Сеятель Ветра

Майя Лидия Коссаковская
Сеятель Ветра

Maja Lidia Kossakowska

Siewca Wiatru

Copyright © 2006 by Maja Lidia Kossakowska

© И. Шевченко, перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

«Показать ад на небе – это немалый подвиг. Все, что Коссаковская дозировала в своих рассказах, обретает полный объем в романе. Поучительно. Ужасно. Интересно. И к черту этих ангелов».

Феликс В. Крес

Дорогие читатели!

Отдаю в ваши руки особенную для меня книгу. Она одновременно и Начало, и Конец. Этот кажущийся парадокс легко объяснить. «Сеятель Ветра» – мой первый роман, и одновременно он заканчивает «ангельскую» серию из нескольких опубликованных ранее рассказов. Он продолжает созданный мною тип героя – существа, преодолевающего свои слабости, отважного, гордого, достойного, богатого внутренне и вместе с тем скромного и способного на самопожертвование.

Многочисленные приключения на нескольких уровнях бытия он преодолевает часто ценой жертв и даже собственной сущности. Я старалась, чтобы мои герои были хорошо описаны, полны страстей: злых или добрых, но всегда ярких. Надеюсь, многочисленные приключения и атмосфера романа погрузят вас в увлекательный мир впечатлений. Познакомьтесь с большинством оттенков чувств и поступков и убедитесь сами, что симпатия не всегда идет проторенными путями, потому что ничто не однозначно.

За период с 2000 по 2003 год я опубликовала четырнадцать рассказов, из которых десять можно считать «ангельскими», и из них составлен сборник, четыре с другим персонажем и микрорассказ «Зеркало», который на референдуме читателей «Сфинкс» занял третье место среди ведущих авторов. Четыре рассказа – «Соль на голубых пастбищах», «Жернова небес», «Раскол» и «Безногий танцор» – получили номинацию читателей на премию Януша А. Зайделя, а последний рассказ получил награду «Серебряный глобус». Будучи профессиональным художником, я стремилась создать персонажей, наполненных красками, и тем самым запустить ваше воображение, а как магистр средиземноморской археологии, я старалась из крох прошлого как можно правдоподобнее построить империю и даже целый мир.

Как мне это удалось, оцените сами. С трепетом в сердце доверяю вам свой роман и надеюсь, что вы, как и я, полюбите моих крылатых друзей и врагов. В конце книги прилагаю созданный мной глоссарий, который облегчит вам идентификацию терминов и героев.

Скажу достаточно нескромно, что в целом я получаю хорошие отзывы читателей и рецензии и ничего большего не желаю для своего «Сеятеля Ветра». Большой похвалой и удовлетворением для меня является то, что, очарованный моим рассказом «Соль на голубом пастбище», один читатель не только научился рисовать, но и работает над комиксом и делает это просто чудесно!

Имея много новых идей, с которыми я хочу познакомить читателей, я решила попрощаться с созданным мною миром… Но, возможно, когда-нибудь еще Даймон Фрэй, Драго Гамерин и другие знакомые вернутся, чтобы рассказать мне о своих приключениях.

Майя Лидия Коссаковская
БЕЗНОГИЙ ТАНЦОР

Говорят, что во времена до Сотворения жил среди сильфов танцор, мастерство которого не имело себе равных во всей Вселенной. Телто, мать демонов, узнав про это, вызвала его к себе во дворец, чтобы развлечься его выступлением, однако через какое-то время танцор затосковал по Небесной стране и близким, с которыми вынужден был расстаться, и тайно оставил владения Телто. Мать демонов, впав в ярость, приказала поймать его и отрубить ему ноги, чтобы ни перед кем не танцевал тот, кто осмелился пренебречь ее благоволением. Однако слава танцора не угасла. Напротив, даже в далеких владениях восхваляли и поражались его искусством. Телто, думая, что ее приказ не выполнен, отправила палачей, чтобы они убили сильфа и в конечном итоге положили конец этой унизительной для нее ситуации. К своему удивлению, палачи увидели лежащего на кровати калеку, который движениями рук оживлял бумажную куклу в одежде танцора. Но прежде, чем он умер от удара меча, он сказал: «Заберите мою жизнь, коли ничего больше не смогли забрать».

«Сказания услышаны и записаны для увеселения и науки ангелом Зое из Дворца Мудрости Сиятельной Госпожи Пистис Софии – Дарительницы Знаний и Таланта»

Пролог

Ялдабаот был доволен. Огромное хрустальное окно в Комнате Сияния раскалилось и погасло, демонстрируя новую картинку – обширную территорию голых, острых, словно клинки, скал. Зеркало бледного неба блестело над его кряжами. Пейзаж был наполнен торжественной чистотой, указывающей на силу небесных хоров.

На фоне монументальных гор поначалу было трудно разглядеть бесчисленное количество движущихся фигур – одетых в пепельные и бурые туники ангелов служения. Это их титанический труд способствовал возвышению пиков, но Ялдабаот не забивал себе этим голову. Его распирала гордость. Ему нравилось осознавать, что хотя Господь и является Архитектором, но надзор над строительством сосредоточен в его руках.

«Что за прекрасный мир», – думал он, тонкими пальцами касаясь наваленных на столе чертежей и карт. Да, он, безусловно, был доволен, ведь власть, которой он располагал, не имела себе равных среди живущих.

– Это место сведет меня с ума, – произнес Даймон Фрэй. – Когда у меня в последний раз была действительно чистая рубашка? У меня такое впечатление, что я воняю, мои лохмотья смердят гнилью, а меч покрыт налетом грязи. Я скоро забуду, для чего он служит. Кое-кто считает, что он для того, чтобы колупаться в зубах. Ты осознаешь, как долго мы тут торчим?

– Четвертый год, согласно летоисчислению Царства, – буркнул Камаэль. У него было тонкое, умное лицо и глаза, известные красотой чистого неба. Длинные до скул каштановые волосы он носил зачесанными назад.

– Его прекрасный новый мир! – Даймон сдавил пальцами виски. – Он сошел с ума. Он считает себя Создателем. Он скоро захлебнется собственным достоинством. Ничтожный, тщеславный демиург. Слышал, он называет себя правой рукой Господа? По-моему, протез звучит точнее. Он выкинул нас из Царства, потому что трясется от страха. Двенадцать тысяч ангелов Разрушения надзирают за насыпью гор, копанием рвов под реки, осушением болот и за другими безнадежными, грубыми гидравлическими работами. Когда тут закончим, он прикажет нам разбить клумбы, вот увидишь!

Камаэль вздохнул. То, что сказал Фрэй, было правдой, но не оставалось ничего другого, как стиснуть зубы и терпеть.

Даймон выпил последние капли вина в бокале, что держал в руке, и наклонился, чтобы дотянуться до кувшина, стоящего в тени за камнем.

– Эй! – крикнул он характерным, хриплым и немного глухим голосом, напоминающим плеск камней, брошенных в подземное озеро. – Кувшин пустой! Или мне кажется, или я реально вижу дно?!

От ближайшей группы работающих тотчас отделилась маленькая напуганная ангелица, сгорбленная под тяжестью большого кувшина.

– Извините, господа, – плаксиво простонала она. – Простите.

В ее глазах стояли слезы. Она начала неуклюже наполнять кувшин. Даймон отмахнулся от нее.

– Я сам, – сказал он устало. – Иначе ты меня обязательно обольешь.

Она поклонилась и убежала. У вина был кислый вкус, и оно определенно принадлежало к популярному виду, называемому бормотухой. Он скривился, провожая взглядом быстро убегающую девушку-ангела.

– Как думаешь, Ялдабаот специально выбрал для нас самую отвратительную прислугу, чтобы не порождать ненужных соблазнов? – впервые с начала разговора на хищном лице Даймона появилась улыбка.

Перед Камаэлем маячил тонкий профиль друга. Не впервые ему приходила мысль, что он не хотел бы встречаться с ним в открытом бою.

Даймон спокойно цедил вино. Черные волосы, откинутые назад, доставали до середины спины. На вытянутом лице сияли глубоко посаженные темные глаза. Его взгляд вместе с горловым голосом, который иногда переходил в неприятную хрипоту, мог вызвать дрожь даже у самых уверенных в себе.

Многие, включая Камаэля, восхищались Даймоном, но также боялись его и ненавидели. Правду говоря, сильная, тонкая рука, держащая бокал, принадлежала лучшему фехтовальщику Царства. Его происхождение также может служить источником зависти, поскольку Даймон был ангелом крови, чистой, опасной, могущественной, как Меч, которому он служил.

Мастера Меча составляли элиту рыцарства. Они были офицерами над двенадцатью тысячами ангелов Разрушения, прозванных саранчой, потому что после них оставалась только голая земля, без единой травинки. Руководил ими Камаэль, а их главной святыней был Меч, которым в Начале Времен Предвечный окончательно отделил Свет от Тьмы. Тогда были созданы первые, самые могущественные ангелы, которые должны были сразу же сделать выбор – принять сторону порядка или хаоса. Многие выбрали Тьму. Вскоре началась война, и в первых кровавых, но решительных стычках Господь сотворил своих лучших воинов – Ангелов Меча – и послал их в бой во главе саранчи. Послал в самую гущу безумства и бойни. Они заставили армию Тьмы отступить за пределы времени, но основы нового мира восстали на месте, залитом их кровью. В Царстве шептали, что это она придавала красный цвет планете Марс, а погребенное глубоко в земле железо происходило из их оставшихся на поле боя оружия и доспехов, навсегда запятнанных кровью, которую люди позже назовут ржавчиной.

Некоторые выжили. И именно их демиург Ялдабаот направил наблюдать за земляными работами в зарождающемся мире, который якобы имел особое значение в божественном плане Сотворения.

Даймон поднял бокал вверх.

– За Маршала каменщика и его непревзойденный талант творца!

 

Они выпили за язвительный тост. Их взгляды на мгновение встретились.

«Это продолжается слишком долго, – подумал Камаэль, видя тень горечи, затаившуюся в уголках рта его приятеля в последнее время. – Мои лучшие офицеры теряют контроль. Даже Даймон дошел до грани. Что ж, мы получили отличную награду за свое служение!»

Фрэй убрал со лба спадающие пряди. С неба лил жар, вынуждая щурить глаза. Обширная равнина, раскинувшаяся перед ними, была покрыта хаотичными раскопками, напоминающими лишайники.

«Меня тошнит от этого вида, – подумал он и постучал ногтем по краю бокала. – Может, было бы лучше, чтобы он напился? Хотя напиться таким вином – это преступление против хорошего вкуса».

– Посмотри туда! – вдруг закричал Камаэль, показывая пальцем на движущуюся на горизонте точку. Фрэй заслонил глаза рукой.

– Разведчик?

– Мчится так, словно за ним демоны гонятся.

Даймон посмотрел на Камаэля взглядом, в котором появилась заинтересованность.

– Думаешь, Господь услышал наши молитвы?

– Надеюсь, что нет, – хмуро ответил Камаэль.

* * *

– Да, – буркнул Даймон. – У меня нет сомнений, что Господь нас услышал.

Он стоял на коленях на вершине холма, положив ладони на землю.

– Думайте, о чем просите, потому что при крупице невезения можете это и получить, – едко отозвался Камаэль.

– Тогда лучше ни о чем не просить, – закончил Фрэй. Предводитель Ангелов Меча склонился в седле.

– Сильная?

– Как сама чума. Лучше сойди и сам проверь.

Камаэль сошел с коня и преклонил колени рядом с Даймоном. Когда он положил ладони на землю, его лицо искривила гримаса. Он взвился на ноги, резко отряхивая ладони.

– Как ты это выдерживаешь?

Даймон криво усмехнулся.

– Понимаешь, привычка.

Он встал, отряхнул руки и вскочил в седло. Его конь был таким же черным, как и волосы его хозяина. Он назвал его Полынью. Как все из кавалерии, Полынь принадлежал к Божьим тварям и, как все твари, был совершенно безумным. Он отзывался редко и говорил чаще загадками. Но Даймон научился безгранично доверять ему после того, как Полынь много раз спасал его жизнь. Кроме коней, к тварям Божьим причисляли хайот, многоглазых, бестий, существ и чудовищ, таких как Левиафан или Бегемот, но контакт с ними всегда труден, поскольку они вели себя непредсказуемо и, по словам большинства ангелов, говорили чепуху. Однако кони, как самые рассудительные из них, обычно использовались в роли верховых.

– Давно наблюдаешь за этими вибрациями? – спросил Камаэль. Разведчик, который привел их на этот холм, покачал головой.

– Я предупредил вас, как только почувствовал их, но я не знаю, как долго это продолжается, работающие тут ангелы ничего не сообщали.

Даймон скривил губы.

– Ну, конечно, – сказал он с горечью.

Полынь переступал с ноги на ногу. Они неожиданно услышали его голос, просто в мыслях, как холодное касание стали. Это было неприятное чувство.

– В глубоких долинах собирается тень. У нее цвет ночи, и пахнет она кровью. Они называют ее смерть, но они не правы. Смерть по сравнению с этим полна жизни.

– Я согласен с ним, – произнес Даймон. – Это не локальное проявление тьмы. Похоже, кто-то хочет нанести нам визит.

Камаэль побледнел.

– Думаешь, что это… – он повысил голос.

– Ты чувствуешь эту вибрацию? Она обожгла мне руки. – Они посмотрели друг на друга. Сказать было нечего.

– Даймон, – вздохнул Камаэль. – Похоже, ты отправишься в Царство раньше, чем ты предполагал.

* * *

«Пусть ждет, – решил Ялдабаот. – Это пойдет ему на пользу. Его надменная шея слегка согнется. Ему придется проглотить унижение, понять, где его место. Кем они себя возомнили, эти Ангелы Меча? Банда высокомерных молокососов. Никакого уважения, никакого смирения. Они обычные убийцы».

Они давно были для него занозой. Созданные, а не рожденные. Он не мог понять, зачем Господь даровал им такое высокое положение, такое блистательное происхождение. Создал их лично, задолго до того, как наделил слово Метатрона силой призывать к жизни новых ангелов.

А собственно, зачем этот Метатрон? Низшие ангелы, эти легионы небесных птиц, называют его про себя другом Господа. Это отсутствие уважения или, может, даже святотатство?

Ялдабаот тысячи раз уверял себя, что Метатрон получил милость создавать низших ангелов только потому, что у него, Ялдабаота, слишком много обязанностей по строительству Земли, но чувство несправедливости гложет его, словно слишком глубоко засевшая заноза. Было еще одно оскорбление – архангелы. Этого Ялдабаот никак не мог понять. Ангелов Меча Господь создал для битвы, по необходимости, но зачем Ему эти архангелы? Высокомерные, неоперившиеся птенцы! Агрессивные дети, играющие в настоящую знать! По милости Господа они являются предпоследними в хорах. Следует утереть им нос. Они поддерживают этих рыцарей, этих кровавых наглецов Меча. Фрэй – самый худший из них. Дебошир. Мрачная, окаменевшая душа. «Пусть ждет. Вытру ботинки о его гордость. Пусть ждет».

Даймон ждал. С трудом сдерживался, чтобы нервно не кружить по коридорам. Текли часы, день подходил к концу. Вечер разбрызгивал красные солнечные пятна по полу Дома Архонтов.

Ялдабаот обсуждал образцы новых гобеленов для трапезной. Он не мог решить, долго выбирал. «Пусть ждет».

Даймон старался выжидающе не смотреть на двери. Кончиком меча он колупал в щели между мраморными плитами пола.

Ялдабаот рассматривал вышивку на своей новой одежде. Ему нравилось, но он высказывал много замечаний и поправок. Собравшиеся в зале аудиенции архангелы начали проявлять признаки усталости. Они стояли тут с утра, и Ялдабаот надеялся, что кто-то из них упадет в обморок. К сожалению, они разочаровали его. Есть еще этот Фрэй. Пусть ждет. Сейчас нужно заняться перестройкой беседки в Розарии. Это срочно!

– Великий Архонт, Строитель Вселенной, Эон Эонов, Правая рука Бога, Глава всех Хоров, Князь всех Небесных Князей, Сияющий силой и справедливостью Ялдабаот, Владыка семи высот, примет сейчас Даймона Фрэя, Рыцаря Меча! – оповестил герольд.

Даймон двинулся к дверям.

– Но господин, – забормотал стражник. – Это зал аудиенций. Ты не можешь войти туда с оружием на поясе!

На лице Фрэя появилась исключительно отвратительная ухмылка.

– Я – Ангел Меча, – сказал он. – Я не люблю расставаться с ним. Если тебе это не нравится, отбери его у меня.

Стражник пропустил его без слов.

– Повтори еще раз то, что рассказал. Я не слишком внимательно слушал тебя.

Даймон в третий раз за этот вечер начал излагать ситуацию, которая привела его в Дом Великих Архонтов. У него было каменное выражение лица, но голос начинал неприятно хрипеть.

– Разведчик открыл источник необычно сильной вибрации. В течение пары часов в этом регионе нашли пять таких источников. Сила, что вытекает из них, очень могущественная. Она выходит из самого сердца Тьмы, а не из ее проявлений. Мы подозреваем, что в этом районе скоро начнется атака Тени. Личная, собственной персоной, а не через кого-то из ее подчиненных демонов. Я объяснил на случай, если бы ты слушал не слишком внимательно… Десница Божья.

Ялдабаот, стоящий все это время к нему спиной, повернулся.

Всех собравшихся в зале аудиенций с самого начала удивлял контраст между этими двумя ангелами, а сейчас, когда они стояли лицом к лицу, это стало еще заметнее.

Даймон был одет аккуратно, без излишеств, так, как любили одеваться Ангелы Меча. На нем была белая рубашка из тонкого мягкого материала, спрятанная под короткую, доходящую до талии куртку из черной кожи, узкие черные штаны и длинные сапоги со множеством пряжек. На боку висел меч и кинжал. Волосы он свободно завязал на затылке, оставив только две свисающие на грудь пряди. На пальце правой руки он носил единственное украшение – перстень с черным камнем и выгравированной печатью, символом влияния, положения и происхождения. Высокий и стройный, ростом почти такой же, как Ялдабаот.

Великий Архонт был красивым. Его пропорции, правильные черты лица напоминали статую из мрамора. Церемониальные одежды, ослепляющие белизной, были расшиты сияющей замысловатой вышивкой и украшены аппликацией из драгоценных камней, таких же чистых, как и их Светлость. Жесткий ворот мантии обхватывал искусно причесанную голову. Волосы Ялдабаота сияли серебром, как и красивые холодные глаза с пронзительным взглядом. Узкие, почти фарфоровые руки демиурга были в перстнях из белого золота и бриллиантов. Всякий раз, когда он двигался, раздавался шелест дорогих тканей.

– То есть ты утверждаешь, что Земля, горнило новой жизни, которое Господь разжег, будет атакована Антикреатором, Его Тенью, с незапамятных времен сброшенным в глубины забвения. Под этим я понимаю, что тот, кого мы называем Вечным Врагом и Сеятелем Ветра, вернулся именно сейчас и именно для того, чтобы побеспокоить Рыцарей Меча?

Даймон почувствовал, как его затапливает волна слепой ярости. Он начинал медленно понимать, что этот сумасшедший деспот наплюет на опасность, только чтобы унизить его. Он непроизвольно сжал кулаки.

Ялдабаот смотрел на него с победной усмешкой на губах.

– Поясни мне, откуда у тебя такая уверенность, что вибрация идет от Антикреатора?

– Я учуял его присутствие, – голос Даймона прозвучал почти спокойно.

– Ах так? – Ялдабаот поднял брови с выражением приятного удивления. – Тебе удалось его просто учуять? Или это какой-то магический трюк?

Лицо Даймона вытянулось. Он побледнел, а в глазах запылал зловещий огонек.

– Ты забыл, Великий Архонт, что несколько раз я видел его вблизи.

– Интересно. И насколько близко?

– Настолько, насколько ты не посмеешь. На расстоянии вытянутого меча.

Тишина в зале стала почти осязаемой. Внезапно Ялдабаот рассмеялся.

– Твоя наглость, рыцарь, – произнес он, – значительно превышает твою отвагу. Повтори громко, перед всеми, просьбу, с которой ты прибыл.

Мгновение казалось, что Ангел Меча вцепится в горло Ялдабаоту. Однако он взял себя в руки.

– Я прибыл за помощью, – хрипло сказал он. – За воинством, которое позволит нам вести относительно равную битву с силами Тени.

Демиург снова повернулся к нему спиной, и Даймон услышал мелодичный шелест драгоценного шелка.

«Почти закончилось, это почти конец, – подбадривал он себя. – Еще минута – и ты выйдешь отсюда. Спокойно и медленно».

Шелк пел, пол слегка качался, а костяшки на пальцах, сжатых в кулак, побелели. В голосе Великого Архонта, звучавшем словно издалека, не было удивления или особых эмоций.

– Я не вижу необходимости перегруппировывать воинство. Ваших сил хватит. Я не намерен призывать в ружье ни одного солдата только из-за того, что несколько офицеров Меча впали в необоснованную панику. Подкрепление необходимо при строительстве звезд и планет. Я советую вам научиться контролировать собственные слабости. Можешь это передать своему командиру.

– Каждое слово! – гаркнул Даймон.

– И еще одно. На будущее я не потерплю никакого неповиновения. Я имею в виду… оставить свой пост без четкого приказа. В следующий раз ты понесешь заслуженное наказание.

Ангел Меча долго смотрел на него.

– Не будет никакого следующего раза. Уверяю тебя.

«У него волчьи глаза, – подумал Ялдабаот. – Может кинуться. Ну что, волчок, я вырвал твои клыки».

Он небрежно махнул рукой.

– Можешь идти. И так занял слишком много моего времени.

Даймон церемонно поклонился. Его лицо казалось бесстрастным, но неизвестно каким образом в каждом жесте ангела крылось больше презрения, чем в любой демонстративной бестактности.

Ялдабаот не соизволил ответить или даже посмотреть на уходившего.

* * *

– Видели, как он с ним обращался? Как с мусором! – голос Люцифера дрожал от негодования.

– Он не лучше обошелся и с нами, – буркнул Разиэль.

– Наглая сволочь! – рявкнул с раздражением Михаэль, встряхивая шафрановыми кудрями. – Он заставил нас целый день стоять в своей гребаной тронной зале в наказание, словно маленьких ангелов в углу.

– Проблема в том, что мы должны его слушаться.

– Кто сказал, что должны? – Люцифер ударил кулаком по столу.

Габриэль крутил на пальце перстень с печатью.

– Думаете, ситуация дозрела? – спросил он.

Рафаэль нервно дернулся, открыл рот, но передумал. Архангелы сидели в хмуром молчании.

– Воинство точно пойдет за нами, – наконец сказал Михаэль. – Ручаюсь.

– Знаю, Миха, – вздохнул Габриэль. – Но что с остальными ангелами: с работниками, чиновниками, старой аристократией, дворцовой гвардией и другими? Воля Ялдабаота для нас равнозначна воле самого Господа.

– Недовольство растет. – Разиэль пожал плечами.

– Ангелы Меча тоже пойдут за нами. Особенно после того, что было вчера, – добавил Люцифер.

 

– Если хотя бы кто-то из них останется в живых, – буркнул молчавший до этого времени Самаэль.

– Не могу поверить! – выкрикнул Рафаэль. На его лице отразилась мука. – Мы действительно рассматриваем возможность бунта?

Самаэль скривился.

– Ну что ты! Мы обговариваем план пикника в Розарии.

– Кстати, господа, – тихо произнес Габриэль. – Что вы, собственно, предлагаете?

– По-тихому готовиться и не привлекать внимания, – ответил Разиэль. – Господство Ялдабаота вот-вот рухнет. И тогда мы аккуратно займем его место.

– Ну и чего мы тогда ждем? За дело! – Михаэль радостно улыбнулся.

– Мы ничего не можем начинать прямо сейчас, – прервал его Габриэль. – Мы создадим впечатление, будто выступаем против Господа. Неужели никто не принимает этого во внимание?

– Никоим образом! – закричал Люцифер, заметно задетый. – Против Господа? Никогда! Об этом не может быть и речи!

Воцарилась тишина. Ее прервал насмешливый голос Самаэля:

– Поболтали. Поныли. Как обычно. Расходимся по домам, да? А то у меня ноги болят.

– Господь поставил Ялдабаота Великим Архонтом. Похоже, у Него были на то свои причины, хотя мне сложно понять какие.

– Тогда иди и спроси Его об этом, Габи! – рявкнул Самаэль.

– Побольше уважения, – зашипел Михаэль. – Ты перегибаешь палку и…

– Знаю, буду собирать зубы с пола.

– Заткнитесь! – голос Разиэля зазвучал как свист бича. – Ведете себя словно щенки. Хочу напомнить, что мы говорим о власти в Царстве, а не про начищение ваших рыл. Резюмирую, мы ждем четкий знак от Господа. Знак, что Ялдабаот потерял милость в Его глазах.

– Да, – Габриэль нервно крутил перстень на пальце. – Без этого мы ничего не предпримем.

* * *

– Отказал?! – в голосе Камаэля смешалось недоверие с яростью. – Это невозможно! Ты все объяснил ему как надо?

Даймон посмотрел на него, и в его глазах было что-то такое, что предводитель Ангелов Меча замолчал.

– Да, – ответил он медленно. – Трижды. Он приказал нам работать над слабостями.

Камаэль старался не показывать, что сломался.

– Ладно. Эвакуируем с опасной территории всех, кто не нужен, укрепим посты, соберем парней и…

– И приготовимся к смерти, – закончил Фрэй.

* * *

Никто не запомнил имен двух ангелов, погибших первыми. Просто вдруг земля и небо разорвались, разделенные вертикальной щелью, которая расширялась, создавая врата, готовые пропустить одновременно пятьдесят всадников. Волна темной энергии хлынула на равнину, поглощая работающих там ангелов. Они умирали оглушенные, отравленные, задыхающиеся, с сердцами, переполненными страхом, которого они никогда прежде не испытывали. Все это продолжалось не дольше мгновения. Потом через врата прошли шеренги странных существ, похожих на клубы мрака, кажущихся на первый взгляд неуклюжими, но ужасающе действенных. Рыцари Теней хлынули нескончаемой лавиной. Их были десятки, сотни, сотни тысяч, видимых в разрыве между мирами. Они медленно лились в открытые врата, словно сияющая река магмы. Воздух, наполненный мощной, зловещей энергией, дрожал. Стоящие на возвышенности Ангелы Меча почувствовали хорошо знакомые симптомы присутствия Тени – стеснение в груди, шум в ушах и тошноту.

– Антикреатор, – прошептал Камаэль.

Иофиэль протянул руку.

– Смотрите! Там!

И действительно, далеко, видимая сквозь разрыв между мирами, дрожала густая Тень.

– Пусть Господь благословит все врата Царства, – произнес древнюю формулу Камаэль.

– Пусть Меч ведет и побеждает, – ответили ему.

– Занять позиции!

Они развернули коней. За их спинами в тишине ожидало двенадцать тысяч отборных всадников Царства. Букрании их коней, выполненные в форме львиных голов, тускло блестели.

Даймон выехал вперед с правой стороны, Иофиэль – с левой. Камаэль занял место по центру.

– К бою, саранча! – закричал он.

«Приветствую, небытие», – подумал Даймон. У них не было ни одного шанса. Перед могуществом врага они были горсткой отчаявшихся. Может быть, они продержались бы какое-то время, если бы сразу заблокировали разрыв, но волна ядовитых паров убила бы их в одно мгновение.

Он вытащил меч и поднял его высоко над головой. Сталь поймала солнечный лучик, который затанцевал на острие и погас.

– За мной! – закричал он.

Он подстегнул коня и, не оглядываясь, кинулся вниз по склону.

* * *

Они упали сияющей стальной рекой. Закипело. Железо против железа начало свой кровавый танец. Саранча клином влетела в бок черной колонны, пытаясь разбить ее пополам и захватить врата. Мечи рыцарей Царства вырубали глубокие проплешины в шеренгах солдат Тьмы, словно поляны в густом темном лесу. Скакуны неслись вперед, топча и расплющивая выпавших из седел всадников. Земля была залита кровью и странной липкой жидкостью рыцарей Тени. Их шеренги слегка расступились, что позволило всадникам Царства въехать в середину колонны.

«Плохо, – подумал Даймон. – Они хотят взять нас в кольцо».

– Они окружают нас! – закричал он, пытаясь развернуть правое крыло и ударить в сформированные из солдат тьмы щупальца.

Затем их строй расступился, выплевывая бесформенных, закованных в железо тварей, изрыгающих пламя просто в дерущихся ангелов. Под их прикрытием войско хаоса атаковало.

Дым заслонил поле битвы. Отовсюду неслись отчаянные крики, хрипы коней и лязг мечей. Казалось, достаточно и минуты, чтобы армия Тьмы раздавила воинство Царства, но ангелы решили дорого продать свою жизнь. Сокрушенные, посеченные и растоптанные, они все же не давали рассеять себя и забить, как скот. Саранча собирала кровавый урожай, и вскоре кони гарцевали по трупам. Но из врат по-прежнему выливались новые шеренги уродливых, отвратительных и смертоносных солдат. Помет хаоса, сыновья Тени. Медленно отборная конница Царства слабела и умирала. Всадники падали в болото, созданное копытами коней из пыли и крови. Их броня – желтая, словно сера, красная, как огонь, синяя, будто дым, – выглядела словно конфетти, рассыпанное на потоках смолы.

Даймон бился в самой гуще, сея панику в рядах Тьмы. Тех, кто осмеливался к нему приблизиться, ждала смерть. Он вынужден был сорвать с головы шлем, в который попала огненная слюна одного из чудовищ хаоса, поэтому его волосы были спутаны и заляпаны кровью. Он выглядел как призрак – с белым лицом и окровавленным мечом, без устали погружающимся в тела врагов. Они падали, даже не скрестив с ним меч. Но в конце концов и он стал слабеть. Пот заливал его глаза, плечи онемели, а усиливающееся с каждым мгновением дыхание Антикреатора высасывало силы, затуманивало глаза и спутывало мысли. Почти механически он поднимал и опускал меч, оглушенный криками и лязганьем стали.

Внезапно ужасный рев разнесся в воздухе. Даймон ощутил порыв вонючего жара и увидел раззявленную пасть огненной твари перед собой. Он рубанул пасть наискось. Тварь завыла, брызгая огненной слюной. Он сжал скакуна коленями, Полынь выполнил пируэт и встал на дыбы. Даймон поднялся на стременах и могучим ударом вонзил меч в широко раскрытый глаз твари. Пламя опалило его лицо и выжгло в земле большую воронку. Тварь затряслась и с визгом упала в грязь, чуть ли не подрезая ноги Полыни. Когтистые лапы царапали землю, а конь Даймона гарцевал между ними, стараясь избегать ударов. Фрэй наклонился в седле, чтобы распороть живот подыхающего монстра, когда почувствовал, как по ребрам скользнуло что-то холодное и горячее одновременно. Острие топора разодрало его бок. Он выровнялся и рубанул противника через всю широкую грудь. Тот зашатался и повис в седле своего коня, а Даймон в последнее мгновение уклонился от смертельного удара в голову, нанесенного очередным черным воином. Полынь молниеносно вскинул голову, хватая противника зубами за лицо, тот залился кровью и свалился на землю.

«Теряю рефлексы, – подумал Даймон. – Ненадолго меня хватит».

Острие чьего-то меча разодрало ему рукав и глубоко поранило плечо.

– Есть ли что прекраснее, чем своды Хайот ха-Кадоша, что становятся фиолетовыми с приходом вечера? – услышал он в своей голове, понимая, что это Полынь прощается с ним.

– До встречи в небытии, старик, – прошептал он, разрубая почти пополам выросшего будто из-под земли великана в шлеме с гривой.

Ситуация была безнадежной. Рыцари Меча с остатками саранчи пытались добраться до врат в отчаянной надежде заблокировать их. Из зияющей дыры, словно из широко раскрытой пасти, продолжали появляться новые черные воины, но уже не так бурно, только чтобы восстановить потери, нанесенные саранчой. Преимущество Тьмы было таким большим, что они могли себе позволить неспешное уничтожение.

Внезапно Полынь развернулся, растаптывая поднимающегося всадника, которого его хозяин мгновение назад выбил из седла, а Даймон на секунду посмотрел в пасть открытых врат. То, что он увидел, испугало его. Легион солдат Тьмы, что убивает их, составлял едва ли аванпост всей армии. Ее основные силы были не задействованы. В мире Тени стояли готовые к бою отряды, и конца им было не видно. Противостоять им могло только все Воинство Божье, мириады ангелов, развеянных по всему космосу, чтобы наметить траекторию звезд и планет. Даже если придет подкрепление, армии, которую удалось бы быстро собрать, не хватит, чтобы победить Тень. Под угрозой не только новый проект Господа, но и существование всего Царства.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru