#любовь, или Невыдуманная история

Михаил Александрович Самарский
#любовь, или Невыдуманная история

Глава 2

Светка Луна (ну а какое ещё прозвище могло получиться от фамилии Лунько?), в свою очередь, была по уши влюблена в Неверова, но признаться в этом до конца боялась даже себе. Ей казалось, что Андрей, узнав о её чувствах, станет её презирать. Вот только почему Светка так решила – непонятно.

Главным консультантом в её сердечных делах была десятиклассница Ирина Бахтура. В школе она считалась докой во взаимоотношениях. К ней обращались за советом все девчонки в школе. А причина крылась в том, что Ирка вела себя слишком уж независимо. В итоге учителя перестали делать ей замечания по поводу отсутствия школьной формы. Воспитывала её бабушка. Та однажды пришла в учительскую и закатила такой скандал, что у всех сразу пропало желание заставлять ученицу Бахтуру ходить на занятия как положено.

Впрочем, то, во что одевались девчонки, и формой сложно назвать. Скорее, это определённый стиль, поскольку блузки, как и юбки, были разного цвета, а некоторые вместо юбок и вовсе носили брюки. Короче говоря, ученицы просто должны были выглядеть строго. Но Ирке прощались даже джинсы. Правда, биологичка Дарья Матвеевна не сдавалась так просто. Заметив однажды слишком вызывающий вырез на блузке Бахтуры, выгнала её из класса и потребовала пойти домой переодеться. С тех пор Ирина не рисковала и приходила в школу в более скромных нарядах.

– Даже не знаю, что мне делать, Ир! – хлюпала Светка. – Андрей вчера признался ей в любви.

– А ты откуда знаешь? – усмехнулась Ирина.

– Настя сама мне рассказала. Она на седьмом небе от счастья.

– О! Седьмое небо – это высоко! – рассмеялась Ирина. – Ох и больно ей оттуда будет падать!

– Тебе смешно, а у меня всё рушится. Ты же мне сама сказала, чтобы я показывала ему своё равнодушие. Вот и допоказывалась! Он влюбился в эту тихоню. Я ненавижу её, что мне теперь делать? – Светка сжала кулаки и скрипнула зубами.

– Без паники, Свет! – Ирина подошла к ней, села рядом на диван и обняла её.

– Ты понимаешь, Ир, – шмыгая носом, продолжала Светка, – она сейчас вылечится, придёт в школу – и всё!

– Что – всё? – Ирина выпятила нижнюю губу. – Ну что – всё?

– Задружат – и всё! Потом их, как говорится, водой не разольёшь! Ты разве не понимаешь?

– Не задружат! – Ирина погладила подругу по голове.

– Ты уверена? – Светка округлила глаза. – Почему ты так говоришь? Ты что-то знаешь и недоговариваешь?

– Знаю-знаю! – рассмеялась Ирина. – Я многое знаю. Только давай договоримся: прекрати нюни распускать, у меня есть план. Но сначала расскажи мне всё подробно.

– В каком смысле? – утирая нос, спросила Лунько.

– В прямом! Когда ты была у Насти? Когда к ней приходил твой этот… как его?

– Неверов! – подсказала Светлана. – Неверов Андрей.

– …да, что она тебе говорила? Правду ли говорила или нет? Может, она насочиняла всё.

– Это сто процентов правда. Ты бы видела её! Глазки закатывает, ручки заламывает. – Светка изобразила соперницу. – Театралка чёртова!

– Почему театралка? – удивилась Ирина.

– В театральное училище она поступает, бредит театром.

– Так-так-так! – Ирина задумалась, а потом вдруг выпалила: – Вот на этом мы и сыграем!

– На чём? – Светка Луна вытаращила глаза. – На чём сыграем?

– На театре, – потирая руки, ответила Ирина. – Говоришь, театр обожает? Это хорошо, очень хорошо! Рассказывай подробности.

Светлана подошла к зеркалу, вытерла слёзы, поправила чёлку и, разместившись поудобнее в кресле, приступила к рассказу. Ирина внимательно слушала и изредка задавала вопросы, чтобы кое-что уточнить. Когда Лунько закончила, подруга ещё несколько минут молчала, а затем наконец поделилась своим планом:

– Значит, говоришь, Настя не ответила ему ни «да», ни «нет»? Решила подумать?

– Так она сказала, – подтвердила Светлана.

– Не обманывает? – спросила Ирина.

– Я думаю, нет, – ответила Светка. – Она такая, понимаешь, как тебе сказать, такая… как бы овечка.

– Вот тебе и овечка, – ухмыльнулась Ирина. – А парня из-под носа увела. Вот таких «овечек» и нужно опасаться.

– Я вообще не пойму, что он в ней нашёл! – вскочила с кресла Светлана. – Ни рожи ни кожи! Её все девчонки в нашем классе – да в каком классе, во всей школе! – называют белой вороной…

– Сиди-сиди! – замахала руками доморощенный «психотерапевт». – Любовь зла. Слышала такую поговорку?

Светка снова уселась в кресло и стала внимательно слушать старшую подругу.

– Значит, так, – продолжила Ирина, – я напишу текст, дам тебе оператора (есть тут смышлёный парнишка, бегает за мной), пойдёшь к Насте и скажешь, что один знаменитый режиссёр ищет актрису на роль пятнадцати-шестнадцатилетней девушки. Типа сейчас он собирает видеофайлы, а потом будет приглашать на собеседование.

– А зачем? – Светка раскрыла рот.

– Ой, Светка-Светка, – рассмеялась Бахтура. – Какая ты ещё наивная.

Лунько надула губы и нахмурилась.

– Ничего не объясняет и сразу – «наивная-наивная»…

– Ой, ты ещё обидься на меня! – Ирина махнула рукой. – Я же любя говорю. Слушай внимательно: мы составим текст, твоя Настя должна будет прочесть его на камеру. Потом мы удалим начало и конец, останется только то, что мы покажем Андрею.

– Ничего не понимаю, – замотала головой Светлана.

– А что тут понимать? – несколько раздражённо ответила Ирина. – Сделаем видео для Андрея, на котором твоя Настя…

– А режиссёр тут при чём?

– Да никакого режиссёра нет! – вскрикнула Ирина и подняла руки вверх. – Это просто ход такой. Мы вроде как записываем отрывок из какого-то спектакля или кино, а в тексте будут слова типа «я тебя не люблю, ты не в моём вкусе» и так далее…

– Ты думаешь, Настя согласится такое записать? – Луна всё ещё никак не могла до конца понять коварный замысел подруги.

– Ну, так она же не Андрею будет записывать, а мифическому режиссёру. А мы потом оттуда лишнее уберём и покажем эту запись Неверову. Получится так, будто она написала для него видеописьмо. Ясно?

– Ой! – Светлана зажмурилась. – Страшно!

– А чего тут страшного? – снова рассмеялась Бахтура.

– А вдруг это вскроется? – прошептала Светка. – Андрей же возненавидит меня.

– Ничего не вскроется, – заверила Ирина. – Нужно просто всё тщательно продумать. Но я беру это на себя. Так! Прошу меня полчаса не тревожить! Сиди здесь и жди, я подготовлю текст.

Бахтура удалилась в другую комнату, а Светлана взяла с полки первую попавшуюся книгу и принялась читать. Назвать чтением это было сложно, поскольку строчки читали только глаза, мозг не воспринимал информацию – в голове вертелись лишь мысли о предстоящей «операции».

«Ирка мудрит что-то совсем уж непонятное. Может, не стоит связываться? Стыдно как-то. Нас-тя мне доверяет, всё рассказывает, делится, а я… Нехорошо как-то. Всё-таки нужно отказаться от этих интриг… А с другой стороны, я ведь люблю Андрея! Как же мне без него? Если сейчас ничего не предпринять, всё рухнет. Настя ответит согласием, они же любят друг друга по-настоящему! Попробуй потом уведи его у этой артистки. Но ведь она ничего плохого не сделала. Я же видела, как она себя ведёт. Во всяком случае, я никогда не замечала, чтобы она заигрывала с Неверовым. Он сам втюрился. Она здесь ни при чём. Мы сейчас разрушим их любовь, а где гарантия, что Андрей захочет стать моим парнем? Хотя Ирка говорит, что есть тысячи способов… Да ну её! Вечно она со своими рецептами. Нет, наверное, стоит всё-таки отказаться от этой затеи. Стыдно как! Никогда не думала, что вот так буду бегать за парнем, да ещё интриги плести. Но я же люблю его! Люблю…»

Последнее слово Светка то ли выкрикнула, то ли оно так отчётливо читалось на её лице, что Ирина, войдя в комнату, удивлённо спросила:

– Что с тобой?

– Всё нормально, – буркнула Светка и покраснела.

– На, вот текст для режиссёра, – язвительно сказала Ирина. – Пусть прочитает на камеру…

– Ничего себе, – хмыкнула Луна. – Здесь и графиня, и король!

– Всё правильно! Ей даже в голову не придёт, что часть этой записи предназначена для её мальчика. Теперь поняла?

– Да! – Светка закивала. – Круто. Очень круто ты придумала.

– Учись! – Ирина подняла над головой руку и, постучав указательным пальцем себя по голове, добавила: – Мозг!

– А этот, как его, оператор?

– Я уже позвонила, скоро будет.

– Так мы сегодня должны это сделать? – испуганно спросила Светка.

– А когда? Твои предложения? Или, может, хочешь дотянуть?

– Нет-нет, – тяжело вздохнув, произнесла Светка. – Просто волнуюсь.

– Ты не волнуйся, а звони Насте…

– Зачем? – Лунько вздрогнула.

– Свет, ты меня убиваешь. Ну как это зачем? Ты без звонка хочешь ехать, что ли? А вдруг её дома не будет или…

– Так она же болеет, – возразила Светлана. – Куда она денется?

– Куда угодно! – усмехнулась Ирина. – К врачу или к бабушке уедет за малиновым вареньем. Позвонить нужно обязательно. Тем более заинтересовать её, чтобы она сама пригласила тебя. Слушай внимательно: сейчас звонишь, только сразу о съёмках ничего не говори. Так, поболтай о чём угодно, трали-вали, а потом как бы невзначай скажи, что якобы тебе предложили поучаствовать в кастинге, но у тебя, дескать, нет никакого желания. А дальше – что хотела ей предложить, но она болеет и всё такое. Поняла?

– Угу!

– Если она согласится, скажи, что уже не успеешь, завтра последний день, нужно скорее сдать и так далее. Как раз и проверим, действительно ли она бредит театром или просто придумала себе историю. В общем, звони. Только поставь на громкую, чтобы я тоже слышала. В случае чего подскажу.

Светлана откашлялась и дрожащим пальцем набрала номер подруги. Через несколько гудков раздался голос Насти:

– Светик, привет! Ой, я так рада, что ты позвонила. Сегодня у меня прямо какой-то день тишины. Как ты?

– Да всё нормально, – ответила Лунько. – Уроков много задали, пока всё сделала, уже вечер наступил.

 

– Что там новенького в школе?

– Всё по-старому.

– Я так соскучилась, – вздохнула Настя.

– Пока есть возможность, отдыхай.

– Надоело! Как там Андрей?

Светлана подскочила в кресле. Но Ирина тут же замахала руками и, отвернувшись к стене, зашипела: «Не вздумай виду подать!» Но та и сама вовремя сообразила, невероятным усилием заставила себя улыбнуться и ответила:

– Всё хорошо! Ходит грустный, скучает.

– Передавай ему привет!

– Обязательно…

– Спроси у неё, – шёпотом посоветовала Ирина, – нет ли знакомых, кто хотел бы поучаствовать в конкурсе!

Светлана кивнула.

– Слушай. Насть, у тебя случайно нет знакомых, кто хотел бы поучаствовать в одном театральном конкурсе?

– Что за конкурс? – Даже по телефону можно было понять, что Настя напряглась.

– Мне предложили записать видео, но ты же знаешь, это не моё…

– А подробнее? – заинтересованно спросила Настя.

Ирина показала подруге большой палец в знак того, что всё отлично, всё идёт по плану!

– Какой-то известный режиссёр раздал текст из пьесы и попросил актёров записать видео. Ну, чтобы не устраивать лишних просмотров. У него такой метод. Вот эти самые видео он просмотрит, выберет несколько человек и уже тогда пригласит на собеседование. Там нужны девушки от пятнадцати до восемнадцати лет для спек-такля…

– И ты отказалась? – удивилась Настя.

– Ну какая из меня актриса? – наигранно рассмеялась Светлана.

– А почему же ты мне ничего не сказала?

– Я даже не подумала, ты же болеешь.

– Ну болею – и что? Если видео, я бы тоже могла поучаствовать в конкурсе.

Ирина замахала руками, жестами предлагая Светлане действовать активнее.

– Уже поздно, завтра последний день. Хотя, если записать сегодня…

– Светочка, миленькая, – взмолилась Настя. – Давай сегодня запишем! У меня есть фотоаппарат, который…

– Зачем фотоаппарат? – хмыкнула Светка. – Нужно качественное видео. У меня есть знакомый с видеокамерой. Если хочешь, можем зайти к тебе сегодня.

– Вот ты странная какая! – радостно воскликнула Настя. – Конечно, хочу. Когда вас ждать?

– Сейчас я позвоню, узнаю, свободен он или нет.

– Спасибо тебе, подруга! Жду вас.

Ирина, скрестив руки перед собой, показала Светке, что разговор окончен. Лунько положила трубку и, набрав полную грудь воздуха, резко выдохнула:

– Ой, я аж вспотела.

– Ну, вот, – потирая руки, произнесла Ирина. – Рыбка заплыла в наши сети. Теперь нужно аккуратно вытащить её на берег.

Через полчаса пришёл видеооператор Василий Ляхов. Девчонки не стали посвящать его в пикантные подробности. Получив указания от Ирины, Василий вместе со Светкой отправился к «юной актрисе».

Настя встретила их с большой радостью. Родителей дома ещё не было, так что можно было ни о чём не беспокоиться.

– Вот, – Светка протянула лист бумаги, – слова. Долго учить?

– Двадцать минут максимум, – ответила Нас-тя. – Вы пока чайку попейте. Бабушка передала такой вкусный пирог с черникой – пальчики оближешь. Так что угощайтесь, я мигом.

На кухне работал крошечный телевизор. Так совпало, что один из героев какого-то сериала рассуждал о добре и зле.

«Только человек задумывается, что следует делать, а что нет. Если, к примеру, голодная собака или кошка заметят на столе еду, они не станут размышлять, а набросятся на неё сразу. А человек, даже будучи сильно голодным, задумается, как правильно поступить, и примет решение, опираясь на принципы нравственности, какие-то общепринятые правила и допустимые нормы. Как поступит тот или иной человек, зависит только от его воспитания, от того, где проходят границы его этического мировоззрения и морального восприятия окружающего мира. Раньше в вопросах этических норм помогала религия. Божье слово имело влияние на большинство людей. К сожалению, в современном мире всё чаще отходят от религиозных учений, библейская мораль считается непрактичной и устаревшей. Так как же сегодня живёт человек? Способен ли он на любовь и самопожертвование? Как нам дальше жить? Как не превратиться в животных?»

Услышав последний вопрос, Светлана вздрогнула.

«Уйти, нужно уйти! – думала она. – Зачем я это делаю? Я же человек… Зря я всё это начала. Ну люблю я Андрея. И что? А он любит Настю. Кроме того, и она его любит. Пусть любят друг друга. Зачем я вмешиваюсь? Зачем? Как же на душе плохо…»

– Ну вот я и готова! – радостно заявила Настя. – Пойдёмте снимать.

«Ладно, – промелькнуло у Светланы в голове. – Не буду уже устраивать тут трагедий. В конце концов, ничего плохого не случится, если мы запишем видео. Потом решим, что с этим театром делать».

Василий установил штатив, настроил камеру, и съёмки начались. Настя оказалась действительно способной актрисой. Светлана отрешённо сидела в углу и продолжала размышлять над своим поступком. После того как съёмки закончились, Василий, видимо, решив блеснуть перед девушками театральными познаниями, перед уходом ляпнул:

– Мавр сделал своё дело, мавр может уходить!

Настя изумлённо посмотрела на гостя и, улыбнувшись, сказала:

– Ну слава богу, у нас до дел мавра не дошло.

– Точно, – хихикнул Василий. – Впрочем, я и на Отелло не очень-то похож.

Настя на мгновение задумалась, стоит ли дальше размышлять на шекспировскую тему, но всё же решилась:

– А вы знаете, Василий, что это самое большое заблуждение?

– Какое? – опешил он.

– Фраза о мавре, которую вы произнесли, не принадлежит Отелло.

– Да ладно? – не поверил Василий.

– Точно говорю, – заверила Настя. – Но вы не удивляйтесь. Большинство людей уверены, что эти слова принадлежат Отелло, который задушил свою Дездемону. Но сами подумайте: разве Отелло мог так цинично сказать, увидев свою любимую мёртвой?

– Да бог его знает, – пожал плечами Василий. – Цинично или нет, но он ведь её сам задушил.

– Всё верно, но он это сделал, когда на какое-то мгновение помутился рассудком. Он любил, он обожал Дездемону.

– Честно говоря, Насть, я не помню, как там и что произошло, – признался Василий. – Так кто же это сказал? Просто любопытно!

– Это фраза вообще из другой пьесы. Есть ещё один театральный мавр – герой пьесы Шиллера «Заговор Фиеско в Генуе». Может, слышали. Там совершенно другая история, тот мавр помогал заговорщикам заполучить власть, а потом, когда те победили, он понял, что соратникам не до него. Вот именно он и произнёс эту фразу: «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить!»

– Спасибо! – Василий закивал. – Теперь буду знать. Очень любопытно.

– Бедный Оттело, ему приписывают то, чего он не говорил, – вздохнула Настя.

Перед уходом Светлана молча обняла подругу и поцеловала её.

– Ладно, Настён, пока.

– Ты чего такая грустная? – заметила Настя.

– Устала. – Светлана махнула рукой.

– Не заболела? – участливо спросила Настя.

– Нет, просто день был напряжённый.

– Прости меня, Светик, тут ещё я со своими просьбами.

– Всё хорошо, Настён. – Светлана криво улыбнулась и вслед за Василием исчезла за дверью…

Глава 3

Ирина внимательно отсмотрела на своём компьютере видео и объяснила Василию, что нужно удалить. Тот сказал, что здесь работы на пять – десять минут – обрезать, сохранить и снова записать на флешку, – и предложил отправиться к нему домой.

– А здесь это нельзя сделать? – спросила Светлана.

Василий с недоумением посмотрел на неё и ухмыльнулся:

– Как же я здесь сделаю? Для этого специальная программа нужна.

– Вась, – вмешалась в разговор Ирина, – у меня к тебе просьба: можешь сделать и принести нам флешку прямо сейчас?

– Могу, Ириша, – с радостью согласился Василий. Было заметно, как он старался угодить Бахтуре.

Ляхов и впрямь вернулся очень скоро. Он заглянул в глаза Ирине, доложил, что задание выполнено и передал флешку. Лунько обратила внимание, как он задержал свою руку в руке девушки.

«Ох и втрескался он в Ирку, – подумала Светлана. – А Ирка прямо как королева себя ведёт! И чего они все в неё так влюбляются?»

После очередного просмотра уже отредактированного файла Ирина поблагодарила Василия, и тот счастливый удалился.

– Он у тебя такой послушный, – хмыкнула Светка. – Прямо как собачка.

– А ты как думала? – гордо ответила Ирина. – Учись, парни должны быть на коротком поводке.

Часы показывали время 20:30. Девчонки ещё раз внимательно изучили видеофайл и пришли к выводу, что работа выполнена отлично.

– Ну что, Светка, – Ирина хитро сощурилась, – осталась последняя деталь. Тут нужно быть очень внимательной. Смотри не проколись. Главное – сделать так, чтобы у Андрея не возникло желания звонить Насте, а если позвонит она, чтобы он не пожелал с ней разговаривать.

– Да она сама не позвонит, – процедила Светка. – Скромняга ещё та. А у него нет её телефона.

– Откуда ты знаешь? – язвительно произнесла Ирина. – Любовь иногда творит такие чудеса, что тучи с неба падают.

Светлана наигранно рассмеялась.

– Ха! Представила, как туча грохнулась на землю и искры во все стороны разлетелись.

– А ты думала! Так и есть.

– Да ладно тебе! – Лунько округлила глаза. – Сочиняешь на ходу.

– Не знаешь – не говори, – серьёзно сказала Ирина. – Иногда туча цепляется за холм и страшно искрит. Там такая энергия образуется! Если человек попадёт в такую тучу, он оттуда гипнотизёром выйдет.

Светка слушала подругу и не знала: то ли она правду говорит, то ли врёт, то ли сон какой рассказывает.

Ирина вручила Светке флешку и выдала очередную инструкцию:

– Скажешь Андрюхе, что Настя просила забыть её и больше не тревожить. Ясно?

– Ясно, – тяжело вздохнула Светлана и направилась к выходу.

– Погоди! – остановила её Ирина. – Снова без звонка собралась? Никогда не иди ни к кому, предварительно не договорившись.

– Да я… к нему…

– Не оправдывайся, – настояла на своём Бахтура.

– Хорошо. – Светка кивнула и набрала номер Андрея.

Тот почему-то не поднимал трубку.

– Вот видишь? – Ирина выпятила нижнюю губу. – А ты говоришь.

Светлана повторила набор, и на этот раз в трубке раздался голос Неверова:

– Извини, Свет, первый раз не успел к телефону. Хотел набрать тебя, но ты меня опередила. Что случилось?

– Ничего не случилось, – робко начала Светлана, отвечать бойко почему-то не получилось. – У меня тут для тебя кое-что от Насти есть.

– От Насти? – удивился Андрей и уточнил: – От Широковой?

– Ну а от какой ещё? – ухмыльнулась Светка. – От неё!

– Что там ещё? – насторожился Андрей.

– Давай не по телефону, – предложила Светлана. – Ты дома? Я могу сейчас забежать.

– Тогда жду тебя! Примерно через сколько будешь?

– Минут через пятнадцать-двадцать.

– О’кей! Жду, – ещё раз подтвердил Неверов и положил трубку.

Ирина обняла подругу и нарочито громко и торжественно произнесла:

– Ну, подруженька, с богом! Да смотри там, не растеряйся. И не красней.

– Слушай, Ир, а ты как к Васе относишься? – вдруг спросила Светлана.

– К какому ещё Васе? – не сразу сообразила Бахтура.

– Ну, к оператору…

– Ой, – скривилась Ирина, – ты что, Свет? Тоже мне, нашла жениха.

– Но видно, что тебя-то он любит. – Светка картинно закатила глаза. – Аж млеет.

– Что поделаешь, – усмехнулась Ирина. – Их много, а я ведь одна. Помлеет-помлеет – да найдёт себе девочку. Ладно, ты давай поторопись. Сначала дела все сделай, потом болтай.

Выйдя из подъезда, Света не сразу отправилась в путь. Какое-то время она стояла и думала о напутственном слове подруги.

«Хм, с богом! Люди совершают различные поступки – и плохие, и хорошие – с именем Бога на устах. И каждый считает себя правым. Вот я иду совершать, по сути, преступление. Ну, пусть даже преступление не уголовное, пусть нравственное, моральное, но в любом случае нехороший поступок. Почему я не остановлюсь? Почему я тупо хочу это сделать? Из-за любви? Но ведь глупо из-за любви творить подлые поступки! Господи, как же это мерзко! Но я знаю точно, что уже не остановлюсь, потому что любое промедление сыграет против меня. Ирина права: завтра они созвонятся, и Андрей никогда не станет моим. Эта мымра потом будет мне ворковать: „Ах, он мне то сказал, ох, то сделал, ух, он так смотрел, эх…“ Тьфу на вас! Влюблённая парочка. Нет, никогда он не будет твоим. Я люблю его и всё сделаю, чтобы остаться с ним. Просто Андрей не разобрался. Если он присмотрится, он поймёт, что я ничем не хуже этой актрисы погорелого театра. И я люблю его сильнее. Я на всё готова ради него…»

Светлана даже не заметила, как оказалась у подъезда, в котором жил Андрей. Она решительно поднялась на этаж и нажала кнопку звонка. Дверь отворилась, и на пороге возник Андрей. Светлана не сразу заметила, что тут же в коридоре находились его младшие брат и сестра, Кирилл и Ксюша. Они обрадовались гостье.

 

– Привет, Света! – закричал из-за спины брата раскрасневшийся Кирилл, укутанный в махровое полотенце.

– Привет, ребята! – Светлана помахала рукой. – Купаетесь?

– Уже искупались, – доложил Кирилл и погладил ладошкой мокрые волосы.

– Мы спать собираемся, – объявила Ксюша.

– Ой, ребята, да я ненадолго, – уловив намёк, ответила гостья и обратилась к Андрею: – А Анны Андреевны нет дома?

– А зачем тебе Анна Андреевна? – язвительно спросил Андрей. – Ты к ней пришла или ко мне?

– Да просто поздороваться хотела, – смутилась Светлана.

– Она ещё с работы не пришла, – выпалила Ксюша.

– Но уже близко, – добавил Кирилл. – Позвонила и сказала, что нам вкусняшки купила.

– Везёт вам, – улыбнулась Светлана.

Андрей шикнул на своих подопечных, приказал укладываться в кровати и удалился со Светкой в свою комнату.

– Что там у тебя? – видимо, предчувствуя что-то неладное, грустно спросил Андрей.

– Понимаешь, Андрюш, тут такое дело… – Светлана замялась. У неё снова промелькнула мысль, что, может быть, остановиться, не продолжать, но она отмахнулась от сомнений, как от назойливой мухи, и заглянула в глаза парню.

– Свет, – сжав кулак, процедил Андрей, – давай без предисловий. Что у тебя?

– Вот, – Лунько протянула Андрею флешку, – здесь для тебя видео.

– Что ещё за видео? – Неверов с опаской взял её в руку.

– Это, ну… письмо… От Насти… Она… Она написала тебе видеописьмо, – сбивчиво пояснила Светлана.

– Ты его видела? – спросил Андрей.

– Нет! – испуганно ответила Светлана и покраснела. Андрей заметил её неловкость и ухмыльнулся.

«Зачем я это спросил? – подумал он. – Конечно, любопытная Варвара уже всё посмотрела. А потому, чтобы не ходить мне в дураках, будем смотреть вместе».

– Снимай пальто, присаживайся рядом, – предложил он и с сарказмом добавил: – Посмот-рим, что тут нам прислали.

Запись длилась не более двух минут. Андрей отнёсся к словам Насти очень спокойно. Во всяком случае, так показалось.

– Дура, – произнесла Светлана. – Я была о ней другого мнения.

– Прекрати, – сказал Андрей. – Это её право. Да и во многом она права. Зачем ей какой-то непонятный чувак? Она из богатой семьи…

– Ты чего, Андрей? – наигранно вспылила Светка. – При чём тут богатые и бедные? Разве это любовь, когда…

– Свет, – перебил Андрей, – давай не будем на пустом месте разводить дискуссию. На нет и суда нет. Насильно, как говорится, мил не будешь.

– Жалко тебя, – тихо сказала Светлана и прижалась к Андрею.

Через некоторое время он встал и подошёл к окну.

Светка не знала, как правильно себя вести в данной ситуации. В какое-то мгновение она даже хотела выпалить, что любит Андрея, но вовремя остановилась.

«Дура я набитая, – подумала она. – Это же будет всё равно что на поминках начать кому-то желать здоровья. Он после этого может меня просто возненавидеть…»

Светлана встала и тихо попрощалась.

– Передай, что я её больше не потревожу, – попросил Андрей.

– Хорошо, передам, – ответила Светлана. – Андрюш, не моё, конечно, дело, но я бы на твоём месте написала ей записку и сказала бы, что ты просто погорячился… Я имею в виду признание…

– Думаешь, это будет правильно? – спросил Андрей. – Зачем писать? Может, просто промолчать?

– Понимаешь, – покусывая губы от волнения, продолжила Светка, – если ты промолчишь, она подумает, что ты страдаешь, мучаешься, переживаешь и всё такое.

– Ну вообще-то видео меня действительно огорчило, – хмыкнул Андрей. – Чего уж тут скрывать…

– Ясное дело! Но виду подавать нельзя. Ты же мужчина. Напиши ей, извинись, скажи, что погорячился, а лучше скажи, что любишь другую.

– Ой, Света! – Андрей махнул рукой. – Вот это мне точно не нравится. «Люблю другую». Прямо Дон Жуан какой-то, сегодня он любит Настю, завтра уже другую. Нет, эта затея мне не нравится. А у тебя её телефон есть? – неожиданно спросил Неверов.

– Да, – ответила Светка. – Зачем тебе?

– Просто эсэмэску отправил бы – и дело с концом.

– Андрюша, я не могу тебе дать её телефон, пойми меня, я же обещала…

– Да я и не настаиваю, – сказал Андрей. – Слушай, а почему она скрывает свой телефон?

– Папа у неё с приветом, – усмехнулась Светлана. – Какая-то учительница пожаловалась ему, что Настя на уроке с кем-то переписывалась. Это было ещё в седьмом классе. Ну, он сменил ей номер, поставил режим, в котором номер не определяется, и взял с неё обещание, что она до окончания школы никому свой телефон не даст.

– А как же ты? – удивлённо спросил Андрей.

– Хм! А что я? Я ведь подруга!

– Крутой у неё папаша! – хмыкнул Андрей.

– Очень, – подтвердила Лунько. – По той же причине её нет ни во «ВКонтакте», ни в «Одноклассниках» – в общем, нигде.

– Ну ладно, – раздражённо перебил Андрей. – Всё, пока! Я подумаю.

– Пока-пока. – Светка помахала рукой и исчезла за дверью.

Малыши всё никак не могли улечься. Ксюша выглянула из спальни и попросила разрешения у брата съесть пончик с малиной.

– Так, Ксюша, быстро в постель! – нахмурился Андрей. – Какие пончики на ночь глядя? Ты девушка, а девушкам на ночь есть вредно.

– Ну, Андрюш, – наигранно захныкала сестра. – Я всего один съем.

– И я! – в дверном проёме показалась голова Кирилла.

– Я уже сказал: спокойной ночи!

– Ну как можно спокойно спать, когда в холодильнике лежит и скучает одинокий пончик? – Сестра театрально закатила глаза.

– Он тоже спит! – ответил Андрей.

– Пончики не спят, – возразила Ксюша и, тяжело вздохнув, исчезла за дверью спальни, вслед за ней пропал и Кирилл.

«Как обидно, как страшно обидно, – мысленно рассуждал Андрей. – Ну почему так? Что теперь делать? Отбросить эти мысли навсегда или бороться? Но за что бороться? Это же глупо. Как можно бороться за любовь, если тебя не любят?»

Рейтинг@Mail.ru