Последний день на планете Земля. Сборник рассказов

Михаил Михайлович Сердюков
Последний день на планете Земля. Сборник рассказов

Предисловие

Однажды утром я проснулся и ощутил страшную тягу к слову. Это произошло как по щелчку пальцев. В одно мгновение я просто захотел писать. Сначала я игнорировал свое желание, но с каждым днем зуд усиливался, мне хотелось стучать по клавиатуре ноутбука, выплескивая слова на белое поле вордовского файла.

Мой разум желал рассказать истории и облечь их в едкие слова. Мое сознание рвалось размышлять, и в конце концов я поддался. Так появилась на свет мечта – написать сборник рассказов.

В течение года изо дня в день я устраивал прогулку своим пальцам по поверхности черных клавиш с символами разных букв. Подобно пианисту выбивая ритмы, я нарушал тишину. Так рождались эти строки.

В моих рассказах есть я, в них есть и полная противоположность меня. В своих текстах я не жалею слов, готовя блюда с пикантным вкусом.

Каждый рассказ рассчитан на один подход. Рекомендую растянуть удовольствие и не читать все одним скопом. Когда я задумал сборник, то спросил себя, как бы сам хотел читать истории, и пришел к тому, что в один день один рассказ меня бы устроил. Поэтому если вам интересно прожить это яркое путешествие, то предлагаю читать в день не больше одного рассказа. Тогда на эту книгу вам понадобится одна неделя, одна неделя, чтобы прожить «последний день на планете Земля».

Буду рад вашим комментариям на [email protected] или www.vk.ru/tkeks.

Особая благодарность тем, кто поддерживал меня на протяжении всего этого времени: Кристине Зуевой – за то, что вселила в меня уверенность; Диане Кацко – за то, что поверила в мои истории и согласилась сделать иллюстрации к ним; Николаю Иванову – за то, что создал такой потрясающий дизайн книги, теперь ее хочется держать в руках. Спасибо моей семье и семье Малашкиных. Спасибо Егору Когону. Всей видеостудии «ASTRA». Спасибо, ребятам, кто помог с организацией презентации этой книги. И, конечно, моя благодарность всем членам «Ротари клуб Волгоград» – друзья, вы очень помогли, поддержав мои стремления, спасибо!

Спасибо и тебе, мой читатель, все это написано специально для тебя!

Последний день на планете Земля

Когда я узнал об этом, было раннее утро.

Солнечные лучи сквозь тюль, танцующий от легкого дуновения ветра, коснулись моих глаз, и я не спеша открыл их. В мое сознание ворвалась тревога. Я не знал, с чем это было связано, но все внутреннее пространство поддалось ощущению, напоминавшему гремучую смесь боли, страха и пустоты. Эти составляющие вместе вызвали во мне беспомощность. Я почувствовал себя маленьким ребенком, которого вырвали из объятий матери. Внутри себя я кричал, но если посмотреть на меня со стороны, то я сохранял молчание. Не буду утверждать, что только сегодня я испытал подобное состояние, бывало и ранее нечто похожее, поэтому я знал: стоит мне себя настроить на что-то приятное, как все тревоги растворятся, оставив едва заметный след. Взяв себя в руки, я встал с кровати и пошел умываться.

Последние четыре года я жил в большой трехкомнатной квартире, которую родители подарили мне на двадцатилетие. Она была любовным гнездышком для меня и прекрасной девушки Ольги, которая в данный момент находилась на летней практике в Оренбурге. Мне очень не хватало ее, и чувство тоски по ней подталкивало меня к тому, чтобы решиться наконец создать семью. По пути в ванную комнату мне пришла замечательная мысль – сбежать сегодня пораньше с работы и купить Ольге подарок, ведь она уже через два дня будет дома. От этой идеи у меня поднялось настроение, и утренняя тревога окончательно отступила. После непродолжительных сборов я был готов к новому дню.

Выйдя за порог квартиры, я неожиданно стал свидетелем странной суеты своих соседей напротив: их дверь была открыта нараспашку, и они – Мария с мужем Евгением и двумя детьми, – не замечая меня, лихорадочно складывали вещи в рюкзаки. Я хотел было окликнуть их и узнать, что случилось, но соседка сама увидела меня и растерянно прокричала:

– Луна падает! – И снова вернулась к рюкзаку.

«В смысле?» – подумал я.

В одно мгновение преодолев разделяющий нас коридор, я коснулся плеча Марии и переспросил:

– Что падает?

– Луна, – подойдя к жене, сказал Евгений. – Ты что, ничего не знаешь?

Я огляделся. Все в их квартире было разбросано, дети во что-то играли, а родители бегали по квартире и куда-то собирались.

Меня будто сковородкой по голове ударили. Передо мной образовалась темная пелена, а в ушах я ощутил давление, как при взлете самолета. Попятившись, я вернулся в свою квартиру и включил телевизор, но вместо новостей услышал лишь жуткое шипение ненастроенного канала. Я подбежал к окну. Не заметив на улице ничего необычного, подумал, что мои соседи съехали с катушек. Вздохнув и мысленно укрепившись в идее о паранойе рядом живущих людей, я решил позвонить Ольге, но вместо телефонных гудков услышал тишину.

«Точно что-то не так», – подумал я.

Решив выяснить у соседей, откуда они взяли такую информацию, я вернулся в их квартиру, но она уже была пуста, лишь разбросанные вещи напоминали о хаотичных сборах хозяев.

«Что же все это значит?» – недоумевал я.

Самое лучшее, что смог придумать, – выйти на улицу расспросить прохожих. Ситуация вырисовывалась сомнительная: если мои соседи психи, то и я буду выглядеть психом в глазах других людей. Но раз ничего лучше мне в голову не пришло, все же решил осуществить задуманное. Оказавшись на улице, я не заметил ничего странного. Кто-то торопливо шел по своим делам, кто-то сидел на лавочке. И все-таки я хотел выяснить, что имели в виду мои соседи, высказывая такое смелое заявление. Я подошел к пожилой женщине: люди пенсионного возраста всегда в курсе происходящего. На мое приветствие бабуля что-то фыркнула и всем своим видом показала, что общаться не собирается. Тогда я направился к молодой парочке, проходившей мимо, – они со стеклянным взглядом молча меня проигнорировали.

Тут за моей спиной раздался голос:

– Что, парень, телефон не работает?

Повернувшись, я увидел какого-то чудаковатого мужчину лет сорока.

– И ты, наверное, не знаешь, что происходит? Телевизор-то сегодня только шумит.

– Мои соседи сказали, что Луна падает!

– Интересно, почему они так решили, ведь нет никаких новостей со вчерашнего вечера.

– Так что происходит? – не дав ему закончить, спросил я.

– Не имеет значения, что происходит. Главное – как ты к этому относишься, ведь так?

– А как я могу относиться к тому, что мне непонятно?

– У тебя есть какие-нибудь дела сегодня? – вопросом на вопрос ответил мужчина.

– Выяснить, что происходит, и поехать на работу, – поспешно протараторил я.

– Работа тебе сегодня не нужна, сегодня твой последний день, парень, проживи его как следует, – отворачиваясь, посоветовал незнакомец.

– Так что это все значит? – одернув его, переспросил я.

– Иногда лучше не знать ответы, чтобы сохранить больше смысла, – удаляясь от меня, сказал он.

– Постойте, постойте. Дайте мне ответ… А к черту! – резко прокричал я.

В голову лезли всякие мысли: телевизор не работает, телефон и интернет тоже, люди свихнулись – так что это все значит? Я посмотрел в небо. Конечно, днем Луну плохо видно, но я попытался присмотреться и нашел ее очертания.

– Обычная Луна, – пробормотал себе под нос. – И что мне делать?

Я все же решил поехать на работу и выяснить, как дела там. Заодно по пути присмотреться к людям – может, в наблюдении за ними получу ответы.

Сев в свою машину, я вывернул со двора и с мыслями о происходящем поехал в офис.

Странная вырисовывается картина. Как же люди зависят от поведения окружающих! Если все сходят с ума, значит, и мне тоже стоит стать сумасшедшим?

Я держал путь по центральной улице Самары. Всматривался в действия прохожих, пытаясь найти какие-то странности, но ничего необычного не обнаруживал. Люди по-прежнему копошились, как муравьи.

Взгляд со стороны открыл мне новое представление о нас – людях. Все же мы слишком много о себе возомнили. Не понимая, откуда появились и что тут делаем, мы возводим города, строим дороги, создаем системы. Все гении, лидеры, признанные народом, могли быть просто сумасшедшими, которые поверили в свои идеи и увлекли за собой людей. Быть может, развитие человечества так и происходило: харизма, природное умение влиять и безусловная вера ярких личностей в свою правоту – вот что

обеспечивало безоговорочную поддержку окружающих, формируя пути дальнейшего движения? Никто не знает, как должно было развиваться человечество, стоило ли нам выбирать технический путь эволюции или двигаться в духовном направлении. Мы до сих пор не понимаем, на что способно наше собственное тело. Но эволюция была технической, и все, что меня сейчас окружало, было следствием этого.

Я еду по городу, который построили люди, живя в ими изобретенной системе, и размышляю об альтернативных путях развития и правильности бытия современного человека. Только зачем мне это, если важней узнать, что сегодня не так с этим миром?

Мой внутренний монолог прервал звук бьющегося стекла. По правую сторону несколько ребят с недружелюбной внешностью разбили витрину продуктового магазина и на моих глазах залезали в него. Я ни разу не видел, чтобы средь белого дня, у всех на виду, кто-то поступал таким образом. Возможно, это были совсем отморозки, но я решил рискнуть и узнать, что они затеяли.

Проехав чуть вперед, я выскочил из машины и подкрался к магазину, всматриваясь, что там происходит. В магазине не было никого, кроме троих парней. Я прислушался, о чем они говорят. Раздавались обрывки фраз.

– Бери больше вина и водки, – сказал хриплый голос.

– Давай, давай! – кто-то прокричал звонко.

– Что насчет закуски? – снова прозвучал хриплый.

 

– Бери что можешь! – ответил звонкий.

– Отлично, сегодня будет незабываемое веселье! – послышался голос третьего.

– Время разнести здесь все к чертям! Ведь это наша последняя вечеринка, наш последний день! – уверенно заявил хриплый.

Я прогнал в голове все услышанное до слов «последний день». Очень странно: я уже второй раз слышу это выражение сегодня. Так что все это значит? Я выскочил из своей засады и крикнул парням:

– Почему сегодняшний день – последний?

– О, гляньте, кто тут нарисовался! – крепкий парень в белой кепке хлопнул по плечу своего друга.

«Хриплый», – решил про себя я.

– Не помню, чтобы мы ждали гостей, – поддержал второй.

«А это звонкий».

– Ребята, а что мы делаем с непрошеными гостями? – добавил третий подельник.

– Мне все равно, чем вы тут занимаетесь, только объясните: почему вы сказали, что сегодня последний день? – немного нервничая, спросил я. – Потому что нам сегодня нечего терять, дружок, и сейчас мы тебе это докажем, – сообщил хриплый, и они все вместе побежали на меня.

Тут я быстро сообразил, что не стоило любопытствовать у таких субъектов, как эти, поэтому, развернувшись, побежал со всех ног.

Минут через пять мне удалось ускользнуть от погони. Завернув в арку, я отдышался и попытался привести мысли в порядок.

– Все очень странно, – начал говорить себе под нос. – Сначала соседи, потом прохожий, теперь эти ребята…

Я вспомнил про Ольгу. Если в Самаре происходят такие странности, то и в Оренбурге могут быть похожие события. «Все ли в порядке с Ольгой?» – подумал я, и тут у меня снова потемнело в глазах. Я должен выяснить, как дела у любимой. Но для начала мне все же нужно доехать до работы. Опасаясь вновь встретиться с троицей негодяев, я осторожно вернулся к месту, где оставил свою машину, – и обнаружил ее отсутствие. Ее просто кто-то спер!

– Да, блин, что происходит?! – вполголоса крикнул я.

Достав телефон, попытался набрать номер полиции, но сотовая связь по– прежнему не работала.

– Что мне делать? Черт побери! – сказал я вслух.

Я попробовал поймать попутку или такси, но все машины быстро проезжали, а люди с пустыми глазами проходили мимо, на их лицах читалось забытье. Все прохожие мне казались пребывающими в трансе. Может, лишь я сегодня такой внимательный, может, я просто хочу увидеть странности вокруг и это игра моего воображения?

«Последний день», «Луна падает», «Тебе не надо сегодня на работу» – крутилось у меня в голове. Я заметил, как легко окружающий мир повлиял на меня. Все эти события окончательно выбили из колеи.

Пока я стоял с вытянутой рукой в ожидании спасительного автотранспорта, закралась мысль – умы людей всегда стремятся к системе, чтобы легче было контролировать будущее. Раньше думал, что любой свод правил ограничивает свободу, но, оказавшись сегодня в череде передряг, понял, как ошибался. Контроль – это не плохо, сам мир настроен на разрушение, ведь если построить замок из песка, то его

обязательно сдует ветер или смоет вода, все в этом мире требует внимания, все необходимо поддерживать. Так кто сегодня поддерживает порядок? На моих глазах обчистили продуктовый магазин, сейчас украли мою тачку, и где все контролирующие систему органы?

Снова стало тревожно. Должно быть, мой пережитый опыт и страх перед неизвестностью начали свою работу, эти двое сейчас пытаются найти оправдания всем ситуациям, пытаются найти комфортное решение, но что-то мне подсказывает, что такого решения нет. Внутри меня все сжалось. Удивительно, как реагирует тело в минуты тревог, оно становится таким тугим, неповоротливым, ведь страх парализует. Мне срочно нужно выбросить из головы весь этот мусор, заткнуть поток мыслей пробкой спокойствия и просто сделать то, что я должен, – найти ответы на вопросы «что происходит?» и «все ли хорошо у Ольги?».

В это мгновение возле меня остановился черный автомобиль. Водитель открыл окно на пассажирской двери и спросил:

– Тебе куда?

– На улицу Гагарина.

– Это недалеко, садись.

Я сел в машину и посмотрел на усатого мужчину с добрыми глазами.

– Тебя там ждет любимая? – спросил он.

– Нет, там меня ждет работа.

– В такой день – и работать. А говоришь, не любимая…

На вид водителю было чуть больше сорока, немного упитанный и очень опрятно одетый. Он покрутил на радиоприемнике регулятор громкости – раздалось шипение.

– Ах, забыл…

– Что вы забыли? – резко спросил я.

– Забыл, что сегодня ничего не работает.

– Да, я тоже заметил. А вы не знаете почему? – настороженно поинтересовался я.

– Так Луна сошла с оси и летит прямо на Землю. Ты не слышал? – спокойно ответил тот.

Эти слова двухтонным грузовиком врезались в мое тело. Я даже почувствовал, как внутри меня произошел мощный толчок. От ступней до самой макушки пробежала дрожь, я ощутил сильнейший озноб, почувствовал пульсацию в висках, как будто мою голову пронзили электродрелью.

– Луна сошла с оси? – переспросил я.

– Так говорят, – сказал мужчина. – Конечно, официально это никто не подтверждал: наверное, боятся беспорядков. Но кто пронюхал, начали позволять себе многое, если ты понимаешь, о чем я, – на этих словах водитель как-то странно посмотрел на меня холодным взглядом.

– А откуда вы узнали об этом? – встревоженно спросил я.

– Разве это имеет значение? Главное, что ты должен знать, – сегодня последний день человечества, завтра жизни на этой планете не будет.

– И вы в это верите? Официального заявления же не было! – я искал основание для надежды.

– Как тебя зовут? – спросил мужчина.

– Алеша.

– Послушай, Алеша. Если это неправда, то почему не работает ни телевизор, ни телефон, ни интернет? – Он снова покрутил регулятор громкости и, услышав белый шум, добавил: – Ни это гребаное радио.

– Тут не поспоришь. Но почему тогда в такой день вы решили подвезти незнакомого парня?

– Вот это правильный вопрос, – с ухмылкой отреагировал водитель. – Ты знаешь, что я трудоголик? До сегодняшнего дня я очень любил свою работу, каждое утро я просыпался очень рано и, с чувством необходимости, садился в эту машину и ехал на ферму, где проработал более двадцати пяти лет. Ты представляешь, мне уже сорок восемь, и половину жизни я отдал своей работе. За это время ни разу не опоздал и не ушел с работы раньше. По мне можно было сверять часы, таких, как я, называют пунктуальными педантами. Я был профессионалом. А сегодня я узнал, что завтра нас не будет. И знаешь, что я почувствовал?

Я промолчал.

– Опустошенность. Как будто все, что я делал, никому не было нужно. Я жил самообманом, мне казалось, что я приношу пользу, а по факту – убивал животных.

– Что вы делали? – поперхнувшись, спросил я.

– Я двадцать пять лет убивал животных. Я работал мясником. Мне казалось, что я кормлю людей, помогаю им заниматься своими делами, взяв всю грязную работу на себя. А в последний день жизни человечества мне стало понятно, что мои старания никому не были нужны. За эти двадцать пять лет я ни от кого не почувствовал благодарности. И что самое страшное, из-за своего отношения к делу я так и не женился, а мои

родители умерли. Теперь мне одному придется встречать свою смерть, а тут ты с протянутой рукой… вот я и подхватил тебя.

– Я вас понимаю… Спасибо вам большое, что решили помочь мне.

– Зря ты считаешь, что я помогаю тебе, – загадочно сказал незнакомец. – Я это делаю для себя.

– Для себя?

– Да. У меня всегда была мечта, и я хочу осуществить ее до того, как Луна уничтожит эту грязную планету со всеми сумасшедшими людьми. – И что у вас за мечта? – с тревогой спросил я.

– Из-за нее я и пошел в мясники. Я хотел убивать. С самого детства меня грызло желание причинять боль, мне нравилось наблюдать, как из-под моего ножа вытекала горячая кровь. В эти мгновения я чувствовал себя властелином смерти, и смерть награждала меня свободой. Я ощущал вкус страха в телах своих жертв, они корчились от понимания того, что на этом выдохе все закончится. Они цеплялись за жизнь из последних сил, но решение принимал я, это я решал, когда умрет моя жертва. Я поработил смерть, она стала моей слугой. Но страсть, которую я испытывал к тотальному контролю человеческой жизни, я так и не удовлетворил. Она давно просится наружу, она стонет все дни, проведенные на этой грешной Земле, и сегодня я обязательно накормлю ее.

После этих слов сработал центральный замок и двери заблокировались.

– Я планировал это всю свою жизнь. Я думал об этом каждый день. Я знаю, что испытаю больший кайф, если моя жертва будет знать, что скоро умрет, ведь в этом заключена особая магия. Все, кого я убил, знали, что их ждет смерть. Теперь и ты знаешь, что ждет тебя. Это очень заводит, не правда ли? – Мужчина нажал на газ сильнее и резко повернул на грунтовую дорогу. – Мы сейчас с тобой круто повеселимся, Алеша.

– Не сегодня! – с этими словами я повернулся, уперся в пассажирскую дверь спиной и резко ударил его ногой в лицо. Водитель тут же отключился, а из его носа пошла кровь. Я одной рукой схватил руль, а другой нажал на левую ногу несостоявшегося маньяка, чтобы машина остановилась. После нескольких глубоких вдохов я вышел из машины, выкинул тело мужика, посвятившего себя мясному промыслу.

– Пускай немного отдохнет, видно, он перегрелся от последних новостей, – с этими словами я захлопнул за собой водительскую дверь и тронулся с места. Теперь у меня снова появилась машина. Кроме того, у меня

появилось больше информации о сегодняшних событиях, хоть какая-то польза.

Не уверен, что это правда, не уверен, что это вообще возможно, не уверен, что Луна может упасть на нашу Землю, но об этом говорит уже не один человек.

Удивительно, как некоторые люди реагируют на новость о грядущей катастрофе: они дают волю своей разрушительной энергии, которую сдерживали годами. Получается, что по натуре человеческое существо склонно к насилию, опасно для мира и окружающих? Или это лишь небольшая масса людей, которые раскачивают весь свой негативный потенциал, и тот, подобно цепной реакции, распространяется на остальных? Ведь для того, чтобы подхватить разрушительный настрой, особых навыков не нужно, это так просто и естественно, а вот созидание требует усилий. Значит, мы живем по тем же законам, что и вся Вселенная, мы стремимся к уничтожению, и лишь общепринятые правила встают на пути человека, если бы не они, то хаос стал бы самым логичным решением?

Я снова рассмотрел спутник Земли на дневном небе, он, как и раньше, красовался на своем месте, ничего необычного я не заметил.

Странно все это, кто сегодня сходит с ума? Люди или космические тела? А может, люди и есть космические тела?

Я вернулся на асфальтовую дорогу и думал, что делать дальше. На работу ехать смысла не было, лучше дожить до завтра, и если слухи не врут, то ситуация с трудоустройством будет уже не важна. Так, если сегодня и вправду последний день на этой Земле, то чем бы я хотел заняться больше всего?

Самое важное для меня на данный момент – Ольга и мои чувства к ней. Как она там, в Оренбурге, все ли с ней хорошо, нужна ли ей моя помощь, страшно ли ей? Все эти мысли подсказали мне, что делать дальше, – нужно ехать к ней.

От Самары до Оренбурга шесть часов езды на машине – у меня еще есть шанс увидеться с Ольгой. Учитывая, что я очень по ней соскучился, стоит попытаться. Провести остаток жизни с человеком, рядом с которым становлюсь счастливым, – наверное, это будет красивым завершением жизненной повести.

Я прикинул маршрут, и у меня тут же появились сомнения, они просто ворвались в мою голову: сможет ли эта машина проехать такое

расстояние, получится ли ее заправить по дороге и, самый острый вопрос, как я найду Ольгу в полумиллионном городе, если ее не окажется дома? Я понимал, что эти мысли возвращают меня в зону комфорта, они призывают меня отказаться от риска, ведь в голове все так и устроено: ум боится неизвестности и отсутствия возможности своего контроля. Но я твердо решил, что так поступить – самое правильное на данный момент. Пускай не найду Ольгу, пускай в дороге произойдут разные неприятности, но я обязан попробовать, чтобы потом не жалеть.

Для того чтобы направиться в Оренбург, мне нужно было проехать через центр Самары, поэтому я вернулся туда, где все началось, и продолжил движение на автомобиле мясника по заложенному маршруту, а сам смотрел по сторонам – люди, ничего не подозревая, вели себя обычно. Как бы сейчас прохожие поступили, если в громкоговоритель сказать, что сегодня их последний день? А может, многие из них уже это знают, но не понимают, чем еще заниматься, кроме как продолжать делать то, что делали? А вообще, скорее всего, люди просто не верят в то, что на Землю летит Луна, это даже звучит бредово. Как только я об этом подумал, весь город окутал звук воздушной тревоги. Люди остановились и начали нервно озираться по сторонам, кто-то пытался что-то увидеть в небе, но оно было ясным. Многие принялись рассматривать свои телефоны и, мне на удивление, подносить их к уху.

 

Неужели связь заработала? Я схватил свой мобильник и, увидев деления сотовой сети, спешно стал набирать номер Ольги.

Обстановка была напряженная. Отовсюду звучал пронзительный звук сирены, заставляя все тело содрогаться. Безумные взгляды пешеходов и нелогичные действия водителей, которые бросали машины прямо на дороге, а сами разбегались кто куда. Держа у уха телефон, я медленно продолжал движение по намеченному маршруту. Прозвучал первый гудок. Все вокруг меня замерло. Все стало таким неважным. Уже где-то вдалеке звучал сигнал тревоги, люди медленно передвигались за окном машины. Второй гудок.

– Ну давай же… – прошептал я.

Третий. Четвертый.

– Алло, привет! – зазвенел голос Ольги.

– Ты как? У тебя все хорошо? – прокричал я в трубку.

– Здесь происходит какая-то чертовщина, – ответила она. – Ты где сейчас?

– Дома.

– Оставайся там, я… – на этих словах наш разговор прервался, в один момент затих звук сирен и пропал сигнал сотовой связи на телефоне.

– Что за черт, черт, черт! – прокричал я, ударяя по рулю левой рукой.

Я решил успокоиться и держаться намеченного плана. Проехав небольшою пробку, я увидел дорожный просвет и прибавил газа. «Главное, что с Ольгой все хорошо», – успокаивал я себя.

Глупо, наверное, говорить сейчас такие слова: «Главное, что с ней все хорошо», ведь совсем скоро со всеми будет все плохо. Должно быть, в этом и есть смысл человеческой жизни – сохранять ее до конца, бороться за нее. Исход же известен всем, но каждый человек просыпается рано утром и снова начинает свой бой за существование. Забавно, но люди лишь кожаные мешки с органами, человек так легко может умереть – иногда достаточно неудачно споткнуться. Я слышал тысячу и одну историю абсурдных случайностей с летальным исходом. Получается, что до сих пор мы выживали на этой планете, делая все, чтобы сохранить возможность наблюдать за великолепием бытия. Поэтому мое переживание так логично – «Главное, что с Ольгой все хорошо…»

Я снова запрокинул голову вверх посмотреть, что там с Луной. Не знаю, кажется мне это или нет, но она стала немного больше. Надеюсь, что кажется. Не успел я вернуть свой взгляд на дорогу, как что-то попало мне под колеса. Раздался глухой удар. Как будто недовольная старушка решила убить таракана тапком. Я резко нажал тормоза и неуверенно посмотрел в зеркало заднего вида.

– Вот черт… – прошептал я.

На асфальте, скукожившись в позе эмбриона, лежал мужчина. Я посмотрел по сторонам – никого. Я покинул центральную улицу, поэтому данный факт меня не удивил.

– Что же делать? – спросил я себя, не отводя глаза от зеркала. – Меня никто не видел. Может, все же поехать? Все равно завтра его не будет в живых, как и меня… Как и всех…

Вдруг мужчина зашевелился и начал потихоньку подниматься.

Теперь я могу ехать!

Но что-то внутри меня защемило, наверное совесть. Она пронзила меня уколами и наградила сбивчивым дыханием, а после я вообще ощутил некую сжатость.

Нет, так нельзя… Я открыл дверь и вышел из машины.

– С вами все в порядке? Извините, я вас не заметил, вы выбежали из ниоткуда…

– Все хорошо, парень, я вроде цел, помоги подняться. – Поверженный мной пешеход подал руку, чтобы я помог ему встать на ноги. – Сегодня весь мир сошел с ума, не удивительно, что я попал под колеса.

– Как вы себя чувствуете?

– Разве это имеет значение? Завтра это уже будет неважно, – схватившись за бок, сказал мужчина.

– Значит, вы тоже знаете про Луну?

– Да, я знаю даже больше, чем любой другой человек на этой чертовой планете, – посмотрев на меня, сказал незнакомец. – Я журналист и занимаюсь этой историей уже последние две недели, после того как мне позвонил один знакомый из Иркутской обсерватории. В телефонном разговоре он сообщил мне, что Луна ускорила движение вокруг Земли, и каждый свой оборот она делает по спирали все ближе и ближе к нам.

– Так почему ни одно издание, ни один телеканал не сообщили об этом? – забыв о ДТП, я начал допрашивать пострадавшего.

– Я пытался, и мой друг пытался, и все те, кто обнаружил это явление, тоже пытались. Но нам просто связали руки – всех, кто узнал о приближении Луны к нашей планете, уволили с работы на следующий день. Я не знаю, чего боятся власти, но язык они нам завязали быстро. Хотя информационного цунами не произошло, но маленький ручеек все же потек – ты же, например, как-то узнал об этом.

– Мне сегодня каждый встречный говорит про Луну, и, честно сказать, я до последнего никому не верил, но из ваших уст это звучит не как очередная сплетня, мне даже стало как-то не по себе. – Я снова подумал об Ольге, и снова земля ушла у меня из-под ног. – Извините меня за случившееся, но я как-то еще могу вам быть полезен?

– В обычное время навряд ли ты бы так легко отделался от человека, которого несколько минут сбил своим автомобилем, так почему ты думаешь, что сможешь быстро отделаться от меня сегодня?

– А что вы хотите, чтобы я для вас сделал? – заикаясь, сказал я, начиная жалеть, что остановился.

– Если ты меня подкинешь до старого аэропорта, то у меня не останется ни одной плохой мысли о случившемся, и твоя совесть будет чиста.

Этот мужчина оказался справедливым человеком, его просьба была разумной, она не имела оттенка требования, он просто дал мне

возможность загладить вину перед ним. Вдобавок у меня появилась уникальная возможность больше узнать о происходящем, и компания с нормальным человеком, хоть небольшой промежуток времени, была хорошим украшением моего пути, потому что старый аэропорт находился в нужном мне направлении.

– Идет. – Я протянул ему руку для пожатия и подумал, что этот мужчина уж точно не убивал коров последние двадцать пять лет.

Он протянул мне руку в ответ и неуверенно улыбнулся. Я предложил ему пройти к автомобилю, открыл дверь и помог присесть на переднее сиденье пассажира. Быстро обежав автомобиль и заняв водительское место, я спросил:

– Как вы себя чувствуете?

– Немного болят ребра, но жить буду.

Эти слова позабавили меня, потому что в сложившейся ситуации они звучали как-то абсурдно – «жить буду»…

Я завел мотор автомобиля, и мы поехали. Пункт назначения, куда необходимо было попасть пострадавшему от моей невнимательности, находился в тридцати километрах, это около двадцати минут езды.

– А ты куда держишь путь… м-м-м-м…

– Алеша.

– Алеша, – повторил мужчина.

– Я еду к своей возлюбленной, Ольге. Если и прожить последний день на этой земле, то только с ней рядом.

Мужчина с улыбкой воспринял мои слова:

– Любовь. Сколько глупостей она приносит в жизнь человека. У любящего полностью атрофируется инстинкт самосохранения. Всякий испытывающий такие яркие переживания перестает вообще думать о себе. Его кидает из стороны в сторону. Он готов страдать и тут же быть счастливым. Любовь забирает весь покой.

– У вас был такой опыт?

– Все, что было, – умерло. Зачем о прошлом, когда нас ждет необычное будущее?

Образовалась тишина. Ее слегка нарушало трение колес об асфальт; резиновый протектор, быстро облизывая поверхность дороги, издавал шуршащий звук.

– А зачем вам в старый аэропорт? – не удержавшись, я вклинился в монотонные звуки.

– Как же тебе повезло, Алеша, что мы с тобой встретились! В этот день не все узнают о том, что будет происходить в старом аэропорту, а кто узнает, обязательно захочет там быть. Это, как бы тебе сказать… закрытая вечеринка.

– И к чему она приурочена? К концу света?

– Да, мы будем провожать Землю в последний путь. Это будут масштабные похороны, если хочешь.

– Звучит жутковато.

– Но страх теряет свою силу, если ты рядом с единомышленниками. Там будет вся интеллигенция нашего города, все те, кто первыми узнали о том, что происходит.

– И вы думаете, это пройдет в порыве веселья?

– Я больше склонен думать, что это будет духовный поиск ответов, что нас ждет дальше или даже кто такой человек как природное явление.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru