Вершина

Матвей Алексеевич Воробьёв
Вершина

– То есть в вашем звене вы №1? – поинтересовался следователь.

– Ну а как же? Так бы они ни одного выступления успешно не провела.

– А с убитым вы были знакомы?

– Конечно. У нас было пару интрижек, но он ушёл от меня к Дашке.

– И вам совсем не обидно?

– Почему же? Первое время да, а потом – найду другого.

– Месть – это блюдо, – Павлов хотел спровоцировать девушку на признание или же излишнюю эмоциональность и болтливость.

– Я? Я не убивала. Тоже мне птица! Я была в другой машине и, если бы хотела сделать что-то подобное, то не легче ли мне отравить их?

– Именно эти рассуждения вы считали за своё алиби. Но не беспокойтесь, лично я вас ни в чём не обвиняю. Может я наивен, но глаз мой на вас не лежит. Только один вопрос. Почему вы кинулись спасать не подругу?

– Она бы сама выжила, всё-таки спортом занимается. А он даже плавать не умел.

– А Дарья через сколько всплыла?

– Через минуту где-то.

– Спасибо большое. Не смею вас больше задерживать.

Павлов вышел и сел в машину.Ехать на второй адрес не хотелось. Он просто сидел и рассуждал: «Это ведь не она. Месть не такая штука, чтобы сломить хладнокровных синхронисток. Она слишком дорожит своей карьерой, чтобы так рисковать. В такое общество не входят киллеры с профессиональным владением огнестрельным оружием. Так. Что тут у нас. Убит один, хотя в машине было двое.»

– Трогай на Сретенку.

Петька не так хорошо знал этот город, но где находится район людей с семью нулями, он нашёл эхолокатором. Здесь каждый дом представлял собой резиденцию иностранный послов. Это особняки проектировали не «Пухинвестстрой», а выписанные архитекторы. Само появление здесь ВАЗ-2009, да ещё и с полицейской наклейкой предсказывал календарь Майя. Заехав на территорию нужного дома, Павлов увидел, что его опера уже работают, выполняя его поручение. Один их них подбежал к выходившему из кареты следователю.

– Родион Сергеевич, один из охранников пригнал к зданию ЗАГСа подарочную машину невесте от жениха. После мероприятия они сели вдвоём в эту машину и уехали. За ними двинулся кортеж, и только тогда этот охранник понял, что оставил пистолет и кобуру где-то, но не знает где. До этого молчал, так как этот промах отразился бы в его деле. Но когда мы обыскивали автомобиль, то ничего не обнаружили. Следовательно, пистолет утерян в другом месте.

– Хорошо, возьмите видеозаписи из кабинета убитого за ближайшую неделю и отсмотрите их на появление кого-либо кроме Дарьи и Дмитрия Кручиенко. Также отправьте водолазов к месту падения машины. – Сам же Павлов двинулся в особняк. Внутри его встретила служащая и проводила в столовую, где сидела Дарья.

– Мне доложили о вашем приезде. Садитесь.

– Я искренне соболезную, но для восстановления картины мне нужно узнать, что произошло.

– Мы ехали в машине, которую Дима мне подарил в день свадьбы. Я была за рулём и ехала медленно. Потом он захотел, чтобы я разогналась так, как только можно. Где-то на 90км/ч руль перестал слушаться, и машина свернула вправо. Я оказалась под водой, паника, но я всплыла. Там уже в воде было тело Димы, которое обхватила Лена, – Дарья отвечала на все вопросы тоном светской львицы.

– Вы, говорите, сидели за рулём? И ещё, почему перед тем, как утонуть, Дмитрий получил столько рваных ран, когда на вас нет ни царапинки?

– Возможно, мне повезло.

– Отвечаете, как будто заучивали.

– Я вдова и стала ей в день собственной свадьбы. Ваши подозрения мне оскорбительны.

– Ваша подруга утверждает, что вы были в воде не меньше минуты.

– Да что она знает. Плавать не умеет. Постоянно приходится натаскивать её по фигурам. Не встретилась бы она со мной, не было бы у неё этих медалей.

– Забавно, но меня она убеждала в обратном. Прошу прощения, но мне звонят. – Павлов взял телефон, который начал звенеть.

– Да.

«Родион Сергеевич, – послышался голос в трубке, – мы нашли что-то интересное. Из видеонаблюдения с поста охраны видно, что за последнюю неделю в кабинете потерпевшего 2 раза замечена Доронина. И занимались они там далеко не синхронным плаванием. Кстати, водолазы в пути.»

– Хорошо, – ответил звонившему Павлов и положил телефон обратно в куртку.

– Позвольте, – он обратился к Дарье, – я расскажу, как было всё на самом деле. Мы знаем, что вы увели Дмитрия у подруги. За неделю до свадьбы вы также застукали их вместе, но промолчали. Раз Дмитрий не смог выбрать между вами, то «не доставайся же ты никому». Подговорив охрану, вы узнаёте, что после бракосочетания, вы оба едете на автомобиле. Там, по вашему велению, заранее была оставлена кобура. Разогнавшись, вы сами вывернули руль вправо. Так как вы сами это спланировали, то успели среагировать и выпрыгнуть из машины, что объясняет отсутствие повреждений на теле. Муж же ничего не понял. Он так и остался умирать в машине. Пока была эта суматоха, вы под водой вплотную выстрелили в колесо, чтобы отвести подозрения. А так как пистолет нигде не нашли, я уверен, он в том самом роковом месте. Это объясняет отсутствие вам целую минуту, а это время, вы лучше меня знаете, очень большое для профессиональных пловцов.

– Ты ничего не докажешь! – ударила по столу Дарья и уронила пару столовых приборов.

– Почему же* Экспертиза докажет, что из-за деформации ствола выстрел был произведён в воде, а если повезёт, то и отпечатки ваши найдут.

Дальше пошли угрозы, требования адвоката, истерика. Через день всё оказалось так, как и сказал Павлов. Дарью Кручиенко обвинили в убийстве мужа, охранника за содействие в преступлении. Следователя промурыжили ещё неделю для заполнения протокола и прочей бумажной суеты. Только потом Петька забрал его обратно в Сычёв, где по Павлову уже скучала семья.

Глава X

Школьники были в предвкушении поры майских праздников. Учиться никому не хотелось ( опять в отдельную группу выпадают последние парты). Саша сидел, смотрел в окно. Ему совершенно не интересна «политика умиротворения», у него наступило своё умиротворение. С третьего этажа простирался такой вид, какой не простирался со второго. Например, виден вход в школу, как раз подъехал фургон. Возможно, привезли стройматериалы. Но странно, он подъехал, и никто не подходил, как будто его и не ждали. Наконец, появился охранник. Неожиданно открылась задняя дверь фургона, и какие-то люди в масках затащили мужчину вовнутрь. Они быстро достали из машины сумки и вбежали в школу.

– Там только что нашего охранника в фургон запихали! – попытался обратить на себя внимание очевидец.

– Виконт, после ваших шуток про то, как воруют девочек из начальной школы, ваши проказы не к месту на уроке. – Многие усмехнулись, вспомнив, как феерично Александр и Кургин доказывали, что двух заболевших девочек похитили. Слух распространился до директора, который звонил родителям, дабы убедиться, что девочки действительно просто заболели.

Вдруг зазвенела пожарная сигнализация и тут же затихла.

– Должно быть, кто-то случайно нажал, точнее специально, чтобы уроки сорвать, – проговорила учитель.

Саша смотрел в то же окно, где пустой пейзаж оживился. Как из Петергофского фонтана школьники выбегали из дверей школы. Они были без верхней одежды, без вещей. И они не останавливались. Обычно после сигнализации ученики выходят и останавливаются перед школой, но не в этот раз. Все бежали в разных направлениях и за территорию школы тоже. Вдруг в классе открылась дверь и ворвались трое.

– Всем лежать и не визжать! Кто дёрнется, останется без конечностей! – самый высокий из них «без маски» тыкал в лицо блестящим от масла АКМ. Так как этот класс был взрослее, чем тот уровень визгов, все тихо легли и дождались момента, пока каждого их них не подняли за шиворот и не поставили к задней стенке.

– Синий, а что с ней делать? – самый объёмный из них указывал на учительницу, обращаясь к высокому.

– Выгони из класса. За плохое поведение, – усмехнулся Синий, усевшись в учительское кресло. – Красный, – обратился он к объёмному, – пригони мелких и проследи, чтобы все взрослые вышли из здания. Зелёный, с тебя ребятишки в коридорах. А я здесь послежу.

После пригнали пятиклассников, человек 10, чуть ли не ревущих. В том угле, где сидел 9 класс, теперь девочки успокаивали маленьких, а парни шёпотом выясняли, что произошло. Сошлись во мнении, что это террористы, но пока их цель не известна. Как узналось позже, из было всего трое. Ворвались в школу, нажали кнопку пожарной тревоги и, угрожая оружием, выгнали всех кроме 5 и 9 классов. Согнали их в кабинете истории на 3 этаже, забаррикадировали вход и расставили взрывные снаряды по школе. Послышались сирены. Полиция подъезжала к зданию школы, чтобы оцепить его.

– Зелёный, следи за этими. Красный, следи за проходами, а я, пожалуй, потренирую ораторское искусство.

Около одной из машин уже установили русский «матюгальник». К нему подошёл пузатенький человек в форме (впрочем, вокруг все были в форме).

– Говорит начальник полицейского отдела города Сычёв *** области. Отпустите заложников.

– Мы не для этого их захватывали, – проорал в окно Синий.

– Пусть наш парламентёр войдёт к вам для переговоров.

– Мы переговоров с террористами не ведём! – продолжал кричать Синий.

Пузатенький недоумевал, вроде эта фраза должна быть с его стороны. Такое чувство, что у него сейчас забрали работу.

– Тогда изложите свои требования дистанционно.

– В течение 6 часов, то есть в 20:00 по МСК, сюда должны прибыть мэр города Сычёв, вице мэр, глава *** района, губернатор *** области и по 5 представителей госдумы и счётной палаты. При неисполнении в 20:10 мы убьём первого заложника, – от крика Синий даже охрип.

– Сохраняйте спокойствие! В ближайшее время мы исполним ваши требования, – пузатый пошёл в импровизированный штаб.

Синий отошёл от окна и сел на своё место. Зелёный закурил, не заботясь о пассивных курильщиках вокруг.(Ему казалось уж больно быстро прошёл разговор и согласились они проворно)

 

– И что же мы 6 часов делать будем? – спросил Красный.

– Держись плана, как договаривались, терпи, – ответил Синий.

– Пам-параам-пам-парам, – Красный взял со стола книгу, которой оказался учебник истории, открыл и прочитал на корке имя владельца. – Лида Лыкова, я надеюсь, ты не против?

Лида сидела в толпе, на коленях у неё приютилась пятиклашка. Она просто помотала головой. Впрочем первые десять минут никто и не шелохнулся. Был, как минимум, необычный «экспириенс», но даже к такому привыкаешь. Потом начались лёгкие перешёптывания, а позже и хныканья. Зелёный всё грозил выжечь глаза сигаретой следующему, кто издаст противный звук, это помогло опять минут на десять. И да, уроки ОБЖ даром не прошли, правила поведения соблюдались лучше, чем на самих уроках. Алфёров уже догадался, в чём дело и сообщал потихоньку всем. Тот факт, что они зовут к себе таких лиц может предполагать политический терроризм. Кто-то рассматривал АКМ на взводе у каждого из незваных гостей.

Второй час пошёл уже тяжко. Зелёный всё чаще закуривал, Красный начал копаться в портфелях, вытрясать из них всё содержимое, радовался как дитё, если находил что-то новое. Синий раньше сидел спокойно, но сейчас у него дёргалось колено, и он стучал пальцем по столу ритм. Младшие всё чаще ёрзали, старшие их держали на месте. Просить воды было бессмысленно, всё равно у них самих нет. За окном было предложение по доставке провианта. Но Синий сказал, потерпят. Чем быстрее они выполнят условия, тем меньше будут терпеть дети.

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru