Эхо из прошлого

Марк Кипр
Эхо из прошлого

Юлия согласилась на предложение.

Сегодня Ульяна вымоталась на работе и пришла домой очень уставшая. Покормив в широком прямоугольном аквариуме рыбок, она принялась разогревать себе картофельное пюре с котлеткой. С двадцати лет никогда не страдала лишним весом, поэтому питалась всем, чем заблагорассудится. Благодаря чему вызывала негласную зависть подруг: пока те сидели на диетах, питаясь исключительно морковкой и напитками без калорий, она наслаждалась шашлыком в кетчупе с колой. Следила ли Ульяна за фигурой? Можно сказать, что нет, однако всегда оставалась среднего телосложения. Скорее всего, в силу того, что ее родители никогда не были расположены к полноте, и их дочь избежала данной участи. Впрочем, если бы все оказалось иначе, ей бы не составило труда похудеть. Упорство? Безусловно, она любит идти до конца, хотя отнюдь не в этом заключалась причина того, насколько ей не составит труда скинуть лишние килограммы. Как правило, обычно не придавала значения тем – была убеждена: как пришли, так и уйдут.

Была еще одна причина, по которой она находилась постоянно в форме, – ее молодой человек являлся спортсменом, тщательно следившим за своим телом. Конечно, профессиональный спорт не входил в род его деятельности, все же внешность Славы привлекала взгляд.

Года три назад Слава вернулся из Эквадора, где жил десять лет, и познакомился с Ульяной, спасая ее от жуткой грозы. В тот день ясное небо потемнело в считанные секунды, на ничего не подозревающий город буквально обрушился сильнейший ливень, громко падая на асфальт. Естественно, зонт она не взяла и вымокла; неожиданно над головой возникла чья-то кожаная куртка, и они вместе с ее держателем побежали под крышу ближайшего заведения. Когда Ульяна разглядела своего спасателя, им оказался хорошо сложенный мужчина лет тридцати пяти. На коротких волосах уже виднелась седина, в остальном незнакомец напоминал киноактера: мощные руки, привлекательное лицо, яркая улыбка.

Инициатива еще раз встретиться исходила от Славы; после совместного похода в кино, где показывали слегка жестокий Дикий Запад, он предложил поужинать вместе. А дальше события развивались так, что они решили жить вместе.

Слава являлся человеком, который за жизнь намеревался попробовать все; только за первый год их отношений он сменил четыре места работы. Объяснял это тем, что чем-то одним заниматься ему скучно. Количество энергии, которая присутствовала в Славе, удивляла Ульяну. Впрочем, Слава удивлял и победами в постели, где дарил ей наслаждение как никто другой.

Когда она поела, взяла к себе на колени ноутбук красного цвета и принялась проверять почту. Невольно мысли вновь вернулись к отцу. Она и раньше хотела узнать, кто его убил, но сейчас почему-то интерес к этому делу значительно возрос… Возможно, из-за того фото, которое недавно нашлось. И, может быть, подсознательно всю сознательную жизнь она искала ответ… Но кто бы его еще ей дал? Мама уехала, а дядя Иван молчит. Того понять, безусловно, легко: таким образом переживает утрату брата. И не нужно забывать о личной трагедии Ивана. О его сыне, который навсегда остался в детстве.

Спустя сорок минут вернулся и Слава; поцеловав его, она подала ужин – курицу с картофелем.

– Ты присоединишься ко мне? – спросил мужчина, вымыв руки и садясь за стол.

– Я уже поела,– сообщила она. – Как продвигаются съемки?

Положив в рот вилкой кусочек курицы, он ответил:

– Если не считать манеры режиссера изъясняться, то вполне сносно. Меня-то он мало трогает, а вот всю съемочную группу изрядно достал. Намекаю ему, что недалеко до большого скандала – машет рукой. У нас уже ходят слухи о его разводе с женой. Мол, Кириллыч такой злой из-за длительного воздержания… Все дошло до того, что пошли намеки нашей стилистки снять у него напряжение…

Ульяна нахмурилась:

– А за ней такое наблюдалось?

Вопрос был произнесен с некоторой опаской. Безусловно, доверие к Славе имело место быть, однако появление в поле зрения легкодоступной дивы способно свести с ума любого… Ну, почти любого.

– Здесь дело несколько тоньше. Он ей небезразличен. Причем, давно. Не понимаю, почему она глаз положила на него? Между ними разница двенадцать лет.

– Она хорошо выглядит?

Слава скривился:

– О чем ты говоришь? – Он посмотрел на формы Ульяны и прокомментировал: – Твоя фигура максимально приближена, по моему мнению, к идеальной, а Марфа, так ее зовут, напоминает ухоженную мартышку.

– Слава!

– Что?

– Нельзя так выражаться о женщине… Тем более, о своей коллеге.

– Но если на самом деле это так.

– Смотри ей так не скажи.

Запивая пищу водой, Вячеслав ответил:

– За все время, пока мы работаем, я с ней обмолвился буквально парой слов. Так что не беспокойся.

В ответ Ульяна очаровательно улыбнулась и обвила его сзади руками.

– Правильно. Потому что ты – мой. Сам, кстати, этого захотел – теперь терпи.

Он поднял голову вверх и посмотрел в ее глаза:

– С удовольствием!

Идиллию прервал звонок смартфона, и Ульяна, отойдя, была вынуждена посмотреть, кто звонил. Никита. Наверное, что-то начало проясняться по поводу той женщины с фото. Решив перезвонить позже, она вернулась к Славе.

– И кто же нам так бесцеремонно помешал? – поинтересовался он, моя свою тарелку.

Ульяна приняла решение все рассказать своему мужчине.

– Я попросила одного человека помочь мне отыскать знакомую отца…

– Зачем? – удивился он. – Так и не отказалась от идеи что-то выяснить?

– А как я могу от нее отказаться, Слав? До сих пор неизвестно, кто убил папу. Возможно, убийца приближен к нашей семье.

Вытерев руки и ладонью почесав шею, Вячеслав изрек:

– Боюсь, ты до конца не осознаешь, куда ты влезаешь. Крупно повезет, если убийство окажется бытовое. А если нет? Твой отец скончался аккурат в неспокойное время, так сказать, в расцвете отечественного криминала…

– Что ты этим хочешь сказать?

– Возможно, в этом деле замешаны влиятельные люди, как теперь принято говорить. Я думаю, стоит оставить затею найти убийцу.

С одной стороны она согласна с ним. Крайне опасно и опрометчиво вот так непрофессионально искать преступника, да еще к тому же двадцатилетней давности. А с другой стороны… С другой стороны – некий страх, из-за которого порой спокойный сон прерывается среди ночи. И… быть может, чувство вины…

– Я не смогу. Всю жизнь я хотела узнать, почему у меня так бесчеловечно отняли отца. В раннем детстве я потеряла обоих родителей: мама уехала, а папа погиб. Зачем, по какой причине это произошло именно со мной? Ты, Слава, не ответишь. Никто не ответит.

Слегка уловимая обида звучала в ее голосе. Обида вовсе не на Вячеслава, а на жизненные обстоятельства, на судьбу. Реальность частенько несправедлива: ей совершенно без разницы, кто ты, чиста ли твоя совесть, тяжело ли тебе. Но ты должен принять все как данность.

Он подошел к ней, обнял; в ответ она прижалась к нему. Когда вся одежда упала к ногам, они, целуясь, прошли в спальню и слились друг с другом на кровати.

Разумеется, Ксения была осведомлена почти обо всех новостях касательно Ульяны. И, конечно же, ей та первой, если не считать Славу, сообщила о нахождении Любови, женщины со снимка. Ульяна рассказала, что с той они договорились встретиться на этой неделе у нее, Ульяны. По словам Никиты, сперва девушка сделала вывод о скверном характере женщины, однако в ходе беседы с ней по телефону сменила мнение. Скорее всего, Любовь Дмитриевна попросту не до конца поверила Никите, поэтому ее холод оставил у него неверное впечатление о ней.

Сегодня Ксения впервые за сезон посетила городской пляж. Жара стояла уже трое суток, синоптики прогнозировали двухнедельное отсутствие дождя, новость вызвала бурное обсуждения у владельцев дач. Ни дачи, ни сада Ксюша не имела, хотя детство провела на большом родительском огороде, где обожала ртом собирать малину, а вишню набирала в подол платья и уже дома, читая любимую книгу (вроде про доброго великана и злого карлика), ела, выплевывая косточки в кулак. Тогда ожидание лета было куда сильнее ожидания Нового года. Ей нравился, да и до сих пор нравится запах лета, запах травы, запах пруда, где один мальчик, который намеревался получить робкий поцелуй, учил ее ловить лягушек; когда она притащила тех домой, мама завизжала и настояла отнести их обратно. Папа смеялся. Но Ксюши было вовсе не до смеха – хотела, чтобы каждое утро лягушки кваканьем будили ее.

Лишь повзрослев, она поняла всю нелепость той ситуации. Кажется, помимо лягушек в доме гостили еще ежи. Причем, девочка не приносила их – по какой-то причине они трижды за сезон забирались в дом, хотя мама Ксюши, покормив, выпускала зверюшек на улицу.

Воспоминания нахлынули довольно неожиданно и вызвали легкую улыбку. Ей не хватает того времени, когда можно было не беспокоиться насчет завтрашнего дня. Глупенькие дети так хотят быстрее вырасти, а потом жалеют об ушедшем детстве. Ностальгия рано или поздно захватывает людей любого возраста и на минуту возвращает всех в те времена, когда было абсолютное счастье.

Испытывала ли Ксюша в жизни подобное ощущение? Да, с предыдущим мужчиной. Хотя, честно говоря, тот и являлся далеко непорядочной личностью, все же в руках Леонида она таяла. С Эдиком все было несколько иначе: безусловно, между ними была любовь, однако он не позволил в полной мере ее прочувствовать… В плане постели, прямо скажем, Эдуард являлся чуть ли ни богом, а в отношениях он был слегка эгоистичен. Собственно, это и привело к разводу.

С Леонидом вышла несколько иная история. Как потом выяснилось, практически под любыми его действиями скрывалась корысть. Если не сильно вдаваться в подробности, Леонид уговорил ее оформить на себя кредит для ремонта дома, который ему достался в наследство от бабушки и дедушки. Кредит оформили, после того, как прошли две недели, Ксения с Леонидом решили расписаться. Свадьба не состоялась. Он ее ударил из-за пустяка – случайно пролила, когда поливала комнатные растения, воду на клавиатуру компьютера. Удар по лицу в секунду стер их совместное будущее.

 

Естественно, с Леонидом она более не общается, а Эдик иногда ей пишет в социальных сетях. Правда, о встречах речь никогда не заходила. Ксюша готова поспорить, что его посещали мысли возобновить с ней отношения, но что-то мужчину останавливало. Она не хотела о нем думать. Может, вообще у него давно есть женщина… Однозначно, не хочется вновь возвращать ушедшие отношения.

Не сказать, что пляж был заполнен, но все-таки несколько семей резвилось на песке. Был и мужчина, купающийся в одиночестве. Невольно Ксения принялась его разглядывать: немного подкаченный блондин с приятными чертами лица. Может быть, познакомиться? Его типаж, безусловно, ей по нраву. В прошлом она никогда с мужчинами не знакомилась первой, да и их у нее за двадцать семь лет было всего двое.

Когда незнакомец проходил мимо, она встала и поинтересовалась:

– Простите, вода теплая?

– Нет, пока холодная. Ближе к берегу теплее. Я вам рекомендую купаться подальше от причала – здесь из-за лодок течение холодное.

– Почему же вы здесь плавали?

Мужчина присел на песок.

– Жара одолела. После работы сразу сюда. Заметьте: седьмой час, а она никак не спадает. Можно, я у вас глотну воды немного?

Возле Ксюши стояла бутылка с газированной водой, она протянула ее ему:

– Да, конечно.

Отпив немного, он вернул напиток и поблагодарил, а Ксюша спросила:

– Впервые за сезон купаетесь?

– Второй раз. В первый даже немного простудился на пару дней. А вы? Плавали?

– Пока нет. Я боюсь ледяной воды. В возрасте шестнадцати лет упала в бочку с водой для поливки огорода – до сих пор страх замерзнуть в воде.

Незнакомец сделал удивленное выражение лица.

– Как вы так сумели?

– Не поверите, с дерева в нее упала. С сестрой лазали по старому дубу, и я не удержалась. На мое счастье, подо мной оказалась водяная бочка. Не заболела, – улыбнулась она,– но была отчитана родителями.

Постукивая пальцами по подбородку, он сделал вывод:

– И поэтому вы боитесь ледяную воду? Так сказать, психологическая травма?

– Вроде того… – усмехнулась она. – Мы не представились друг другу. Я – Ксения, вас как зовут?

– Никита.

Девушка встала и подала руку:

– Приятно познакомиться.

С запада, поднимая песчинки, подул ветер. Благо, они успели закрыть лица, поэтому в глаза ничего не попало.

– Пора уходить, – проговорила она, – ближе к ночи обещали сильный ветер.

– Согласен, пора…

Она взглянула на его скулы.

– Проводите меня? Если, конечно, не торопитесь никуда.

Подумав немного, Никита произнес:

– Почему нет?

По пути он рассказал, что работает в местной больнице рентгенологом. Профессию в медицине выбрал не случайно, так как в прошлом встал с инвалидного кресла.

– А что с вами случилось?

– Да все банально… На моих глазах дом начал гореть, ну я, дурак, решил погеройствовать – полез за кричавшими детьми. Довел до выхода, а самого балкой придавило. Точнее, только ноги.

Никита увидел недоверчивый взгляд.

– Серьезно?

– Ладно, не за детьми я полез, а за большим, жирным котом…

Ксюша улыбнулась.

– А если совсем серьезно?

Мужчина поведал о случайном падении матери на восьмом сроке беременности и поймал себя на том, что в корне изменил отношение к истории его появления на свет. Раньше появлялось некое сожаление по поводу того, что так вышло. А теперь эта история не вызывает у него никаких эмоций.

– Каким же образом вы встали на ноги?

– Поспособствовали препараты и физические упражнения.

– Никогда бы не подумала, что вы были прикованы к инвалидному креслу: Вы сейчас в прекрасной форме.

Никита пожал плечами.

– Так выглажу, наверное, первый год, раньше был худым. Да и зрение подводило, поэтому носил очки.

Слегка смущенно Ксения поделилась мнением:

– По-моему, на вас очки смотрятся довольно привлекательно…

В отличие от того человека, кем он являлся буквально пять-шесть лет назад, Никита хорошо чувствовал подтекст во фразах почти любого собеседника. И сейчас от него не ускользнул смысл, который она намеренно вложила в свои слова. Признаться, он не понимал, как реагировать. Нет, смущение не возникло – скорее, замешательство.

– Не могу вашу теорию ни опровергнуть, ни подтвердить, – улыбнулся мужчина.

Она перешла к более активным действиям:

– Если честно, мне понравилось наше общение. Могли бы мы его через время продолжить?

Никита замялся. Определенно у нее к нему возникло нечто вроде симпатии. И дело вовсе не в том, приглянулась ему Ксения или нет; он влюблен в Ульяну. Да, по-настоящему влюблен. Такого не испытывал ни разу, даже по отношению к Дарье.

Однако было убеждение, что до постели, если они продолжат общаться, у него с Ксюшей никогда не дойдет. Нет, безусловно, она крайне очаровательна, без преувеличения сексапильна, однако мысли ежедневно крутятся вокруг Ульяны.

Впрочем, Никита решил пока не принимать конкретных действий в сторону Ксюши. Как говорится, поживем – увидим.

– Я не против продолжить общение и готов обменяться контактами.

Так они и поступили.

Уже подходя к своему дому, девушка призналась:

– Я рада нашему знакомству. Надеюсь, я не слишком много отняла у вас времени?

– Для начала перейдем на «ты»?

– Конечно.

– Мне было приятно с тобой пообщаться, и, как я уже сказал, я никуда не спешил.

В дверях подъезда она предложила:

– Увидимся на выходных?

– Посмотрим…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

На белом ковре были расположены старые, потрепанные фотоальбомы; на них падал свет переносного светильника, выхватывая на снимках каждого человека. Вот у полной бабушки на коленях сидит девочка, прижимая к себе мягкую игрушку – усатого кота. Вот вся семья дружно улыбается в объектив: та же девочка на руках отца с матерью счастливо улыбается в ожидании, пока «вылетит птичка». А вот… Ульяна принялась всматриваться внимательнее. Нет, она не ошиблась: и на этом снимке рядом с отцом тоже стояла Любовь Дмитриевна. Может быть, у той с отцом была интрижка? Ну а что, никому не чужды людские пороки… Предположим, про измены узнала мать Ульяны и под острыми эмоциями или в шоковом состоянии как-то отняла жизнь у супруга. Кстати, это предположение вполне объясняет ее скорый отъезд в неизвестном направлении.

Впрочем, Ульяна слабо верит, что отец когда-то женился на женщине, которая в дальнейшем его и прикончила. Просто… чтобы убить мужа, она должна была долгие годы терпеть от него побои – и то на ее месте большинство обычно уходят от тирана, а не лишают жизни. Либо на почве ревности. Но опять же верится с трудом.

Нет, по всей вероятности, Ульяна далека от истины. Кажется, она взяла на себя непреподъемную ношу. Конечно, если бы ей помогал Слава, то все было бы гораздо легче. Ульяна намекала ему на такую возможность, а он сделал вид, словно не понимает. Как правило, таким образом он поступает практически всегда, когда не желает во что-то лезть.

Кто-то постучался в дверь, и Ульяна пошла открывать. В подъезде стоял Иван с улыбкой.

– Привет! Разрешишь войти?

– Конечно, дядя. Разувайся в прихожей.

Сняв уличную одежду и обувь, мужчина обратился к племяннице:

– Чем занимаешься? Вячеслав не дома?

– Нет, я одна. Просматриваю старые снимки.

– Снимки? Зачем?

Она невольно скрестила руки на груди:

– Хочу найти зацепку в деле отца…

Иван с сожалением вздохнул.

– Ты так и не отказалась от этой затеи? Пойми, из этого ничего не выйдет – лишь потеряешь время и покой.

– Но почему бы мне просто не попробовать? Разве ты сам не хотел бы посадить убийцу своего брата?

Они прошли в гостиницу, и Иван заметил на полу фотоальбомы. Приблизился к ним, взял в руку фото, изображающее Мирослава с любимой собакой по кличке Пасть. Кличка пугающая, но брат выбрал ее по причине того, что в прошлом эта псина разорвала его покрышки. А так собака была дружелюбной, и, когда Пасть попала под грузовой автомобиль, Мирослав со слезами на глазах понес ее на заброшенное поле, чтобы закопать.

– Он очень любил ее, – проговорил Иван, не отрываясь от снимка. – Научил выслеживать зайца, а когда охота удавалась, давал большой кусок жареного мяса. Мать за это ругала – в основном за слюни на полу.

– Я плохо помню бабушку с дедушкой, запали почему-то в память их запахи: от деда пахло сеном, а от бабы – выпечкой…

Он расплылся в улыбке:

– Да, мама любила печь. В основном блины. Почему-то они у нее получались толстые, как оладьи; мы их с Мирославом брали на улицу в мороз и быстро уплетали, пока те были горяченькие.

Будучи малюткой, Ульяна гостила у дедушки с бабушкой всего несколько раз, отчего почти не имела представления о них.

– Но что именно ты стремишься найти?

– Без понятия. Человека, который сможет пролить свет на прошлое папы. Возможно, у него были враги, вражда перешла в убийство.

– Сильно в этом сомневаюсь. Брат всегда был неконфликтным человеком. Даже когда в возрасте пятнадцати лет какие-то неформалы отобрали у него велосипед, он отказался предпринимать какие-либо меры. А ведь мы предложили найти этих отморозков; да, они были гораздо старше, однако нас было около дюжины, и в то время наша пятая точка жаждала приключений.

– Вы их нашли?

Иван отрицательно покачал головой.

– Он так и не рассказал, кто они, сказав, что велосипед не жаль, все равно скоро выбрасывать. И в самом деле: буквально за четыре дня до этого происшествия отец подарил ему новый велик. Так что, можно сказать, Мирослав избегал конфликтных ситуаций.

– Но за что его отравили в таком случае?

С интересом во взгляде Иван слегка склонил голову набок.

– Ты так и хочешь докопаться до правды?

– Да, – коротко и твердо ответила она.

Отпустив на пол снимок, который все это время был зажат между пальцев, он сел в кресло.

– Хорошо. Садись. Не люблю, когда я сижу, а мой собеседник стоит.

Сидеть ей не хотелось, но все же она послушалась и присела на пуфик.

– Я не хотел тебе все это рассказывать, однако ты настолько хочешь узнать правду, что я должен… Твоя мама еще до твоего рождения тесно общалась с одной женщиной. Они вроде были лучшими подругами. Так вышло, что та женщина с твоей мамой пошли вроде на рынок, а Мирослава попросили присмотреть за сыном женщины. К сожалению, брат не справился…

Хмурясь, девушка уточнила:

– Что случилось с ребенком?

– Был сбит машиной насмерть. Брат не был суеверным, но, отойдя от шока, вспомнил про Пасть… Хоть он и принес семьи пацана соболезнования, ее глава во всем обвинил Мирослава и подал на него в суд.

– А папа дело выиграл, – догадалась она.

– Да, всем была ясна его невиновность.

– И ты допускаешь его причастность к папиной смерти?

Иван развел руками.

– Ничего не могу сказать. По крайней мере, этот мужчина возненавидел Мирослава…

– Ты не в курсе, как его найти? Как хотя бы его имя?

Он энергично замотал головой:

– Нет, не стоит этого делать…

Вот сейчас Ульяна просто-напросто отказывалась понимать Ивана.

– Почему? Почему ты против начать поиск предполагаемого убийцы брата и его поимки?

Иван поднялся.

– Пойми, милая, поиск нам ровным счетом ничего не даст! У нас не выйдет отыскать того человека, а если и повезет, что мы ему предъявим? Нет ни доказательств, ни улик.

– Можно попробовать найти свидетелей.

– Свидетелей чего? Того, как он моему брату что-то кладет в еду? Не будь столь наивной, пожалуйста. Не удивлюсь, что в прошлом он мог кого-то подкупить, поэтому полноценной экспертизы не проводилось.

Ульяна понимала скептицизм Ивана. Вероятность того, что его осудят, даже если предъявить доказательства, крайне мала. Ведь прошло около двадцати лет…

Она скрестила руки на груди:

– И что ты предлагаешь?

– Жить дальше, девочка, жить дальше. Мы постоянно кого-то теряем – это необратимо. Однако потери не должны нас ломать. В течение всей жизни от нас уходят люди: неважно, куда – в мир иной или просто меняют место жительства. А важно осознавать необходимость отпускать. Да, они присутствуют в мыслях и воспоминаниях, которые невозможно стереть. Но нужно продолжать жить и быть счастливым, иначе какой смысл пребывать здесь, на этой Земле?

Видимо, дядя не до конца осознает мотив, который движет ею. Она не тоскует по отцу по одной банальной причине – мало помнит его. Где-то даже он, Иван, заменил ей папу. Например, в отрочестве обучил ее, как обращаться с компьютером. Она любила и любит этого склонного к полноте, порой эгоистичного человека. Когда умер Мирослав, эту трагедию они разделили вдвоем. Иван, как никто другой, чувствует ее тоску… В раннем возрасте потерять фактически обоих родителей – большая травма, и если его не оказалось бы рядом, то неизвестно, что стало бы с ней.

 

– Спасибо, дядя… Ты был постоянно рядом и поддерживал. Я очень ценю.

– А как иначе? В какой-то степени я воспринимаю тебя как собственного ребенка. Я безумно люблю сына, но, к сожалению, Кеши никогда не суждено стать… обычным.

Еще одна вещь, которая объединила их, – недуг Кеши. Сознание пятилетнего мальчика в двадцатисемилетнем мужчине. И развить личность не представляется возможным.

– Как он? – спросила Ульяна.

– Кеша? Хорошо. Научились считать до десяти. Правда, пока путаем цифры восемь и девять, но делаем успехи…

– Тебя тяжело с ним?

– Скажу честно, сначала было тяжело. Потом постепенно привык. Хоть с Ларой они изначально и не поладили, но она помогает мне справиться. Честно говоря, я полагал, что наши отношения обречены на провал. Однажды сын испортил ее сумочку за двадцать пять тысяч рублей, что вызвало у нее поток слез, а я не знал как быть. С надрывом в голосе она спрашивала Кешу, зачем так поступать, а сын лишь улыбался.

Как-то раз Ульяна услышала от своих знакомых историю о том, как подросток, страдающий синдромом Дауна, едва не задушил инвалида, который был не в состоянии передвигаться на ногах самостоятельно. Тот сидел на коленях, листая в планшете ленту новостей. Неизвестно чем движимый (возможно, на него так подействовал вчерашний остросюжетный фильм), подросток накинул на его шею тряпку, свернутую в форму веревки. Благо, все обошлось: инвалид успел просунуть ладонь между тряпкой и шеей, а на крики прибежали родители особенного мальчика и оттащили его. Крайне страшно иметь таких детей. И больно видеть, что они не приспособлены к миру.

– Как Лара к нему относится?

– Честно говоря, пока Кеша не трогает ни ее саму, ни ее вещи, нейтрально. Впрочем, если я отсутствую, она подаст ему горячую еду – на этот счет я могу на Лару рассчитывать. Они практически не разговаривают. Тебе же известен ее характер…

Не назвать этот характер скверным, просто-напросто она по своей сути является эгоисткой. Любит быть любимой. Также в ней пребывает большая доля кокетства. Какие у них с Ульяной отношения? Не сказать, что хорошие. Конфликтов между ними никогда не наблюдалось, однако, несмотря на то, что возраст Лары немного приближен к возрасту Ульяны, подругами они не стали. Почему? Нет явных причин. Отчего-то люди типа Лары ей малосимпатичны.

– Да, известен…

– Ну, так что? – Иван сложил ладони вместе. – Ты последуешь моему совету или все-таки решила попробовать найти подозреваемого?

Она опустила глаза.

– Я должна, прости…

– Придется тебе помочь.

Показалось, что она ослышалась. Девушка вопросительно поглядела на родственника.

– Правда?

Тот добродушно улыбнулся.

– Куда от тебя денешься! Записывай…

Быстро взяв телефон, словно опасаясь, что Иван мог передумать, она открыла блокнот, готовясь слушать.

Вначале Иван указал некий адрес, затем произнес:

– Это место, где должна проживать жена того человека, который, возможно, отравил Мирослава. Неизвестно, они до сих пор вместе или нет. Но меня берут сомнения, живет ли кто там вообще.

Ульяна была рада любой зацепке, поэтому благодарно обняла дядю.

Когда Ульяна, наконец, получила направление, куда следует двигаться, Никита с Егором сидели на траве, а Тамина рядом с ними укачивала на руках Иринку.

– Уснула? – тихо спросил Егор.

– Засыпает.

Легкий ветер подул в их спины. После дневного зноя прохлада была весьма кстати. Никита отпил из бутылки зеленого «Тархуна» и предложил приятелю – тот не отказался.

– Приступай к рассказу, если наш разговор не помешает Ире, – шепотом обратился он к Тамине.

Несмотря на то, что они находились на природе, девушка выглядела бледной. Причиной бледности она с ними не поделилась. К чему им знать, что спала она прямо на крыльце дома, укрываясь лишь шалью? Ярик вышел из себя, когда они поругались из-за ее матери – та своровала у них заработанные им пару сотен…

– Я встретилась с Михеем…

Четыре слова. Всего лишь четыре слова заставили Никиту помрачнеть. Взгляд мужчины был направлен вдаль, на поле ярко-желтой пшеницы, среди которой «красовалось» пугало в виде Чиполлино. Героя позабытого мультфильма одели скудно: в одну фуфайку советских времен.

– Зачем? Я до последнего верил в твою разумность.

– Никита, у меня был выбор?

– Скажу банальность, но выбор есть всегда. Можно было от него скрыться, уехать…

Тем временем Егор слушал их молча.

– Куда и с кем? С Яриком? Если он поймет, во что я влипла, он подаст на развод и отсудит дочь.

Теперь слово взял Егор:

– Тамин, не говори глупостей. Кто ему отдаст Иру? Нет причин ее от тебя забирать. Ты не пьешь, за ней ухаживаешь, дома у вас прибрано. Почему ты думаешь, что у него есть шанс ее отсудить?

– Я не знаю, просто боюсь. Ярик упорный и сделает все возможное для получения результата…

Невольно Никите подумалось, что, возможно, Тамина неосознанно выбрала себе роль жертвы. Да, ей крайне не повезло в той аварии, к тому же несколько лет она не могла ходить, однако это вовсе не повод видеть мир в темных тонах. Несколько забавно, что раньше он, Никита, сам негодовал на превратности судьбы. Никогда не уйдут из памяти времена, когда без трости ему не удавалось свободно передвигаться на ногах. Тогда для некоторых сверстников со скудными умственными способностями он являлся посмешищем, имел прозвище «Кривой». Почему они подобрали для него именно такую кличку? Когда его болезнь под действием препаратов принялась отступать, парень мог ходить, лишь слегка выпятив торс вперед, словно гусь. Разумеется, чтобы не упасть. Сначала кличка вызывала бурю эмоций, но заткнуть гребаные рты обидчиков не представлялось возможным. Пришло смирение. Буквально в январе текущего года он с ними повстречался; лет пять назад отчего-то они казались намного выше его, теперь же рост Никиты совпадал с ростом бывших однокурсников. Изначально они не узнали того инвалида с тростью, над которым любили посмеяться возле медицинского училища. А узнали после слов его приветствия; как только пришло понимание, кто перед ними стоит, послышался мат от удивления. Так как у Никиты не присутствовало желания вести диалог, он пошел дальше…

– Тебе стоит быть жестче, – ответил он Тамине. – Твоя обязанность заключается в том, чтобы дочка была в безопасности. И это куда важнее желаний Ярика. Сумеет ли он ее защитить? Не знаю, не знаю…

В глубине души Тамина хотела признать правоту Никиты. Хотела, но не могла. Потому что любила Ярика. Глупо? Да. Наивно? Да. Однако именно с Яриком она, будучи прикованной к инвалидному креслу, испытала счастье. Пусть короткое, но счастье. Если она решит уехать вместе с Иринкой, то это будет похоже на предательство…

– Что ты предлагаешь? – спросила Тамина. – Уехать без него? Он нас ни за что не отпустит.

За приятеля ответил Егор:

– Можно ведь убедить его переехать отсюда под другим предлогом.

– Хорошо, допустим, я убедила, хотя считаю это маловероятным, что дальше? Куда ехать, на какие деньги? Я уже молчу о том, как мы будем устраиваться на новом месте.

– Значит, вариант с Михеем для тебя кажется наилучшим? – с долей сарказма переспросил Егор.

Он волновался за нее. За то время, что они привели вместе, оба стали друг другу близки. Тамине практически всегда не везло: сначала с матерью, затем с компанией, а потом и с мужем. Не исключено, что она сама находит не тех людей, но ей просто не везет. Также она совершила множество ошибок, однако и поплатилась здоровьем. Насколько ему известно, ее пугали роды, врачи прогнозировали фатальный исход, но все же чудом она осталась жива… Почему цена прошлых ошибок настолько велика? Почему к нему, Егору, судьба более благосклонна? Он счастлив в браке, имеет хорошую работу, дурные мысли по ночам не беспокоят…

И здесь на секунды сердце замерло. Что если Михею однажды понадобится и он? Конечно, это маловероятно, но ведь никому неизвестно, что взбредет в голову старому черту… Егор не готов вернуться к тому, отчего долгое время бежал. Не готов подвергать опасности Галину. В конце концов, они планируют ребенка, о каких незаконных делах может идти в принципе? Да, у него теперь есть что терять, и есть готовность пойти на все ради семьи. Галина с того момента, как переехала в его квартиру, стала для Егора едва ли ни смыслом жизни; до знакомства с ней он жил без смысла. Почему? Понимания этого так и не нашлось. Юность протекала, вне всяких сомнений, весело – в кругу друзей и очаровательных подруг, с прогулками до утра. Однако счастье не чувствовалось. Ни в пьяном угаре, ни с красавицей в постели в умопомрачительных позах. Галина открыла в нем второе дыхание, пробудив желание любить и быть нужным.

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru