Всё о моих демонах

Майкл Мар
Всё о моих демонах

Глава 16
Незваный гость

– Значит, ты говоришь, что там были прокуроры, судьи, актёры и прочие сливки общества?

– Они там не просто были, Шон. Они что-то возбуждённо обсуждали. И он…он посмотрел на меня так, как будто знал, что я обманщик и что-то разнюхиваю там.

– Кто он?

– Не знаю. На нём были очки в роговой оправе, фашистский пробор на голове и он постоянно теребил своё кольцо.

– И что? – Шон оттолкнулся от капота своей машины и почти взвизгнул, – зачем ты вообще туда попёрся? У нас же было дело!

– Знаю старик. Но это было нашим делом тоже. И казалось, зайди я в ту дверь, то узнаю все тайны мироздания.

– Я тебе уже говорил. Не надо тебе туда заходить. Не надо. Не для тебя это. – Он перешёл на крик.

Я откусил тако, что держал в руке и посмотрел на Шона совершенно безразличным взглядом. Сразу с вечеринки, мы поехали на одну круглосуточную заправку, которую часто посещали подобными бессонными ночами. Её главное преимущество было, что тут невозможно встретить знакомых. Мне пришлось рассказать ему хоть не всё, но большую часть того, что случилось на балу. Было видно, что он очень зол на меня. За то, что я пренебрег, как ему казалось его дельным советом. Но я чувствую, я уверен, я должен докопаться до сути и узнать, что это за тайное общество и чем оно занимается. А ещё, мне даже не пришлось спрашивать. Я понял, заглянув Шону в глаза – он уже общался на мой счёт с кем нужно из этого общества. И ответ был отрицательным. Вот он и не затрагивал эту тему. Выходит, он нервничает совсем не из-за сорванных переговоров на счёт шоу и не из-за моей безопасности. Он переживает за свою задницу, которую ему видимо легко прижмут, стоит им узнать, что это именно я пытался пробраться на ту тайную встречу. А то, что они узнают, я нисколько не сомневаюсь. Чёрт, кого там только не было, в том зале. Но, что странно, среди них, я не нашёл ни одного моего клиента. Может у них есть свой человек, который может уладить любые проблемы?

Поговорив ещё немного, я попросил Шона отвезти меня домой. Стоит сказать, долго уговаривать его не пришлось. У него был такой вид, словно каждая минута, проведённая со мной, приближала его к чему-то опасному.

Вновь оказавшись дома, я сидел в столовой на первом этаже с выключенным светом и размышлял. Хорошая новость, что пазлов этой причудливой головоломки, становится всё больше. Плохая новость, создавалось такое впечатление, что они все от разных наборов и ни черта друг к другу не подходят. Мне нужно больше деталей, иначе я ползу словно крот по минному полю.

Я поднялся на второй этаж, к себе в спальню и на всякий случай, выглянул в окно. Не обнаружив там подозрительных машин или личностей, открыл свой сейф и достал из него ручку. Вспомнив о Саре, опять набрал ей, но оператор сообщил мне, что абонент недоступен или… или пропал без вести.

Удобно уселся на кровать, подсоединил ручку к компьютеру и снова начал изучать содержимое диска. В огромном перечни имён, планов застроек, информации о нефтяных скважинах и золотых приисках на ближнем востоке, так же попадались интересные газетные и журнальные статьи. Их особенностью было то, что события, описываемые в них, ещё не произошли. Но написаны они были таким уверенным пером, что не было никаких сомнений, они обязательно сбудутся. Информация была в основном об экономических изменениях и приближающихся кризисах. Но кроме этого, там было и о крушениях самолётов, поездов, эпидемий. Новости были столь подробные, что там было даже о помолвках и получениях премий многих звёзд кино. В этих статьях было абсолютно всё. Разве, что прогноз погоды отсутствовал.

Что же получается, новости теперь появляются, раньше событий? Не было никаких сомнений, что всё это правда. Так как новости, что шли в конце, рассказывали о уже случившихся событиях. А те, что были вначале, имели дату будущих месяцев и лет. Самым же последним документом было что-то вроде подведения итогов. В надежде найти какие-нибудь полезные данные, я нашёл кое-что поинтереснее. То, что наконец открыло мне одну из многих тайн. Напротив строчки “куратор”, было имя Патрика Тибо. Кроме куратора этого загадочного отделения новостных пророков, а так же владельца одного из крупнейших медиа-холдингов, Патрик Тибо, был ещё и отцом Шона.

– Твою мать! – вырывается у меня.

Вот почему Шон был так зол. И поэтому он знает об этом больше чем я. Он спросил у отца, можно ли мне рассказать. Отец, зная, вольную натуру Шона, запретил ему это. К тому же, отец знает, кто интересовался, и он знает меня в лицо. Если они сопоставят человека, что интересовался у Шона, а так же того, кто хотел пробраться на тайную встречу на балу и поймут, что это один и тот же, за мной начнётся охота. Конечно, вряд ли в прямом смысле, но они точно захотят узнать, почему мне вдруг так интересно стало их общество. Но главное другое – успел ли Шон рассказать отцу о Саре? Если да, участь её не завидна. Ведь её предупреждали, что с ней случится, если она раскроет рот. Но почему Шон мне не признался, что его отец, часть этой организации? Мне же нужен был только один из них, Бад Хирш. Проклятие, вопросов опять больше чем ответов.

Не жалея сил и драгоценного времени, которое я бы мог потратить на сон, я досконально изучил каждый из документов и даже кое как перевёл те, что были на других языках. Изученный материал, дал мне чётко понять, что это не американское общество. Это весь мир. Да что мир, некоторые документы предоставляли данные о возможном освоении и колонизации некоторых планет, о которых я до этого дня не знал. А ещё, открылась тайна, почему тогда не тронули Питера Райса, мужа Дженни. Он был в одном из документов, но как я понял, в это общество пока ещё не входил. Страшная догадка, охватившая моё сознание ужасом, в миг заставила меня боятся ещё сильнее. МакДугл, сказал тогда, что сверху приказали не трогать Райса. А что если…

Слава Богу, мои догадки оказались беспочвенными. Прогнав в поиске имя МакДугла со всеми возможными вариациями написания его имени по этим документам, оно не было обнаружено. Значит он не с ними. Что ж, это уже радует.

Уже к середине ночи, я добрался до последней папки. И то, что я обнаружил в ней, меньше, чем Грааль, назвать было нельзя. Для человека, который занимается тем родом деятельности, что я, это как для археолога найти Трою. Сотни и сотни видео, фото и аудио файлов, что находились в этой папке, уличали, доказывали, показывали, что на каждого человека, всегда можно что-то найти. Тут находился компромат, на таких людей, что попади это не в те руки, можно было уничтожить не только человека, а и всё то, что он пропагандирует. Вероисповедание, политические взгляды, моральные убеждения. Взятки, проститутки всех полов и возрастов, наркотики, собственноручные убийства и прочий компромат, что я жадно поглощал файл за файлом, окончательно дали мне понять две главные вещи.

Первое, эту ценнейшую информацию необходимо грамотно использовать. И если мне удастся, все двери на этой планете, будут распахнуты передо мной нараспашку.

И второе, я в опасности. В огромной и смертельной. Нужно придумать как себя защитить. Иначе все мои планы на счастливую, интересную и беззаботную жизнь, ничего не стоят. Покойнику не пригодятся деньги и слава.

Вселенная словно прочла мои мысли и с первого этажа, там, где входная дверь, я услышал какой-то скрежет. Я был абсолютно уверен – кто-то пытается проникнуть в мой дом. Свет во всём доме был выключен, значит они решили, что я уже давно сплю. Я аккуратно захлопнул крышку ноутбука, вытащил ручку и засунул её в карман. Затем, бесшумно достал из тумбочки автоматический пистолет девятого калибра. Заранее зная, что он заряжен и в полной боевой готовности, я не стал лишний раз шуметь и аккуратно снял его с предохранителя.

Держась в тени, я вышел через открытую дверь в спальне, спрятался за угол и начал наблюдать со второго этажа, как в мою квартиру проникает вор. В темноте, сложно было понять габариты преступника. Но одетый во всё чёрное с маской на лице и с невероятной пластикой, он походил на ниндзя.

Вор включил неяркий фонарик и начал рыскать по столовой, заглядывая в ящики и полки. Оружия в его руках не было. Когда вор пренебрег моими часами “Cartier”, лежавшими на столе, стало окончательно ясно, зачем он сюда явился. Одно было не ясно, есть ли у него подмога на улице? Если он один, я без труда возьму его в заложники и точно выпытаю всё, что мне нужно.

Осмотрев тщательным образом всё внизу и не найдя искомое, вор посмотрел наверх. Я находился в тени и был для него невидим. Подмога так и не явилась, видимо он тут совсем один. Когда вор был уже на середине лестницы, я бросился ему на перехват и прицелился прямо в голову:

– Стоять! Замри! – крикнул я.

Он замер, но руки не поднял.

– Подними руки! Живо! – скомандовал я.

Не выпуская фонарика из рук, он медленно поднял руки и не двигался. Лишь тяжёлое дыхание из его рта эхом разносилось по дому.

Так, что дальше мне делать? Хоть руки мои почти не дрожали, но пульс был такой учащённый, словно сотня кроликов стучала лапками по барабанам.

– Что тебе здесь нужно? – наконец спросил я.

Вор моргнул глазами несколько раз, но ничего не ответил. Может, он даже не говорит по-английски. Слишком маленькие глаза у него. Но где-то я уже видел эти глаза. А может и нет. Мрак, не давал рассмотреть всё в деталях.

Вдруг с улицы, раздался оглушительный визг и рёв двигателя спортивного мотоцикла. Я отвлёкся всего лишь на мгновение и посмотрел в сторону. Вор молниеносно отреагировал и воспользовавшись шансом ослепил меня своим фонариком. Когда я на секунду ослеп и закрыл глаза, он толчком сбил меня с ног и бегом ринулся вниз к входной двери.

Ударившись локтём о ступеньку, превозмогая боль, я кое-как прицелился и выстрелил в него в тот момент, когда он уже выбегал за порог. Нет, мне нельзя его упустить.

Рывком, подняв себя со ступенек, я бросился за ним. Но стоило мне выбежать за порог дома и оглядеться по сторонам, до меня дошло, что он уже скрылся среди переулков квартала. Бегает он гораздо быстрее меня. Да и стимула у него сейчас явно было больше.

 

Когда я вернулся домой и захлопнул за собой дверь, заперев её на все имеющиеся замки, увидел, что всё же смог его ранить. Несколько брызг крови, были на стене возле двери. Скорее всего, в левую руку. И наверно не сильно. Иначе, крови было бы больше.

Ни теряя ни минуты, я наспех оделся в привычную для меня одежду, вытащил из сейфа немного наличности, фальшивое удостоверение личности, ручку положил во внутренний карман пиджака, а пистолет положил в небольшую сумку к остальным вещам и хотел уже было вызвать такси. Но в последнюю минуту, шестое чувство подсказало мне, что это плохая идея.

Собрав свой небольшой багаж, я поставил дом на сигнализацию, и вышел через заднюю дверь. Не обнаружив засады и слежки, я ещё раз огляделся по сторонам и бросился бежать, что есть мощи, через узкие проходы между домами и не останавливался, пока не оказался на оживлённой даже ночью улице.

Для страховки, я пропустил пару проезжающих мимо такси и только когда проезжало третье, остановил его, сообщил водителю название отеля на окраине города и мы уехали прочь с бульвара.

Без лишних проволочек, я заселился в отель, поднялся в номер и как смог, забаррикадировался. Осушив в два прихода стеклянную бутылочку с водой, я поставил её на ручку двери и был уверен, если кто и попытается войти, я обязательно буду предупреждён. Спастись, может не удастся, но так просто им меня не взять.

Уняв возбуждение бесчисленным количеством сигарет и опустошив весь минибар, я всё же смог уснуть на рассвете. Всё, что мне приснилось тем утром невозможно описать. Но ощущение было сравнимо с тем, словно из меня вытаскивали душу. Причём делали они это очень медленно и использовали все отверстия моего тела.

Глава 17
Главное – спастись

Несмотря на то, что выпито вчера было не мало, плюс опустошённый минибар в номере, голова была ясная, а состояние бодрое. Хотя каким оно ещё может быть после вчерашних событий. Я простоял под душем добрых полчаса, за которые составил примерный план действий. Главное, сейчас нужно быть предельно осторожным.

Я спустился на первый этаж захудалой гостиницы и спросил, есть ли у них тут доступ в интернет. Получив утвердительный ответ от сонного и ленивого клерка, я направился в ту часть здания, куда он мне показал. По пути, я решил, что будет не лишним и прихватить двойной эспрессо из автомата с кофе.

Прежде всего, необходимо было разделить меня и ручку. Слишком опасно было держать все яйца в одной корзине. К тому же, в случае непредвиденных обстоятельств, это может спасти мне жизнь. Нужно быстро разобраться с этим и валить из города. Только вот куда?

Я подсоединил ручку к компьютеру и зашёл на один сайт из разряда чёрных и потаённых дыр интернета, о котором мне однажды рассказал один знакомый хакер. Я часто пользовался его услугами, если нужно было взломать чью-то почту или банковский счёт. Он рассказал мне, что если кто-то будет угрожать моей жизни, а у меня при этом будет на него солидный компромат, нет лучше страховки, чем загрузить информацию на этот сайт. Хитрость была в том, что после загрузки файлов на него, ты собственноручно устанавливаешь таймер. Насколько угодно времени. И если, до окончания срока, ты не успеваешь продлить время, информация, словно опаснейший вирус начинает просачиваться во все существующие блоги, интернет издания, телевидение, радио. Словно когда лейкемия охватывает клетки крови, этот сайт распыляет информацию, которую ты загрузил во все существующие СМИ. Можно даже не сомневаться, если у провинциальной школы есть интернет страничка, не обновляемая с десяток лет, но неё тоже попадёт твоя информация. Конечно, в моём случае, это всё не так хорошо, как хотелось бы, ведь в списке членов общества, не только отец Шона является владельцем телеканалов, радио и газет. Но в любом случае иметь такой козырь лучше, чем ничего. Ведь если вор, который проник ко мне в дом ночью, искал эту злополучную ручку, значит, им не хочется, что бы эта информация куда-нибудь просочилась.

Пока файлы с хорошей скоростью загружались на сервер, мой телефон, до этого спокойно лежавший на столе, начал вибрировать. На экране высветилось имя Дэриала, коммерческого директора телеканала. Не знаю почему, момент был явно не подходящий, но я ответил.

– Джейсон, здравствуй! Как поживаешь?

– Дэриал, привет. Да, нормально. Ты как?

– Рутина, работа, деньги. Необязательно в такой последовательности. Ты пропал. Как поездка в Амстердам?

– Прости, у меня тут у самого сумасшедший дом. – Это ещё слабо сказано. – Амстердам прекрасно. Я думал, люди Лукаса уже связались с вами. Он наш. И будет работать только с нами.

– Так, что же ты молчал? – он почти вскрикивает. – Это отличная новость. Но с нами пока никто не связывался. Я сегодня же свяжусь с ними. Не сомневайся.

– Это хорошо. А то я совсем не успеваю. – Не умереть бы и то хорошо.

– А как на счёт денег? Нашли нужную сумму?

– Почти. Шон, без остановки работает над этим. У нас несколько серьёзных встреч на этой недели с потенциальными инвесторами.

– Ты подлец, Джейсон. И ещё ты меня спас. Патрисия с утра рвёт и мечет. Пойду, расскажу ей хорошие новости.

– Это будет превосходно. Ладно, Дэриал, мне пора.

– Погоди, – он не даёт мне закончить разговор. – А давай ты приезжай сейчас и сам ей расскажешь. Уверен, ей будет интересно послушать. Что думаешь?

– Нет, прости, не могу. Срочно нужно ехать… в Малибу.

– Уверен? Может всё-таки есть полчаса?

– Да, Дэриал, я уверен. – Что-то раньше за ним не замечалось такого рвения увидеть меня. – Пока.

Я бросаю трубку и хватаю себя за волосы. Кажется, я начинаю сходить с ума. Либо это паранойя, либо Дэриал, звал меня не просто поговорить. Но его имени, вроде не было, ни в одном из списков. И проект…чёрт, проект. Я так мечтал о нём. И что теперь? Об этом придётся навсегда забыть. Очень жаль. Тем более, что Лукас, глава проекта, оказался на удивление приятным человеком. И деньги мы бы нашли. И моё имя, было бы навсегда увековечено и ни за что не забыто.

– Проклятье! – я вскрикиваю от боли.

Неудачно махнув рукой, я сбиваю картонный стаканчик с кофе себе на колени и вскакиваю. Вот, что за невезение. Запасной пары джинс нет. И, что мне делать. Лужа оказалась немаленькой. Придётся идти в номер и сушить. Хотя, можно и в туалете под сушилкой для рук.

Я дождался, когда все файлы загрузятся, и установил таймер ровно на сутки. Ручку и телефон, убрал во внутренний карман пиджака и по указателям дошёл до туалета. Проигнорировав табличку, означающую запрет курения, я закурил, снял штаны и начал их медленно, но верно сушить.

Что делать с ручкой, я так и не придумал. Ни одно из потенциальных хранилищ, не казалось мне достаточно надёжным. Как и большинство людей, которым раньше я мог доверить, вызывали у меня сейчас плохие эмоции. Что делать потенциальному покойнику с самой важной информацией в мире, в городе, где буквально каждый готов тебя предать просто от скуки.

Сушка, заняла у меня добрых пятнадцать минут, но своё дело сделала. Меня спасло, что джинсы были тёмно-синие. Были бы они светлые, конфуз с пятном вокруг ширинки вызывал бы излишние внимание и заставлял бы нервничать меня ещё больше. Я шёл по коридору и понял, что надежнее, чем моя сестра, на этом свете не найти. Отправлю ей самой обыкновенной почтой и как смогу постараюсь объяснить, что к чему. Хотя она не глупая, мы же всё-таки Шэдоу.

Когда я завернул за угол и вдалеке показались столы с компьютерами, я увидел парня примерно моего возраста и телосложения, который сидел за тем же самым столом, что и я пятнадцать минут назад. Я уже начал думать, не забыл ли я разлогиниться. Но как только я вспомнил, что сделал это, то увидел, как двое мужчин в строгих костюмах со грубыми лицами, зашли за спину парня и окликнули его.

– Мистер Шэдоу, пройдёмте с нами, – сказал один из них.

– Чё?

– По-хорошему, – сказал второй и демонстративно отвернул правую полу пиджака, за которым блеснула хромированная рукоятка пистолета.

Я спрятался за приоткрытой дверью одного из номеров, возле которого стояла тележка уборщицы и начал следить за происходящим через щель в двери и стене.

– Чё, вам пидорам нужно? – не унимался парень.

– Значит по-плохому, – произнёс первый амбал и началась потасовка.

Долго парень не сопротивлялся. Хороший удар по голове, сделал его тело обмякшим и податливым. Они подхватили его под руки, проверив перед этим, нет ли флешки или диска в компьютере, и поволокли парня к выходу.

Как они нашли меня? Этот вопрос вертелся в моей голове, когда я, оставив вещи в отеле и побоявшись вернуться в номер, уже вылезал через окно в туалете. Я зарегистрировался под фальшивым именем, из отеля носа не показывал. Что выдало моё местоположение?

Не дойдя до ближайшего почтамта метров сто, меня вдруг осенило. Что может быть проще? Телефон! Я вытащил его как горячий уголь из кармана джинс, и со всей силы ударил об землю. Несколько прохожих, посмотрели на меня как ненормального, а один даже сказал, что лучше отдал бы телефон ему. Да парень, и валялся бы ты багажнике, спустя пятнадцать минут. Не без жалости, я выкинул останки телефона в ближайшую урну и продолжил путь в сторону почтамта.

– Я хочу отправить посылку. Маленькую, – я обратился к грузной работнице почты, когда подошёл к стойке.

– Что в ней? Какого рода посылка? – спросила она и поправила очки на цепочке.

– Ручка. Простая ручка. – Сказал я и вынул её из кармана пиджака.

– И всё? – спросила она.

– И всё.

– Международная?

– Нет. Чикаго. Иллинойс.

– Спасибо, а то я не знала, где Чикаго.

– Да. Как скажите, – пот, градом лился по моему лицу, хотя в помещении было прохладно и свежо.

– Мне нужно удостоверение личности, – сказала она, после того, как я заполнил формуляр с данными.

– Угу. Конечно. – Ответил я и протянул ей водительские права.

– Сэр, видимо какое-то недоразумение.

– Что не так? – Господи, но хотя бы она на них не работает?

– В бланке вы указали имя Джейсон Шэдоу, а права на имя Криса О’Нила.

– Ах ты, чёрт! – восклицаю я.

– Всё в порядке? – спросила она с самым недоверчивым взглядом, что мне приходилось видеть.

– Да. Просто Шэдоу, это моё сценическое имя и я так привык к нему, что уже начал забывать своё настоящее.

– Актёр? – спросила она и передала мне новый бланк.

– Нет. Фокусник. Иллюзионист. – Ответил я и, пытаясь унять дрожь в руках, начал заново заполнять формуляр.

– И где выступаете? Я люблю фокусы.

– Да в разных местах. В основном в клубах. – Ну обалдеть. Я нарвался на ту, которой приспичило поболтать.

– А в “Кролик в шляпе” выступаете? Я раньше часто ходила туда.

– Нет. Там нет. Но может, буду. Вот, держите бланк.

– Раньше фокусники были более красивые. Сейчас одни сплошные иммигранты с дешёвыми трюками.

– Верно, верно. – Я готов поспорить, что моё лицо стало таким бледным сейчас, что меня можно легко перепутать с покойником. – Вы сами упакуете?

– Нет. Вот, держите. Это самый маленький, – сказала она и протянула мне коричневый конверт с пупырышками внутри.

– Спасибо, – сказал я, когда упаковал ручку и заклеил конверт. – Держите.

– И вот тут ещё распишитесь.

– Ага, – да когда же этот бюрократический ад на земле закончится?

– Так, где вас можно увидеть? – спросила она напоследок.

– Я теперь безработный, – сказал я на прощание и был шокирован, насколько это оказалось недалеко от истины.

Взвесив все шансы за и против, я решил, что самым безопасным видом передвижения, будет автобус. Много свидетелей, мало остановок, куча полиции на каждой станции. К тому же после того, как я избавился от телефона, меня стало невозможно отследить.

Сменив три такси, я оказался на автобусной станции Лос-Анджелеса. Каждый человек, будь он грязным бездомным или матерью-гусыней с тремя детьми, вызывал у меня подозрение. До перезагрузки таймера оставалось двадцать два часа. Большая часть наличных, что я успел прихватить из дома, осталась в номере отеля.

Немного пораздумав, решил, что если они решат меня выследить, самым очевидным пунктом назначения, будет Мексика. Но уверен, на таможне, у них есть свои люди. Туда нельзя. Остаётся северное направление. Канада. Оттуда Аляска. А там придумаем. Я никогда раньше не был на Аляске. Говорят, там красиво. Вдруг, поселиться на снежном полуострове, и есть моя судьба, моё предназначение. Каким бы дальновидным не был человек, но он все, же не пророк, чтобы наперёд знать свою судьбу.

С этими мыслями я зашёл в автобус, занял место у окна и уставился на ладони. Как же это было непривычно, просто смотреть в окно, или в никуда, не отвечая при этом на сотни звонков в минуту или не размышляя об очередном плане по получению необходимой информации. Всю самую главную информацию, что есть в этом мире, я получил. Только вот оплатил я эту информацию своей свободой и это чуть не стоило мне жизни. И что теперь? Судьба призрака, навечно потерявшегося на северных просторах великой страны? И куда меня занесёт с этими знаниями через неделю? Через месяц? Через год? Обычно на всё у меня есть ответы. Или хотя бы догадки. Но в этот раз, я обезоружен собственным незнанием. А если быть откровенным, моё любопытство, которое приносило мне деньги и совершенствовало мою репутацию, сыграло со мной злую шутку. Имея на руках все козыри, я обрёк себя на вечное скитание, лишь бы спасти свою никчёмную и бесценную жизнь.

 

Наконец, мы тронулись с места, и быстро миновав улицы города, автобус выехал на шоссе. Я никогда не ехал по этим улицам и дорогам на автобусе. Если мне не изменяет память, последний раз, когда мне доводилось ехать на автобусе, было в средней школе. Тогда, жизнь казалась простой и лёгкой. Хотя я предполагал, что все уроки, отношения между одноклассниками и флирт с Кэтти Мартон, самое важное, что есть во вселенной. Как же я ошибался. Вот бы сейчас туда. Но только со всем тем багажом знаний, что я имею сейчас.

Когда я оперся головой на стекло и начал грезить о том, чтобы я изменил в своём далёком прошлом, раздался громкий хлопок, и автобус сильно повело влево. Затем, пытаясь совладать с управлением, водитель, видимо резко повернул руль вправо и автобус начал вилять и накреняться. Последнее, что я услышал, прежде чем автобус упал на бок и начал скользить по раскалённому асфальту, был крик ребёнка:

– Мама, мы умрём?

Я иду в неизвестном мне направлении, и нахожусь в незнакомом мне месте, вроде я здесь бывал уже раньше, но вероятно, что очень давно.

Чувствую, что кто-то держит меня за руку и понимаю, что иду не один. Обернувшись и направив взгляд вниз, замечаю девочку лет пяти-шести. Она одета в белое платье с синими цветками, а её волосы длинные и прямые. Вроде, я её прежде никогда не видел, но так же как и место, она мне кажется знакома.

Я останавливаюсь и спрашиваю её:

– Кто ты?

Она посмотрела на меня удивлённым взглядом, словно я задал какой-то глупый вопрос и ответила:

– Ты знаешь. Пойдём, мы и так уже опаздываем.

Я покорно слушаюсь ее, и мы идём дальше. Я переживаю лишь об одном, что мог обидеть чем-то девочку. Слишком строгий у неё вид. Но как бы ни старался, я совершенно не могу её вспомнить.

Спустя какое-то время мы подходим к непонятному и совершенно абстрактному сооружению, которое стоит посреди пустоши. Немного приглядевшись, я понимаю, что

это… лифт. Казалось бы. Как бы то ни было, среди этой пустоты находился белый лифт с прозрачными дверьми, а самое главное, что он никуда не вёл. Не было никакой шахты. Возле него стоял швейцар из "Beverly Hilton"– добродушный, усатый старик в плаще и чёрном котелке. Мы подошли к лифту ближе и его двери открылись. Интуитивно я понимаю, что мне нужно войти в него, но как только я делаю шаг вперёд, девочка останавливает меня и произносит:

– Нет. Тебе туда нельзя. Туда иду только я.

– Почему мне туда нельзя? – Удивлённо спрашиваю я.

– Тебе не сюда, тебе туда. – Отвечает малышка и показывает рукой, в сторону противоположную лифту.

Я оборачиваюсь и замечаю старую, обветшалую остановку, покрытую ржавчиной и гарью, Её название совсем затёрлось в слоях сажи, а грязевые лужи возле неё, напрочь отбивают охоту подойти к ней ближе. Я поворачиваюсь к девочке и спрашиваю:

– Точно нельзя с тобой?

– Нет.

– Но мы, же увидимся ещё? – отчего-то мне кажется, что очень важно увидеть её когда-нибудь.

Малышка смотрит на меня своими карими, большими глазами, закусывает край нижней губы, в точности как это делаю я и наконец произносит:

– Мы могли бы, но ты не захочешь, как и не захотел раньше. Но ты не переживай, я рада, что увидела тебя. У тебя правда добрая улыбка, как все и говорили.

– Кто говорил? Когда я не захотел?

– Ты вспомнишь, обязательно! Но извини, меня сейчас ждут в другом месте.

Она садится в лифт и уезжает на нём вверх, махая своей детской ручкой мне на прощание.

В полном недоумении, но в то же время беспрекословно, как мне и было велено, я послушно иду к остановке. Закуриваю и стараюсь ни к чему не прислоняться. Отчаянно, вплоть до головной боли пытаюсь вспомнить, кто такая, эта девочка. Но не успев докурить, сначала слышу скрип метала, а затем вижу как подъезжает школьный, жёлтый автобус.

Открываются двери и перед моим взглядом предстаёт водитель среднего возраста, с укладкой а-ля "итальянский мафиози", в костюме и в солнцезащитных очках. В его зубах дымиться короткая, обслюнявленная сигара и он, обращаясь ко мне, говорит:

– Ну что стоишь парень, залезай! Другого транспорта не будет.

Не задавая никаких вопросов, я захожу в автобус и пытаюсь найти свободное место. Автобус, почти полностью заполнен и почти все пассажиры преклонного возраста. Я здесь точно самый молодой. Ближе к концу автобуса я нахожу свободное место и сажусь. Автобус трогается. Где-то недавно уже так было. Я сел в автобус, и он тронулся с места. Потом были пейзажи Калифорнии. Интересно, давно это было?

Вдруг откуда-то сверху я слышу:

– Мы нашли его. Он дышит.

– Это точно он? Или как в прошлый раз?

– Он, он. Тащите носилки сюда. Ему крепко досталось.

Рейтинг@Mail.ru