Прорицательница. Академия мертвых душ

Матильда Старр
Прорицательница. Академия мертвых душ

Глава 1

– Полина, взгляни на расклад, – Жанна сидела за столом, уставившись в карты. Хмурая, сосредоточенная.

Я сразу же отложила в сторону телефон. Обзвоню клиенток позже. Не так уж часто хозяйка интересуется моим мнением.

– Нужен свежий взгляд, – добавила она, словно извиняясь.

Я подлетела к столу. Чувствовала себя как пятилетняя девочка, которую мама зовёт попробовать начинку для пирога. Радовалась и заранее гордилась, что моё мнение может быть важно для такого серьезного человека.

Скользнула глазами по картам, всмотрелась внимательнее, вспомнила всё, что читала по этому поводу, и деловито спросила:

– Клиентка – женщина, да?

– Да, – кивнула Жанна.

– Ну, по-моему, тут всё очевидно: муж ей изменяет! – радостно отрапортовала я. – И, скорее всего, уже готов бросить, – добавила с некоторым сомнением.

Жанна кивнула. Видимо, она рассмотрела в раскладе то же, что и я. Да и как тут было не рассмотреть…

– А кто клиентка? – поинтересовалась я. Вообще-то это не моё дело, но мне хотелось продолжить этот разговор. Вдруг узнаю что-то интересное? Да и вообще, любопытно же… – Вы ей скажете?

Я бросила взгляд на Жанну – и осеклась.

Красивое, тщательно ухоженное лицо будто разом постарело лет на десять. Губы сложились в скорбную складку.

И тут до меня дошло.

Никакой клиентки нет. Жанна раскладывала карты для себя.

– Ой… – тихо сказала я, ругая себя на чем свет стоит за неуместную радость. – Простите… может, тут не всё так однозначно? Давайте я ещё разок взгляну…

Жанна горько улыбнулась.

– Ни к чему. Всё и так очевидно.

Я вздохнула. Настолько очевидно, что даже я справилась.

– Хотите, я вам чай заварю? – тихо предложила я. – На травах…

– Не стоит, поздно уже. Ступай домой, Полина.

– Но я ещё не закончила…

– Ничего, с утра обзвонишь, перенесешь сеансы. Возьму выходной.

Её голос звучал непривычно глухо, будто каждое слово давалось ей с трудом.

Я поняла, что ей просто необходимо побыть одной, и каждая секунда, которую я провожу в её кабинете, доставляет мучения.

– Я пойду, – я быстро выскользнула в коридор, схватила куртку и вышла из квартиры.

Меня душили слёзы обиды.

Вот же козёл, бабник, урод!

Это я о ее муже.

Жанна – прекрасная женщина, умница, красавица и талантище. Один из самых крутых тарологов, да к ней на сеансы не попасть – записываются за два месяца!

Я шагала по улице и никак не могла успокоиться. Злость на Жанниного мужа клокотала внутри, потому что она – хорошая, чудесная, удивительная. А он не ценит. Все ценят, а он – нет!

В дом Жанны и Владимира я попала случайно. И это, наверное, была самая счастливая случайность в моей жизни. Вообще жизнь меня не то чтобы особенно баловала.

Родители погибли, когда я была маленькая, меня воспитала бабушка. А я едва я окончила школу – она умерла, и я осталась совсем одна. Совсем-совсем одна.

Не знаю, что бы делала, но у меня была мечта, в которой бабуля меня всегда поддерживала. Я всегда хотела стать художником. Готовилась к поступлению на худграф.

И хотя после бабушкиной смерти было уже не того, собралась с силами и поехала сдавать экзамены. Не поступила. Конкурс был огромный, да и я после потери единственного близкого человека была не в лучшей форме.

Возвращаться в свой городок не стала. Что там делать? Подружки поступили и разъехались кто куда. А главное – от одной мысли, что я войду в нашу квартирку, где уже не бубнит телевизор, не пахнет пирогами, а бабуля не встречает меня на пороге, что-то в животе больно сжималось.

Не могла я вернуться.

Я стала искать работу в столице. Горничной, уборщицей – кем угодно. И вот тут мне повезло. Потому что первый же дом, в который я попала, был дом Жанны.

Сначала хозяйка вызывала у меня благоговейный ужас, да это и неудивительно: темноволосая, черноглазая, и взгляд такой пронзительный, словно она видит тебя насквозь.

Да и слухи тоже подливали масла в огонь. «Ведьма она!» «Ух, смотрит своими глазищами…»

Потом уже я узнала, что соседки, нестарые, в общем-то женщины, да по идее и образованные – это ведь не домик в деревне, а квартира в элитном жилом комплексе – периодически устраивали диверсии: обливали дверь Жанны святой водой и вроде бы даже звали батюшку очистить дом от скверны.

Впрочем, со мной Жанна была всегда вежлива и доброжелательна, хоть ее вид иногда заставлял вздрагивать.

Я убирала во всей их двухъярусной квартире, и лишь в одну комнату мне был вход заказан: в кабинет Жанны. Там она принимала посетителей, в основном, посетительниц, и я не раз видела, как они уходили от неё со слезами на глазах и рассыпаясь в благодарностях.

В один из дней Жанна подошла ко мне.

– Плохо себя чувствую. А в кабинете нужно убрать. Ничего не трогай и не переставляй, только смахни пыль и вымой полы. Поняла? Ничего не трогай.

– Да, конечно.

Любопытство просто распирало. Это ведь та самая тайная комната, за дверями которой хранится что-то безумно интересное.

Я, робея, приоткрыла дверь и окинула взглядом полумрак, удобные кресла, большой стол с хрустальным шаром, несколько колод карт, разложенных по столу, и стеллаж с книгами. Книги, книги, книги – и современные, и старинные, и всё об одном: карты Таро.

С уборкой я справилась быстро и уже хотела уходить, но взгляд упал на одну из книг, которая не стояла на полке, как положено, а лежала в кресле открытая, словно хозяйка читала, а потом отвлеклась и ушла.

Я остановилась в нерешительности.

С одной стороны, явный беспорядок. С другой – велено же ничего не трогать. Я подумала ещё немного и взяла книжку.

Было жуть как любопытно.

Я заглянула в неё и… пропала. Хотя встречалось много незнакомых слов, читать это было интереснее, чем любой детектив. Карты, сочетания карт, значения… Примеры раскладов и того, что они обозначают.

Если порядок карт немного поменять – значение будет похожим, но уже другим, да ладно – совсем другим!

Разве можно такое изучить? Это же надо целым академиком быть, чтобы во всех этих сложностях разобраться.

– Интересно? – услышала я голос, подняла взгляд и испуганно ойкнула. Рядом стояла Жанна. Она застала меня на месте преступления. Ведь велено было ничего не трогать, а я вместо того, чтобы убирать, сижу и читаю!

– Извините, простите… – залепетала я. Потерять эту работу совсем не хотелось, но, кажется, было уже поздно. – Я действительно сама не понимаю, как это произошло… Вы меня уволите?

– Ты не ответила, – спокойно сказала Жанна. – Интересно?

– Да, очень!

– Хорошо. Иди домой.

– Значит, уволите?

– Что-то вроде того, – загадочно улыбнулась она.

На следующий же день в доме Жанны и Владимира появилась новая домработница, а мне Жанна предложила стать своей ассистенткой: вести запись клиентов, готовить всё к сеансам, и, главное требование – никогда, никогда, ни в коем случае не прикасаться к её картам.

– По книжкам будешь долго учиться, – сказала она. – А если книжки читать и смотреть, как я работаю – дело пойдёт быстрее. Купи себе колоду. Для начала хватит и одной. Первую попавшуюся не хватай – выбери ту, что к сердцу ляжет.

Я так и сделала. А потом, когда заработала денег и купила подержанный графический планшет, нарисовала себе колоду. Всё-таки душа художника требовала самой создавать персонажей. Пусть даже и карточных.

Отнесла в типографию, отпечатала и с гордостью показала Жанне.

– Молодец! – похвалила она. – Колода вообще ведь интимная, а с этой у тебя будет крепкая связь. Станешь усердно учиться – через пару лет и меня переплюнешь.

Похвала была мне приятна, но я понимала, что до Жанниных знаний и умений мне как до луны.

Я проработала помощницей таролога полгода, и за это время она стала мне почти родной. Единственный близкий человек в этом чужом городе, да что там – во всём этом чужом мире.

И вот теперь Владимир… чтоб ему!

Я шла по ночной пустынной улице и придумывала страшные кары на голову неверного супруга Жанны, как вдруг услышала тихое «Помогите!» Звук раздавался из подворотни.

Я свернула в арку и застыла, испугавшись.

Трое бугаёв избивали парнишку. Это его сдавленный крик я услышала.

– Прекратите сейчас же, я полицию вызову! – мой звонкий голос эхом отразился от стен домов.

Я сделала шаг, ещё шаг – и ахнула от ужаса. Паренёк полулежал, привалившись к стене. По его белой рубашке быстро расползалось алое пятно крови, а у одного из бугаёв в руке был окровавленный нож.

– Что хлебалом щёлкаешь, Сипатый? Она рожи наши видела.

Тот, с ножом, развернулся ко мне.

– Нет! – вскрикнула я, хотела убежать, но ноги словно приросли к земле.

Тот, кого назвали Сипатым, медленно приближался с отвратительной, мерзкой ухмылочкой.

Острая вспышка боли – и наступила полная, кромешная темнота.

Рейтинг@Mail.ru