Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта

Михаил Александрович Самарский
Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта

Елене Кондаковой, Герою России,

первой женщине, совершившей

длительный полёт в космос, посвящаю!


Пролог

Привет, друзья!

Если бы вы знали, как я скучал по вас, мои дорогие читатели! Простите за самонадеянность, но я почему-то уверен: вы тоже думали обо мне. А иначе и быть не может, мы же друзья. Верно?

Так вот, вы даже представить не можете, куда мы с вами отправимся в этот раз. Нас ждут невероятные, просто фантастические приключения. Готовы пофилософствовать? Тогда в путь. Поехали!

Сначала вкратце напомню, чем закончилась предыдущая история. Помните, как я сбежал от музыканта Леонида Исаевича, как после неудачной встречи с бродячими собаками меня лечил художник Жора и я остался у него жить. Помогая ему подрабатывать в электричке, я стал знаменитостью. Слава богу, закончилось всё благополучно, Димка увидел меня на фотографиях в социальных сетях, отправился на поиски, и я снова вернулся в свою семью[1]. Вернувшись к родному очагу, я первое время чувствовал себя настоящим царём. Моя семья так наскучалась, что все разговоры в доме теперь были исключительно обо мне, и каждый норовил меня приласкать, пожалеть. Дошло до того, что я даже перестал еду выпрашивать! Да – они сами мне её накладывали, едва увидев меня на пороге кухни.

Я заметил: мои родственники за время отпуска изменились, посвежели, загорели. Димка возмужал и выглядел теперь, как настоящий мужчина. А если бы вы увидели Катерину, то рухнули бы в обморок. У неё в комнате на прикроватной тумбочке я не раз видел модные журналы – так вот она стала походить на одну из девушек, красующихся на глянцевой обложке. Представляю, сколько у неё будет кавалеров, когда она придёт в школу первого сентября.

Катя очень сокрушалась по поводу шрама на моём ухе, оставшемся после битвы с бродячими собаками. Александр Петрович ей сказал:

– Дочка, не расстраивайся, шрамы украшают не только мужчин. Посмотри на него: раньше он выглядел, как глупый котёнок, а теперь – как мудрый кот.

Вот не надо возводить на меня напраслину. Ну да, я люблю поиграть и повеселиться, но разве это можно назвать глупостью? Вы ведь тоже играете в свои человеческие игрушки и не считаете себя глупыми людьми.

– Он теперь и на кота не похож, это же настоящий боцман – покоритель морей и океанов, – высказался Димка.

Я уж было подумал, отныне мои родственники всегда будут со мной так обращаться. Ага, наивный кот! Недолго музыка играла. Как всегда, со мной случилась беда. Всё-таки какой-то невезучий я кот. Правда, моей вины в том происшествии не было. Не верите? А вот сами рассудите.

Однажды приехала к Татьяне Михайловне подруга, поставила сумку на моём диване, где я в то время отдыхал, и ушла с хозяйкой пить чай. Я дремлю себе спокойно, никого не трогаю и вдруг сквозь сон чувствую умопомрачительный запах. Сначала подумал, ароматы доносятся из кухни. Принюхался и понял, что, оказывается, пахнет где-то рядом, буквально под носом. Сон как лапой сняло. Я подкрался к сумке, сунул в неё голову и обомлел. Рядом с батоном хлеба в целлофановом пакете лежала целая гора аппетитных сосисок. Я невольно сглотнул слюну. Мне даже показалось, что одна из сосисок мне подмигнула.

Вот скажите, как бы вы поступили на моём месте? Да… и я не смог сдержаться. Клянусь кошачьей честью, я хотел взять одну-единственную, мне ведь больше не надо. Я же, в конце концов, не слон, ем мало. Зацепил когтем колбаску и потянул. Представляете, а они оказались все между собой связаны. Что делать? Не отказываться же от лакомства. Схватил я связку и помчался в укрытие. Бегу, а следом за мной тянется вереница из сосисок. Увидев эту картину, Пуха от удивления округлила глаза и увязалась за мной.

– Сократик, я тоже хочу, – жалобно заскулила она, – дай мне одну.

– Отстань, – крикнул я на бегу.

И что вы думаете, заявила эта наглая рыжая морда? Она начала меня шантажировать:

– Или ты отдаёшь мне половину, или я сейчас начну гавкать, прибежит хозяйка и поймает тебя с поличным.

Как же мне хотелось вцепиться когтями в её мокрый нос. Я обнаружил сосиски, я их, можно сказать, добыл и должен делиться поровну? Где справедливость? Но мне ничего не оставалось делать, как отдать её долю. Уж лучше синица в руках, чем журавль в небе. Ну, ничего, ты ещё у меня попляшешь, Рыжий Ап.

Оказавшись в котельной, мы в три счёта умяли сосиски и снова разошлись по своим местам. К тому моменту, когда гостья собралась ехать домой, у меня от лакомства во рту уже даже привкуса не осталось. Я спокойно дремал, совершенно ничего не подозревая. Татьяна Михайловна вышла проводить приятельницу в прихожую.

– Марин, в следующий раз будешь в наших краях, не проезжай мимо, – пригласила хозяйка.

– Заеду обязательно, Танюша. Ты же знаешь, я всегда у вас бываю с удовольствием. Нравится мне здесь, чувствуешь себя как дома, – улыбнулась миниатюрная блондинка.

Ольга взяла сумку в руки и начала копаться внутри.

– В этом саквояже невозможно что-то отыскать, – вздохнула она, – да где же они есть? Бросила в сумку ключи от машины и не могу найти. Ой, – растерянно произнесла Марина и, пожимая плечами, добавила: – У меня здесь сосиски лежали и хлеб. Батон остался, а сосиски исчезли.

Хозяйка тут же посмотрела на меня.

– Сократ, признавайся, твоих лап дело? – спросила она.

Почему сразу Сократ? Между прочим, в доме, кроме меня, ещё есть Пуха. Почему-то всегда, если что-то пропадает из еды, сразу думают на меня. Если так разобраться, а в чём, собственно, моя вина? Твоя подруга поступила, как самый настоящий провокатор. Поставила возле кота сумку с сосисками и спокойно пошла пить чай. Что мне было делать? Задохнуться от запахов?

– Я знаю, это ты стащил. Кроме тебя, больше некому лазать по чужим сумкам, – произнесла Татьяна Михайловна.

Вы слышали, она даже выяснять не стала, сразу обвинила меня, без суда и следствия. А как же презумпция невиновности? Между прочим, мы живём в правовом государстве. А если бы я был непричастен к краже, тебя бы совесть не мучила за навет?

Я сделал вид, будто не понимаю, о чём она говорит, и отвернулся к окну. В конце концов, у людей даже поговорка есть: не пойман – не вор.

– Посмотри на меня, хочу взглянуть в твои бесстыжие глаза, – строго потребовала хозяйка.

А чего в них смотреть, глаза как глаза. Я глянул на неё, и верите, прямо почувствовал, как в её душе зреет ураган. У меня даже шерсть встала дыбом.

– Тань, да брось, не ругай котика, – махнула рукой подружка, – может, он голодный был?

– Оль, он всегда голодный, – ухмыльнулась хозяйка. – Его сколько ни корми, всё мало.

Вот зачем ты на меня поклёп возводишь и выставляешь меня перед женщиной не котом, а каким-то обжорой?

– Подумаешь, ерунда какая, ну съел, куплю ещё, – улыбнулась приятельница.

Татьяна Михайловна, я одного не пойму, хозяйка по поводу сосисок не возмущается, а ты сердце рвёшь. Сдались они тебе? Мелочи это, лучше побереги здоровье.

– Оль, да не в этом дело, – сказала она, – просто этот паразит вечно меня перед людьми позорит.

Вы слышали? Да ты должна мною гордиться, женщина. Я, между прочим, пока вы там по морям плавали, людям помогал устроиться в жизни. Жора-художник так и говорил: «Кот, ты приносишь удачу». А ты говоришь, позорю. И не стыдно тебе?

Вот из-за этих несчастных сосисок, будь они неладны, вся моя царственность слетела вмиг. И стал я прежним Сократом, с мольбой в глазах выпрашивающим пропитание. В это раз Татьяна Михайловна не стала сильно ругаться. Закрыв дверь за подругой, она укоризненно посмотрела на меня.

– Негодяй, наелся сосисок? – спросила она и добавила: – Теперь можешь на кухню неделю не приходить. Не буду тебя кормить.

Не понимаю, почему за малейшую провинность меня наказывают едой, вернее, её отсутствием? У вас что, нет других методов воздействия? Да я за неделю лапы откину от голода. Как ты потом будешь с этим жить?

Ах да, чуть не забыл рассказать. Через некоторое время после моего возвращения домой к нам в гости приезжал Жора вместе со своей подругой Надеждой. Теперь они живут вместе и даже забрали к себе Матильду. Вы не представляете, как я рад за кошку. Слава богу, ей больше не придётся спать на улице в коробке холодными зимними ночами и добывать себе пропитание. Жора добрый мужик, уверен, он не бросит её в беде. Если бы вы знали, какой он преподнёс мне подарок, клянусь, вы бы умерли от зависти. Художник написал мой портрет в полный рост, который теперь висит в прихожей, прямо над моим диваном. Не подумайте, что хвастаюсь, на изображении я выглядел, как кот королевских кровей, не хватало только короны над головой и скипетра в лапе. С тех пор Жора и Надежда стали частыми гостями в нашем доме. Жизнь его наладилась как в личном плане, так и в творческом. Теперь его картины выставляются в лучших галереях. Может, это и нескромно звучит, но я считаю себя причастным к его успехам.

В тот день, когда Димка нашёл меня в электричке и мы приехали домой, я первым делом побежал в его спальню, заняв место на своём наблюдательном пункте.

– Не переживай, приехала твоя белоснежка, каждый день тебя выглядывает, – улыбнувшись, сообщил Димка. Он встал рядом со мной у окна, поглаживая меня по холке, и добавил: – Моя Настя тоже наконец-то приехала. Ты не поверишь, Сократ, как я по ней скучал всё это время. Мне и каникулы были не в радость, постоянно думал о девчонке.

 

Хм, да как же я могу не поверить, если сам в такой шкуре побывал. Правда, пока жил у Жоры, моё одиночество скрашивала Матильда. Хорошая кошка, но с Беллой у нас другая, более тесная связь.

Не отрываясь ни на секунду, я с надеждой смотрел на окно дома напротив. Через некоторое время, словно почувствовав моё присутствие, появилась моя ненаглядная. Увидев её, я встал на задние лапы, упёрся передними в стекло и, не сдержавшись, замурчал. Радости моей не было предела. До чего же была великолепна моя богиня! Её белоснежная шерсть переливалась в лучах заходящего солнца, играя всеми цветами радуги. Заметив меня, кошка начала выделывать такие кренделя, я чуть с ума не сошёл от восторга. Я сорвался с места и ракетой полетел вниз по лестнице, расслышав смех Дмитрия у себя за спиной.

На моё счастье, на кухне оказалась Катерина. Я сел под дверью и громко мяукнул. Девчонка понятливая, её не надо долго упрашивать.

– Сократик, ты в туалет хочешь? – спросила Катя.

Я вот не пойму, если кот просится на улицу, то, по-вашему, непременно хочет в туалет? Да на свидание я тороплюсь, открывай уже. Объяснить-то всё равно не могу, поэтому ответил:

– Мяу.

– Мой умный котейка, – похвалила Катерина, распахнув передо мной дверь.

Мы долго обнюхивались с Беллой, встретившись на заборе, тёрлись носами друг о друга. За то время, что я её не видел, она стала ещё краше. Для нас наступило время абсолютного счастья. Под круглой луной мы гуляли ночи напролёт. Сидя на крыше гаража, как в старые добрые времена, наслаждались тёплыми летними ночами и любовались звёздным небом.

Итак, друзья, хватит этих воспоминаний, прологов, вступлений, всяких прелюдий… Настало время отправиться в путешествие.

В путь!

Глава 1

Каникулы закончились, лето сменила дождливая осень, жизнь в семье постепенно входила в привычное русло. Краем уха я слышал, что Александр Петрович устроился на новую работу и теперь ему предстояли частые командировки в регионы. Катерина пошла в десятый класс, а у Дмитрия началась учёба в университете. Дима уезжал рано утром, а возвращался, когда вся семья уже была дома. Мы с Татьяной Михайловной, как всегда, оставались вдвоём на хозяйстве. Весь дом держался на нас.

Вы же знаете, я кот любознательный, меня всегда влечёт что-то новое, ранее мною неизведанное. Последнее время я увлекся компьютером. Особенно меня интересовало маленькое устройство, которое Димка почему-то называл мышкой. Однажды, вернувшись домой, он застал меня в своей комнате.

– О, привет, дружище, – поприветствовал Дима, вытащил из рюкзака маленькую коробочку и добавил: – Наконец-то купил новую мышку, а то моя стала глючить последнее время.

Услышав слово «мышка», я весь обратился в слух. Он достал устройство, которое я и раньше видел, но никогда не обращал на него внимания. Теперь меня прямо разбирало любопытство, что же это за диковинная вещица. Парень подсоединил её к компьютеру, для проверки пошевелил рукой.

– Отлично, всё работает, – заключил он.

Закончив возиться с техникой, Димка отправился на кухню ужинать. Едва он скрылся из вида, я перебрался на стол и аккуратно потрогал устройство лапой. В этот момент монитор засветился, и на экране забегала стрелка. Как только я переставал трогать мышку, стрелка замирала. Почему так происходит? Этот вопрос не давал мне покоя. В тот день всё закончилось благополучно, Димка быстро вернулся и, увидев меня на столе, строго сказал:

– Сократ, не вздумай здесь ничего трогать. Если что-то сломаешь, я тебе запрещу заходить ко мне в комнату. Ты меня понял? – Димка строго посмотрел на меня.

Да понял я, понял. Что я сделаю с твоей мышкой? Не съем же я её. Пластмассовые мыши меня мало интересуют.

Верите, всю ночь я не спал, всё думал об этой чёртовой штуковине. На следующий день, дождавшись, когда Димка уедет в университет, я направился в его комнату. Он никогда не выключал компьютер, поэтому я забрался на стол и продолжил исследование. Меня прямо раздражало, почему мышка не слушалась. Мне хотелось, чтобы стрелка постоянно бегала по экрану. Но она подчинялась только тогда, когда я трогал мышку лапой. Я так увлёкся техникой, меня охватил нешуточный азарт. Даже не заметил, как от злости перегрыз провод мышки. К моему полнейшему разочарованию, она совсем перестала работать. Я подвигал устройство ещё пару раз – ноль реакции. Интерес к непослушной мышке быстро пропал, и уже спустя некоторое время я о ней совсем забыл. Вспомнил только вечером, когда Димка вернулся домой и поднялся к себе в комнату.

– Сократ, сволочь, я тебя прибью, – разнеслось по дому со второго этажа.

Как раз в тот момент я ужинал. От страха кусок в горле застрял и шерсть встала дыбом. Хоть и жаль было прерывать трапезу, всё же решил спрятаться от греха подальше. Бочком, бочком прошмыгнул мимо хозяйки, притаился в укрытии за стиральной машиной, прислушиваясь к разговорам.

– Что этот негодяй опять натворил? – спросила Татьяна Михайловна.

– Провод перегрыз, – ответил Дима, – только вчера новую мышку купил. Ну, засранец, только покажись на глаза, я тебе покажу кузькину мать.

Вы знаете, кто это такая? Я впервые слышу, раньше в основном вспоминали какую-то чёртову бабку, а вот мать Кузьки ни разу. В тот вечер я выбрался из укрытия, когда все разошлись по своим комнатам. Даже не пошёл ночевать к Катерине, чтобы случайно не нарваться на Димку. Спать завалился в ванной под сушилкой для белья. В ту ночь я долго не мог уснуть. И чего Димка так разозлился из-за какого-то куска пластмассы?

К утру я уже и вовсе забыл о случившемся и спокойно умывался на своём диване, когда Дима появился в прихожей.

Похоже, ему было не до разбирательств, поскольку он проспал и даже отказался от завтрака. Бросив передо мной мышку и кусок провода, он произнёс:

– На, играйся, негодяй.

Без экрана монитора эта штуковина не представляла для меня никакого интереса. Увлечение компьютерной техникой прошло внезапно и закончилось для меня печально. Я лишился на долгое время своего наблюдательного пункта.

В тот выходной день ничто не предвещало беды. Димка проснулся поздно. Накануне вечером к нему в гости приходила Настя. Он выкинул меня из комнаты, как паршивого котёнка, прямо в присутствии девушки и закрыл перед моим носом дверь. Как я только не просился: и мяукал, и царапал дверь, но он оставался непреклонен, лишь один раз выкрикнул из-за двери:

– Сократ, отвали. Не сиди под дверью, всё равно не пущу.

В расстроенных чувствах я побрёл в комнату Катерины. Эх, как жаль, всё самое интересное происходило без моего участия. Когда Настя уходила от нас, я тоже прозевал, поскольку в то время спал глубоким сном.

Утром я проснулся и обнаружил, что дверь в его комнату приоткрыта. Заглянув внутрь, я увидел Димку, лежащего на кровати. Парень закинул руки за голову и, улыбаясь, пялился в потолок. Заметив меня, он приподнялся на локте.

– Явился, хакер, – ухмыльнулся Дмитрий.

Не знаю, кто это такой, но как я понял, это новый вариант моей клички на ближайшее время. Как ни в чём не бывало я прошёл мимо и запрыгнул на подоконник.

– Всю неделю мечтал выспаться, – парень широко зевнул, поднимаясь с кровати, – из-за тебя вчера опять пришлось покупать новую мышку.

Он уселся в компьютерное кресло, взяв мышь в руку, принялся водить ею по столу. Я посмотрел на монитор, стрелка двигалась непрерывно. Аккуратно ступая, я подобрался ближе и сел рядом с ним на столе. Лапой пытался ловить её на экране, но она постоянно ускользала от меня, будто дразнила.

– Сократ, ну и дурачок ты, – рассмеялся Димка.

В конечном итоге игра с неуловимой стрелкой меня утомила. Даже голова закружилась от бесконечного слежения за ней. Я устало лёг на стол, наблюдая, как Димка ловко выстукивает пальцами по чёрно-белым кнопкам. Снизу раздался голос Татьяна Михайловны:

– Катя, Дима, идите завтракать. Мы с папой вас ждём.

Я и ухом не повёл, на кухне мне было делать нечего, поскольку свой завтрак я уже съел, естественно. До ужина мне больше ничего не светит.

Димка натянул шорты и, выходя из комнаты, пригрозил:

– Не вздумай прикасаться к мышке, прибью.

Да иди уже, не буду я её трогать, нужна она мне больно. Я уже к ней давно остыл.

Димка ушёл, а я решил устроиться поудобней на столе и подремать. Когда я во весь рост растянулся на штуковине с чёрно-белыми кнопками, на экране монитора стали бесконечно выскакивать и исчезать какие-то картинки.

Закрыв глаза, я провалился в сон.

– Сократ, ты зачем залез на клавиатуру? – через некоторое время раздался возглас над моей головой. – А ну пошёл вон, наглый котяра.

Димка схватил меня за шиворот и полусонного сбросил на пол. Разве можно так обращаться с животным? А если бы я травмировался?

Не знаю, что я натворил, только компьютер перестал работать. Вы же знаете, я ничего не трогал, лишь всего-навсего поспал на кнопочках. В конечном итоге пришлось вызывать мастера.

Компьютерный гений долго щёлкал мышью, непрерывно смотря в монитор и периодически почесывая подбородок.

– Я не пойму, вы что, вызывали духа дьявола? – обратился он к Дмитрию.

– Да нет, – махнул рукой Дима и добавил: – Кот на «клаве» поспал.

Всё это время, пока компьютерный доктор пытался оживить технику, я сидел за дверью, слушая, о чём они говорят. Мне хотелось убедиться, действительно я виноват в поломке или Димка на меня наговаривает.

Вечером, когда вся семья собралась за столом, а я умывался после ужина, сидя под батареей, Димка принародно сообщил:

– Всё, Сократ, ты допрыгался, вход в мою комнату для тебя закрыт. Сам виноват. Я ведь тебя предупреждал. Теперь наблюдай за своей белоснежкой с крыши.

Вот такую я допустил оплошность. Компьютер снова заработал, а я лишился на долгое время возможности наблюдать за Беллой. Глупый, какой же я глупый кот! И сдалась мне эта клавиатура, и чего я на неё завалился? Можно было и на столе прекрасно поспать. Александр Петрович ещё говорил, что шрамы меня сделали мудрее. Хм, до мудрого кота мне ещё так же далеко, как от Земли до Марса.

В предыдущих историях я рассказывал вам, что кормят меня в основном «вискасом» или «китекэтом». Не очень хороший корм. В моей жизни были времена, когда в доме музыканта Леонида Исаевича меня угощали паштетом из перепёлки, да и художник Жора никогда не скупился: с заработанных в электричке денег всегда покупал для меня самый дорогой корм. И всё же лучше я буду есть «вискас» и «китекэт», жить со своей семьёй, чем питаться деликатесами и скитаться по чужим домам.

В воскресенье, после позднего семейного завтрака, все разбрелись по своим делам. Александр Петрович уехал на работу, несмотря на выходной. Димка умотал на свидание с Настей, а Катерина отправилась с подружками в кинотеатр. Татьяна Михайловна навела на кухне порядок и поехала в магазин за продуктами. Пуху она выгнала на улицу, а меня оставила в доме, предварительно закрыв двери во все комнаты. Мне ничего не оставалось делать, как растянуться на диване в абсолютной тишине и дремать. Через некоторое время меня разбудил голос хозяйки.

– Купила тебе, Сократ, вкусняшку, – объявила она с порога, – в супермаркете акция на кошачий корм.

Всю жизнь вы на мне экономите. А если твой новый корм окажется редкостной гадостью? Тогда что? Тебе-то пофиг, а мне – хочешь, не хочешь – придётся им давиться. И ведь ничего не сделаешь, даже жалобу на вас никуда не напишешь. Вот она – кошачья жизнь!

Татьяна Михайловна продолжает:

– Ветеринары говорят, чтобы кот был здоров, надо корм периодически менять, вот я и решила попробовать.

Странная женщина! Так говорит, будто сама собирается с него пробы снимать.

– Пойдём, угощу тебя, – пригласила она.

От такого предложения, конечно, грех отказываться, тем более до ужина ещё далеко. Я спрыгнул со спинки дивана и отправился следом за ней. Хозяйка вытащила из пакета большую банку, откупорила крышку и сунула туда нос.

– А что, пахнет замечательно, хоть бери и ешь сама, – улыбнулась она.

Вот только этого мне не хватало. Вы и так меня два раза в день кормите, а если ещё начнёте на мою еду покушаться, тогда точно буду вечно голодным ходить.

Хозяйка наложила в миску еду и предложила:

– А ну-ка, пробуй.

Ко всему новому я всегда отношусь с настороженностью. Понюхал, вроде запах приятный.

– Что ты нюхаешь? – подбоченилась Татьяна Михайловна. – Ешь давай. И не вздумай сказать, что тебе не нравится.

Я принялся пробовать. Корм оказался гораздо вкуснее «вискаса» и «китекэта». Татьяна Михайловна покрутила банку в руках, разглядывая этикетку, и сообщила:

– Между прочим, это паштет из курицы. Ещё я купила говяжий. Судя по тому, как ты уплетаешь, вижу, понравилась тебе еда.

– Мяу, – довольно подтвердил я.

 

Спасибо тебе, женщина, угодила! Паштет и правда замечательный. Хорошую акцию придумали продавцы.

Я сел под батарей и после нежданно свалившегося на меня обеда принялся тщательно умываться.

– Знаешь, Сократ, я думала, ты у нас один такой проныра, а оказывается, испанские коты ничем не лучше, – поделилась хозяйка, – мы снимали дом на время отпуска на берегу моря. С одним местным рыбаком договорились, что он будет приносить нам свежий улов. С рыбалки он всегда возвращался рано утром, в это время мы ещё спали. Чтобы нас не будить, рыбак оставлял корзину с рыбой на веранде. Сначала всё было замечательно. Я просыпалась первая и, пока все спали, готовила завтрак из свежайших морепродуктов. Ты не представляешь, насколько это вкусно, – Татьяна Михайловна театрально закатила глаза.

Да что там ваши морские деликатесы. Пока вы плавали по морям, я побывал на рыбалке с Жорой и ел рыбу, пойманную своими лапами. Пусть и не морской деликатес, но поверьте, ничем не хуже.

– Потом к нам на веранду повадился захаживать местный кот, – продолжила она, – такой наглый и беспардонный. Не кот, а котяра. Ты по сравнению с ним ангел.

Кем я только не был: и засранцем, и сволочью, и негодяем, и лентяем, но ангелом меня ещё никто не называл. Не зря же говорят: всё познается в сравнении.

– Так вот, – продолжила Татьяна Михайловна, – придёт, перевернёт корзину, изваляет все морепродукты по полу, каждую рыбину надкусит. Я понимаю, может, он хотел есть. Ну съешь что-нибудь одно, зачем же всё портить? Так продолжалось несколько дней. Потом я стала по утрам встречать рыбака и забирать морепродукты в дом. Этот негодяй умудрялся и туда проникать через открытые окна. И то же самое проделывал на кухне. Представляешь, встаёшь утром, а у тебя весь стол и всё вокруг в рыбе. Я однажды чуть не убилась. Поскользнулась, и если бы вовремя не ухватилась за шкаф, точно бы катастрофы не избежать. Как-то спросила рыбака: «Чей это кот?» На что он ответил: «Ничей, местный беспризорник». Оказалось, мы не одни такие, кто на него жаловался, причём в дома́ местных он никогда не наведывался, только туда, где живут туристы. Он чётко ориентировался и знал в лицо всех коренных жителей посёлка. А над приезжими издевался вот таким образом. Потом мои мужчины посоветовали его проучить. В один из дней я забрала корзину, посыпала морепродукты сухой горчицей, накрыла корзину полотенцем и ушла спать. И что ты думаешь? Этот хитрый кот даже не притронулся к рыбе, хотя я знала, что он захаживал к нам в то утро, его следы были по всей скатерти. Я стала проделывать такую операцию каждое утро. Запах горчицы отталкивал кота, зато сохранял наши деликатесы. Потом я промывала их водой и жарила на сковороде. Лёгкий привкус горчицы нисколько не портил продукт, а наоборот, даже придавал ему пикантности. Таким образом я отвадила местного проходимца. Скоро он совсем потерял интерес к нашему дому и перестал захаживать в гости. Вот такие наглые испанские коты.

Я тоже далеко не подарок, но всё же никогда не делал что-то нарочно. Все мои нехорошие поступки происходят спонтанно и не носят злого умысла.

За беседой мы не заметили, как вернулся Александр Петрович. Он разделся в прихожей, кинул портфель на диван и прошёл на кухню. Вы наверняка заметили, кто бы ни приходил в наш дом, все оставляют свои сумки на моём диване. А потом удивляются, когда из них что-то пропадает.

– Саша, ужинать будешь? – поинтересовалась хозяйка.

– Нет, я не голоден, – сообщил он, – по дороге перекусил.

– Опять, небось, в Макдоналдс заезжал? – с укоризной посмотрела на него Татьяна Михайловна.

– Ну да, проглотил один чизбургер и картошечки клюнул, – улыбнулся Петрович.

– Клюнул он картошечки, – передразнила она. – Александр, ты же взрослый мужчина, должен понимать: такая еда до добра не доведёт. Ладно – молодёжь, они могут позволить себе есть все эти гамбургеры, а нам уже нужно думать о своём здоровье.

– Танюш, хватит бубнить. Давай лучше, пока детей нет, кинцо посмотрим. Я вчера классный фильм скачал. Ты как? – спросил Александр Петрович.

– Не против, – пожала плечами жена.

– Вот и отлично.

Супруги устроились в гостиной на диване перед большим телевизором, а мы с Пухой развалились перед ними на полу.

– К просмотру готова? – хозяин обратился к Татьяне Михайловне.

– Включай, – кивнула она.

Александр Петрович нажал на пульт, на экране появилась заставка фильма.

– Ой, Саша, нажми паузу, забыла телефон. Вдруг дети позвонят, а я трубку не беру, – сообщила хозяйка и пошла на кухню.

Вернулась она через пару минут и вновь села рядом с мужем.

– Включаю? – спросил он.

– Да, – подтвердила Татьяна Михайловна.

В телевизоре появилась картинка, фамилии исполнителей ролей и зазвучала музыка.

– Ой, – хозяйка приложила ладонь к губам, – дорогой, прости, нажми ещё раз паузу. Машинка стиральная сигналит, стирка закончилась. Нужно бельё развесить, пока вспомнила. Я быстро.

Хозяйка вскочила с дивана и направилась в ванную комнату.

– Тань, да потом развесишь, куда оно денется? – воскликнул Александр Петрович ей вслед.

– Потом забуду, – сообщила она.

Татьяна Михайловна вернулась минут через пять, присела на диван и прижалась к мужу.

– Прости, – извинилась она.

– Теперь-то все дела закончила? Могу включать? – поинтересовался он.

– Включай, – снова подтвердила хозяйка.

На экране снова начался фильм. Не прошло и несколько минут, как Татьяна Михайловна тихонько произнесла:

– Что-то я такая голодная, может быть, лёгкий перекус сообразим?

– Тань, ты что, издеваешься? Ты раньше не могла об этом подумать? – вспылил Александр Петрович.

– Раньше я не хотела есть, а сейчас внезапно захотелось. Не хочу потом на ночь наедаться. Давай я быстро что-нибудь сварганю и будем спокойно смотреть кино, – предложила она.

– Нет уж, дорогая, сиди, – хозяин решительно встал с дивана и добавил: – Я сам приготовлю. Если ты сейчас уйдёшь, то пропадёшь на полчаса.

– Хорошо, – улыбнулась она. – Жду.

Я отправился следом за Петровичем. Не могу же я остаться в стороне, когда хозяин идёт на кухню. Он всегда меня там чем-то угощает, вдруг и в этот раз перепадёт.

Александр Петрович засунул два куска хлеба в тостер, пока он румянился, открыл холодильник.

– Так, из чего бы нам сообразить бутерброды? – спросил он сам себя и ответил: – Колбаса закончилась, зато есть паштет куриный.

Я чуть не поперхнулся собственной слюной, когда увидел банку с моим кормом у него в руке. К этому времени хлеб пожарился и выпрыгнул из тоста.

– Мяу, – возмущённо мяукнул я.

– Чего? – Он округлил глаза.

– Мяу, – снова требовательно повторил я, а сам смотрю на банку.

– В восемь часов приходи, – сообщил хозяин время моего ужина и с улыбкой добавил: – Так и быть, потом угощу тебя паштетом.

Глаза разуй, на этикетку внимательно посмотри. Там же русским языком написано: «Корм для котов». Видимо, он так хотел посмотреть фильм, что ему было не до надписей.

Александр Петрович заварил в кружках чай, обильно намазал паштетом поджаристый хлеб, водрузил всё это на поднос и направился в гостиную.

– Единственное, что можно было быстро сделать – это бутерброды, – доложил хозяин, поставив еду на журнальный столик.

– И на том спасибо, дорогой, – поблагодарила хозяйка.

– Всё, больше ничего не надо? – поинтересовался он. – Включаю?

– Да, – кивнула Татьяна Михайловна.

– Пока фильм не досмотрим, больше никуда не пойдёшь, – с наигранной строгостью сообщил Александр Петрович.

– Договорились, – с улыбкой согласилась она.

Я сел перед ними и наблюдаю. Это какую надо совесть иметь, чтобы лопать бутерброды с моим кормом? Александр Петрович умял, ничего не почувствовав. Татьяна Михайловна откусила кусочек, пожевала, нахмурилась и посмотрела на хлеб:

– Саш, а из чего ты сделал бутерброды?

– Из паштета куриного, – сообщил Петрович.

– Какой-то он абсолютно безвкусный, – хмыкнула хозяйка.

– Тань, ты дашь сегодня кино посмотреть или так и будешь весь фильм болтать? – возмутился хозяин.

– А где ты его взял? – не унималась она.

– О господи, – хозяин закатил глаза, – в холодильнике стоит большая банка с куриным паштетом.

– Так это же кошачий, – воскликнула Татьяна Михайловна, скривившись и выплёвывая в руку остатки недоеденного бутерброда.

И чего ты скривилась, как среда на пятницу? Отличный паштет, не хуже вашей колбасы.

– Да какая разница, кошачий или человечий. Я съел, мне понравилось, – взмахнул руками Петрович и добавил: – Люди в войну и не такое ели.

Я же говорю – хороший паштет, вон и хозяин подтвердил.

– Саша, при чём здесь война? – возмутилась Татьяна Михайловна.

– Хотел раз в жизни спокойно вдвоём с женой посмотреть фильм. – Александр Петрович положил голову на спинку дивана и закрыл глаза.

1Из книги «Подлинный Сократ». – Здесь и далее, если не указано иное, примечания редактора.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru