Милана

Мелисса Н. Лав
Милана

I. Девушка в автобусе

Я смотрел в полузамёрзшее окно автобуса, который увозил меня из западной части города, именуемой местными «Нижегородкой». Двигатель старой машины истошно рычал, пытаясь поднять в гору несколько десятков пассажиров, которые набились в салон автобуса на последней остановке. Сидений на всех не хватало, поэтому люди искали место посвободнее, чтобы удобно расположиться и найти за что можно ухватиться, дабы не рухнуть на пол при резком повороте.

Молодая симпатичная девушка в синем пуховике с пушистым лисьим воротником пробиралась через грузные тела держащихся за поручень пассажиров автобуса, пытаясь выбраться на заднюю площадку, на которой ещё виднелись островки незанятого пространства.

Оторвавшись от окна, я обратил внимание на эту девушку. Какое милое притягательное личико! Она казалась ангелом, слетевшим с небес на грешную землю. Поджав в локте руку, чтобы удобнее было держать сумочку, красотка сделала ещё несколько шажков по направлению ко мне.

– Девушка, присаживайтесь! – вставая со своего нагретого места сказал я, жестом руки показывая, куда она имеет возможность приземлиться.

– Спасибо большое! – застенчиво улыбнувшись ответила незнакомка и опустила свою попу на сиденье.

Едва присев, она достала из сумочки мобильный телефон и принялась копаться в нём.

Я схватился за поручень, не отрывая от девушки изучающего взгляда. Её внешность казалась чарующей. Не хотелось отводить от неё глаз.

«Мам, я еду домой», – сказала она, поднеся к уху мобильный телефон.

На вид девушке было не больше 17-18 лет. Должно быть, подумал я, это первокурсница, которая поступила в медицинский институт, что как раз находился в Нижегородке.

Какая прекрасная девушка! Красавица! Она подняла на меня свои очаровательные голубые глаза и снова улыбнулась.

В какой-то момент в моей голове промелькнула мысль познакомиться с ней, но я сразу же её отмёл. Нет, я пока не готов к новым отношениям после того, что произошло с Миланой… Мне страшно за моих потенциальных подруг… Вдруг это произойдёт вновь?

Я ехал домой от психотерапевта, которого посетил уже несколько раз, пытаясь разобраться в себе и в произошедшем. Сегодня был наш пятый сеанс, но видимого облечения не принёс ни один из них.

Доктор попросил меня рассказать ему обо всех событиях, которые предшествовали моему странному срыву. Я не знал с какого момента лучше начать рассказ, тогда психотерапевт предложил рассказать ему о трёх последних днях, которые я провёл с Миланой, попытаться вспомнить все события и проанализировать их.

Никогда не доверял мозгоправам! Моё мнение ни на йоту не поменялось и сейчас! Я рассказал ему обо всём во всех подробностях (в пределах разумного, конечно). Он сидел и молча слушал меня. Не знаю, анализировал ли он услышанную от меня информацию, думал о чём-то своём или просто спал с открытыми глазами. В итого доктор сделал вывод, что я в тот момент находился в аффективном состоянии, слабо понимая, что происходит вокруг.

Аффективное состояние! Прекрасно! Почти как в детективном сериале, в котором муж застаёт жену в постели с любовником, впадает в состояние аффекта, и первым же попавшимся под руку тяжелым предметом делает из обоих мясные отбивные! До этого я бы мог додуматься и сам!

Психотерапевт ограничился лишь общими рекомендациями – сохранять спокойствие, так сильно не реагировать на раздражители, попить настойку пустырника, больше гулять на свежем воздухе, ограничить влияние негативных факторов… И за эти «советы» я заплатил ему столько денег! Мне казалось, что он сможет сказать нечто большее, помимо такой откровенной банальщины.

На самом деле, сейчас я боюсь только одного, что это повториться вновь! Пусть по другой причине, в другом месте и при иных обстоятельствах… Но я боюсь повторения! Боюсь снова потерять над собой контроль и причинить боль тому, кто будет в этот момент рядом!

Автобус подъехал к центральной улице города. Основная часть пассажиров вышла. Покинула автобус и прекрасная голубоглазая незнакомка, которой я уступил место. Я очень обрадовался данному обстоятельству. Теперь у меня точно не возникнет соблазна познакомиться с ней. Хотя мне очень этого хотелось… Но так будет лучше! Для её же собственной безопасности!

Ещё через десять минут я уже сам шагал по посыпанному едкой смесью из соли и песка тротуару в направлении своей съёмной квартиры. Сессия закончилась, и я хотел собрать вещи, чтобы ехать домой к родителям. Это можно было сделать и несколькими днями раньше, но я в это время ходил на приём к психотерапевту.

Мороз тысячами невидимых иголочек кусал щёки. Я прибавил шагу, чтобы не замёрзнуть. Зайдя в квартиру, я в глубокой задумчивости присел на сложенный диван. Тот самый, на котором всё и произошло, после чего я стал считать себя психом…

Я закрыл глаза руками и задумался. Из старого деревянного окна, щели в котором хоть и были заклеены лентами бумаги, дул прохладный ветер, отчего во всей квартире было, мягко говоря, не жарко. Радиаторы отопления не справлялись с этим потоком стужи, поступающим через старые прогнившие местами рамы. По утрам я даже не открывал шторы, чтобы хоть немного защититься от оконного хлада.

Закрытые шторы погружали комнату в полумрак. Ведь в тот день шторы тоже были задёрнуты! Я помню, как сквозь такой же слабый свет, прорывавшийся сквозь них, я увидел на простынях полоски яркой крови… Когда мой разум начал постепенно осознавать, что тут произошло… Сквозь её крики я увидел кровь на белом постельном белье – это было первым воспоминанием после пробуждения от аффективного сна…

Взяв в руки мобильный телефон, я пролистал адресную книгу. Нашёл строчку «Милана». Она была единственной девушкой с этим редким именем среди всех моих знакомых. Я не удалил её из контактов до сих пор… Но зачем? Если она будет продолжать «жить» в памяти моего телефона – это никаким образом не уменьшит чувства моей вины перед нею, что словно ненасытный паразитический червь пожирает меня изнутри… Каждый день…

Доктор сказал, чтобы я вспомнил три последние дня. Я их вспомнил и рассказал ему. Много раз я прокручивал события прошлого в своей голове, но что толку сидеть и вспоминать? Ведь нельзя вернуться и всё исправить. Если б существовала машина времени, я отдал бы всё, чтобы повернуть время назад и не допустить того, что натворил. Увы, это невозможно! Время неостановимым экспрессом несётся вперёд по дороге, что ведёт лишь в одном направлении! Нет никаких развилок и остановок! Только вперёд! Поезд оставляет за собой только воспоминания, оседающие в душах как пыль на поверхности полированного деревянного стола. Но если от пыли можно легко избавиться, стерев её влажной тряпкой, вытравить из памяти события минувших дней гораздо сложнее! А некоторые их них и вовсе остаются с человеком навсегда, до самой его смерти! Такие воспоминания – это уже не пыль, а глубокие царапины на полировке, которые как ни затирай, всё равно будут различимы. Мои воспоминания о том дне – это и есть подобные царапины…

Рассказывая всё психотерапевту, я не упускал ни одной значимой детали, скрывая лишь самые интимные моменты или не смакуя их во всех подробностях. Но я в своей голове сохранил всё. Я ничего не забыл… Не мог вспомнить только несколько минут моего помешательства… Моего безумия…

II. Знакомство

Чтобы вспомнить с чего всё началось, мне нужно отмотать плёнку своей жизни на несколько месяцев назад.

Я учился на четвёртом курсе университета. К этому моменту учёба очень порядком поднадоела, и я размышлял над тем, а правильно ли вообще выбрал профессию. Хотя что было толку в этих размышлениях, если на учёбу уже потрачено столько времени и денег?

Шла середина октября. Промозглый осенний дождь сменялся то небольшим морозцем, то кратковременным снегом, что всякий раз таял, оставляя после себя лишь грязь.

Наше знакомство с Миланой завязалось неожиданно.

Она была старше меня немногим более, чем на год. Она училась на пятом курсе в том же университете, что и я, только на другом факультете.

А зашёл в столовую, чтобы купить незамысловатый студенческий обед – чай и сосиску в тесте. Денег у меня было немного, поэтому я сильно экономил на обедах и кушал ровно такое количество пищи, что позволяла моему желудку успокоиться и не бурчать. Свободных столиков не было, поэтому, взяв с собой купленную провизию, я подсел к девушке, что сидела за столом одна и кушала селёдку под шубой.

У меня был выбор, подсесть к ней или к парню из моей группы, который активно работал челюстями за одним из столиков, расправляясь с содержимым стоящей перед ним тарелки. Но разве молодой двадцатилетний человек долго размышляет, кому составить компанию – эффектной симпатичной девушке или сутулому парню? Мой выбор в том эпизоде был очевиден.

Я знал, что девушку зовут Миланой – несколько раз слышал, как в коридоре её окликали подруги. Периодически она мне встречалась на территории университета, но, честно говоря, никогда особо не бросалась в глаза. Да, красивая! Да, фигуристая! Но она почти всегда была в компании каких-то парней, с которыми, видимо, состояла в амурных отношениях. Я думал, что она уже не свободна.

А вот я в этот момент был, что называется, в активном поиске. Ещё до окончания прошлого учебного года я расстался с Кристиной, девушкой, с которой мы встречались почти восемь месяцев. Инициатором разрыва наших отношений выступила именно она. Моя ненаглядная в один прекрасный день мне заявила, что мы не подходим друг другу и вообще, она полюбила другого человека. Меня словно обухом по голове ударили! Я не ожидал такого от Кристины, которую любил всем сердцем. Какой же я был дурак! Уже начал постепенно думать о том, как буду знакомить Кристину с родителями, а в перспективе, делать предложение.

Конечно, Кристина предложила мне остаться друзьями, но разве в сердце, которое было занято без остатка любовью, может поместиться дружба с объектом обожания? Сгоревшая любовь оставит после себя столько пепла, что ни для какой дружбы в нём просто не останется места.

 

Кристина тоже была девушкой из нашего универа, и мы периодически с нею пересекались в коридорах. На дежурном слове «Привет» наше общение и ограничивалось.

Было больно! Очень больно! Что тебя предпочли другому! Обычно на моём месте оказываются девушки, но мне тоже было суждено познать любовные страдания на себе. Эта боль, словно огромный гнойный нарыв, которые беспрестанно ноет и ноет где-то внутри, но никак не может прорваться. Стоит к нему прикоснуться, и он отзывается новой волной нестерпимой боли.

С Кристиной мы не жили вместе – она жила вместе с родителями. Это был её родной город. Приезжим тут был я.

После учёбы мы гуляли в парке, весело проводили время, ходили в кино, в кафе… Я задаривал её цветами, шоколадками и серебряными украшениями. На золотые мне банально не хватало денег, но если бы денежные знаки у меня водились, я не раздумывая дарил бы ей и этот драгоценный металл! Слишком рано? Возможно! Но мне ничего было не жалко для неё! Всеми способами я хотел показать ей, как сильно я её люблю! Любовь захлёстывала меня…

Через три месяца после начала свиданий, наши отношения перешли в иную стадию. Мы впервые занялись сексом у меня на съёмной квартире. Мы не были первыми друг у друга, но нас это совершенно не волновало! Главное, что сейчас мы вместе! На моей квартире мы встречались раз или два в неделю. Какой же у нас был страстный секс! Мне казалось, что мы сломаем старенький диван! Он скрипел и трещал, но на удивление сдюжил.

Начав новый учебный год, я всё ещё думал о Кристине, но вспоминал о ней, как мне стало казаться, всё реже. Даже когда воспоминания меня посещали, они не отдавались такой же сильной болью в душе. Я начал постепенно её забывать! Очень медленно… Она никак не отпускала меня, точнее, я никак не отпускал её из своей памяти.

Искал ли я в тот день, когда увидел Милану в столовой, начала нового любовного романа? Скорее нет, чем да. Я просто подсел к Милане, потому что мне так захотелось.

– Приятного аппетита! Можно к вам? – спросил я, приблизившись к столику вместе с подносом.

– Спасибо, взаимно! Да, пожалуйста! – ответила Милана, и пристально на меня посмотрела.

Я присел. Девушка внимательно изучала меня, потом опустила глаза на мой поднос и улыбнулась. Сама она уже закончила трапезу.

– Я смотрю, у тебя настоящий барский обед! – смеясь сказала она. – Меня зовут Милана.

Рейтинг@Mail.ru