Лесогория. Приключения котёнка Филипса в сказочной стране

Михаил Александрович Самарский
Лесогория. Приключения котёнка Филипса в сказочной стране

© Михаил Самарский, 2021

© А. Гайворонская, иллюстрация на обложке, 2021

© Е. Боровлёва, иллюстрации в блоке, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

* * *

Глава 1


Наступила долгожданная весна. Природа постепенно отходила от долгой зимней спячки. Солнце с каждым днём становилось всё теплее и теплее, трава – зеленее, небо – ярче. Дул лёгкий и ласковый ветерок, принося с собой невероятные ароматы – благоухание первых цветов. Сочные листья раскрывались и нашёптывали волшебные мелодии.

Котёнок Фи́липс стал чаще выходить гулять на свежий воздух. Он резво бегал по газонам, кувыркался, изображал маленького охотника, подкрадывался к деревьям и внезапно запрыгивал на ствол. Подниматься чересчур высоко ещё не решался, но уже задумывался о покорении новых вершин.

Однажды Филипс, встретив в саду ёжика, порядком испугался. Подражая взрослым котам, он выгнул спину, распушил хвост и, грозно сверкнув зелёными глазами, зашипел, точно Змей Горыныч. Ёжик с недоумением посмотрел на «сурового хищника» и рассмеялся.

– Что это с тобой, котейка? – спросил ёжик. – Хочешь на меня напасть? Так вроде ты не похож на дикого кота.

– А ты кто такой? – возмущённо ответил вопросом на вопрос Филипс. – Как ты сюда пробрался? Что ты здесь делаешь?



– Зашёл отдохнуть, – как ни в чём не бывало ответил ёжик.

– Как это «зашёл отдохнуть»? – видя доброжелательность гостя, Филипс успокоился. – Это ведь не твой сад, это…

Он уже хотел сказать, что это сад его, но вовремя одумался. Ведь кроме него здесь живут ещё куры, гуси, собака. Да и люди часто появляются.

– Мы, ёжики, гуляем там, где нам нравится.

– Как это? – Филипс округлил глаза.

– А вот так, – фыркнул ёжик. Он протянул Филипсу лапу и гордо представился: – Ёж Веро́н. А тебя как зовут?

Тот не ударил мордочкой в грязь, ответил на лапопожатие и с достоинством произнёс:

– Меня зовут Филипс.

– Вот и прекрасно, – улыбнулся Верон. – Теперь, когда мы знаем имена друг друга, мы можем начать дружить. Согласен?

Филипс на мгновение задумался, а затем вежливо ответил:

– Согласен. А ты хороший ёжик?

– Конечно хороший! – Верон так закивал, что чуть не клюнул носом землю. – Плохих ёжиков не бывает.

– А почему ты такой колючий? – поинтересовался Филипс. – Ты же можешь меня уколоть.

– Не переживай, – хмыкнул Верон, – мои иголки для друзей не опасны.

– А для чего же они тебе? – не унимался Филипс. Он осторожно прикоснулся лапой к колючкам нового друга и тут же отдёрнул её.

– Для защиты, – ответил Верон. – Иголки нужны нам для самообороны. Природа каждому живому существу дарит возможность защищаться от всяких свирепых хищников.

– А почему это природа не дала мне иголок? – перебил Филипс. – Мне ведь тоже надо защищаться.

– Это тебе так кажется, – возразил Верон. – Зачем тебе иголки, если у тебя есть когти? Я встречал у нас в лесу одного дикого кота, так его даже волки боялись и обходили стороной.

– Ты живёшь в лесу? – удивился Филипс. – А хозяин у тебя есть?

– Зачем он мне? Я сам себе хозяин.

– Странно, – досадливо мяукнул Филипс. – А кто же тебя кормит?

Верон рассмеялся.

– Когда я был маленьким, меня мама кормила, а теперь сам нахожу пищу.

Филипс не сразу нашёлся что сказать. Он округлил глаза и какое-то время с недоумением смотрел на Верона.

– И где ты её находишь? – наконец спросил он.

Верон догадался, что его новый друг совершенно ничего не знает о жизни за оградой сада. Он доброжелательно фыркнул и сказал:

– У нас замечательная страна!

– Страна?

– Да! – Верон кивнул. – Наша сказочная страна называется Лесогория.

– Какое странное название, – хмыкнул Филипс, – у вас там что, и горы есть?

– Ничего странного, – возразил Верон. – Не только горы, у нас есть и озёра, и реки, и поля, и леса, и рощи – всё-всё-всё, что нужно для полноценной и счастливой жизни. У нас даже есть глава страны.

– Это как у нас глава семьи? – предположил Филипс.

– Похоже. – Верон закивал. – Только у нашего главы забот, наверное, побольше будет.

– И кто же у вас там самый главный? – спросил Филипс. – Тоже человек?

– Нет, у нас главный – Орёл, – важно произнёс Верон. – Если быть точным, то Серебристый Орёл. Он целый день парит над нашей страной и следит за порядком, чтобы никто не нарушал законы Лесогории.

– А что такое законы? – полюбопытствовал Филипс.

– Это такие правила, которые все должны соблюдать, – пояснил Верон. – Хотя… – Он сделал паузу и продолжил чуточку тише: – Если говорить честно, не все их соблюдают. Но если бы Орёл не следил за порядком, жить было бы ещё сложнее. Без законов ведь жить нельзя.

– Понял-понял! – радостно воскликнул Филипс. – У нас в семье тоже есть свои законы. Например, мне запрещено забираться на стол, за которым мои хозяева обедают. Нельзя царапать обои на стенах. Вообще запретов многовато, но я уже привык, хотя, признаюсь честно, на стол всё равно иногда залезаю, когда нет никого дома.

– А зачем? – удивился Верон. – Зачем тебе забираться на стол, если… если это запрещено?

Филипс как-то притих. Ему стало немножечко стыдно.

– Да понимаю я, что запрещено. Но забываю. Запрыгну на стол, и только потом вспоминаю, что нельзя. Понимаешь?

– Нет, не понимаю. Нельзя – значит нельзя.

– Так ведь я забываю, – захныкал Филипс. – Просто забываю. А потом, когда уже запрыгну на стол, вспоминаю, и мне становится стыдно.

Верон нахмурился. Он пытался понять, как же помочь новому другу.

– Хм! Значит, тебе нужно тренировать память. Когда я был маленьким, тоже многое забывал. Мама меня уводила подальше в лес и оставляла там одного.

– Это ещё для чего? – не понял Филипс. – Ты же мог заблудиться.

В ответ Верон зафыркал, засмеялся.

– Так для того и оставляла, чтобы я сам дорогу домой находил. Она мне потом рассказывала, что тайком издалека наблюдала за мной, чтобы в случае чего в любую минуту прийти мне на помощь. А ещё для тренировки памяти мы с мамой учили разные считалки. Послушай одну из них, пригодится:

 
Два плюс два, итог – четыре.
Три плюс три, в итоге шесть.
Все считают в этом мире,
Потому что цифры есть!
 

– Какая забавная считалочка! – воскликнул Филипс. – А ну повтори ещё раз, я запомню. Заодно, может, и считать научусь.

Верон с удовольствием и гордостью повторил четверостишие.

– Ну ладно, мой друг, – внезапно сказал он, – заболтался я с тобой. Пора мне. Давай прощаться.

– Слушай! – Филипс широко раскрыл глаза: он кое-что придумал. – Хочешь, я тебя провожу?

– А тебе можно выходить за ограду? – спросил Верон. – Ты же кот домашний, как я понимаю.

– Иногда гуляю за двором, я ведь уже почти взрослый кот, – похвастался Филипс и вслед за ёжиком подошёл к воротам на заднем дворе.

– Только нам нужно будет через поле перейти, – предупредил Верон. – Обратно дорогу найдёшь? Не заблудишься?

Филипс взглянул на свой дом, покрутил головой по сторонам, вздохнул и тихо произнёс:

– Найду!

Друзья пролезли под воротами и отправились в путь. Филипс несколько раз оглядывался. Чем дальше он уходил от дома, тем громче вздыхал и корил мысленно сам себя: «И куда же ты отправился? Что скажут хозяева? Узнают – заругают. Может, зря я сбежал? А-а, была не была – погуляю и вернусь. Хорошо было бы пойти с Полканом, но ему-то под воротами не пролезть. Голову отрастил такую, что она даже в форточку не пролезет».

Перед котёнком и ёжиком простиралось широкое поле. Это тебе не газон во дворе. У Филипса даже перехватило дух от увиденного. Он впервые видел такие просторы – красота неописуемая. Поле усеяно разными цветами, травами, кустами. И едва ли не под каждым из них стрекочет кузнечик, на кустах сидят птички.

«Почему же это они не залетают к нам во двор? – подумал котёнок. – Наверное, им у нас не хватает места. А может, по другой причине?»

Вот пролетел над головой мохнатый шмель. Ну, эти товарищи залетали и к Филипсу. Правда, изредка. Что удивительно, и котёнок обратил на это внимание, в поле жужжало много пчёл. Филипс не знал, что каждая пчела, прихватив с собой каплю нектара, несёт её в улей, чтобы там превратить её в мёд. Наш Филипс познавал мир, и мир тот был интересен и необычен.

Филипс и не заметил, как оказался за полем на краю леса. Лес поразил котёнка своей грандиозностью и бесчисленным количеством деревьев. Это не просто отдельно стоящие деревца, а стена из высоченных деревьев-исполинов: сосны, ели, пихты, кедры. Такое не забывается…

– Пришли, – объявил Верон. – Пора прощаться.

– Как пришли? – Филипс вытаращил от удивления глаза. – Это и есть ваша страна Лесогория?

– Нет, – улыбнулся Верон, – Лесогория находится далеко.

– Но ты же ведь сказал, что мы пришли. – Филипс ничего не понимал. – А теперь говоришь, что страна далеко. Ничего не понимаю.

Верон фыркнул:

– А что тут понимать? Всё просто! Видишь большое дерево? Под ним есть нора. Забираешься в неё, говоришь волшебное слово – и через мгновение оказываешься в Лесогории.

Филипс задумался. Он никогда не видел – да и не слышал – ничего настолько необычного.

– Ты что, не веришь мне?? – насупился Верон.

– Верю-верю, – закивал Филипс. – Но всё-таки странно это.

– Ничего странного нет, – рассмеялся Верон. – Страна-то у нас волшебная, а потому без волшебства ничего не происходит.

 

– Назовёшь мне волшебное слово? – спросил Филипс.

– Зачем? – удивился Верон и, рассмеявшись, спросил: – В гости к нам собрался?

– Не знаю, но вдруг надумаю.

– Только пообещай мне, что больше никому не скажешь. Нам запрещено выдавать посторонним волшебное слово…

– Но я ведь тебе не посторонний, мы же теперь друзья.

– Хорошо, – согласился Верон. – Запоминай: ле-со-го́-ро-бо́-ро-ба́мс!

Вскоре, попрощавшись с другом, он скрылся в норе. Филипс долго сидел рядом с деревом и размышлял: «Может, он пошутил? Залез в нору и сидит там, посмеивается надо мной. А я, такой наивный, поверил в какую-то волшебную страну. Полкан мне говорил, что никаких волшебников нет. Есть хозяин. Он и пожалеет, и накормит, и похвалит. А если набедокуришь, может и отругать. Вот и всё волшебство. Ох, ну и фантазёр этот Верон. Точно надул. Он там сейчас спит в норе, а я тут думу думаю. Нужно залезть туда и посмотреть».

Тогда Филипс просунул голову в нору и тихонько сказал:

– Эй, Верон. Я здесь, выходи. Прекращай водить меня за нос! Пошутили – и хватит.

Но никто не ответил.

Тогда Филипс сделал первый шаг. Немного подумал – и ринулся вглубь. В норе было темно, а под лапами шуршал ковёр из сухих листьев.

– Есть кто живой? – осторожно спросил Филипс.

И вновь – ни слова.

«Была не была!» – подумал Филипс и громко произнёс: «Горолесоборобамс!»

Всё осталось на прежнем месте: он так и стоял в пещере под деревом, и никакой Лесогории не появилось.

«Ну вот, – печально усмехнулся про себя Филипс, – я так и знал, ничего не произошло. Врунишка…»

И вдруг Филипса осенило: «По-моему, я неправильно волшебное слово произнёс».

С трудом вспомнив, он выпалил: «Лесогороборобамс!» Внезапно вспыхнул яркий свет, но тут же погас. Филипс почувствовал, как его будто подхватила невидимая рука и стремительно понесла куда-то. Он крепко зажмурился, а когда открыл глаза, увидел светлую поляну, где ярко светило солнце и пели какие-то диковинные птицы. В саду на даче Филипс таких не встречал. Он осмотрелся, пытаясь понять, куда теперь идти, но лишь запутался, немного испугался и тихонько мяукнул. По краю поляны пробежал ёжик. Филипс присмотрелся: это был не Верон.

– Ёжик! – окликнул Филипс незнакомца. – Можно задать один вопрос?

Тот остановился и, внимательно посмотрев на Филипса, кивнул.

– Спрашивай, коли не шутишь.

– Ты не знаешь, где мне найти Верона? Он… тоже ёжик, но такой…

Наверное, не зря страна Лесогория называется волшебной. Тут все, наверное, друг друга знают.

– Знаю, – хмыкнул ёжик, – но где он именно сейчас, не могу сказать.

– Почему? – удивился Филипс. – Это секрет?

– Странный ты кот, – ухмыльнулся ёжик. – И при чём же тут секрет? Просто не знаю, где Верон сейчас. Но ты не сильно расстраивайся, у нас вечером собрание всех жителей, там я наверняка увижу его. Что-нибудь передать?

– Передай привет от кота Филипса. Скажи, что я сейчас здесь, в Лесогории, и хотел бы с ним встретиться.

– Хорошо, передам, – пообещал ёжик. – Вечером жди его здесь, у этого пенька. – Он кивнул на край поляны. – Если захочет увидеться, он сюда придёт.

– Спасибо! – обрадовался Филипс.

До самого вечера котёнок внимательно изучал всё вокруг. До него доносились какие-то незнакомые звуки, листва шелестела как-то по-особенному, таких звуков у себя в саду Филипс никогда не слышал. А уж пение некоторых птиц и вовсе поразило котёнка. Лесное многоголосие завораживало: поскрипывали деревья, неистово барабанил где-то дятел, доносились какие-то незнакомые звуки и с деревьев, и с земли. Несколько раз над Филипсом пролетали странные птицы. А когда тот понял, что это были белки, то даже рассмеялся. Поразительно, на какие расстояния они способны прыгать! Ничего удивительного, что Филипс перепутал их с птицами. Многие картины из лесной жизни котёнок видел впервые, но они казались ему знакомыми. А дело всё в том, что дома у хозяев телевизор иногда показывает такие пейзажи – хозяева любят смотреть канал о природе.

Теперь, когда всё это великолепие предстало перед глазами котёнка наяву, радости его не было предела.

Первый день в Лесогории для Филипса оказался познавательным и весьма интересным.

* * *

Вечером Верон знакомил Филипса со своими сородичами. Оказалось, здесь так много ежей. Все они внимательно рассматривали котёнка, кто-то обнюхивал его и приговаривал: «Пахнет вкусно».

Филипс шёпотом спросил у Верона:

– Чего это они меня обнюхивают и говорят, что я вкусно пахну? Они меня не съедят?

Верон громко рассмеялся и, обращаясь к ежам, попросил:

– Друзья, не пугайте вы нашего гостя! Вы что, первый раз видите домашнего кота? Что вы заладили «вкусно пахнет» да «вкусно пахнет» и всё такое?

Один из ежей заявил:

– Я на дачах бываю часто, там почти в каждом доме коты живут. Но они действительно вкусно пахнут. – После чего он обратился к Филипсу: – Не пугайся, дружок, никто тебя здесь не обидит. Но держи ухо востро, чтобы не попасть под клюв вороны.

Филипс весь сжался и спросил у Верона:

– У вас что, тоже вороны есть?

– Что значит «тоже»? – удивился Верон. – Конечно же, они тут есть!

– К нам на дачу вороны иногда прилетают. Они мирные, конечно, но иногда могут и напасть. А у вас?

– А здесь они могут у тебя разве что еду отобрать, – сказал Верон.

– Эх, – вздохнул Филипс. – Вот бы мне такие иголки, как у вас, ёжиков. Тогда бы вороны у меня ничего не отобрали.

– Хочешь ёжиком стать? – спросил Верон.

Филипс закивал.

– Да. Но это, наверное, невозможно.

– У нас есть шаман, старый ёж Гарри. Завтра он принимает посетителей. Предлагаю сходить к нему, поговорить. Может, он что-то придумает. Он всем помогает. Он у нас самый умный и мудрый ёжик.

– И что, он и мне поможет обзавестись иголками? – удивился Филипс.

– Если это возможно, конечно, поможет, – ответил Верон. – Но это завтра. Кстати, хочешь с нами поужинать?

– Чем? – спросил Филипс.

– Вот, держи – Верон кивнул на горку дождевых червей. – Это наша пища. А ещё мы ловим разных насекомых. За это нас на Большой земле уважают люди, мы ведь боремся с вредителями.

– Извини, – поморщился Филипс, – я такое не ем.

– А другого корма у нас не бывает, – сказал Верон. – Ничего, котейка, – успокоил он, – проголодаешься, тогда наш корм с удовольствием поешь.


Рейтинг@Mail.ru