Сердце помнит все

Мейси Эйтс
Сердце помнит все

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме. Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S.A.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.


The Queen’s Baby Scandal

© 2019 by Maisey Yates

«Сердце помнит все»

© «Центрполиграф», 2021

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2021

* * *

Глава 1

Королева Астрид фон Бьорнланд никогда прежде не была в клубе, но неплохо представляла себе интерьер Ледового дворца, угнездившегося в Итальянских Альпах вдалеке от любопытных взглядов и «всякого сброда», как однажды выразился Мауро Бианчи, владелец здания и известный миллиардер. Нет, во дворце Астрид тоже бывать не доводилось, но они с помощницей по имени Латика провернули немаленькую работу по поиску информации, чтобы воплотить в жизнь разработанный план, хотя найти удалось не так уж и много. Мауро тщательно оберегал имидж клуба, сохраняя его эксклюзивность, потому фотографии, что можно было найти в общем доступе, проходили его проверку – и на них были изображены лишь площадки общего доступа, а отнюдь не ВИП-зоны, о которых читала Астрид в многочисленных статьях.

Она нервничала, но знала, что приглашение в ее руке должно сойти за настоящее – Латика заверила ее, что с ним проблем не будет, а на ее слово можно было положиться. За год до смерти отца Астрид начала искать себе ассистента в кругу высокопоставленных и приближенных лиц, и девушка появилась на следующий же после объявления вакансии день, с безукоризненным внешним видом и безупречными характеристиками. Она оказалась настоящим сокровищем, но Астрид быстро поняла, что помощница что-то скрывает: правда, разгадать ее секреты и тайны было очень сложно. Во время конфиденциального разговора Латика пояснила: «Мне пришлось уйти от отца – он невероятно богат и хотел приумножить свое состояние, выдав меня замуж за… плохого человека. Мне придется скрываться – и я обещаю работать эффективно, тихо и незаметно для окружающих». Королеве не понадобилось ничего более: она слишком хорошо знала о браках по расчету и отцах, которые любят контролировать своих дочерей. Латика была принята моментально. Она стала не только великолепной помощницей, но и союзником, преданным и верным другом для Астрид. Порой ей казалось, что та может вершить магию и чудеса, как, например, сейчас, придумав предлог для королевы отправиться в Италию, арендовав машину, купив экстравагантное – главным образом, отсутствием материала – платье у известного дизайнера, подобрав к нему украшения и туфли и, наконец, сделав липовое приглашение – совершенно невозможная вещь.

И вот она уже стоит в очереди на вход, отгороженный от публики бархатной витой веревкой, изумляясь иронии судьбы. Астрид никогда прежде не доводилось стоять в очереди, и вообще она совершенно не любила ждать. Она появилась на свет пятью минутами раньше, чем ее брат-близнец, принц Гуннар, к великому разочарованию отца и придворных. И это определило ход ее дальнейшей жизни, включая этот план – опасный, даже авантюрный, и заведомо невероятный. Так выразилась Латика – вообще, она отчаянно ругала свою госпожу все время, пока помогала воплотить задуманное в жизнь. Однако это отнюдь не помешало ей действовать – слово Астрид было для нее законом, против ее мнения она никогда не смела бы выступить.

Астрид одернула подол невероятно короткого белого платья чрезвычайно смелого покроя – никогда в жизни она не надела бы ничего подобного в привычных обстоятельствах, но таков был план. Она не могла выглядеть королевой Астрид. Если бы брат узнал о том, где находится его сестра, он бы силой вытащил ее из клуба – и то же самое сделал бы любой, кто занимал хоть какой-то пост в правлении. Однако она обязана была сделать то, что дало бы ей власть над королевством. Ее будущее – в ее руках. Если бы потребовалось, она бы нашла другие пути воплощения задуманного в жизнь, но разработанный план уж слишком вовремя появился, потому она и решилась попытать счастья.

И вот Астрид в клубе, и на ней платье, которое больше напоминает пиджак от костюма, с глубоким, почти до пупка, вырезом, открывающим грудь, и длинной цепочкой на шее, на которой висит изумруд, еще больше притягивая взгляды к декольте. Подол платья плотно облегает ягодицы, полностью открывая ноги, которые кажутся еще длиннее из-за невероятно высоких каблуков. Латика привезла свою госпожу к клубу и высадила у очереди на вход, объяснив, что она должна стоять у выхода к двум часам ночи – иначе в опасности будут они обе, а так рисковать они сегодня точно не могут. Конечно, Астрид королева, и она определенно имеет власть, но отец собственноручно подбирал членов правительства и советников – и теперь там царят абсолютный патриархат и традиции, так что, если дело дойдет до голосования, Астрид окажется в меньшинстве. Правда, ее заверили, что, будь правителем Гуннар, действительность бы не поменялась. Но молодая королева не очень-то верила этому. Она нашла в законах прореху, что позволяла ей провернуть один трюк, дабы усилить свою власть, и именно за этим пришла сегодня в клуб. С Мауро Бианчи это не было связано – в конце концов, она его не знала. Но знала о нем – да и сложно было найти того, кто бы не слышал о молодом богаче, поднявшемся из бедности только благодаря упорству и целеустремленности. Наверное, будь сейчас эпоха Средневековья, думала Астрид, он бы был разбойником-завоевателем. И это лишь прибавляло ему привлекательности в ее глазах.

Астрид сделала шаг вперед и оказалась лицом к лицу с огромным суровым вышибалой, через все лицо которого шел внушительный шрам. Этот мужчина в кого угодно мог вселить дикий ужас и страх. Поначалу девушка выпрямилась, расправив плечи, принимая привычную царственную позу, но быстро сориентировалась и вспомнила практические занятия с Латикой. Выпятив грудь и надув губки, она жеманно произнесла:

– Вот мое приглашение.

– Разумеется, – отозвался верзила, окидывая взглядом Астрид – никогда никто из ее окружения не позволял себе подобного. – Хорошего вечера, мисс Стил.

Сжав в руке приглашение, он быстро впустил девушку внутрь. Странное и волшебное это было место – некоторые комнаты были целиком вырезаны изо льда, и, чтобы туда войти, нужно было надеть пальто, другие сверкали сталью и разноцветными огнями, и все это мерцающее и переливающееся царство было экзотическим, райским уголком. Астрид с детства привыкла к роскоши, но сейчас перед ней предстала совсем другая роскошь. Вместо бархата, богатых тканей, золота и затейливо выкованного железа, мрамора и гранита – буйство цвета, причудливые очертания металлических конструкций, огни, лед и пламя, сплетенные воедино. Над резной ледяной комнатой был словно подвешен танцпол, и свет, отражаясь и преломляясь, метался по стенам. Площадка была окружена перилами, дабы никто из веселящихся гостей не упал.

Астрид была поражена увиденным – ей казалось, что она смотрит сказочный сон, которого ей еще никогда в своей жизни не доводилось видеть. Разве что оглушительная музыка напоминала о том, что она все-таки находится в реальности. Впервые за все время по телу ее пробежала дрожь – до этого Астрид готовилась к воплощению задуманного с решимостью генерала, отправляющегося на войну. И все это время она убеждала себя, что решение ее не имеет ничего общего с желанием обрести свободу хотя бы на одну ночь и что Мауро Бианчи выбран ею не из-за привлекательности и искушенности в умении обращаться с женщинами. Нужно сказать, он действительно казался тем еще плейбоем. Она говорила себе, что ее выбор – это стратегический шаг. Мауро не королевских кровей, не приближен к знати, а это только облегчит ее попытку укрепить собственную власть. И потом, он имеет репутацию плейбоя, а сама Астрид в подобных вопросах дилетант, потому ей нужен мужчина, для обольщения которого не понадобится много усилий. Астрид не раз говорила это все себе, и по мере того, как читала разные статьи, она все отчетливее представляла себе Мауро – его лицо, тело, темные татуировки, покрывающие кожу… не то чтобы его внешность имела значение – это уже вторично и является приятным бонусом. Но теперь, оказавшись здесь, слыша музыку, что, казалось, окутывает все ее тело, Астрид чувствовала себя шпионкой, и адреналин стучал пульсом в венах, а на губах расплывалась улыбка. Свобода – долгожданная свобода, мимолетный миг. Да, конечно, сейчас она тоже делает шаг к независимости в будущем, но все же жизнь ее будет посвящена служению народу и правилам. Сейчас же можно было не думать ни о чем, в том числе и о том, каково будет обрести власть над страной, вырваться из-под неусыпного контроля отца. А еще о том, каково это будет – позабыть об одиночестве, держа на руках собственного ребенка, которого она будет любить, несмотря ни на что. Сейчас она Элис, а не Астрид, и впервые в жизни – а может, и в последний раз – ей предстоит соблазнить мужчину.

И тут она увидела Мауро – он стоял на платформе над танцполом, наблюдая за вечеринкой. Ошибки быть не могло – в его уверенном взгляде, скользящем по гостям, ясно читалась неоспоримая властность и сила. Астрид была королевой в своей стране – здесь же всем заправлял король. Король разврата, удовольствия и соблазна. Тот, кого бы никогда не приняли в ее государстве, привыкшем к стабильности, но идеальный спутник на сегодняшнюю ночь.

 

Сделав глубокий вздох, Астрид направилась к лесенке и принялась подниматься по ступенькам, благодаря про себя долгие годы торжественных приемов за выработанное умение держать осанку даже с этими туфлями на высоких сверкающих каблуках. Пальцами руки она игриво вела по перилам – еще девчонкой ее строго ограждали от подобных жестов. Теперь же Астрид почувствовала желание реализовать свои детские мечты, забыв обо всех запретах и условностях. В ней воспитывали манеру держаться холодно и с достоинством – сексуальности в облике правительницы быть не должно.

Она стала первой королевой с тысяча пятисотых годов, и корона весила немало. Отец так до сих пор и не принял тот факт, что первой на свет появилась дочь – и было видно, что в нем кипит гнев, недоверие, сомнения. Но все же он, как мудрый правитель, никогда не демонстрировал своего негодования. Мать же сделала все возможное, чтобы право на трон по рождению не стало игрушкой в руках желающих поменять заведенный порядок. Как только Астрид появилась на свет, королева сделала необходимое заявление – и она же позаботилась о том, чтобы образование дочери было полноценным. Это означало, что ее обучали умению воевать – не только практическим навыкам ведения боя, но и искусству дипломатических переговоров, необходимому на всех политических аренах. Все правители, говорила ей мать, беспощадны. Королеве же эту беспощадность необходимо оттачивать до абсолютного совершенства, какого не будет ни у одного короля. А еще ее учили держаться с достоинством, быть красивой, но не провоцировать мужчин на агрессивное поведение и не соблазнять их.

И в этот самый момент Астрид оставила все эти уроки за запертой дверью, плавно ведя пальцами по гладкой поверхности перил и соблазнительно покачивая бедрами. Этот клуб был полной противоположностью ее обыденной жизни, а потому все правила можно было повернуть в другом направлении. Сегодня она должна была найти любовника, и в этом зазеркалье, переполненном излишествами и соблазнами, царила только одна цель – поиск удовольствия, в котором она не намерена себе отказывать.

Астрид перекинула волосы через плечо, ступив на танцпол, и подняла глаза. Взгляд ее соединился со взглядом Мауро – и в воздухе словно возник электрический разряд. Тут королева сделала то, чего никогда не позволила бы себе прежде, глядя на незнакомого мужчину: медленно облизала губы, по-прежнему не отводя взгляда от него, а потом улыбнулась и присоединилась к людям, танцующим на площадке. Поначалу ей было тяжело – ведь она умела танцевать только формальные танцы, и ей не раз говорили, что музыка лишь сопровождает танцоров, но никогда не ведет их. Но она расслабилась, позволяя ритму овладеть телом, повелевать движениями бедер, выгибать спину. На миг Астрид показалось, что она слилась с толпой, и это было пьянящее ощущение свободы. А потом ей почудилось, что толпа как-то иначе движется, даже в атмосфере эта перемена ощущалась, и она поняла, в чем причина: король вступил на танцпол. Повернувшись, девушка едва не врезалась в него. Он был одет в черный пиджак и черную же рубашку, две верхние пуговки которой были расстегнуты, поддразнивая и соблазняя – в понимании Астрид это было верхом дерзости, ведь в ее мире ни один подчиненный не осмелился бы приблизиться к ней без безупречно завязанного галстука. Она взглянула ему в лицо, и сердце ее подпрыгнуло, а когда улыбка тронула губы мужчины, оно вновь забилось, но с удвоенной скоростью. Да, никакие журналы не подготовили ее к такому. Впервые Астрид увидела Мауро на страницах какой-то желтой газетенки, описывающей скандал, в котором оказался замешан ее брат, – он, к слову, не очень переживал относительно правил поведения.

Однако вовсе не фотографии Гуннара в объятиях французской модельки привлекли внимание Астрид – в конце концов, к подобным выходкам брата она уже привыкла. Взгляд ее тут же упал на Мауро, сногсшибательно красивого в смокинге, сопровождаемого двумя девушками. Он был настолько хорош, что казалось, очутился здесь прямо со страниц рыцарского романа. В тот момент ей показалось, что сердце ее остановилось, но это была всего лишь фотография и ничего больше. Сейчас же он стоял перед ней во всем своем великолепии. Его нельзя было назвать красивым в привычном понимании этого слова – слишком уж он был мускулистым, с грубыми чертами и напоминал, скорее, огромный валун, скалу, стоящую неприступной крепостью у кромки воды. У него была квадратная челюсть, твердые губы и темные, блестящие, точно вулканическое стекло, глаза, в глубине которых, казалось, меркли даже огни, мечущиеся на танцполе.

Он молчал, да Астрид бы и не услышала его в какофонии звуков, но протянул руку, и девушка взяла ее, отчего по телу разлетелись электрические импульсы. Мауро прижал ее к себе и начал танцевать. Ей доводилось танцевать с мужчинами прежде, но ни один из них не держал ее так близко к себе – так, что ее грудь была тесно прижата к его телу, а огромная властная рука лежала слишком низко. Внезапно губы его коснулись ее уха, и он произнес:

– Я никогда не видел тебя прежде.

Астрид чуть-чуть отступила назад, вскидывая голову, чтобы посмотреть ему в глаза, но не выдержала его взгляда и потупилась. Тогда он приподнял ее подбородок, вынуждая все-таки взглянуть на него. Он был так высок, что, если бы не каблуки, Астрид бы не доставала ему даже до плеча, но он склонил голову.

– Я никогда здесь раньше не была, – ответила она.

– Всегда приятно встретить кого-то нового, – прошептал Мауро, откидывая пряди волос с ее лица.

– Потанцуй со мной, – произнесла Астрид.

Хищный блеск в его глазах и одобрительная улыбка сказали Астрид, что Мауро понял: она в настроении отнюдь не только потанцевать. Его руки легли на ее бедра, притягивая ее ближе, и они задвигались в такт музыке. Астрид казалось, что она чувствует его прикосновения всем телом, даже там, где его ладони не лежат. В этом мужчине ощущалась какая-то опасность, и ее тянуло к нему. Всю жизнь она училась быть сильной, но вместе с властью у нее были и ограничения. Мир она познавала из книг – и даже теперь, готовясь в одиночку управлять целой страной, знала, что ее всегда будут связывать цепи ответственности. Здесь же, в этом клубе, у нее был шанс проверить себя, позволить себе пожить обычной жизнью.

– Может, ты покажешь мне свой клуб? – произнесла она, и Мауро сильнее прижал ее к себе, посмотрел на нее долгим взглядом, а потом, взяв за руку, повел вниз по лестнице.

Внизу, у входа, клубилась толпа, но они прошли дальше, нырнув в узкий коридор с темным полом, где откуда-то сверху сияли тонкие лучики света. Мауро толкнул дверь, которую невозможно было заметить среди абсолютно одинаковых черных панелей в стенах.

– Тебе понадобится вот это, – заметил он, протягивая Астрид снежно-белое пальто, сняв его с вешалки у входа.

– Спасибо, – отозвалась она, надевая его. В ее планы не входило надевать что-то поверх платья, но сейчас лучше было следовать тому, что говорит Мауро, – Астрид поняла, что в этот вечер ей предстоит много такого, чего никогда не доводилось делать прежде.

Комната, в которой они очутились, была сделана целиком изо льда, и прозрачные стены были причудливо вырезаны. У одной из них стоял темно-синий диван, а за стеной были видны люди, отдыхающие в соседнем помещении.

– Ты смелая, – заметил Мауро. – Попросила меня показать клуб.

– А ты, кажется, вовсе не прочь это сделать.

– Думаю, ты не понимаешь, как редко я соглашаюсь на подобные просьбы.

– А я полагала, что ты регулярно это делаешь. Я много о тебе читала.

Мауро усмехнулся:

– Ну конечно.

– Прости, но что, по-твоему, я должна притворяться, будто не знаю, кто ты? И что наша встреча – случайность, а я оказалась в твоем клубе, совершенно не зная о тебе ничего?

Мауро пожал плечами:

– Многие женщины так поступают.

– Наверное, у них много свободного времени, и они могут себе позволить подобные штуки, а я нет.

– Надеюсь, к твоей груди не привязано взрывное устройство?

Астрид напряглась, раскрывая полы пальто и чувствуя, как изумруд на груди мгновенно превращается в ледяной кристалл.

– Посмотри сам.

Взгляд его пробежался по ее телу, и в нем мелькнуло одобрение.

– Вижу. Тебя кто-то ждет дома?

Астрид поразмыслила и пришла к выводу, что эта догадка, пожалуй, ближе всего к истине.

– Да.

– Как тебя зовут?

– Элис.

– Элис, – повторил Мауро. – Откуда ты?

Астрид знала, что хорошо говорит по-английски, но понимала, что в речи ее слышен акцент, впрочем, как и в речи Мауро. Интересно было бы услышать, как он говорит на родном языке – и на ее. Интересно, каким станет его акцент тогда? И что именно смог бы он произнести на ее языке?

– Из Англии, – отозвалась девушка. – Родилась в другом месте, но большую часть жизни прожила там.

– И что привело тебя в Италию?

– Твоя вечеринка.

– Ясно. Ты любишь клубы или увлекаешься секс-туризмом?

Вопрос был смелым, но Астрид понимала, в какую игру ввязалась.

– Пожалуй, второй вариант.

– Так ты увидела меня в новостях и решила приехать сюда за сексом?

Что ж, подумала Астрид, он абсолютно прав – кое-какие аспекты ему неизвестны, но тот факт, что она увидела его фотографию в газете и тут же возжелала, – чистая правда.

– Есть такая вещь, как необъяснимое притяжение.

– И ты почувствовала его, увидев всего лишь одну фотографию?

– Я ведь тебя не искала, – ответила Астрид. – Ты сам подошел. Так что, очевидно, притяжение все же существует.

Тут она не лгала – она совершенно не ожидала, что Мауро Бианчи подойдет к ней сам, полагая, что за ним придется погоняться. Однако же вот он, стоит перед ней в ВИП-комнате. Так что, пожалуй, взаимное притяжение и впрямь существует. И сейчас они оба не в силах бороться с сексуальной химией, которую ощутили с первых минут знакомства.

Взглянув на Мауро, Астрид отметила какую-то резкую перемену в его лице – было сложно понять, что именно изменилось, но отчетливо в его выражении проступало раздражение и нечто сродни восхищению ее прямотой и смелостью. Возразить девушке он не мог, ведь и впрямь они сидели вдвоем в уединенной комнате – незнакомые до недавнего момента люди.

– Полагаю, единственное, что мы можем сделать, – испытать твою теорию, – тихо произнес он.

– За этим я сюда и пришла, – ответила Астрид, стараясь говорить ровно.

– Возможно, ты не откажешься увидеть мои личные комнаты.

– С радостью на них посмотрю.

Все разворачивалось куда быстрее, чем ожидала она, однако строго по намеченному плану. Астрид полагала, что на пути к цели ей встретятся разнообразные преграды, – она уже привыкла к преодолению препятствий, особенно богатым на них был прошлый год. Советники отца бесконечно сопротивлялись, делая новые и новые заявления, требуя, чтобы королева вышла замуж, выражая беспокойство тем, что она не подарит престолу наследника, поскольку ее время, в отличие от мужчин, ограниченно. Но одного они предугадать не могли, потому что просто не изучали этот вопрос так детально, как она. И потому, что принадлежали к мужскому полу, с присущим ему высокомерием и уверенностью в своей правоте. Уж чего-чего, а превосходства со стороны женщины они просто не ожидали.

Астрид же читала законы и сделала все возможное, чтобы ее не застали врасплох. Если королева объявит, что у ее наследника нет отца, он будет считаться принадлежащим только матери – так было задумано ради защиты королевы и трона от посягательств всяких самозванцев, завоевателей, любого, кто может воспользоваться шансом заявить о своих правах на трон. Этот закон защищал королеву от вынужденного брака и политиков, которые бы пожелали превысить свои полномочия.

Все, что ей было необходимо, – найти того, кто подарит ей наследника. И вот она его нашла.

– Да, – произнесла Астрид. – Пойдем к тебе.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru