Притяжение. Руководство по любовным треугольникам

Михаил Михайлович Сердюков
Притяжение. Руководство по любовным треугольникам

Она

Она задумчиво растеклась между подлокотниками мягкого кресла и смотрела на солнечные лучи, которые пробивались сквозь покачивающиеся занавески. У нее на душе было неладно, но никто во всем мире не догадывался об этом. Она хорошо умела изображать счастье. Очень рано Она поняла, что люди недолюбливают зануд и нытиков. Хотя, если исходить из гендерных стереотипов, ей можно было немного поныть и показать свои слабости, но Она никогда себе этого не позволяла. Слишком упрямый у нее был характер.

Отец мало посвящал ей времени, а мать порой сама требовала к себе много внимания – и Она была кем-то типа мамы для своей же матери и партнером для своего отца. Если говорить прямо, то детства у нее не было. Она рано повзрослела и уже в подростковом возрасте мыслила глобальней своих сверстников. С ними ей было скучно, ведь темы, которые интересовали их, не вызывали никаких эмоций у нее. В свои двадцать пять Она предпочитала компании, где обсуждались философские идеи и звучали размышления о жизни.

Кто-то мог решить, что ей благоволила судьба, ведь Она была неприлично красивой, в меру умной и невероятно целеустремленной. Но сама Она проклинала судьбу и держала обиду из-за горечи и несправедливости. И у нее было на это основание – любовь.

Как и любая девушка в ее возрасте, Она была опьянена любовью, а точнее, им. У каждой есть такой он, у нее тоже он был – тот самый мужчина, который сводил с ума и наглым образом забирал все внимание. Тот самый он, который «единственный и неповторимый». На его фоне все остальные выглядели серой массой. Но к ней он был холоден, и именно поэтому Она и вожделела его. Он был ей интересен только потому, что в его сердце не было огня, а Она так хотела разжечь в его груди пожар, страсть, которая бы неудержимо тянула его к ней, и только к ней. Но Она не понимала, что, если добьется желаемого, он станет для нее обычным, совершенно типичным парнем, одним из тысячи, который будет готов стоять в очереди за ее благосклонностью.

Этот хитрый малый и не прочь бы утонуть в ней, но интуитивно он остерегался сдавать свои позиции. Ее возлюбленный нашел баланс, середину доски на шаткой опоре, и, удерживая его, он приходил к ней и брал то, что ему было нужно, – секс. Он овладевал ее великолепным телом и обменивал свой холод на ее страсть. Он знал, что и завтра, и в последующие дни будет приходить вновь и вновь и брать свое.

…Мягкое кресло перестало быть уютным, и дело было не в кресле или затекшем теле – дело было в пронзающих ее уколах. У нее внутри все сжималось и кололо. В груди затвердела обида, которая никак не могла выбраться. Она ее удерживала, думая, что если обида покинет ее, то и он тоже ей больше не будет нужен. А если он ее бросит, то кто тогда сможет доставить ей столько удовольствия? Кто тогда сможет напомнить ей о том, что она девочка, недолюбленная девочка? Ребенок, о котором необходимо заботиться так же, как заботился о ней ее отец, – игнорируя все ее порывы. Она просто не знала другой любви, не знала другой заботы и не могла представить, что бывает как-то иначе. А если даже какой-то смельчак показывал ей это, Она не замечала его ухаживаний и не могла оценить их по достоинству.

Он

Он торопился. Он всегда куда-то торопился. Сейчас, пробегая небольшой марафон до офиса, Он параллельно водил большим пальцем по сенсорному экрану телефона, потому что любил проводить время эффективно. Он выжимал из каждого мгновения максимум, словно боясь что-то упустить. Ему было страшно прожить день и не выполнить десятки задач, которые запланировал, будто в их завершении состояло все его счастье. Он уже понял, что это большая ошибка – класть свое время на чашу весов с делами и совсем не уделять внимания простым радостям, но все равно продолжал вести себя так же.

Он ощущал себя загнанным, как дикий зверь. Боясь пропустить хоть одну секунду в бездействии, Он забывал, что жизнь – это не только бег от задачи к задаче, но это еще и остановки. Он не осознавал, что в любой паузе жизни больше, чем в его нескончаемых делах. Он не замечал, что в промежутке между вдохом и выдохом всегда есть задержка. За шорами своих идей Он не видел действительность, реальную суть вещей.

Ему было далеко за тридцать, но выглядел Он моложе. Все его сверстники женились, а некоторые даже уже успели обзавестись потомством и развестись. Он же встречался с девушками от случая к случаю, при этом не испытывал проблем с женским вниманием. Он был высоким, смазливым и дико харизматичным. Он умел увлекать девушек своими идеями, был весьма учтив и романтичен, но длительные отношения у него не складывались: все упиралось в то, что он просто не умел любить. Он считал, что любовь посылается свыше. Что чувства приходят людям как подарок небес и что всякий, кто состоял в браке, просто счастливый сукин сын, а Он сам ни черта не сделал, чтобы быть хорошим мужем или отцом.

Когда Он оказывался в компании друзей, Он искрил, как фейерверк на День благодарения, а когда оставался один – грустил, словно у него отняли любимую игрушку. Его тоска была не разрушающей, а, напротив, доброй. Это походило на приятное воссоединение его разума с внутренней пустотой. Старые друзья встречались, и приходила она – добрая грусть.

Этого парня бросало из состояния в состояние сильнее, чем на американских горках. Из апатии Он мог быстро переключиться на острый энтузиазм, а потом снова скатиться в яму безразличия.

Не стоит на него навешивать ярлык невротика или психопата – Он просто был сложной натурой. Если среднестатистический человек – это три ряда кубика Рубика, то этот парень – десятиуровневый кубик. Ему было скучно с людьми: они ему казались предсказуемыми, Он не видел в них глубины. Он играл с окружающими – пытался понять их границы, устраивая провокации и изучая реакции. Это работало как эхолокация: Он делал что-то из ряда вон выходящее и смотрел, что выкинет его подопытный в ответ. Так Он себя развлекал. Вся его жизнь превратилась в экспериментаторство и беспрерывный анализ.

Автор

Как вы могли заметить, эти ребята были совсем не типичные, и именно поэтому они стали героями моего рассказа. Согласитесь, какая была бы скукота – читать про счастливые отношения. Никому не интересна история людей, которые нашли друг друга и в гармонии прожили счастливую жизнь. Никто не захочет узнавать подробности рафинированной судьбы – кому она вообще нужна? Людям нравится драма, надрыв, непреодолимые проблемы и даже вызов. Каждый, кто сейчас читает эти строки, наверняка замечал за собой, что сложности так и манят. И вот уже славный парень становится занудным в глазах любой девушки, а последний мудак становится королем вечеринки. Буря, страсть, неудержимые эмоции – все эти переживания берут свое начало именно в столкновении со сложностями. Со встречи с неприятными качествами человека. И чем их больше, тем он интересней.

Существование вообще парадоксальная штука, в нем все приобретает ценность только после преодоления препятствий, поэтому никогда не надо ныть, что что-то идет не так: за этим «не так» всегда стоит буря впечатлений. Лучше благодарить каждого, кто причинил вред, ведь он придал вкус жизни. Вот так мы устроены, простые земляне, а Он и Она были устроены еще сложнее, и только поэтому черные буквы на этом белом листе собираются в замысловатые слова, а после – в крепкие смысловые связки. Обещаю вам, мои читатели, незабываемые ощущения.

Когда к концу финального предложения зазвучит громкая точка, тогда вы скажете: «Ну сукин сын, что творит!», а я лишь улыбнусь, потому что эта история – одна из миллиона или даже миллиарда историй любви. Ведь каждый человек может рассказать о своем случае, ситуации с противоположным полом, которая помогла посмотреть на жизнь по-новому, открыла ему глаза, и он начал ценить простые вещи еще больше. Каждый может рассказать о таком, но не каждый сделает это. Только после сильного шторма команда на корабле будет радоваться штилю, только после излечения от тяжелой болезни человек будет рад здоровью, только после душевной боли может прийти истинная любовь. Все явления познаются в сравнении с противоположностями, и никогда не стоит убегать от одной из крайностей, ведь именно в ее отражении придет то, что нужно именно вам. Только после преодоления невзгод человек способен стать львом, способен воспитать характер и с гордо поднятой головой продолжить свой путь, не боясь новых трудностей, а они обязательно будут, но отношение к ним у такого человека будет другое. Как говорится, даже после самой темной ночи наступает рассвет, а сильный дождь заканчивается радугой.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru