Приключения Пульхерии в виртуальном мире

Михаил Самарский
Приключения Пульхерии в виртуальном мире

© Михаил Самарский, 2022

© А. Гайворонская, иллюстрация на обложке, 2022

© ООО «Издательство АСТ», 2022

* * *

Преподавателям и студентам МПГУ посвящаю



В чём смысл жизни?

Служить другим и делать добро.

Аристотель

Часть первая. Робот Стёпа

Глава 1

Два последних урока отменили. Несмотря на то что мама попросила сразу после школы идти домой, Пульхерия отправилась в парк. «Ох и влетит мне за это», – промелькнула мысль, но Пульхерия от неё решительно отмахнулась. Уж больно ей хотелось проведать уток, обитающих на пруду. Пульхерия даже не стала есть булочку, которую давали на обед в столовой, а прихватила её с собой, чтобы их угостить.

Да и замечательная погода располагала к прогулке. На ясном голубом небе светило ласковое майское солнышко, в траве блестели росинки, переливаясь всеми цветами радуги, на деревьях трепетали ярко-зелёные листочки, доносились задорные птичьи трели. Лёгкий тёплый ветерок обдувал лицо, нежно перебирая золотистые волосы Пульхерии. Настроение было таким же чудесным, как и погода. Пульхерия весело шагала в сторону парка, мурлыча под нос слова популярной песенки: «Ягода-малинка оп-оп-оп, крутит головой, залетает в топ»[1]. Пульхерия даже не подозревала, какой сюрприз её ожидает. Она даже напрочь забыла о том, что ей ещё предстояло ехать на занятия в музыкальную школу.

Пульхерия и не заметила, как оказалась в парке. Она направилась по аллее в сторону пруда и вдруг увидела на дорожке смартфон. Хотела поднять его, но, вспомнив мамин наказ «Никогда не брать чужого», передумала. Но следующая мысль заставила её сердце забиться быстрее: «Вдруг с его хозяином случится беда и ему понадобится срочно куда-то позвонить, а у него не окажется телефона».

Она огляделась и, увидев неподалёку на лавочке старичка в шляпе, несказанно обрадовалась. У неё не было сомнений, что он владелец потерянного смартфона. Недолго думая, Пульхерия подняла находку и помчалась к нему.

– Дедушка, это ваш телефон? – Она протянула ему гаджет и показала в ту сторону, где обнаружила его. – Я нашла его вон там.

Бросив взгляд на телефон, старик похлопал себя по карманам и с улыбкой сказал:

– Нет, деточка, мой при мне.

Не ожидая такого ответа, Пульхерия в растерянности пожала плечами и спросила:

– А где же мне найти его хозяина?

– Спроси вон у неё. – Старик кивнул ей за спину. – Может, это она потеряла.

Пульхерия обернулась и увидела на другой стороне аллеи бегунью в тёмном спортивном костюме. Вот теперь Пульхерия была уверена, что спортсменка – владелица смартфона. «Видимо, он выпал у неё из кармана, а она даже не почувствовала», – решила наша героиня и, махнув ей рукой, крикнула:

– Девушка, погодите.

Но та даже ухом не повела, и Пульхерии ничего не оставалось, как пуститься в погоню. На радостях, что хозяйка гаджета наконец-то нашлась, Пульхерия бросила старику «спасибо» и рванула за ней, услышав вслед: «А мне-то за что? Это тебя нужно благодарить за честность».

Вскоре она настигла спортсменку. Поравнявшись с ней, Пульхерия показала находку и спросила:

– Девушка, это ваш телефон?

– Нет. – Взглянув на гаджет, та мотнула головой и вытащила из кармана штанов свой смартфон. – Вот мой.

Услышав её ответ, Пульхерия ещё больше расстроилась. Она ведь была уверена, что бегунья – владелица потеряшки.

– Я его случайно нашла вон на той дорожке. – Продолжая бежать рядом, Пульхерия опять показала на место находки. – А теперь не могу найти хозяина. Что же мне делать? – в растерянности спросила она.

– Что делать? – улыбнулась спортсменка. – Если телефон не заблокирован, зайди в контакты, позвони по какому-нибудь номеру и объясни ситуацию, а если заблокирован, тогда отнеси его в полицию.

– Точно! – Пульхерия резко остановилась и хлопнула себя по лбу. – И как я сразу не догадалась. Спасибо, – крикнула она бегунье.

– Не за что, – обернувшись, ответила та и помчалась дальше.

Пульхерия дошла до ближайшей лавочки, сбросила на неё рюкзак и ветровку. От беготни по парку стало невыносимо жарко, даже испарина выступила на лице. Пульхерия уселась на скамейку, нажала на кнопку телефона, и – о чудо! – он оказался незаблокированным. Но каково же было её разочарование, когда она не обнаружила в нём ни одной привычной иконки: ни эсэмэсок, ни телефонной книги, ни настроек, ни часов, ни камеры, ни галереи, ни календаря – ничего. И лишь один зелёный квадратик с изображением человечка светился вверху экрана. Пульхерия подумала, что это спортивное приложение.

– Какой-то странный телефон, – хмыкнула она и нажала на квадратик.

И в следующее мгновение перед ней всплыла голограмма размером с картину, прямо как в фантастических фильмах. На ней светился неоновым светом тот самый человечек с иконки, только в увеличенном виде. Он напомнил ей детскую игрушку-пупсика. У него были такое же тельце и круглая лысая голова, а на лице – два больших тёмных глаза и узкая полоска губ. От увиденного Пульхерия подпрыгнула на лавочке и принялась озираться по сторонам, словно желая убедиться, что она не сошла с ума. Но, к её огромному удивлению, те редкие прохожие, которые прогуливались по аллее, совсем не обращали на неё внимания, будто перед ней не было никакой голограммы. «Может, у меня галлюцинация?» – взволнованно подумала Пульхерия.

– Приветствую тебя, уважаемый пользователь, – сказал механическим голосом человечек и, словно прочитав её мысли, добавил: – Я не галлюцинация, но меня видишь и слышишь только ты.

От его слов она поперхнулась и громко закашлялась, прикрыв рот ладонью.

– Будь здоров, – пожелал он, отчего Пульхерия ещё сильнее удивилась.

– Так говорят, когда кто-то чихает, а я кашляла, – наконец успокоившись, пробормотала она и удивлённо уставилась на него глазами размером с блюдце. – Ты кто такой?

– Твой электронный помощник, – как ни в чём не бывало заявил тот.

– А-а-а, – протянула Пульхерия, – я поняла. Ты помощник хозяина телефона.

– Ты его владелица, – сказал пупсик.

– Но он не мой! – воскликнула она и замотала головой. – Я не могу взять его себе. Мама говорит, что нельзя брать чужие вещи.

– До того, как ты его нашла, он был ничей, – сообщил он. – Это подарок тебе.

– Но за что? – Пульхерия в недоумении пожала плечами.

– За твою доброту, – ответил человечек.

– Но я не сделала ничего, чтобы мне дарили такие подарки, – возразила она.

– Включаю память, – сказал помощник и исчез. После чего по голограмме побежали какие-то непонятные символы и знаки, словно титры в конце фильма, а когда они закончились, пупсик снова появился. – Озвучиваю три последних случая. Случай первый: ты спасла тонущую собаку.

Надо же, Пульхерия уже и забыла об этом. А ведь прошло не так уж много времени. Этой зимой она возвращалась домой из музыкальной школы и решила пойти до трамвайной остановки не привычным маршрутом, а прогуляться по набережной. И вдруг заметила недалеко от берега озера собаку, провалившуюся под лёд. Вокруг ни души. Словно прося о помощи, собака начала так душераздирающе лаять, что от жалости сердце Пульхерии готово было выпрыгнуть из груди. Она вспомнила, как однажды видела по телевизору сюжет про мужчину, который спас человека из ледяного плена реки. Он дополз до тонущего и с помощью верёвки вытащил его из воды.

«Если у него получилось, значит, и у меня получится», – подумала Пульхерия и, оставив рюкзак на берегу, по-пластунски поползла к собаке. Она не могла понять, как умудрилась вытащить её, ведь она оказалась не каким-нибудь пекинесом или маленьким пудельком, а приличных размеров хаски. Но всё произошло настолько спонтанно, что Пульхерии по сей день случившееся кажется каким-то сном. И только когда они вернулись на берег, появилась хозяйка собаки. Она принялась благодарить спасительницу, но той было не до благодарностей. Пульхерия думала лишь о том, что ей влетит от мамы, ведь она поздно вернётся из музыкальной школы. Женщина хотела вызвать такси, но Пульхерия представила, сколько будет добираться по вечерним пробкам, и отказалась. Жаль вот только, за той суетой Пульхерия так и не узнала, где была хозяйка в тот момент, когда её питомец побежал к озеру.

– Случай второй: ты спасла пожилого человека, потерявшего сознание на улице. – Голос пупсика выдернул её из воспоминаний.

– Но я всего лишь побрызгала его лицо водой и вызвала скорую, – нахмурившись, возразила Пульхерия.

– Этого было достаточно, чтобы спасти ему жизнь, – не согласился электронный пупсик и продолжил: – Случай третий: сегодняшний. Ты нашла телефон и не присвоила его себе, а пошла искать хозяина. Это хорошо, что ты относишься к своим добрым делам как к должному. Данный факт подтверждает, что ты неравнодушный пользователь. Подарить телефон именно тебе было верным решением. Я уверен: ты используешь его во благо. Отныне я твой электронный помощник и выполню любую твою просьбу.

– Прям так и любую? – Пульхерия хитро улыбнулась.

– Да. – Пупсик кивнул.

– Ну тогда сделай так… – Пульхерия вдруг замолчала и принялась теребить губу, явно обдумывая команду, а потом выдала: – Сделай так, чтобы вместо вот этих тополей, – Пульхерия кивнула на растущие вдоль аллеи деревья, – появились пальмы.

Она ещё не успела рот закрыть, как человечек доложил:

 

– Команда выполнена.

От увиденной картины Пульхерия чуть дар речи не потеряла. На месте тополей и правда стояли высоченные пальмы с кронами, пышными, как головные уборы у индейских вождей. Её фантазия разыгралась не на шутку, и она стала лихорадочно соображать, какую бы ещё придумать просьбу, чтобы проверить способности неожиданного помощника. И вдруг её осенило.

– А ты можешь сделать за меня домашку по математике? – выпалила она.

– Что такое домашка? – не понял пупсик.

– Задание, которое училка задаёт на дом, – объяснила Пульхерия.

– Что такое училка? – прозвучал следующий вопрос.

Она закатила глаза. «Ну и тормоз».

– Не что, а кто, – принялась терпеливо объяснять Пульхерия. – Училка – это учительница. Так вот, она задаёт ученикам домашнее задание. Погоди, я сейчас покажу тебе, как оно выглядит. – Она полезла в рюкзак за тетрадью, но не успела вытащить её, как голограмма доложила:

– Команда выполнена.

– Да ладно! – не поверила Пульхерия. Она посмотрела в тетрадку и, увидев на страницах решённые примеры и задачу, написанные её почерком, округлила глаза. – Но как ты узнал, что надо делать? – воскликнула она.

– Я умею видеть и слышать на расстоянии. Чтобы общаться со мной, ты можешь разговаривать мысленно, необязательно заходить в приложение. Открывать его необходимо только в том случае, если ты захочешь меня видеть, – объяснил человечек.

– Разве такое возможно? – Пульхерия покачала головой.

– Я робот последнего поколения, для меня нет ничего невозможного, – ответил он. – Я не услышу твою команду только в том случае, если телефон выключится. Тебе необходимо следить за аккумулятором. Когда уровень зарядки упадёт до минимума, в углу экрана загорится красная точка.

– Но у меня нет зарядного устройства от него. – Она покрутила смартфон, ища отверстие, куда вставляется провод, и, не обнаружив его, спросила: – А как же его заряжать?

– Очень просто, – сказал пупсик. – Этот телефон заряжается от других электронных устройств. Его необходимо положить на любой другой гаджет и подержать пятнадцать минут. Чтобы аккумулятор был всегда полным, носи его рядом со своим телефоном.

– Вот это да! – Пульхерия хлопнула в ладоши. – Пупсик, да ты крутышка.

– Я не пупсик, меня зовут Хардвар, – сказал он.

– Хар… как? – скривившись, переспросила Пульхерия. – Ну и имечко у тебя, с первого раза не запомнишь. Уж лучше тогда пупсиком быть. Или тебе не нравится такое прозвище?

– Мне нравится всё, что нравится тебе, – ответил Хардвар.

– Замечательно, – кивнула она, – раз теперь я твоя хозяйка, буду называть тебя… – Пульхерия в задумчивости посмотрела на небо, словно там были написаны варианты имён. – Придумала! У нас недавно в космос летал робот Федя, а я буду называть тебя роботом Стёпой. Как тебе?

– Мне нравится всё, что нравится тебе, – повторил Хардвар.

– Ой, с твоим телефоном я совсем забыла про уточек, – спохватилась она и подскочила с лавочки. – Я же хотела угостить их булочкой. Бежим скорее, а то мама сказала мне после школы идти домой, а я тут с тобой болтаю.

Она только хотела нажать на иконку, чтобы выйти из приложения, как раздался голос Стёпы:

– Команда выполнена.

– Какая команда? – Пульхерия в непонимании уставилась на него.

– Ты сказала, что хотела угостить уточек, я угостил, – как ни в чём не бывало заявил он.

Пульхерия заглянула в рюкзак и, не обнаружив там булочки, возмущённо воскликнула:

– Зачем ты это сделал? Я не давала тебе такой команды. Пожалуйста, больше не делай это за меня. Мне нравится самой их кормить.

– Команда «Не делать» принята! – Стёпа кивнул.

– Ладно, тогда пошли домой, – вздохнула она. – Не пойду же я к друзьям с пустыми руками.

Конечно, можно было попросить его организовать другую булочку, но она глянула на время в своём телефоне и поняла, что и так слишком задержалась после уроков.

«Надо срочно возвращаться домой, иначе мне влетит от мамы», – подумала Пульхерия.

Она вышла из приложения и положила смартфон в карман жакета вместе со своим телефоном. Погода разыгралась не на шутку. Пробиваясь сквозь листву деревьев, дневное солнце грело совсем по-летнему. Пульхерия не стала надевать ветровку, сунула её в рюкзак, накинула его на плечи и отправилась домой.

Глава 2

Пульхерия взлетела по лестнице на третий этаж, открыла дверь и, войдя в квартиру, увидела в прихожей маму. В шортах и футболке она выглядела как девчонка. Её светлые волосы были собраны в небрежный пучок, но это нисколько не портило её вид, а наоборот, делало только привлекательнее. Пульхерия очень гордилась ею. Ещё бы, ни у кого в классе не было такой красивой, стройной и элегантной мамы. Из кухни пахло чем-то вкусным, но Пульхерия пока не могла разобрать, кажется, это была жареная курочка.

– И где ты была? – Мама, подбоченившись, посмотрела на неё. – У тебя уроки закончились в двенадцать пятнадцать, а сейчас два часа дня. Небось опять ходила в парк уток своих кормить?

Пульхерия не видела смысла врать. Да и зачем, если мама видит её насквозь. Так, во всяком случае, она говорит.

– Да, – понуро опустив голову, призналась Пульхерия.

– Про уток своих ты, значит, помнишь, – покачала головой мама, – а про занятия в музыкальной школе ты, случайно, не забыла?

– Ой. – Пульхерия прижала ладонь к губам и виновато пробормотала: – Забыла.

– А тебе ещё, между прочим, нужно покушать и уроки сделать, – напомнила мама.

– Мамуль, не переживай, я не голодная, – немного слукавила Пульхерия. От кусочка жареной курочки она бы точно не отказалась. – А уроки я уже почти все сделала, осталось только выучить стих по литре, а по русскому нам Ромашка ничего не задала, потому что мы сегодня писали изложение.

– Не Ромашка, а Татьяна Романовна, и не литра, а литература. – Мама с укором покачала головой и спросила: – А по математике?

– Её я сделала на музыке, – отведя глаза в сторону, ответила Пульхерия.

Она сунула руку в карман жакета и нащупала подарок. Пульхерия хоть и старалась никогда не врать, но о нём она не собиралась рассказывать маме, ведь тогда она наверняка отберёт гаджет.

– Ох и врунишка ты, Пулька, – ухмыльнулась мама.

– Честное слово. – Пульхерия клятвенно приложила руку к груди и полезла в рюкзак за тетрадью.

И вдруг её пронзила страшная мысль: а что, если Стёпа и правда был плодом её воображения и в тетради не окажется выполненных заданий. Пульхерия с замиранием сердца раскрыла страницы и, увидев решенные примеры и задачу, облегчённо вздохнула. Значит, всё-таки помощник – не галлюцинация.

– Вот, смотри. – Пульхерия показала матери тетрадь.

– Вижу, вижу, – улыбнувшись, закивала мама и погладила её по голове. – Молодец, дочка. Учись хорошо, тебе это пригодится в жизни.

Пульхерии вдруг стало невероятно стыдно за незаслуженную похвалу, но она, хотя и с трудом, подавила это чувство. «Ну, подумаешь, один раз математику сделала не сама. Буду считать, что я её скатала у Петьки Смирнова. Между прочим, я не одна такая, все списывают друг у друга», – придумала себе оправдание она.

– Ладно, раз не хочешь кушать, тогда переодевайся и, пока до музыкальной школы есть время, выучи стихотворение, – сказала мама и направилась в кухню.

– Хорошо, – вздохнула Пульхерия и, скинув туфли, поплелась в свою комнату, бормоча под нос: «Кто придумал это домашнее задание, неужели нельзя без него обойтись?»

Она бросила рюкзак на стул и упала спиной на кровать, раскинув руки в стороны, как морская звезда.

– Ещё эта дурацкая музыкалка, – глядя на люстру, сказала Пульхерия. – Как же я не хочу туда тащиться. К тому же сольфеджио не сделала. Училка съест меня живьём и даже приправами не сдобрит.

«А зачем туда тащиться, если у тебя есть помощник?» От этой мысли она аж подпрыгнула на кровати и мысленно позвала:

– Стёпа.

– Пользователь, я весь внимание, – раздалось из кармана жакета.

Услышав его ответ, Пульхерия в который раз опешила. Когда Стёпа говорил, что она может общаться с ним, даже не открывая приложения, она не поверила. Ей показалось это чем-то фантастическим. Но он откликнулся. Это значительно облегчает общение с ним.

«Ты можешь не называть меня так? – Пульхерия нахмурилась. – Я же не робот».

– Могу, – ответил он. – Я буду обращаться к тебе так, как ты пожелаешь.

«Тогда зови меня Пуля, – решила она. – Меня так папа называет, и мне это нравится».

Вспомнив об папе, Пульхерия невольно глянула на полку книжного шкафа, где стояла семейная фотография. Она была сделана на набережной Невы перед началом военно-морского парада. Корабль, на котором служит папа, ежегодно принимал в нём участие. Пульхерия очень любила эту фотографию. На ней они выглядят красивыми и счастливыми. Папа при параде, мама с распущенными волосами и в платье небесного цвета, похожая на русалку, и между ними Пульхерия в чёрной юбке-пачке, белой футболке и с двумя хвостиками на голове. «Быстрей бы уже папа вернулся из своего плаванья», – вздохнув, подумала Пульхерия.

– Команда «Называть Пуля» принята, – подтвердил Стёпа.

До чего ей было непривычно общаться мысленно, да ещё и не видя собеседника. Пульхерия встала с кровати, достала из кармана жакета подарок и, прежде чем вернуться назад, закрыла дверь на замок: вдруг мама застукает её во время общения со Стёпой. Его-то она не увидит, но со стороны это будет выглядеть, будто Пульхерия разговаривает сама с собой. Ещё, не дай бог, подумает, что у дочки не все дома, и вместо музыкальной школы потащит к врачу.

Она уселась на кровати по-турецки, нажала на иконку приложения, и тотчас появилась голограмма. Увидев пупсика, Пульхерия радостно улыбнулась.

– Привет, Стёпа.

– Приветствую тебя, Пуля. – Он хлопнул глазами.

– Ты знаешь, мне так лень сегодня ехать в музыкалку, сделай так, чтобы она куда-нибудь исчезла, – попросила она.

– Что такое музыкалка? – не понял Стёпа.

Услышав его вопрос, Пульхерия опять закатила глаза.

– Ты чего такой Тормоз Иваныч? – Она нахмурилась. – Ты же современный робот и должен знать, что музыкалка – это музыкальная школа.

– Кто такой Тормоз Иваныч? – опять спросил Стёпа.

«Он что, издевается надо мной?»

– Тот, кто медленно соображает, – едва сдерживая накатившееся раздражение, объяснила Пульхерия.

– Я не медленно соображаю, у меня самая быстрая операционная система. Но этого слова, как и слов «музыкалка», «домашка», «училка», в моей памяти нет, – объяснил Стёпа.

– Так запомни их, – фыркнула Пулька. – И больше не задавай глупых вопросов.

– Понял. – Стёпа кивнул и замолчал.

Пульхерия уж было подумала, что он завис, но нет. Спустя мгновение тот доложил:

– Команда выполнена.

– То есть ты хочешь сказать, что музыкалки нет? – с сомнением спросила она.

– Да, – подтвердил он.

– Ладно, скоро проверим, – сказала она и вышла из приложения.

Пульхерия встала с кровати и спрятала телефон обратно в карман жакета.

Переоделась в шорты, футболку, взяла со стола учебник по литературе и раскрыла его на нужной странице.

– Ох, ничего себе стих, целых семь четверостиший! – воскликнула она и обратилась к учительнице так, словно разговаривала с соседом по парте Петькой Смирновым: – Ромашка, ты не могла задать что-нибудь попроще?

Пульхерия принялась ходить по комнате с книгой в руках и бормотать под нос:

– «Низкий дом с голубыми ставнями, не забыть мне тебя никогда, слишком были такими недавними отзвучавшие в сумрак года…» – то и дело повторяла она, но никак не могла запомнить эту строфу.

Ясное дело, о каком стихотворении могла идти речь, когда все её мысли занимала музыкальная школа? Ей не терпелось быстрей увидеть, как теперь выглядит то место, где она стояла.

– Что-то не учится, – вздохнула она и подумала: «Может, Стёпу попросить сделать это за меня?»

– Пуле нужна моя помощь? – раздалось из кармана.

Вспомнив, как мама похвалила её за математику, она на секунду замешкалась, но нежелание учить стих было настолько велико, что она снова подавила чувство стыда и ответила вслух:

– Стёпа, сделай, пожалуйста, так, чтобы у меня стих отскакивал от зубов.

– Есть уточнение, – сказал он, – отскакивал внутрь или наружу?

– В смысле? – удивилась Пульхерия.

Она положила учебник на стол, вытащила смартфон из кармана жакета и, открыв приложение, уставилась на появившуюся голограмму человечка, и тут до неё дошло, что он воспринял её слова буквально:

– Это фразеологизм такой, – принялась объяснять Пульхерия, – образное выражение. Я имела в виду, чтобы я очень хорошо запомнила стихотворение. Понятно?

– Понятно, – подтвердил тот. – Фразеологизм «отскакивал от зубов» – записал в память. – И добавил: – Я же современный робот.

 

– Да какой ты современный? – усмехнулась она. – Ты древний, как египетская пирамида.

– Я не пирамида! – Стёпа категорично помотал из стороны в сторону круглой головой.

– Я не сказала, что ты пирамида, я всего лишь сравнила тебя с ней, – возразила Пульхерия.

– Сравнение неуместно, – не согласился Стёпа. – Я непохож на неё.

– Ой, да ну тебя! – Она махнула рукой и вдруг осознала, что он не только воспринимает её буквально, но и совершенно не понимает юмора. Одним словом – робот.

– Команда «Стих отскакивал от зубов» выполнена, – доложил Стёпа.

Услышав его ответ, Пульхерия улыбнулась. Оказывается, у него есть свои преимущества. Ему не надо повторять всё по двадцать раз, достаточно просто сказать – и он тут же запоминает. Но она никак не могла привыкнуть, что помощник выполняет её просьбы по щелчку пальцев. Оно и понятное дело, она впервые общается с таким волшебником. Окажись на её месте любой другой человек, наверняка не сразу бы привык к подобным почестям.

– То есть ты хочешь сказать, что я уже знаю стих? – с сомнением спросила она.

– Не хочу, а говорю, – подтвердил он.

Не выходя из приложения, Пульхерия положила телефон на стол, снова взяла учебник и начала читать, но уже после нескольких слов поняла, что он ей не нужен. Строки вылетали из её рта, как пчёлы из улья. Пульхерия без единой запинки продекламировала семь четверостиший, потом ещё несколько раз повторила их, а когда закончила, восхищённо воскликнула:

– Обалдеть! Ещё никогда в жизни я так хорошо не знала стих. Ромашка завтра в обморок упадёт. Стёпа, да ты красавец! – Пульхерия улыбнулась голограмме, но, подумав о том, что она не сама выучила стих, тут же сникла. Получается, если она получит пятёрку, это будет не её заслуга, а его.

«А ведь пятёрку ещё надо получить. Ромашка, как по закону подлости, вызывает к доске, когда не готов к уроку, а если сделал все задания – может и не спросить», – промелькнуло в её голове, и Пульхерия в который раз подавила в себе чувство стыда.

– Ладно, пошли смотреть, куда ты дел музыкалку, – сказала она и вышла из приложения.

После выученного стихотворения у Пульхерии не было сомнений: занятий не будет. Но тем не менее она собралась и поехала, будто ей предстояло учиться. Не могла же она сказать маме, что школа исчезла. Пульхерия сложила в рюкзак всё необходимое и стала надевать форму, недовольно бормоча под нос: «Она мне в школе надоела, ещё и в музыкалку надо ходить в ней. Кто придумал эти дурацкие правила? Можно подумать, если я приду в джинсах, от этого мои пальцы перестанут мне подчиняться и я не смогу играть на пианино».

Пуля застала маму на кухне. Она сидела за столом, уткнувшись в ноутбук.

«Везёт ей, работает дома – и никуда не надо ездить», – глядя на неё, подумала дочь.

Когда-то её мама трудилась психологом в медицинском центре, а потом решила открыть своё дело. Она стала вести онлайн-консультации и создала в социальных сетях блог под названием «Кабинет психологической разгрузки». Поначалу у неё не очень хорошо получалось, и она даже хотела вернуться на прежнюю работу, но папа сказал ей: «Нюра, нельзя сдаваться в начале пути. Если решила заниматься каким-то делом, иди до конца». И он был прав. Сейчас её блог один из самых популярных в интернете, у него уже почти полмиллиона подписчиков.

На самом деле маму зовут Анна, но папа почему-то называл её Нюрой. Пульхерия уже давно поняла, что он ещё тот юморист. Только такой человек мог выбрать для дочери имя Пульхерия. Да и маме оно тоже понравилось. Зато сама Пульхерия, когда была маленькой, терпеть его не могла, но со временем привыкла, а потом и вовсе полюбила. Особенно ей нравилось, когда мама называла её Пулькой, а папа – Пулей. Однажды Пульхерия спросила у отца: «Почему Пуля?» – на что он ответил: «Ты такая же резкая, но романтичная, поэтому – блуждающая».

При виде дочери мама оторвала взгляд от компьютера и спросила:

– Дочка, ты почему так рано? До занятий ещё целый час, а тебе ехать на трамвае всего пятнадцать минут.

– Хочу немного прогуляться, – ответила та. – Стих я выучила, – нащупав подарок в кармане жакета и опустив глаза, доложила Пульхерия.

– Так быстро? – Мамины брови изогнулись и стали напоминать галочки, которые Пульхерия так любила рисовать на уроках, чтобы скоротать время. – И что же сейчас задают пятиклассникам учить?

– «Низкий дом с голубыми ставнями», – ответила Пульхерия.

– Есенина, что ли?

– Угу, – буркнула Пулька.

– Тогда расскажи и можешь идти, – попросила мама.

Снова Пульхерию пронзила страшная мысль: «А что, если на самом деле я не знаю стихотворения?» Но нет, она помнила его назубок. Протарахтев Есенина на одном дыхании, Пульхерия в который раз убедилась, что Стёпа – не плод её фантазий.

– Дочка, да ты молодчина! – улыбнувшись, воскликнула мама. Она встала из-за стола и, подойдя к ней, поцеловала в макушку. – Когда папа позвонит, расскажу ему, какая ты у нас умница. – А потом заглянула в глаза Пульхерии и сказала: – Только когда будешь отвечать на уроке, рассказывай стихотворение чуть помедленнее и с выражением.

– Постараюсь.

Пульхерию снова охватило чувство стыда, только в этот раз оно было гораздо острее. Ладно, когда Стёпа сделал за неё математику. Она посчитала это за списывание и нашла себе оправдание, ведь этим занимаются все. Но никто ни за кого не учит стихи.

– Ну, давай, беги, – сказала мама. – Только прошу тебя, если будешь кого-то спасать, будь аккуратней.

Пульхерия вспомнила, какую взбучку устроила ей мама в тот день, когда после спасения собаки она вернулась домой позже обычного и в мокрой куртке. Правда, ругалась недолго, пока дочь не рассказала ей о случившемся, а потом стала растирать её вонючей мазью и отпаивать горячими чаями.

– Хорошо, – ответила Пулька и, желая как можно быстрей убраться с её глаз, поспешила в прихожую.

Она сунула ноги в кроссовки, прихватила с вешалки ветровку и, накинув рюкзак на плечи, выбежала из квартиры.

«Блин, как же тяжело врать», – подумала Пульхерия и помчалась вниз по лестнице.

От дома до остановки было рукой подать, и уже спустя несколько минут Пульхерия села в трамвай. Приложив свой телефон к считывающему устройству, она оплатила проезд и, увидев свободное кресло, направилась к нему. Правда, сидеть пришлось недолго, на следующей остановке вошла пожилая женщина, и Пульхерия уступила ей место. А сама устроилась у окна в той части салона, где не было сидений. Опёршись руками на поручень, Пульхерия принялась разглядывать городские пейзажи. Ещё никогда дорога не казалась ей такой длинной. Пульхерия уже не могла дождаться, когда механический голос объявит: «Музыкальная школа имени Рахманинова». Но вместо этого трамвай остановился на полпути. Первое время пассажиры сидели спокойно, но, когда прошло минут пять, по салону поползли вопросы: «Что случилось?», «Почему стоим?» Какой-то мужчина, то и дело поглядывая на часы в телефоне, в сердцах воскликнул:

– Да что же это такое? Я опоздаю на важную встречу.

– А у меня ребёнок в детском саду, мне нужно срочно его забрать, – сказала молодая женщина.

– А я на работу опаздываю, – сообщила ещё одна пассажирка.

– А я на приём к врачу, – вторил ей пожилой мужчина. – Если я сегодня не попаду к нему, то потом месяц буду ждать следующего приёма.

Первым не выдержал молодой человек, стоявший рядом с Пульхерией. Он направился к водителю трамвая, перебросился с ним парой фраз и пошёл назад.

– Ну что там? – словно сговорившись, хором спросили пассажиры.

– Два недоразумения встретились на трамвайных путях, – с улыбкой ответил он.

– Что вы имеете в виду? – не поняла бабулька, которой Пульхерия уступила место.

– То, что впереди авария.

– И надолго мы тут застряли? – спросил опаздывающий на встречу мужчина.

– Пока неясно, – ответил парень.

«Я так и до ночи не доберусь до школы», – подумала Пульхерия и позвала помощника, а после того, как из кармана прозвучало «Пуля, я весь внимание», попросила:

– Стёпа, сделай так, чтобы мы побыстрее доехали до музыкалки.

После того как он доложил «Команду выполняю», произошло что-то невероятное. Трамвай с лёгкостью взмыл вверх, словно он ничего не весил, и полетел над путями, причём так плавно, что стоящие пассажиры даже не пошатнулись. По салону прокатилось испуганное «ах», и все замерли в немом оцепенении.

– Вау! – удивлённо произнесла Пульхерия и, прикрыв рот ладонью, ошеломлённо замотала головой.

Она-то думала, что помощник каким-то образом уберёт столкнувшиеся машины с дороги, но от одной мысли о летящем трамвае Пульхерия на мгновение потеряла дар речи. А судя по мёртвой тишине в салоне, не одна она лишилась способности говорить.

Пульхерия посмотрела вниз и от увиденной картины пришла в ещё большее изумление. Машины со свистом тормозили, из них выскакивали водители и пассажиры и, задрав головы вверх, с открытыми ртами следили за летающим объектом. К тротуарам приросли пешеходы, провожая взглядами трамвай. И даже собаки, гуляющие с хозяевами, статуями застыли на месте, наблюдая за происходящим. Казалось, весь город замер в безмолвной неподвижности.

1Песня исполнителя Хабиба «Ягода малинка».
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru