Всё о моих демонах

Майкл Мар
Всё о моих демонах

Глава 9
Город психопатов

Проснувшись утром от лёгкого похмелья и жажды, я насильно заставляю себя выбраться из кровати и дойти до кухни. Вытаскиваю из холодильника несколько апельсинов и два более менее свежих лайма. Делаю себе свежевыжатый сок, беру большой прозрачный стакан, кидаю в него лёд и выливаю сок прямо из соковыжималки. Опустошив его за несколько больших глотков, ставлю стакан в раковину и снова открываю холодильник. Он практически пуст. В нём лишь несколько видов сыра, шоколад, вода, тоники и коробка с остатками вчерашней китайской лапши, которая тут же летит в помойку. От одного её вида, аппетит резко уменьшился, но я всё же достал сыр и положил его на стол. Мне слишком лень варить кофе, поэтому я просто нажимаю две кнопки на кофемашине. Пока варится кофе, я поднимаюсь в ванну на втором этаже и чищу зубы. Отражение в зеркале мне подсказывает, что погулял я вчера по-королевски, за что правда сегодня и расплачиваюсь немного мятым лицом и взъерошенными волосами.

Вчера, после того как я закинул деньги на счёт, решил всё же себя не щадить и как следует отдохнуть. Шон сказался занятым, а видеть Дженни мне не очень то и хотелось, поэтому я весь вечер игнорировал её звонки. Я позвонил моему знакомому организатору мероприятий и тусовок, Мартину, и мы с ним встретились в ирландском баре. После нескольких виски, нам показалось, что вечер только начался и мы продолжили свой путь уже в другом баре который был не таким классическим как первый, но зато обладал большим количеством молоденьких и невероятно сексуальных девушек, которые казалось пришли в него что бы просто оторваться, а затем уехать с кем то красивым и интересным. Как раз такими мы с Мартином и оказались. Мы сняли двух инструкторш по йоге и спустя два часа уехали с ними в пентхаус Мартина, откуда открывался великолепный вид на ночной Лос-Анджелес. Могли бы уехать и гораздо раньше, но эти два часа были для того, чтобы девушки постарались показаться “не такими”, а нам, для того чтобы в этом съеме был хоть какой-то интерес. Нет, нам было абсолютно наплевать, чем они занимаются, какие фильмы смотрят, куда предпочитают ездить отдыхать и прочее. Просто хотелось создать хоть какую-то иллюзию, что нами движет что-то большее, чем примитивная похоть. В любом случае закончилось именно этим. Я перебрал с алкоголем, поэтому трахал Сэнди (Кэнди? Мэнди? Мартина?) или как там её, всю ночь и так ни разу и не кончил. Как бы она не старалась. Зато это было настолько жёстко, что я абсолютно уверен, следы от моих рук на её шее останутся у неё на пару дней. Дождавшись пока она уснёт, я вызвал такси и уехал спать домой. Так как я терпеть не могу спать, где-то ещё, кроме как у себя дома. От нового места у меня болит спина и я чувствую себя ужасно некомфортно. А так же, мне страшно неуютно и я не могу сомкнуть глаз, если кто-то спит со мной. Я ощущаю невероятное чувство скованности и мне, почему-то кажется, что я женат. И от этих мыслей не могу уснуть. Боюсь, я слишком привык к уютному одиночеству и это не лечится. Но я не жалуюсь. Мне даже меня, порой бывает много.

Закончив свои дела в ванной, я возвращаюсь на кухню под звуки джазовой обработки бессмертной песни Queen “Show must go on”. Отпиваю глоток кофе, съедаю пару кусочков сыра и только после этого позволяю себе закурить.

– Так, что тут у нас, – произношу я вслух, уперевшись мутным взглядом в экран ноутбука, попутно просматривая новости за сегодня. Ничего существенного, мир потихоньку сходит с ума. Главной новостью штата, естественно, является признание Луи Борнео невменяемым, что исключает смертную казнь.

Я смотрю погоду в Амстердаме на завтра и принимаю как факт двадцать пять градусов тепла по Цельсию с небольшой облачностью. По ходу дела, пытаюсь продумать вещи, которые возьму с собой. Интересно, в каком ключе пройдёт встреча. И как лучше, кэжуал или классика, кэжуал или классика? Впрочем плевать. Пусть будет смешанное.

Допив кофе, я понимаю, что всё же чертовски не выспался и поднимаюсь обратно в спальню. Плотно закрываю все жалюзи и включаю плазменный телевизор, который висит напротив кровати. Хочется посмотреть что-то спокойное и простое. Уснуть я не усну, но мозг должен отдохнуть. На мою удачу, на одном из каналов мне попадается фильм Вуди Алена “Римские приключения”. Смешная и житейская картина, состоящий из нескольких новелл, которые показывают, как не проста и причудлива может быть наша жизнь. Как раз то, что мне нужно.

Но на моё удивление, буквально минут через десять я проваливаюсь сначала в дрёму, а потом и вовсе засыпаю. Мне снится опять всё тот же сон – как я еду за рулём машины и никак не могу справиться с управлением, я мчу по дорогам перепрыгивая через заграждения и постоянно, что-то сношу у себя на пути. Педаль тормоза не слушается и меня несёт вперёд. Этот сон снится мне примерно с семнадцати лет. Он всегда лишь подкрепляет мою фобию к вождению. Потом этот сон заканчивается и начинается другой – как я занимаюсь сексом с девушкой, а огромный, взрослый тигр пытается укусить меня, но я борюсь с ним и не позволяю укусить меня. В конечном счёте, я справляюсь с ним и он убегает прочь. Затем я вижу пожары и очень удивляюсь, что никто кроме меня не обращает на них внимания и все постоянно спрашивают у меня о чём-то… без остановки звонит телефон. Сквозь сон, понимаю, что телефон звонит из реальности и я просыпаюсь.

– Алло, – не разжимая губ, говорю я.

– Джейсон, мальчик мой. Как ты? Ты ещё спишь? – разносится звонкий голос Дженни в телефоне.

– А что? Нельзя?

– Тебе всё можно. Я переживала за тебя. Ты не брал вчера трубку.

– Прости, зайка. Было очень много дел. И я так вымотался.

– Бедный мой мальчик. Ты так устаёшь, может нам слетать куда-нибудь отдохнуть?

– Было бы здорово. Но не сейчас. Как-нибудь обязательно.

– У тебя такой милый сонный голос

– Угу. – И что в нём интересно милого?

– Слушай, мой муж сегодня улетает в какую-то поездку на пару дней в Вашингтон. Как насчёт навестить меня? Я по тебе так соскучилась.

– Не выйдет, киска. Я сам сегодня улетаю в Европу. Давай может на следующей неделе?

– Ну вот. Ты совсем не скучаешь по мне и не хочешь увидеть.

– Очень хочу. Просто столько запарок.

– Джейсон, заскочи хотя бы перед аэропортом на пару часов. Я приготовила для тебя кое-что особенное. Поверь, тебе понравится. Ну пожалуйста.

– Я постараюсь, но не обещаю. – И чем же она меня может удивить?

– Джейсон, я серьёзно, тебе очень понравится. Ты не разочаруешься. Обещай, что приедешь.

– Ладно, около восьми я приеду, но ненадолго. У меня вылет поздно вечером.

– Отлично! Буду ждать тебя. Высыпайся соня.

– Да. Спасибо

Дженни, мне даже лень думать, что ты там придумала. В целом она неплохая девушка, но что-то она мне уже надоела. Впрочем, как и все предыдущие. Плюс все её разговоры о тренингах, душе, йоге, правильном питании и прочим, доводят меня до ужасной скуки. Надо бы это уже потихоньку сводить на ноль. Вот только боюсь, это будет не просто. Слишком она стала зависима от меня. Ладно, как обычно что-нибудь придумаю. Не в первый раз. Но надеюсь, на этот раз мне не придётся сваливать из страны или инициировать собственную смерть, как уже бывало раньше.

Взглянув на телевизор, я вижу, что кино Вуди Алена подошло к концу и на его смену пришло другое, мне совершенно незнакомое. Немного зависнув, смотря в одну точку сквозь экран и стены, я всё же нахожу силы и встаю с постели.

Так как я всё же решаю заехать к Дженни на пару часов, то меняю свои планы и собираюсь подготовиться к завтрашней встрече в Амстердаме заранее. Открываю почту и нахожу в письме от телекомпании материалы, которые возможно пригодятся мне для встречи и отправляю их на печать. Но к моему удивлению, принтер, находящийся в гостиной никак не реагирует на мою команду. Лишь попискивает. Подхожу к нему и по индикатору на дисплее понимаю, что кончились чернила:

– Да ты издеваешься!

Теперь придётся пройти пару кварталов и распечатать в компьютерном центре. Хотя может и пообедаю где-то поблизости. Была идея набрать Шона, но мысль о том, что придётся опять выслушивать его переживания по поводу того, что я сплю с замужней девушкой, чей муж может причинить мне проблемы, совсем не радуют меня. Поэтому я надеваю шорты и свободную майку, скачиваю на флешку документы, надеваю очки с синими стёклами и выхожу из дома.

Захлопнув за собой дверь, я направляюсь в сторону коммерческого центра. Я радуюсь мысли, что сон помог окончательно избавиться от похмелья. А ещё о том, что может ещё успею заглянуть на пляж или хотя бы посмотреть на океан, пока буду курить. Но все мои радостные мысли прерывает синяя “Ауди” которая резко тормозит и перекрывает мне дорогу. Из машины выходит высокий худощавый парень в очках авиаторах, джинсах и коричневой куртке. Но самое запоминающиеся в нём, это усы. Пышные отвратительные усы, которые делают его лицо ещё более уродливым. Он напоминает мне толи звезду поп сцены семидесятых, то ли ещё кого-то. Но в целом он вылитый маньяк.

– Что ты здесь ходишь? – обращается он ко мне.

– Что прости? – отвечаю я в полном шоке.

– Я спрашиваю, почему ты здесь ходишь?

– Слушай, а твоё вообще какое дело, – не до конца придя в себя после сна и похмелья я окончательно теряюсь в происходящем, – ты сам кто такой?

– Тот, кто нужно. Зачем ты тут ходишь? Я уже несколько раз видел тебя тут.

– Чувак, во-первых, я тут живу рядом, а во вторых это тебя не касается.

– В общем, прекращай заниматься, чем ты занимаешься, – он заметно нервничает и сильно потеет.

– Чем?

– Тем.

– Чем заниматься?

– Тем, чем занимаешься.

– Слушай, ты вообще в порядке? Тебе-то какая разница?

– Большая. Я видел тебя. Я знаю тебя.

– Ну а я тебя нет. И если ты знаешь, кто я такой, как меня зовут? – говорю я и расслабляюсь, так как абсолютно уверен, что ему нечего на это ответить.

 

– Знаю.

– И? – я открыто ухмыляюсь.

– Тебя зовут Джейсон. Джейсон Шэдоу.

Я стою в полном недоумении и от неожиданности даже приоткрыл рот. Нет, я точно никогда не встречал этого персонажа. Я уверен. Такие усы я бы запомнил. А их не так уж и быстро отрастить. И уж точно, это не мой поклонник. Но что-то он обо мне знает. Интересно, что. И что он имел ввиду, когда говорил, чтобы я прекратил этим заниматься. Что именно? Я слишком много чем занимаюсь. Я немного оцепенел, так как сейчас точно такой же случай, как с собакой. Бойцовскую собаку я не боюсь, как бы она не скалилась. Тоже самое распространяется к охранникам или вышибалам. Они дрессированы и на привязи. Что же касается бродячих собак, их я боюсь. Они неконтролируемы и скорее всего бешеные. На них не действуют команды. Так же, как и с этим типом. От него можно ожидать чего угодно, и нужно быть начеку. Оценив его габариты и прикинув варианты, я решаю, что лучшая защита, это нападение. Поэтому прячу телефон в карман, который до этого я держал в руке, сжимаю кулак и двигаюсь на него. Он тут же пятится назад и говорит, что-то не членораздельное.

– Окей парень, – я смотрю ему прямо в глаза, – что тебе нужно? И кто ты такой?

– Просто не рисуй граффити на моём доме.

– Чего? Чего не делать? Ты в своём уме? Ты уверен, что ни с кем меня не спутал?

– Так это не ты? Может я спутал. Извини за беспокойство. Пока.

Я не успел и глазом моргнуть, как он тут же сел в свою машину и с визгом из под колёс умчался прочь.

И так, …ЧТО ЭТО СЕЙЧАС ТАКОЕ БЫЛО?! Почему все странные вещи происходят именно со мной? Да что же это такое, а?

Я немного перенервничал и решил закурить, хотя до этой встречи мне совсем не хотелось. Шагая и прокручивая в голове случившиеся, я решаю это так просто не оставлять и обязательно разузнать о нём как можно больше. Хорошо, что у меня неплохая память и я запомнил номера его “Ауди”. Да уж, очередной день насыщенный психами и городскими сумасшедшими и я как обычно в центре событий. Один психопат дурней другого. Ладно, нужно успокоиться. Моё чутье, почему-то подсказало мне, что на сегодня, это была только разминка. Ещё не вечер. Чёртовы психи. Чёртов сумасшедший город.

Глава 10
Опасные связи

Уже с собранной сумкой с вещами и кожаным портфелем с документами, я подъехал к дому Дженни в Бел Эйр на машине, которую заказал вместе с водителем. Мне пришлось обратиться в фирму по аренде авто, так как Шон, как назло, словно сквозь землю провалился, а ехать потом от Дженни в аэропорт на такси мне было не удобно. Одетый в чёрную рубашку и такие же по тону брюки, я распорядился, чтобы водитель ждал меня неподалёку. Я уже собрался звонить Дженни, когда увидел, как ворота стали открываться, а камера на высоком заборе, словно подмигивала мне красной лампочкой индикатора слежения. Я посмотрел в неё и подмигнул в ответ. Перед выездом из дома, я раскурил неплохой джоинт с ямайской травкой и все мои тревоги, которые были с утра, куда-то улетучились. Да пошло оно всё к чертям, думаю я и захожу на территорию дома. Дойдя до входной двери, я замечаю, что она приоткрыта. Хм, странно, но да ладно. Войдя внутрь дома, меня встречает запах ароматизированных свечей, приглушённый свет и музыка из “Твин-Пикс”.

Мда, свечи, музыка, тайна. Интересно, что мы будем делать дальше? Есть клубнику друг с друга и изображать все эти киношные постельные сцены? Или, что там ещё советуют на женских форумах по поддержанию огня страсти в постели? Тоже мне удивила. Лучше бы на пороге меня встречало с десяток молодых студенточек, я бы честно удивился этому, ведь Дженни та ещё собственница. И это тоже страшно меня в ней напрягает. Я оставляю эти мысли за порогом, ведь у меня всё хорошо, завтра я уже буду в Амстердаме, а сегодня просто потрахаюсь на славу.

Я прохожу по коридору, поднимаюсь по лестнице на третий этаж, иду на звук музыки и останавливаюсь перед дверью, которая на сей раз ведёт в одну из спален. Она немного приоткрыта и музыка уже доносится отчётливее. Перед тем как открыть дверь, я думаю, достаточно ли сексуально выгляжу? И с каким выражением лица мне зайти? Плевать. Импровизируем.

Открывая дверь в спальню, я был готов увидеть, что угодно. Даже сюрприз вечеринку, наверное. Но то, что я увидел, было за гранью моих фантазий на счёт Дженни. Она, одетая в чёрное кружевное бельё, чулки, её волосы завязаны в тугой хвост, стоит на коленях с закованными в наручники руками, а в её зубах зажата кожаная плеть.

– Вау, – я стою в полном изумлении, – просто вау, детка! А я и правда удивлён. Тебе это удалось. И всё же вау!

– Я слушаюсь и повинуюсь вам, мой господин. – Промолвила она, предварительно выплюнув плеть из своего рта на бежевый ковёр.

– О! Даже так? Что ж, хорошо. А что ты можешь мне предложить?

– Всё что угодно, господин. Вы можете делать со мной всё. За следы можете не переживать, я позабочусь об этом. Сегодня я вся ваша и подчинюсь любой Вашей воли.

. Уже который раз за сегодня, я стою в полнейшем шоке. От кого-кого, но от Дженни, такого нельзя было ожидать. Меня начинают одолевать смешанные чувства. Мне хочется смеяться, но с другой стороны, у меня уже такая сильная эрекция, что брюки не в силах этого скрывать. Но смеяться мне хочется от того, что несмотря на всю развратность действия и того, как я давно хотел сделать с Дженни что-то подобное, я всегда знал, что она не такая. Что она любит нежный секс и не получает того наслаждения от жестокости, какое получаю от этого я. Ну что ж, посмотрим на что она способна.

Я подхожу к ней ближе, смотрю сверху вниз, жестко беру её за волосы и притягиваю к себе.

– Решила поиграть в смелую девочку, дрянь? – я вхожу в роль и проверяю её реакцию.

– Да, я дрянь. – она жутко нервничает и замечаю, как её сердцебиение ускоряется. Слышу её тяжёлое дыхание, в котором только начинает появляться что-то большее чем простое волнение.

– Ты та ещё дрянь. Ты моя вещь. – Шепчу ей прямо в ухо и кусаю за нижнюю губу. Она пытается поцеловать меня, но я тут же отстраняю её голову от себя, – Кто тебе разрешал целовать меня?

– Простите, господин.

– Так-то лучше, – я так сильно возбуждён, что чувствую, как вены пульсируют на моём члене.

Я снимаю с себя ремень, просовываю его конец под бляшкой и делаю что-то на подобии поводка. Затем надеваю его ей на шею и затягиваю. Несильно, но весьма ощутимо.

– Уверена, что тебе это по силам, сука? Не хочешь сбежать? – я проговариваю то настолько демоническим тоном, что её глаза наполняются страхом.

– Нет, я хочу остаться с вами, господин.

– Ещё бы. Кто бы тебе позволил сбежать? Пошла за мной, быстро.

Я натягиваю ремень и заставляю её ползти по направлению к кровати, держа при этом её на импровизированном поводке. Закидываю Дженни на кровать, но её колени по-прежнему остаются на полу. Я приказываю не шевелиться, и рывком срываю с неё трусики. Чем вызываю, явное её возбуждение, а так же небольшой вскрик. Вернувшись за плёткой, которая осталась лежать на полу и подняв её, я неспешным шагом подхожу к Дженни и начинаю медленно вести концом плети от её плеч до самой задницы, затем неожиданно и несильно, я ударяю её по левой ягодице, затем быстро по правой, но немного сильнее. Она вскрикивает, а на попке проявляются еле заметные красные следы от ударов.

– Что сука, нравиться? Нравиться когда тебя наказывают как шлюху?

– Да! Накажи меня. Поимей меня как шлюху.

– Подождёшь, – кричу я и ударяю её плетью ещё несколько раз, но уже гораздо сильнее.

– Ах! Больно! – стонет Дженни

Я срываю с неё лифчик, повожу рукой вниз и аккуратно проверяю насколько она возбуждена, так, чтобы раньше времени не проникнуть в неё. Я хочу максимально возбудить её и себя, прежде чем войти. Она такая влажная, что ударив её ладонью по заднице, я вижу брызги. Есть огромное желание вылизать её, но мне удаётся его побороть, и я продолжаю доминировать.

Раздевшись, я стаскиваю её с кровати, ставлю на колени, приказываю открыть рот и высунуть язык. Она повинуется, я грубо беру её за волосы и вхожу так глубоко в её милый ротик, что она начинает задыхаться, что только лишь распаляет моё возбуждение. Так как я уже на грани того, что бы кончить, то немного притормаживаю себя и сосредотачиваюсь на посторонних мыслях. Мне кажется, она под кокаином и уже мало что соображает, так как готов поспорить, у неё не было подобного опыта. Всё время, пока она ласкает меня, я всячески её обзываю и унижаю. Сил предотвращать надвигающийся оргазм уже нет, поэтому я поднимаю её с колен, бросаю на кровать, раздвигаю ноги в стороны и вижу, как её киска быстро сокращается. Придавливаю своей ступнёй её лицо и вхожу в неё средним и безымянным пальцами правой руки. Начинаю быстро трахать её ими, сильно надавливая на клитор, чем вызываю мощный, струйный оргазм, который длится у неё добрых полминуты, сопровождая конвульсивными движениями бёдер и настолько сильными криками, что мои уши немного закладывает. Понимая, что если я войду в неё, то кончу в тот же момент, я принимаю решение привстать и сесть на живот Дженни. Я начинаю быстро мастурбировать и моментально заливаю её лицо, грудь и волосы спермой. Которую чуть позже приказываю всю слизать прямо с её груди.

– Я приказываю тебе лежать и не двигаться. Я хочу смотреть на тебя, – говорю я, а сам, словно в трансе вытаскиваю из брюк сигареты и закуриваю. Несмотря на мощный оргазм, член всё ещё стоит и я решаю быстро докурить и продолжить доминирование над Дженни.

Всё время, что курю, я наблюдаю за тем, как она лежит и быстро дышит, пытаясь восстановить дыхание, а капли моей спермы текут по её груди тонкой струйкой на живот. В комнате царит полумрак и свет от свечей, который попадает на нас, создаёт красивые рельефы на наших телах. Невероятно сексуальное зрелище. Такие моменты хочется оставить в памяти навеки.

Докурив, я тушу сигарету в один из пустых бокалов для вина, которые Дженни приготовила заранее. Да, у неё всё спланировано. Лишь это опять навевает скуку. Но я полон решимости поправить это, и продолжить в ещё более жёсткой манере. Уже подходя к ней и приготовившись взять её за ошейник в виде ремня, я вдруг слышу какой-то шум на улице. Вначале решив, что это просто проезжающая машина, я расслабляюсь, но потом вспоминаю, что территория особняка настолько огромная, что при всём желании, я не мог бы услышать никаких машин, которые бы проезжали просто мимо. Я смотрю на Дженни и вижу её глаза наполненные страхом. Ошибки быть не может. Вернулся её муж. Неожиданно. Неожиданно, мать вашу? Не дожидаясь, пока Дженни подтвердит мои догадки, я начинаю резко одеваться. Пока я одеваюсь, то судорожно думаю, что делать. Куда спрятаться? Сбежать не получится. Забор слишком высокий.

– Боже! Нам конец! Он…он…он убьёт нас! – истерично повторяет одно и тоже Дженни.

– Эй! Спокойно! Никто нас не убьёт. Лучше подумай, где мне спрятаться. Так, куда он точно не посмотрит?

– Я не знаю. Джейсон, что с нами будет?

– Так, слушай внимательно! Когда он спросит на счёт этого блядства, что на тебе и в комнате, скажешь ему, что просто хотела сделать для него фотографии. Ясно? – Спрашиваю я, а затем на меня нападает истеричный смех, который я еле сдерживаю. Я смеюсь от того, что всё лицо и тело Дженни, в моей сперме и я представляю как она говорит, что сделала это для мужа. – Иди и умойся в ванной. И помни, всё отрицай. До последнего!

Подтолкнув её к ванной, я озираюсь вокруг в поисках своих забытых вещей, ничего не нахожу и вылетаю на террасу в поиски убежища. Не найдя подходящего места, я свешиваюсь с периллы и смотрю, что на нижнем этаже. Там практически такая же терраса, за исключением, что на ней стоит джакузи, которое на данный момент накрыто защитным чехлом. Ну что ж, хоть что-то. Пережду там, затем аккуратно вылезу и постараюсь выскользнуть незаметно через ворота.

Игнорируя страх упасть и сломать ноги, радуюсь непонятно откуда взявшимся спортивным данным, спрыгиваю на один этаж вниз и оказываюсь на террасе. Без шума, залажу в джакузи и накрываюсь чехлом. К моему счастью, тут совсем сухо и очень просторно, поэтому мне более менее удобно сидеть. Я достаю телефон и включаю беззвучный режим, что бы меня ничего не выдало. С моим везением, может быть, что угодно.

Спустя пару минут, я слышу крики, которые доносятся сверху. Да уж, вряд ли Дженни будет такой убедительной. Вот я попал. Знал же, что не надо было ехать. Вечно со мной происходит что-то типа этого. Что сказать, да я победитель по жизни. Ладно, надеюсь, он подумает, что тот кто был с его женой, уже ушёл. Я конечно и прежде оказывался тем самым парнем под кроватью или в шкафу, но обычно это были безобидные клерки, которым давно наплевать на своих жён. Но муж Дженни, полукриминальная и весьма значащая фигура в этом городе, поэтому меня сейчас так сильно колбасит. Да чего греха таить, трясёт меня не слабо и мне страшно.

 

Вдруг наверху, раздался звук открывшейся двери ведущей на террасу, с которой я только что спустился на второй этаж. Я нутром почуял, как шаги её мужа, Питера, приближаются к краю террасы. Видимо он осматривает территорию на предмет посторонних. Стараясь лежать как можно тише и ничем не выдать себя, я вдруг услышал:

– Алло, Барри, так, слушай меня внимательно, прочешите с парнями всю территорию у дома и в округе. Если ничего не найдёте, возвращайтесь, и переверните весь дом! Слышишь? Весь. Этот гадёныш точно ещё тут, он бы не успел удрать. А главное, приведи его ко мне живым! Слышишь, тупой ты ублюдок, живым! – кричит он в трубку, по всей видимости, начальнику безопасности. – Живым! Можешь прострелить ему колено, чтобы не убежал, но мне он нужен живой. Я лично с ним разберусь. И не вздумай упустить его.

Как только Питер закончил разговор и его шаги вновь удалились, мною овладел уже по настоящему сильный страх. Так, что делать? Окей, рано или поздно меня найдут и тогда я покойник. Попытаюсь откупиться, сбежать или договориться – я покойник. Да, настройщиком джакузи, мне тоже вряд ли удастся притвориться. В общем, как ни крути я труп.

Конечно, в голову сразу приходит мысль позвонить Филиппе Борнео, но я не уверен, что они смогут так быстро приехать, а так же уверен, тут начнётся такая бойня, что возможно и меня зацепит. Плюс, даже в этот напряжённый момент, когда моя жизнь висит на волоске, мне не хочется разменивать такую козырную карту, как Борнео, на бытовые разборки между любовником и рогоносным мужем.

Видимо, остаётся только одно. Я набираю номер Дэйва МаКдугла, руководителя по специальным операциям правительства, на которого я периодически работаю. Он долго не берёт трубку, гудки, проклятые гудки. Ну же, Дэйв. Я так отчётливо слышу своё сердцебиение, что мне кажется, охранники, ищущие меня, способны услышать его и найти меня только по звуку. Наконец, Дэйв отвечает:

– Да, Джейсон. Как дела? Что-то срочное?

– Да! Очень! Дэйв, отследи мой номер! У меня огромные проблемы! Спаси мою задницу! Меня хотят убить.

– Отслеживаю. Кто хочет? Тебя преследуют?

– Нет, я прячусь. Не могу говорить. Тут нужна группа захвата, как минимум. Я вляпался в историю. И меня ищут и хотят убить. Мне нужна твоя защита. Срочно пришли кого-нибудь, – Я тараторю как сумасшедший и стараюсь говорить, как можно тише.

– Я понял тебя, держись парень. К тебе уже выезжают. Сколько их примерно? И какое оружие?

– Не знаю сколько. Это дом Питера Райса. Он и его люди хотят меня убить.

– Ладно, подробности потом. Спрячься там получше и жди подмоги. Тяни время, если поймают.

– Понял. Умоляю, быстрее!

Я завершаю звонок и замираю. Минуты длятся словно часы. Так, мне нужно тянуть время. Хорошо, если вдруг меня обнаружат, я тут же постараюсь прикинуться невменяемым. Или иностранцем. Бороться с ними, вряд ли хорошая идея.

– Обыщите весь чёртов дом! Везде смотрите. Лежи сука. Лежи и молись, что останешься в живых – Питер кричит на своих подчинённых, а потом, видимо обращается к жене.

Я закрываю глаза и заставляю себя успокоиться. Представляю себя где-то в другом месте. Уверяю себя, что волноваться не имеет никакого смысла, так как это ничем не поможет. И когда я уже почти ухожу в транс вместе со своими тревожными мыслями, брезент под которым я лежал, неожиданно открывается. Я раскрываю глаза и последнее, что я вижу перед тем как вырубиться, это огромный кулак одного из телохранителей, который несётся в моё лицо с бешеной скоростью.

– Просыпайся, парень. – слышу я откуда то сверху и в тот же момент кто-то окатывает меня ледяной водой. – Проснись и пой.

Я лежу на полу в той самой спальне, где не так давно меня называли господином. Голова ужасно болит. Во рту железный привкус крови, которая капает на рубашку и пол. Вокруг меня стоит примерно шесть мужчин, в глазах двоится, поэтому я не уверен в своих подсчётах. Сам Питер Райс, сидит на кресле, на котором не так давно лежала моя одежда. Я делаю попытку подняться, как вдруг сзади, меня ударяют по шее и я снова падаю на пол.

– Ну, что же вы, мистер Шэдоу. Лежите, отдыхайте, – говорит Питер, поднимая мою голову за волосы, не вставая с кресла – Вы наверно так устали, трахая мою жену.

– Питер! Нет! Ничего не было! – доносится из угла комнаты всхлипы Дженни.

– Молчи сука, иначе клянусь, я не отвечаю за себя.

Не совсем ещё понимая, всю опасность ситуации и что меня поймали, в голове почему-то проносится мысль, что Дженни сейчас готова скорее возбудиться от таких слов, чем испугаться. Интересно, она там сильно влажная? Но ещё одно ведро ледяной воды, вылитое сверху, приводит меня в чувство и я сознаю, что ситуация моя плачевна. “Тяни время”, проносится в голове.

– Ну что щенок, пришёл в себя? Скажи, ты вообще в своём уме был, когда трахал мою жену? Или ты состоишь в клубе самоубийц? Ты хоть знаешь, кто я такой?

– В общих чертах. Но если ты мне расскажешь свою полную биографию, я буду признателен.

– А-а-а, ты у нас шутник. Ну ничего, это не на долго. И поверь, у меня нет много времени на тебя, так что просто проясни мне пару вещей и мы всё закончим. Понял меня?

– Весьма ясно. Но можно вопрос? А больно будет? – я не знаю почему, но меня явно тянет похохмить, словно мы снимаем кино в комедийном жанре. Лучше бы снимали порно, там хоть какая-то любовь.

– Честно? Надеюсь, что да. Но ты не переживай. Ты всё почувствуешь.

– Спасибо. Мне очень важно хоть что-то почувствовать. А как ты узнал, что домой кто то пришёл?

– Спасибо новым технологиям. И приложению в телефоне, которое позволяет следить за домом через камеры в реальном времени. Полезная штука, как оказалось. Знаешь, я не люблю все эти новые гаджеты. Нет в них души что ли, я человек старой школы. Но как оказалось, эти штуки бывают полезными. Хотя, жаль, что они вообще понадобились. Скажи, как давно это у вас?

– Что? – пытаюсь косить под дурака. Тяни время…тяни время.

– Не придуривайся. Как давно у тебя интрижка с этой шлюхой?

– А, это. Мы познакомились сегодня в овощном отделе, в магазине органических продуктов.

– Ааа, – Питер делает знак охраннику и тот бьёт мне в под дых. – Я что-то не расслышал, мог бы ты повторить?

– Ну может это было на прошлой неделе, на поэтическом вечере молодых поэтов. – страх всё же странная вещь, порой он может не сковать тебя, а наоборот, раскрепостить и придать смелости. Хотя может я просто идиот? Я снова получаю в под дых и начинаю кашлять корчась от боли. – Ладно-ладно. Я всё понял. Мы спим уже пару месяцев и познакомились на какой-то вечеринке. И ты меня можешь хоть покалечить тут, но я не вспомню, что это была за вечеринка и какую закуску там подавали.

– Не переживай, мы ещё дойдём до этого. Хорошо, а кто ты вообще? Ну чем зарабатываешь на жизнь и всё прочее?

– Боже, как же я ненавижу этот вопрос. Словно я режиссёр, у которого спрашивают, какой его любимый фильм.

– Безработный, то есть? – ухмыляется Питер

– Нет. Я бы показал тебе свою грамоту работника месяца, но боюсь, где-то его потерял. Возможно у тебя дома. Стоп, стоп. Хватит бить. Просто мне сложно объяснить, чем я занимаюсь. Я это люблю называть – специалист по работе с сознанием общественности. Примерно так. – Чёрт, где же МакДугл, он уже должен быть тут.

– Знаешь, а мне, собственно говоря, плевать. Ты просто безмозглый недоносок. И ты сделал непоправимую и смертельную ошибку. Так что тут не о чем говорить.

– Ну можем поговорить о чём то ещё. Смотрел игру на прошлой неделе?

– Сделай одолжение, заткнись. – Питер подходит к охраннику и достаёт из его кобуры пистолет.

Мне не в первый раз угрожали оружием, но сейчас это было особенно страшно. Так как Питер, оказался абсолютно хладнокровным, как бы я не старался вывести его на эмоции. Я судорожно пытаюсь что-то придумать, чтобы хоть как-то отсрочить расправу над собой. Но валяться у него в ногах, мне почему-то ничего не хочется. Я успокаиваюсь, смотрю на него и начинаю импровизировать:

Рейтинг@Mail.ru