанс того, что ты выживешь, если разозлишь меня?

– Да кто ты такой?! Почему я должен тебе верить?!

– Я Дирк, воин могучего братства. Мы – живая легенда, восставшая из времени, мы – диктатура Лейна. Бесконечная преданность, единая цель, неостановимая сила, которую вы примете в назначенный час. Либо мы установим мир справедливости, либо утопим его в огне. И можешь верить моему слову – мы люди чести и выполняем свои обещания.

– Что-то ты не похож на доброго человека! Ты моих корешей на куски порезал!

– А я и не говорил, что я добрый. Справедливость крайне жестока в начале пути, потому что она требует действий и борьбы.

Воин Дирк медленно подошёл к Викету и совершенно спокойно отвёл в сторону дуло его допотопного оружия:

– Моё терпение на исходе. Рекомендую использовать ноги, чтобы выйти из положения.

– Звучит заманчиво! – Викет начал пятиться задом, пока не дошёл до самого выхода. – Слушай, у меня столько долгов на шее, а я рассчитывал на это дельце. Я знаю кое-что, что может тебя заинтересовать.

– Да неужели? А по-моему твоя история проста как грязь. Вы оказались здесь не случайно. Человек с большими деньгами и связями нанял местных головорезов, чтобы они прочесали пустыню в поисках сбитого корабля. Он собирался устроить мне ловушку, когда я приближусь к городу. И он хотел получить подтверждение моей смерти. Назовём его Билл Родхэм, он же мясник, он же душегуб и демон. Слуга корпорации Синтэк, представитель тиранов, которые высасывают соки из местного населения.

– То есть ты знал, что перешёл дорогу Мяснику, но всё равно сунулся на его планету? Ты совсем псих?

– Это уже не его планета. Я уничтожил почти все его корабли в этом секторе.

– Ты только пришёл в наш мир, и я могу рассказать как тут всё устроено.

– Да чего тут понимать? Мир это прежде всего люди. И этот мир поставили на колени. Нищета, преступность на уровне гражданской войны, рабы на добыче ресурсов и плантациях, адские фабрики с дешёвым ручным трудом и экологический кошмар. Эту картину я видел уже не раз.

– Я знаю всех местных авторитетов и их группировки. Если ты хочешь выполнить свою миссию, то должен знать местный расклад.

– Если я начну расспрашивать тебя, то выдам свои цели.

– А проводник? Тебе нужен проводник по нашим опасным землям?

– Я не собираюсь гулять тут пешком. Это Красный змей – это просто неубиваемая машина. Я смогу подлатать его своими силами. Конечно, без капремонта на нём уже не прыгнешь в космос, но до города как-нибудь доберусь.

– Дай хотя бы пару юнидолларов конфедерации и я скажу сколько народу осталось вокруг твоего корабля! Я даже сдам конкурентов, которые ждут тебя в соседних секторах с зенитками!

– Торгуешься ты лучше, чем воюешь. У меня нет местной валюты, но думаю тебя устроит её твёрдый эквивалент.

Дирк кинул золотую монету Викету, и тот не задумываясь бросился ловить сокровище.

Глава 2. Город порока

Воин Лейна приближался к прогнившему городу, к настоящему воплощению Содома и Гоморры. От некогда величественных синих небоскрёбов остались только воспоминания, местные жители уже давно превратились в варваров и уничтожили последние плоды цивилизации. Теперь на улицах валялся мусор, всюду стоял запах нечистот и мёртвых тел, а звуки стрельбы стали обыденностью. Такая картина могла испугать кого угодно, но только не воина Лейна. Фанатик Дирк с радостью рвался в бой, и ему не терпелось начать очередную битву ради высшей цели, ради всеобщей справедливости.

Дирк ворвался в город и схватил первого попавшегося жителя за шкирку:

– Где здесь самая страшная банда?!

– На футбольной площадке, прямо по кварталу и налево, рядом с черепами на кольях.

Чумазый попрошайка в лохмотьях удивился больше внешнему виду Дирка, чем его вопросу – воин в тяжёлом обмундировании и с энергоавтоматом наперевес выглядел в местных трущобах как космонавт упавший с неба. Что-то подобное можно было встретить только в технозонах, но к ним подпускали лишь тех немногих жителей Карнии, кто приносил ценные ресурсы.

Дирк оттолкнул оборванца и продолжил путь. Безусловно, он привлекал внимание и по его следу уже шли настороженные головорезы, но воин Лейна не бежал от неприятностей – он их создавал. Дирк вышел на площадку, где отдыхала местная банда из полсотни человек, и выстрелил по ним из подствольного гранатомёта. Но Дирк не хотел убивать их всех сразу, а только оглушить и напугать, поэтому он выстрелил не в самый центр, а в край. Людишек разметало в разные стороны, кто-то отправился на тот свет, но самые крепкие из них отделались лёгкой контузией.

Главарь банды, чудовище в человеческом обличье ростом в два метра, увешанный костями и в самодельном бронекостюме, очнулся первым. Он схватил палицу и издал устрашающий рёв. Дирк ответил более цивилизованно:

– Я пришёл поставить тебя на колени.

– Ты просто очередной трофей! Я вырву твоё сердце, когда раскатаю по асфальту!

– Если.

Вокруг футбольной площадки сразу собралась толпа зрителей – всем хотелось посмотреть, как два упёртых лба превращают друг друга в кровавое месиво. Диктатура Лейна не требовала честного обращения с моральными дегенератами, но Дирк собирался произвести впечатление на окружающих и сражался исключительно шипами, встроенными в костюм, чтобы получилось подобие битвы на равных. Воин наносил удары в уязвимые места и “маневрировал” от выпадов противника. Главарь, в свою очередь, прошёл жестокий отбор мира, в котором жил: он умел драться и держать удар, а тяжёлая палица в его руках могла пробить даже шлем и броню современных доспехов. Воину Дирку пришлось попотеть и применить все свои умения, чтобы вымотать чудовище. Естественно, и сам Дирк получил ушибы и колото-резаные раны, но чаши весов, в конце концов, качнулись в его сторону. Ослепленный яростью главарь банды пропустил несколько критических ударов, и кровотечение из ран лишило его сил. Он выдохся, потерял концентрацию и уже никак не мог угнаться за врагом. Когда исход битвы стал очевидным для всех собравшихся, Дирк нанёс удар в ногу и повалил гиганта вниз.

 

Воин Лейна забрал палицу и позволил поверженному главарю попытаться подняться: у того хватило сил только привстать на одно колено, и тогда Дирк смертельным ударом поставил точку в схватке. Теперь улица ждала, что скажет новый предводитель.

– Я воин Дирк, посланник диктатуры Лейна. Я пастор, который поведёт вас, слабых, сквозь долину смертной тени.

– А что если мы не захо… – один из бандитов попытался сопротивляться новому вождю, но не успел он договорить, как Дирк, мгновенно выхватив из своего костюма метательный нож, влепил его прямо в глаз бунтарю.

– Это только начало! – Продолжил говорить Дирк. – Сейчас мы пройдёмся по всему этому проклятому городу, и вы будете следовать за мной и наблюдать за наступлением нового порядка! Теперь всё будет подчиняться высшему благу!

Один из головорезов вспомнил про вежливость и поднял руку, чтобы задать вопрос.

– Чего тебе?!

– Что такое высшее благо?

– Правила, мать вашу! Правила, написанные для всех, даже для меня, и никто не будет выше законов справедливости. А справедливость это равенство в правах и возможностях – больше не будет никаких рабов, больше никто не будет стоять над обществом и управлять его ресурсами в своих целях, мы сами будем определять свою судьбу, коллективно, а не по воле случайного угнетателя. А теперь, прежде чем мы продолжим веселье, мне нужны люди, готовые прямо сейчас пойти на самоубийственное задание ради высшего блага! Есть добровольцы?!

Неожиданно для прогнивших жителей города из толпы вышли два человека. Первым шёл однорукий мулат в сером балахоне, не выдавая ни страха ни смущения. Этот человек смотрел прямо в глаза Дирку. За ним осторожно следовал солдат с автоматом в тёмно-синей униформе, по-видимому когда-то служивший в частной армии, он озирался по сторонам и всюду ждал подвоха.

Как только они подошли вплотную, мулат задал вопрос:

– Я Бальтазар Гроу и я готов пойти за тобой. Но я должен спросить, ты в самом деле веришь в справедливость? Разве она возможна на этой помойке? – Голос Бальтазара был твёрд, он не боялся вызвать гнев Дирка и умереть, жизнь преподнесла ему множество горьких сюрпризов, и поэтому теперь он вопрошал о вечных истинах.

– Справедливость создают люди. Она рождается в борьбе.

– И даже такой калека как я нужен твоему делу?

– Это наше общее дело, и именно поэтому оно является высшим благом. И именно поэтому мне нужен даже ты. Особенно ты, первый, кто вышел, чтобы поддержать. А как твоё имя, солдат? – Дирк перевел взгляд на второго добровольца.

Человек в синей униформе вышел из-за спины Балтазара и ответил:

– Зовите меня просто Седрик, и я готов служить общему делу.

– Как ты тут оказался?

– Охранял Красный крест, но мы “потерялись”… – Седрик начал говорить невнятно, пытаясь сократить детали своей истории. – В общем, нас бросили умирать, я остался один и только и делал, что старался выжить.

– “Отличная” история, мы к ней ещё вернёмся.

– Сэр, Вы сказали, что нужен человек, готовый пойти на самоубийственное задание? Что нужно делать?

– А ты ещё не догадался? Ну, тогда иди следом и скоро поймёшь.

Воин Дирк отправился в соседний квартал, чтобы найти следующую группировку, но теперь за ним бежала целая толпа зевак и последователей. Ещё один выстрел из подствольного гранатомёта, ещё одна череда жертв, Дирк снова вызвал на бой главаря и снова одержал победу. К счастью для него, эта банда оказалась слабее и мягче предыдущей, Дирку удалось с относительной лёгкостью победить главаря и завербовать новых сторонников. Он опять задал вопрос о том, кто хочет пойти на самоубийственное задание ради справедливости и собрал новых добровольцев – к нему вышел один матёрый бандитский предводитель, жаждущий славы и завоеваний, и его друг с вырванным языком, ещё один амбал, на котором красовались самодельные жестяные доспехи с шипами и рогатый демонический шлем. Первого звали Ти-Бёрд, он выглядел как пират: в кожаном пиджаке, с цепями, с рыжей бородкой и вечно прилипшей к губе папиросой. Его мотивы были прозрачны как стакан воды – он увидел нового сильного вождя и захотел примкнуть к самой сильной банде. О мотивах второго воина, которого все называли Зверем, можно было только гадать, но, судя по его внешнему виду, он был на седьмом небе от счастья.

В третий раз Дирка встретили овациями из толпы, и вожак банды уже ждал своего шанса сразиться с новым героем проклятого города. Воин Лейна боролся под стимуляторами и ему требовалось всё больше сил, чтобы продолжать этот путь. Но он не боялся смерти и неудачи, Дирк знал, что биоимплант в его голове превращает любого человека в идеального фанатика. Дирк выжмет из своего тела всё возможное, но дойдёт до конца.

Это оказался последний триумф – город сдался на милость победителю и оставшиеся небольшие группировки приняли новую власть. Как и раньше Дирк призвал добровольцев, готовых пойти на суицидальную миссию. Словно соблюдая некую традицию, из толпы опять вышли два человека: местный кузнец-торговец Гарольд Рассудительный и его боевая подруга Магма, последняя была отчасти похожа на борца Сумо, спокойная, крупногабаритная дама со струйным огнемётом и ожогами на лице. Гарольд говорил за обоих и уверял, что они являются ярыми сторонниками идеи о высшей справедливости. Дирк принял этот ответ и перешёл к следующему этапу.

Воин Лейна ещё не дошёл до своего физического предела, и он смог провести победную речь, забравшись на руины старого памятника Фемиды:

– Справедливость – это не иллюзия, не красивое слово для обмана и не идиллия далёкого будущего. И мы будем творить её прямо сейчас. Для начала займёмся справедливым распределением ресурсов. Рядом с нами есть алмазные копи на севере и плантации на юге. Ваши банды сражались лишь за контроль рудников, наполняли их рабами и продавали товар корпорациям за бесценок, чтобы получить допотопное стрелковое оружие, просроченные медикаменты и продовольствие из плантаций, которые находятся в руках частной армии Синтэк. Теперь не будет никакого рабского труда в алмазных шахтах. Теперь все запасы продовольствия, медикаментов и ценных ресурсов будут под открытым общественным контролем, чем больше вы работаете – тем больше получаете. Мы будем проводить учения, чтобы стать организованной, дисциплинированной силой, способной захватить плантации. Это ключ к нашей независимости, с помощью поставок продовольствия они контролируют нас и устанавливают низкие цены на добытые алмазы и другое сырьё. Они специально держат нас на голодном пайке, чтобы мы дрались друг с другом и были разобщены.

Ближе всех к Дирку стояли те, кто согласился пойти на неизвестную миссию, и именно один из них – Седрик – задал вопрос:

– У них есть такое же оружие как и у тебя, а ещё роботы и боевые дроны!

– Я пришёл не с пустыми руками, на моём корабле достаточно оружия, чтобы захватить плантации. – На этом месте Дирку пришлось немного приукрасить действительность, он и в самом деле привёз с собой целый арсенал, но он не мог сравниться с тем, что было у бойцов Синтэк. – Потом мы захватим ещё больше современного оружия и даже нормальный транспорт. Я научу вас пользоваться энергоавтоматами и вместе мы будем тренировать новую централизованную призывную армию. Что касается роботов, то, к счастью, они пока являются дорогими игрушками, используемые для устрашения. Ещё никто не смог создать компактный и недорогой искусственный интеллект, поэтому наш главный противник – это наёмники, псы войны, это единственная сила, способная держать под контролем территорию.

– А ты думаешь о последствиях, пророк? Они вернутся, чтобы отомстить и восстановить прежний порядок вещей, – Бальтазар был поумнее остальных и проявлял дальновидность.

– Естественно, это будет только началом войны. Возможно, нам придётся вывезти технологии с плантаций, чтобы сделать свои тайные оазисы. Возможно, нам придётся вести партизанские действия против хорошо вооружённого противника. И именно поэтому мы должны будем расширять свою сферу влияния, занимать новые города, освобождать людей от рабского гнёта и увеличивать армию, – на этом моменте Ти-Бёрд и Зверь явно повеселели, – и, к счастью, не всё против нас. На Карнии есть куча враждебных друг другу корпораций. Мы можем стравливать их между собой, торговать с ними и получать жизненно важные технологии. – А это уже вызвало радость у Гарольда. – Одна из наших главных задач – это наладить своё материальное производство, и в конечном счёте мы должны возродить промышленность. Сейчас вам это кажется делом далёкого будущего, но мы вынуждены проделать этот путь или нас сомнут.

В толпе показался потёртый жизнью пройдоха Вилли и его друг Викет Джонс. Вилли, являлся одним из немногих, кто читал книги и знал историю, поэтому он задал вопрос из другой темы:

– Неужели диктатура Лейна ещё существует? Мы можем рассчитывать на помощь твоих братьев?

– Мы огонь, который легко разгорается. И если это восстание запылает должным образом, то братство пришлет нам корабли с оружием. А все желающие смогут записаться в святое воинство.

– Почему ты один?

– Диктатура Лейна занята в семьдесят девятом секторе, мы освобождаем мир, который в десятки раз больше вашего. Меня отправили сюда, на периферию, на спецзадание. А помощь вам – это бонусная миссия. Ни один воин Лейна не устоит перед соблазном разжечь огонь.

Глава 3. Тайная вечеря

После воодушевляющей речи Дирк принял участие в менее официальном мероприятии, которое проводилось в укромном месте и с избранными. Они собрались в развалинах старой библиотеки, накрыли стол и продолжили вести разговоры, поднимая стаканы с самогоном. Седрик и Бальтазар сели один по левую, другой по правую руку, как первые апостолы Дирка.

– Я начинаю подозревать, что ты не собирался давать нам никакого самоубийственного задания, Дирк! Это был трюк, чтобы выбрать идейных сторонников из толпы, – сказал в какой-то момент Седрик, обгладывая куриное крылышко.

– А я начинаю подозревать, что ты просто идеальный солдат, Седрик. В тот момент ты ничего не понял, но отправился в “бой”, – Дирк пил в меру и сохранял относительную трезвость и серьёзность даже при шутках.

– Почему ты остаёшься таким сдержанным, Дирк? Это какой-то религиозный обет?

– Это биоимплант в моём мозгу. Он наполняет моё сердце непримиримым фанатизмом и делает меня верным оружием в руках диктатуры Лейна.

Седрик поперхнулся и даже немного протрезвел, а остальные внимательно прислушались к разговору.

– Что?! Вас что, штампуют как киборгов? Вы так набираете себе “святое воинство”?

– Естественно, нет. В нашем государстве мы являемся отдельным крылом, орденом, если так можно выразиться, в который идут по собственному желанию и в сознательном возрасте. Биоимплант можно получить только добровольно и после глубокого изучения идей организации. Мы не позволяем простым романтикам совершать необратимые поступки. Кандидат должен осознавать, кем он станет после перерождения.

– Слава Богу! А то я малость испугался, что вы вербуете сторонников насильно и распространяетесь как чума!

– Наши враги используют именно такой пропагандистский штамп. Но это противоречит всем нашим убеждениям – это насилие над личностью.

– Поэтому вы занимаетесь только добровольным насилием?

Дирк прекрасно понимал, что за всеми эти вопросами стоят сомнения, что битва за умы людей всё ещё продолжается, и он снова должен держать удар. И в этом противостоянии любое неосторожное слово могло показать его слабым или даже дискредитировать саму идею, и поэтому он ответил правдивой хитростью, сменив акценты:

– Что может быть более человечным, чем самопожертвование ради общего блага?

– И каким вы видете это благо? Очередная утопия? Постоянное напряжение сил, чтобы бежать к прекрасному будущему?

– Я убеждён, что каждый из собравшихся здесь согласиться с тем, что жизнь станет лучше только в том случае, если мы будем усердно работать и бороться. Организованно, системно и бескомпромиссно.

– За то и выпьем!

Пирующие чокнулись стаканами, и напряжение немного спало, снова возобновились шуточки и прекрасные мечтания о будущем, когда они освободят родные края от хаоса и бесконечных войн. Но Бальтазар сохранял осторожное молчание и, видимо, какие-то вопросы остались для него неразрешенными. Заметив его сомнения, Дирк начал первым:

– Ты хочешь что-то спросить?

– Я просто хочу удовлетворить своё любопытство. Почему вы называетесь диктатурой и при этом говорите о свободе?

– Есть простая истина, что жизнь не укладывается в простые истины. Не бывает свободы во всём, как и абсолютного порядка. Естественно, мы собираемся построить цивилизованное общество, где любому гражданину будут даны равные возможности в развитии, где образование будет доступно каждому в равной степени, где труд человека будет не пожизненным изнурительным проклятием, соседствующим со страхом голодной смерти. Можно ли назвать такое общество свободным? Безусловно. Но оно не проживёт и года, если не будет защищать свою свободу. – Дирку хотелось рассказать как можно больше и передать им весь тяжёлый опыт государственного строительства, но в тоже время он боялся затянуть речь, которая и так становилась довольно громоздкой и теряла ясность. – Сила человечества в многообразии, и в этом же его и беда: всегда будут рождаться лентяи, анархисты, религиозные фанатики и идейные несогласные. Их мало, но они самоорганизуются и распространяют информационный яд. Поэтому обществу необходимы механизмы социального отбора и сильная пропагандистская машина. Иначе любая организация, построенная ради общего блага, может превратиться в бюрократического монстра, в воспалённый лимфатический узел государства, где будут создаваться кланы, процветать кумовство и коррупция.

 

– И вы являетесь главными защитниками этого нового общества, его элитой?

– Нет, мы лишь продукт, который оно генерирует для своих нужд. Наверное, я неудачно выразился. – Дирк уже ругал себя за то, что читал недостаточное количество книг, хотя до Карнии ему, наоборот, казалось, что он слишком много времени уделяет теории. – Я попробую выразить саму суть в одном предложении: скажите мне какой отбор в вашей организации, и я скажу чего она стоит, и тоже самое касается и общества. Если вы будете постоянно обучать людей, проверять их на практике и продвигать наверх исключительно по результатам, то ваша система не сгниёт. Тогда у вас есть будущее. Но чёрт возьми, сколько же вещей в мире хочет сломать этот отбор! Стоит какому-нибудь человеку получить каплю власти или богатства, как у него сразу возникает соблазн использовать их, чтобы продвинуть своих близких в обход существующего социального отбора. А обиженные лентяи? Чем меньше человек знает, тем больше он уверен в своей правоте, такие личности всегда находят оправдания своим неудачам. И как правило в этом виновата система, которая не смогла их оценить, а значит система плоха и против неё надо бороться. А ведь есть и те, кто просто хочет жить на широкую ногу и ищет любые лазейки в законах. Все они враги общества, которых нужно безжалостно и показательно уничтожать.

– Кто такой Лейн? Это ваш правитель?

– Нет. Это рядовой воин организации, от которого не ждали подвигов и даже высоких результатов. Но в назначенный час он с лёгкостью пошёл на немыслимое и стал бессмертным символом в нашем обществе. Потом один из великих изобрёл биоимплант. Он сделал его ради личного применения, чтобы лучше работать во благо общей идеи. Никто не знает его настоящего имени, потому что он звал себя Лейном, простым человеком, который верит в идею и готов к любому подвигу. Мы и есть диктатура обычных людей, диктатура большинства ради интересов большинства.

– Я не хочу тебя обидеть, пророк, но твои речи выглядят немного приторными. Вы пытаетесь казаться белыми и пушистыми.

Сново воцарилось молчание, казалось, что Дирка загнали в угол и скоро он получит удар по репутации. Дирк впервые рассмеялся, и все увидели, что смех его был искренним и не содержал и процента притворства.

– Я призываю людей к долгому кровопролитному восстанию с тяжёлым трудом и великими жертвами! Но мои речи кажутся тебе приторными? Из тебя выйдет отличный воин Лейна!

Через секунду удивления, Бальтазар поспешил отмахнуться от такого заманчивого предложения.

– Не думаю, что мне когда-нибудь захочется пройти через операцию на головном мозге, чтобы стать фанатиком!

– Хорошее замечание, Бальтазар, но когда ты увидишь цену поражения, когда тебя начнут прижимать к стенке, то ты будешь готов на любые жертвы, чтобы работать лучше и избежать катастрофы. К сожалению, мир устроен именно таким образом, иначе не существовало бы никаких воинов Лейна.

– Надеюсь, что в этом правиле есть исключения.

– Я сам до сих пор на это надеюсь, что когда-нибудь мы станем реликтом и отпадёт всякая необходимость в подобных жертвах. Но этот день всё никак не настаёт.

Дирк поднялся из-за стола и оглядел своих приближённых.

– Я могу доверять вам больше, чем остальным, и поэтому задам вам важный вопрос. Меня интересует доктор Варгас, кто знаком с этим человеком?

Седрик, отхлебнувший в этот момент из своего стакана, закашлялся и выплюнул самогон и обернулся к Дирку:

– Зачем тебе сдался этот маньяк?

– Он связан с очень плохими людьми. И доктор является зацепкой, ниточкой к этим мерзавцам. Как только мы захватим плантации, то займёмся Варгасом. Это первичная цель моей миссии.

– Ну, в таком случае я стану твоим проводником к его логову.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru