Баба Яга и Ко. Начало

Мария Юрьевна Фадеева
Баба Яга и Ко. Начало

Пролог

Молодая женщина шла, тяжело переставляя ноги и воровато озираясь по сторонам. Выпирающий живот делал ее неуклюжей и какой-то ранимой. В тонкой ладошке она сжимала клочок бумаги.

Окружающая нищета давила на женщину. Она испуганно вздрагивала и искала глазами нужный дом, сверяясь с адресом на бумажке.

“Лишь бы не узнал муж. Лишь бы не узнал…”

На пути выросло старое облезлое сооружение, гордо именуемое домом 34 на Жучиной улице. До этого дня женщина и не знала, что в шикарной столице темного мира есть такие места. Ее никто не трогал и не окликал. Амулет невидимости, украденный у мужа, был надежной защитой.

Женщина подошла к входной двери и постучала. Сначала робко, потом сильнее. Дверь открылась. На пороге стоял или стояла, а, наверное, правильнее будет – стояло, непонятное существо. С ног до головы укутанное одеялами, шалями и какими-то замызганными кусками серой ткани.

– Мне нужна дэвия Фарин. – со страхом сказала пришедшая.

– Для начала хорошо бы, милочка, снять то, что висит у тебя на шее. Не люблю разговаривать с воздухом. – пробулькало внутри одеял.

– Мне бы не хотелось…

– Ты искала меня? Я перед тобой. И хочу знать, кто передо мной!

Молодая женщина нерешительно потянулась к амулету и неохотно сняла его. Дверь открылась шире, одеяла отползли в сторону, пропуская посетительницу.

Боязливо оглядываясь, она пошла за дэвией.

Грязный коридор привел в просторную комнату с сумеречным светом.

– Садись! – одеяло указало на деревянный стул.

Гостья послушалась и села.

– Избавиться от плода стоит сто имперских монет. Но зря одна пришла.

Срок у тебя большой, сама уйти не сможешь после.

Беременная вздрогнула и испуганно обхватила живот.

– Нет, что вы. Это долгожданный сын. У меня другое…

Сухая полупрозрачная рука вылезла из-под тряпок и откинула их с головы. Посетительница вскрикнула от неожиданности, но быстро зажала себе рот рукой. Дэвия Фарин не относилась к человеческой расе.

Народ дэвий населяли миры Хаоса и в Темной империи встречались редко. Темная энергия мира не давала развернуться первозданной магии, которой наделены хаоситы по праву рождения. Поэтому родной Хаос покидали редко. То, что дэвия Фарин обитала в столице Темного мира, неоспоримо подтверждало уровень ее силы.

На пришедшую смотрели три огромных сегментарных глаза. Глубокого красного цвета.

– И что привело тебя ко мне, счастливая дира?

Красные глаза выжигали болезненные дыры в душе женщины. Задыхаясь, молодая аристократка начала быстро рассказывать.

– Мой муж – маг. Он получил проклятье, но не себе, а нашему ребенку.

При последних словах голос молодой диры дрогнул.

– Мне нужна твоя кровь… – прошелестела дэвия.

Гостья придушенно взвизгнула.

В прозрачной руке Фарин сверкнула игла.

– Одну каплю, благородная дира.

Взяв протянутую дрожащую руку молодой женщины, хозяйка молниеносным движением проткнула ладонь. Вытащив из одеял круглое зеркало, она капнула на него добытую кровь.

Зеркало вспыхнуло черным огнем.

– Хм, вижу нити проклятия. Твой сын окружен ими. Что ты хочешь от меня? – слова проступали в самом мозгу женщины, оставляя внутри след липкого страха.

Благородная дира застонала и, собрав остатки сил, проговорила:

– Убери проклятие. Убери… сохрани жизнь моему сыну.

– Убрать? – дэвия издала мерзкий смешок. – Убрать не могу, но жизнь сохраню. Сможешь ли ты со мной расплатиться?

– Сколько? Мне не жалко денег.

– Денег мало. Мне нужно то, что скрыто временем и местом. То, что является началом. Артефакт Императора. Твой сын сам доставит мне его. Он будет жить. О да, я вижу его путь. Вижу… вижу…

Дэвия расхохоталась, а благородная дира Алкина арт Бруанд-Инк лишилась чувств.

Глава 1

Валис арт Бруанд–Инк стоял у зеркала с тенью довольной улыбки на губах. Потомок благороднейшего магического рода Темной Империи, состоящий в родстве, пусть и дальнем, с императорской семьей. Единственный наследник. Любимчик женщин. Одним словом, двадцать три года всеобщей любви и обожания. Было во всем этом великолепии одно «НО», о котором, правда, наследник предпочитал не вспоминать.

Неожиданно мужчина скривился. Сегодня отец устраивал бал. Хотя, смотринами это назвать будет правильнее. Сотни именитых дирасим прибудут на званный вечер во дворец арт Бруандов. В конце празднования Валис должен выбрать себе невесту. Иначе…

Отцу надоели любовные похождения молодого повесы. Отпрыск древнего рода был чрезвычайно неразборчив в связях. Как отказываться, если девы сами лезли в его постель? Да и зачем?

Отражение хмыкнуло.

– Ну что же. Жена – вещь полезная. Ириана будет против, но у меня есть чем ее заткнуть. – ухмыльнулся он себе в зеркале. Вспомнив любовницу, улыбка мужчины стала шире. Его последняя пассия обожала деньги. Ну что ж, Валис готов платить за свои удовольствия. Красивая брюнетка с золотистой кожей была весьма изобретательна в постели и других развлечениях. Хотя, наследник благородного рода уже хотел новых ощущений.

Дверь в комнату приоткрылась.

– Ардир Иникин арт Бруанд-Инк желает видеть ардира Валиса в кабинете. – доложил слуга, одетый в роскошную форму.

Своего богатства Бруанд – Инки не скрывали, а наоборот выпячивали всеми возможными способами. Форменное одеяние слуг во дворце по роскоши затмевало наряды столичных модников.

Валис подмигнул своему отражению и отправился в кабинет отца.

Разговор вряд ли будет приятным. Хотя…

Слуга открыл перед молодым ардиром дверь отцовского кабинета.

Расправив плачи Валис шагнул внутрь.

Ардир Иникин выглядел не старше своего сына. Маги не стареют – это неоспоримая истина Темного мира.

Двое мужчин были абсолютно не похожи. Отец был золотистым блондином, с жестким лицом и высокой худой фигурой. Всегда прямой, будто палку проглотил.

Валис был ниже ростом. Под легкой рубашкой наследника просматривалась красивая мускулатура – результат постоянных занятий фехтованием. Пожалуй, единственные занятия, кроме магии, к которым именитый наследник относился серьезно и постоянно практиковался. Голову отпрыска украшала богатая, иссиня-черная, шевелюра. И в отличие от светлокожего отца, сын был смуглым.

Ардир смерил Валиса суровым взглядом.

– Ты готов к сегодняшнему вечеру, Валис? – голос Иникина соответствовал внешности. Он был холодным и шершавым, как кора старого дерева.

– Я всегда готов смотреть, отец.

– Сегодня твоя задача выбрать жену…

– Брось, отец. Ты все давно выбрал. Скажи кто, и я… просто приму твой выбор. – нахмурился Валис.

– Примешь? Так просто? – ардир выглядел удивленным.

Отец, я понимаю, что на мне, как на твоем единственном наследнике, лежат обязанности. Я готов выполнить свой долг перед родом. – хмуро пояснил отпрыск.

Иникин смотрела на сына удивленно и недоверчиво.

Надолго хватит твоего чувства долга?

Валис пожал плечами. Молодой человек был задумчив и после некоторого молчания ответил:

– Тебе нужно, чтобы я женился. Я женюсь. Наследника сделаю. Даже если ты выберешь кранково чудище. Ты получишь свое… А я свое…

Неожиданно Валис окатил отца ледяным взором и процедил сквозь зубы:

– В мою жизнь ты не вмешиваешься.

Ардир Иникин смерил сына презрительным взглядом. – Твоя жизнь известна каждому в столице. Дуэли и бесконечные… девки. “Вашего сына видели там-то…” или “отпрыск благородного рода Бруандов опять порочит семейное имя…” Я требую…

Холодный взгляд наследника остановил ардира.

– Не лезь ко мне со своей моралью, отец… – прорычал Валис. Огонь заполнял его глаза, вытесняя природный зеленый цвет.

– Хочешь примерного поведения? А я хочу жизни без проклятия… – разбрызгивая вокруг себя злобу, прошипел молодой мужчина.

Слова сына опустили плечи гордого отца. О проклятии Валис узнал в пятнадцать лет. Иникин решил, что мальчик стал взрослым и… рассказал все. Благие намерения подвели, как всегда. Сын спокойно воспринял новость о своей возможной внезапной смерти. С достоинством истинного ардира. Отец гордился им пока… Валис «сорвался» в Академии Темной магии. Через год после новости. Первый учебный год заставил благородного Иникина содрогнуться и опустошить на треть золотой запас рода. Любимым развлечением отпрыска стала игра, в которой одной стороной выступала смерть.

Воспоминания добавили на гладкое молодое лицо старшего арт Браунд-Инка морщин. Он попытался вздохнуть, но закашлялся. Брезгливый взгляд единственного наследника принудил отца взять себя в руки.

– Нам пора поговорить, сын. Серьезно. – Иникин отвернулся к большому окну.

– Еще поговорить? – язвительно спросил Валис.

– Да. О финансах. Твои похождения… – отец слегка замялся, а потом выпалил. – Если без подробностей, мы банкроты, сын. Доходы с поместья с трудом покрывают текущие расходы.

– Даже так? – в голосе молодого человека застыла стужа. – Ты думаешь, отец, что отсутствие финансов способствует… приличному поведению?

– Ардир Иникин созерцал великолепный сад, красоте которого завидовал сам император.

– Сын, я прошу тебя быть осмотрительным.

Валис развернулся и направился к двери. Подойдя к ней, мужчина обернулся.

– Отец, приданое поправит финансовые дела. Не прогадай с женой для меня… А в остальном… не лезь в мою жизнь.

Дверь с легким стуком закрылась.

Иникин арт Браунд-Инк смотрел на сад, и не замечал его красоты.

* * *

Бал арт Браунд – Инков был долгожданным событием для столицы Темного мира. Уже несколько лет родители и опекуны дирасим Цверькада ждали официальной «сдачи» наследника рода в матримониальный плен. А бал означал одно – наследник, наконец-то, созрел.

Площадь перед парадным входом дворца заполнялась вибрирующим пространством. Ровно в час Ночного воина пространство прорезалось искрами открывающихся порталов. Более сотни дирасим, больше похожих на экзотических птиц, шагнули на булыжную мостовую.

 

Охота на жениха, то есть бал, начался.

Убранство дворца било по глазам напускной роскошью. Девушки с сопровождающими дружно вздыхали, разглядывая это великолепие.

Этот бал стал первым после пятнадцатилетнего перерыва. А вернее сказать, после внезапной смерти жены ардира Иникина. Ужасная трагедия отгородила скорбной стеной благородный род от светских увеселений.

Гостей, по старой традиции Темного мира, встречал домашний дух-хранитель. Для этого торжества дух выбрал форму верклика – темного беса с огромными причудливо завитыми рогами. Он кланялся во все стороны, сверкая огненными глазами, и широко улыбался клыкастой пастью.

– Очень рад, дирасима Огдальга арт Хират. Приятно снова вас видеть. Тем более с парадного входа и открыто.

Благочестивая Огдальга залилась ярким румянцем, а сопровождающая ее дира зашипела что-то воспитательное на ухо девушке.

Валис вместе с отцом обозревали гостей с высоты ложи над огромным гостевым залом.

– Папочка, ты задался целью собрать моих бывших? – хохотнул молодой человек.

На изумленный взгляд отца сын выдал пояснения:

– Нууууу, вон та, беленька – хит месяца Защитника. Не помню, как зовут. А вот эта, с фиолетовыми волосами, тоже была. Не помню, когда. А вон та… ммм… Миления, по-моему, продержалась пару месяцев. А вот эта… грудь точно помню, с именем сложнее… Та, видишь блондиночку, очень зажигательная штучка, но скандальная. Вон та тоже была… И та… Благородные дирасимы, Хаос меня побери. Отец… ты издеваешься?

Валис веселился, а ардир Иникин мрачнел на глазах.

– Отец, я понимаю мне надо жениться. Но не на… салахах… же. Благородные девственницы в Темной Империи закончились?

– Меньше надо было… – процедил сквозь стиснутые зубы Иникин, но окончание фразы утонуло в хохоте наследника.

– Это не я, они сами… – задыхаясь от смеха, вытолкнул из себя молодой человек.

Отец окатил сына ледяным взглядом.

– Возьми себя в руки, Валис. Нас интересует род арт Руалков и арт Саниринов. Надеюсь, с их дочерьми ты не знаком?

– Имен не помню, надо мордашки увидеть. Надо же, отец. Всего-то два рода. Мелко как-то… – хмыкнул Валис и двинулся вслед за отцом на встречу к своей судьбе.

Дирасимы опускались в низком реверансе, а арт Браунд-Инки отвечали легким поклоном, согласно имперскому этикету. Иникин целенаправленно шел к, необъятных размеров, дире неопределенного возраста, разодетой в зеленые перья и прозрачные золотые ленты.

Валис внутренне содрогнулся от увиденного, но сдержанно поклонился. – Благороднейшая дира арт Руалка, позвольте представить вам моего сына, Валиса. – чопорно произнес Иникин.

– Осветит ваш род Первородная Тьма. – Валис показывал чудеса воспитанности.

Дира арт Руалка оценивающе ощупала взглядом красивую фигуру и лицо молодого наследника. Валис же со слабым безразличием рассматривал молодую дирасиму, спрятанную за мощным телом диры.

Арт Руалка хищным движением вытащила прячущуюся девушку.

– Анирика, деточка. Знакомься.

Молодая дирасима, не поднимая глаз, застенчиво рассматривала цветные плиты пола. Девушка была худенькой и очень хрупкой. Тоненькая шея, костлявые плечики, бледная мордашка, старательно подкрашенная согласно последней моде. “Страшненький крысенок”, про себя окрестил девушку Валис. Не отпуская с лица вежливой улыбки, он обратился к Анирике:

– Как вам столица?

Дирасима прошептала что-то еле слышно.

– В восторге она. Первый раз приехала. У нас в горах попроще все будет. Ты не молчи, детка. А то жених подумает, что немая. – грубо толкнула девушку дира. – Анирика у нас ученая. Книжки любит. Вот только этим и занимается. Книжками да магией. Никаких свиданок. Девственница она у нас. Все как положено.

Девушка от слов диры покрылась мучительным румянцем. А Валис еще раз внутренне содрогнулся… Хотя, с другой стороны – тихая и не приметная жена очень удобна. Лезть не будет, да и гулять тоже. Молодой наследник с новым интересом разглядывал застенчивую дирасиму. В зале заиграла музыка, и гости разошлись, освобождая место для танцев. Слуги профессионально настроили танцевальный периметр, расставив силовой барьер. Теперь желающим танцевать никто не будет мешать.

– Дирасима Анирика, позвольте пригласить вас на танец. – чувственным голосом, сводящим женщин с ума, проговорил Валис и потянул девушку на танцевальную часть залы.

– Шустрый он у вас, ардир арт Брауд – Инк. Глядишь, девчонку бы до свадьбы не обрюхатил. Но пока молодые жмутся, мы с вами о финансовой части поговорим.

Иникина передернуло от фамильярности диры, но лицо выражало лишь вежливый интерес. Финансовое положение магией не поправишь… к его глубочайшему сожалению.

– Разумное предложение, уважаемая дира.

Танец с молодой дирасимой рода арт Руалков был мучительным для Валиса. Девушка танцевала скованно и шарахалась от каждого жеста молодого человека. Глаз она так и не подняла.

Как только музыка завершила танцевальное па, наследник рода Арт Бруанд-Инков сдал претендентку необъятной опекунше.

Отец, сцепив зубы, обговаривал условия брачного договора. Опекунша, как хищный бавак, отбивала каждый золотой. Н-да, продажа родового имени – дело мерзкое. Валис равнодушно отвернулся. Он не отрицал своей причастности к разорению фамилии, но… Деньги, как таковые, его мало интересовали. Да и само имя, не смотря на все пыженья и нравоучения отца, тяготили молодого человека. Легче быть безродным магом, чем представителем древнего рода. Куча условностей и все только из-за приставки Инк к фамилии. Свобода предпочтительнее…

Внимание Валиса привлекала дирасима с огненно-рыжими волосами.

Казалось, голову девушки обнимало пламя. У нее была нестандартная для Темной стороны внешность. Рыжие волосы встречаются у темных очень редко. А веснушек и изумрудных глаз нет практически ни у кого. Рыжую назвать красивой было сложно. Но, увидев раз, вряд ли забудешь…

Молодой мужчина с откровенным интересом рассматривал незнакомку. Она, почувствовав это, повернулась и встретилась с Валисом взглядом. В глазах девушки светились ирония и… полное отсутствие интереса. Последнее наследника слегка задело. Повернувшись к отцу и дамам, Валис вальяжно протянул:

– Позвольте покинуть вас, прекрасные диры. Гости ждут внимания хозяев.

У отца дернулась щека, и Валис заметил про себя, что стального ардира стали подводить нервы. Жалости к родителю не было, а вот интерес к рыжей возрастал все сильнее… Примечательно было то, что девушка была на балу без сопровождения.

Подойдя к незнакомой дирасиме, Валис фамильярно протянул руку в приглашающем жесте.

– Потанцуем?

Дирасима окатила наследника презрительным взглядом.

– Поищите себе более доступную цель, ардир арт Брауд-Инк младший. – голос девушки больше напоминал изморозь мира Вечной стужи.

Правая бровь мужчины взлетела вверх.

– Даже так! – удивился он. – А вас не смущает, что вы на моем балу? Если вам не интересен я, как объект, какого Первородного Хаоса, вы тут делаете?

– Не пыжься… лопнешь. – нагрубила благородная дирасима.

Левая бровь Валиса поравнялась с правой.

– С воспитанием у благородных дирасим в последнее время большая напряженка. Тебе, рыжая, на улице салах место, а не в благородном доме. – брезгливо процедил мужчина.

Девушка демонстративно отвернулась.

На плечо Валиса опустилась рука отца.

– Не отвлекайся сын, на очереди знакомство с родом арт Саниринов.

– Чувствую себя куском торта в витрине сладкодела. Жуткие диры и дирасимы облизываются и прицениваются.

Ардир Иникин посмотрел на сына. В его душе бабочкой вспорхнуло сочувствие… Не так он представлял себе выбор невесты… Хорошо, что Алкина не дожила до этого момента. Но дела не ждут. Благородный род Саниринов представлял огромный седой ардир. Рядом с ним стояла…несомненно благородная дочь. Хотя половую принадлежность выдавал только наряд. А вот внешностью… Хмм, усы явно лишние…

– Отец, лучше первая. – шепотом сказал Валис внутренне содрогаясь.

Ардир Иникин пожал плечами.

– Санирины богаты. Шахты с кристаллами силы приносят много золота. За благородную дирасиму Фуруну дают две шахты.! Ты согласился на брак.

– Отец, прежде чем продавать меня этой куче кружевного сала убедись, что шахты действительно приносят доход… А, что дает предыдущая семья за свою бледную крыску? – Семейство арт Руалков владеет пастбищами снежных коз. Ты знаешь? Шерсть их очень ценна.

Валис мучительно втянул воздух.

– Ты издеваешься, отец!

– Отнюдь. Твоими стараниями…

– Отец, наше имя стоит дороже. Не продешеви.

Валис хмурился. Бал, бесконечные кружева, запах духов… Все ужасно раздражало молодого ардира. Отец устроил какой-то фарс, а не смотрины. Неужели весть о банкротстве благородного рода стала достоянием общественности? Разве отец мог допустить это?..

Счета Валиса оплачивались исправно, дворец тонул в роскоши, как и прежде… В душе единственного наследника благородного рода заворошились букашки сомнений…

– Отец, кому еще известно, о наших ммм, финансах? – тихо спросил молодой человек и встретил железный взгляд отца.

– Эти сведения я сообщил только тебе…

– Так все-таки – месть? – хмыкнул Валис. – Простая месть за мою свободу, так?

– Тебе пора завести семью и позаботиться о собственных доходах. – проскрипел благородный Иникин. Его терпение, значительно покусанное дирой арт Руанков, трещало по швам. Сыну не откажешь в логике и наблюдательности… и признание этого бесило невозмутимого ардира.

– Избавь меня от своей праведной лжи. – зло фыркнул молодой мужчина.

– Ты дал слово, что женишься… во благо рода.

– Свое слово я держу всегда. Пошли смотреть на этот замечательный кусок сала, зовущийся прекрасной дирасимой. Прогадываешь, отец…

Валис злился. Очень. А бал… был в самом разгаре.

Глава 2

Заученная улыбка благородного ардира Иникина провожала последнего гостя. Все-таки, светские мероприятия были весьма утомительны. Валис сбежал, когда бал еще не достиг своей середины.

В душе хозяина мурлыкало удовольствие. Предложение ардира арт Санирина было выгодным, весьма выгодным. Очень выгодным!..

Санирины условно приставляли к своей фамилии благородную частицу «арт». Но камни силы, наполняющие их шахты, заставляли Темную столицу мириться с этой условностью.

Ведарису, главе рода Санирин, смирения было мало. Ему хотелось породнится с Императором. Предложение Барунд-Инков, пришлось, кстати. За такое и пять шахт не жалко вместе с дочкой. Тем более шахтовладелец, в отличие от некоторых отцов, розовых очков не носил и внешность Ксаланы оценивал здраво.

Иникин Браунд-Инк торжествовал. Пламя радостной победы в отцовской душе пело и потирало ладони. Брак Валиса – дело решенное. Как все замечательно устроилось. И вздорного мальчишку женить, и… вожделенные шахты к рукам прибрать.

Невеста, мягко говоря, не красива, но и это нравилось Иникину. Жажда мести заставила рот отца кривиться в злой усмешке. Пришло время расплаты с сыном за годы безудержной наглости и откровенной дури. А главное… за смерть любимой Алкины.

Благородный ардир даже в душе боялся признать, что ненавидит отпрыска и винит его в смерти матери. Такие мысли чужды морали… Но воспоминания о нежном лице жены, ее голосе и руках поднимали в душе Иникина вихри ненависти. Она была его собственностью, обожаемой до дури. Конечно, роду нужен был наследник. Нужен! Но не такой ценой. Алкина растворилась в сыне, отдавая ему всю свою любовь… все время… всю себя. Иникин терпел и ждал. Ждал, ждал, а потом она умерла. Внезапно…

Воспоминания опять подкараулили и вцепились зубами в горло. Ардир судорожно попытался втянуть воздух и успокоиться.

Час расплаты был близок. О, да! Валис ответит за все…

Валис честно выдержал половину бала. Память о родовой чести и постно-брюзгливое лицо отца удерживали молодого человека в гостевой зале, нагоняя в душу наследника темную пустоту. Реверансы дирасим и фальшивые улыбки, удушливые запахи заставляли его снова и снова проверять свою выдержку на прочность.

Рыжеволосая незнакомка тоже преследовала молодого ардира своим равнодушием. Куда бы он ни пошел, огненное пламя было там. Казалось, что девушка царила среди гостей полновластной хозяйкой. Улыбаясь, весело болтая с дирасимами и совершенно не замечая его, Валиса…

Он тряхнул головой и решительно покинул осточертевшую гостевую залу.

Дворцовые коридоры распахнули свои объятия и встретили молодого Браунд-Инка долгожданной тишиной. Мужчина на ходу отстегнул парадный плащ и небрежно бросил его проходящему слуге. Темно-синий приталенный камзол полетел в руки следующего. В свои комнаты Валис вошел в расстегнутой рубашке.

 

В личных покоях наследника ожидал сюрприз.

Черноволосая Ириана сидела в кресле, недовольно поджимая яркорозовые пухлые губы и с обиженным видом перебирала крупные черные жемчужины, нанизанные в бусы.

– Мой пригласительный билет на бал потеряли твои слуги. – сказала она плаксивым голосом.

– Ты стала благородной дирасимой? Не знал. Прими поздравления с удачным замужеством.

Визит любовницы раздражал своей неуместностью. Валис настроился на тренировку, предвкушая ощущение тяжести в мышцах. Ему хотелось выбить огненной шпагой самодовольство отца с души.

Ириана благоразумно проигнорировала колкость. Настроение любовника не располагало к претензиям. Она еще успеет их высказать, а сейчас нужно было заняться более насущными делами. Женщина выгнулась в кресле. Тонкое платье золотистого цвета обтянуло пышную грудь красавицы. Корсеты брюнетка не признавала, впрочем, как и нижнее белье. Призывно облизывая губы, Ириана подошла ближе. Ее унизанные кольцами пальцы пробежались по полуобнаженной груди мужчины.

– Ходят упорные слухи о твоей скорой женитьбе. А я в неведении… – чарующий женский голос переплетался с горьковатыми духами. Нежные губы скользнули по мужской шее, оставляя влажный след.

Валис задумчиво взвешивал перспективы. Фехтование выглядело более соблазнительным, чем плавные изгибы податливого женского тела. Еще и наглая рыжая не хотела уходить из головы. Вот с ней бы наследник благородного рода с удовольствием потренировался и сполна наказал за демонстративное равнодушие. Ласки Ирианы же питали раздражение.

Любовница не была глупой и настроение Валиса чувствовала отлично. Сейчас он был не с ней. Поцелуй остался без внимания.

– Бал был утомительный? – женщина оставила чувственные ласки и переключилась на сочувствие.

Ответом послужил отстраненный взгляд.

– Помнишь Дурха, дорогой? Я встретила его сегодня днем у Маримса. Он сказал, что вечером будет Игра и пригласил нас… Отстраненность сменилась гневом.

– С каких пор Дурх отдает приглашения через тебя?

Реакция любовника заставила женщину насторожиться. Она закусила губу, понимая, что допустила ошибку. Валис слишком хорошо знал своего друга. Игра была под запретом в Цверькаде. И приглашения предавались лично либо через специальных поверенных лиц. Любовница к последним не относилась.

– Прямого приглашения не было, скорее намек. – стала выкручиваться женщина и получила в ответ брезгливый взгляд любовника.

– Прости, дорогой! Я вижу, что ты расстроен и зол и хочу тебе помочь.

Тонкая ткань платья стала сползать с плеч после легкого движения женского тела.

Валис безразлично проследил за соскальзывающей материей. Он вдруг с ясностью осознал, что любовница… надоела.

– Я устал от тебя, Ириана. Подбери платье и уходи. – маскируя злость иронией, бросил Валис. Ему хотелось одного – чтобы женщина поскорее оставила его в одиночестве. Руки чесались, и злость требовала выплеска. Тренировка с огненной шпагой – вот, что ему нужно.

Холодность мужчины разозлила Ириану. Плохо скрывая свой гнев, она подхватила одной рукой падающее платье так, чтобы высокая грудь осталась обнаженной.

– В столице ходят слухи, что отец решил научить тебя послушанию женив на страшилище. – прошипела женщина рассерженной кошкой.

Валис посмотрел в глаза любовнице, полностью игнорируя ее голые прелести.

– Ириана, детка! Доступные злые женщины быстро надоедают. Пока я выбираю шпагу, у тебя есть время убраться с моих глаз. Не успеешь… Прикажу слугам выкинуть тебя вон.

– И не обращая внимания на злобное шипение бывшей любовницы, молодой ардир направился к своей коллекции шпаг, любовно выставленных в вместительном стеклянном шкафу.

Хлопнула входная дверь, и комната наследника погрузилась в приятную тишину.

Рука мужчины прошлась по эфесам огненных шпаг. Сталь отзывалась воинственной песней.

Валис улыбнулся, предвкушая погружение в бой.

Тренировка пережгла злость и раздражение. Ночь окончательно захватила власть над столицей. Тело, сбросив напряженность не самого приятного дня, радостно звенело расслабленной усталостью.

Теперь можно было подумать и о развлечении. Память услужливо подбросила воспоминание об Игре. Пожалуй, первым делом стоит навестить Дурха. А вот вторым… Начать охоту за рыжей задирой с очаровательными веснушками.

Что-то подсказывало мужчине, что встреча на балу не была последней.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru