Башня Волшебника

Мария (Эри) Берцева
Башня Волшебника

Башня Волшебника

Однажды, давным-давно…
Предисловие

Жила-была одна сказочная страна. Просто замечательная сказочная страна, из тех, на землях которых вы можете встретить самых разных сказочных персонажей. И вы их непременно узнаете, даже если они будут вести себя не совсем по-сказочному. Здесь рыцари сражаются с драконами, а на старости лет попивают с ними же эль, вспоминая былые деньки. Здесь уйма прекрасных принцесс и лихих разбойниц, одна краше другой, и каждая в состоянии свести с ума то самое зеркальце, если только до него доберется. Здесь в кладовых таинственных замков хранятся семимильные сапоги вперемешку с волшебными палочками. Узнаете, не правда ли?

Границы этой конкретной сказочной страны были никем не меряны с трех сторон. С четвертой же, а именно на юге, располагался Барьер. Он отделял сказочную страну от… Так вам все сразу и расскажи! В общем, отделял. Барьер простирался в стороны дальше, чем вы можете себе вообразить, а в верх – выше неба. Выглядел Барьер то подобно стене сумрачного тумана, то как застывшая гигантская волна, то как зеркальная глыба льда, что было особенно неуместно на краю жаркой южной пустыни.

Все, что было в сказочной стране по-настоящему волшебного, приходило из-за Барьера. Речь идет о вещах, предметах. Если когда-то сквозь Барьер и ходили люди, то в сказочной стране об этом мало кто знал. Так вот, порой сквозь Барьер просачивались предметы, иногда самые обычные на вид, вроде колечек, бусинок, тапочек. А иногда совсем странные, такие как… Впрочем, они были настолько странными, что никто даже не знал для них названий. Порой пришедшие из-за Барьера вещи меняли свои размеры – особенно часто это происходило с посудой. Может, потому что многие склонны придавать слишком большое значение своим любимым чашкам или кастрюлям. Немало историй о Барьере могли бы рассказать ловцы артефактов, которые охотятся за пришлым волшебством, надо сказать, с самыми разными целями. Но наша история произойдет так далеко от этих мест, что не стоит и трудиться их расспрашивать.

На западном берегу Синего Моря, примерно посередине между южными пустынями и северными горами находится королевство Этейлия, о событиях в котором и пойдет речь. Этейлия – чудесное королевство, населенное преимущественно людьми, хотя встретить там можно и эльфо-гномов, и драконов, и… вообще кого угодно, потому что с соседями Этейлия дружит. Правит королевством Его Величество Артур III Мудрый. И за Барьером его, вероятно, назвали бы прогрессивным монархом. На какие только королевские причуды, которые за Барьером причислили бы к инновациями, ни насмотрелся народ за десять лет правления Его Величества! Да и король за это время усвоил, что любые новшества надо вводить плавно и народ к ним готовить. Так что никто не ожидал ничего необычного от новой королевской идеи. Ну, выдумал Его Величество собирать общественное мнение по разным государственным вопросам. Ну, захотел, чтобы мнение собиралось со всех-всех жителей королевства, да еще и честно, и быстро! Ну, привлек к работе над своей идеей единственного обитающего в Этейлии серьезного волшебника… О последнем, конечно, сплетничали – как не посплетничать про волшебников! Их в сказочной стране не так уж и много, а в Этейлии, как уже говорилось, и вовсе только один. Но, кроме того, что волшебника зовут Влад и живет он в странной Башне, а пришел сюда чуть ли не из-за Барьера, никто ничего не знал. До поры до времени. Впрочем, выполнить заказ короля Влад, по слухам, согласился. А что из этого получилось, слушайте дальше.

Король и Гриб
Глава 1, в которой все только знакомятся

1

Его Величество король Этейлии Артур III Мудрый смотрел на гриб. Гриб смотрел на Его Величество короля Этейлии Артура III Мудрого. Это был их первый взгляд друг на друга, и, на первый взгляд, они оба испытывали определенные сомнения. Волшебник Влад, доставивший сюда гриб, испытывал сомнения непрерывно, с тех пор, как зачем-то согласился выполнить королевский заказ. Нет бы как всегда сидеть тихо в Башне и не влезать ни в какие чужие дела, да еще и государственной важности! Также в королевском кабинете были оба Их Высочества и роскошный парадный портрет королевы во всю стену. Влад, пытаясь преодолеть смущение, вызванное столь высоким обществом, смотрел на книги, заполнявшие полки за креслом Его Величества. Арчи, Артур младший, сын и наследник короля, смотрел на волшебника и думал, что тот не очень-то похож на типичного представителя своей профессии: вовсе не старик, волосы, хоть и длинные, но облагорожены лишь парой седых прядей, да и бороды нет. Впрочем, последнее говорило скорее о наличии у волшебника вкуса, поскольку к его высокому лбу, длинному носу и вытянутому подбородку борода вряд ли бы пошла. Но Арчи все равно был разочарован, поскольку любил бороды вполне естественной завистливой любовью пятнадцатилетнего юнца, еще не доросшего до такого украшения. Ее Высочество Элизабет, златовласая красавица и истинная принцесса во всем, с изящной брезгливостью смотрела куда угодно, лишь бы не на гриб.

Спустя три минуты, не получив никаких подсказок ни от детей, ни от портрета супруги, Его Величество повернулся к волшебнику:

– Э-э-э… господин Влад, позвольте, а как это… создание сможет делать то, что мы с вами обсуждали?

Волшебник перевел взгляд на короля, потом на гриб, потом опять на короля, подбирая слова попроще. Он уже открыл было рот, чтобы заговорить, но его опередил гриб:

– Ваше Величество, все довольно просто. – Голос у Гриба был басовитый и очень приятный. – Я создаю грибницу и расставляю подопечные грибы во всех стратегически значимых точках вашего королевства. На момент любого голосования подопечные грибы получают от меня подробнейшие инструкции, которые я, в свою очередь, получаю от вас лично: о количестве и типе вопросов и ответов. Далее, каждый подопечный гриб работает самостоятельно со своей аудиторией, собранной по территориальному признаку. Тогда как я, помимо обслуживания дворца, собираю всю информацию, обрабатываю ее и предоставляю вам результаты в заранее оговоренной форме.

Эта речь была встречена гробовым молчанием, которое изрядно затянулось. В конце концов Влад вежливо перевел с ученого языка на королевский:

– Ваше Величество, Гриб хотел сказать, что если вам понадобится провести голосование… Ну, собрать мнение народа по какому-то вопросу, то он сам все организует. Вы говорите ему, что спрашивать у людей и какие варианты ответов им предлагать. Вот и все.

Король нахмурился и метнул сердитый взгляд на сына. Арчи решил, что отец все еще чего-то не понимает, но не хочет обнаруживать это одновременно перед знаменитым волшебником и своими детьми.

– Я так и подумал, – нашелся наконец Его Величество, – но что насчет… эээ… подопечных грибов? Их… много еще таких?

Гриб собрался отвечать, но Влад легонько похлопал его по шляпке, призывая к молчанию. Волшебник был очень умным и осознавал пределы своих возможностей. Разговоры и прочая дипломатия являлись его слабой стороной. Но как бы низко Влад ни ценил собственные навыки общения, на природное обаяние Гриба он не рассчитывал вовсе.

– Пока подопечные грибы еще не выросли, – успокоил волшебник короля. – Уверяю вас, Ваше Величество, дальше все будет происходить под полным вашим контролем.

После этого заявления в глазах короля промелькнула форменная паника. Арчи решил, что отца пора спасать. В конце концов, он всего лишь юный принц и ему позволено задавать любые самые дурацкие вопросы, даже грибам:

– Уважаемый Гриб, а у вас есть имя? – смело начал Арчи.

– Нет, Ваше Высочество, – охотно ответил Гриб, – но если вам будет угодно…

– Вы сможете дать ему имя, если захотите, – снова вмешался Влад. Он все еще не потерял надежды отделаться минимумом объяснений. В его изначальные планы вообще не входила беседа с королевским семейством, но местные стражники наотрез отказались транспортировать Гриб к Его Величеству без сопровождения в виде волшебника.

Обычно волшебник имел дело с разными отчаянными личностями, которые пробирались в его Башню и просили решить их ужасные проблемы магическим образом. Чаще всего задача была элементарной, и Влад помогал. Но делай он это задаром, ему бы мигом сели на шею. Приходилось придумывать всякие таинственные задания и загадки, которые просители должны были выполнить или разгадать, прежде чем получат желаемое. С королем поначалу показалось проще – не надо ничего выдумывать: Его Величество просто оплачивает заказ золотом. Но с теми, кто сам приходил в Башню Волшебника, можно было хотя бы не церемониться…

– Скажите, пожалуйста, – продолжал расспросы Арчи, – а где бы вы предпочли располагаться во дворце? Где вам будет удобнее?

Гриб, проявляя благоразумие, не предусмотренное изначальной задумкой, молча вопросительно посмотрел на Влада, который оценил подобную тактичность и быстро пояснил:

– Где угодно, но лучше под открытым небом. Или там, где есть непосредственный доступ к свежему воздуху. Так удобнее распространять споры.

– А этот гриб должен будет с кем-то спорить? – встревоженно вклинился Его Величество, но тут же понял, что сказал и шумно откашлялся, пытаясь загладить неловкость. Влад никак не отреагировал на эту реплику и просто продолжил объяснять:

– Кормить его не надо, но надо регулярно поить. Можно, просто водой.

– Я бы предпочел несладкий чай. С мятой, – неожиданно пробасил Гриб, удивив если не королевское семейство, так волшебника. Влад повернулся к Грибу, раздумывая, не задать ли парочку вопросов о его вкусовых предпочтениях, когда в беседу неожиданно вступила принцесса Элизабет:

– А я вот решительно не понимаю, почему вы сделали то, о чем вас просил мой отец, именно в форме гриба! Гриб – это немного противно, вы не находите? – а поскольку в ответ Влад только растерянно промолчал, принцесса продолжила атаку. – Грибам не место во дворце! И почему нельзя было сделать что-нибудь посимпатичнее? Цветок, например!

 

На это у волшебника ответ был:

– Ваше Высочество, цветы не умеют создавать грибницы.

– Но я вовсе не хочу каждый день проходить мимо… этого, направляясь на завтрак! – возмущенно воскликнула Элизабет. – Папа!

– Дорогая, – пробормотал король, еще не отошедший от своей реплики про “споры”, – извини, но нам и правда очень нужен этот Гриб.

– Тогда пусть его разместят где-нибудь подальше от меня! – капризно притопнув, потребовала принцесса. – На северной галерее!

– Это обширная открытая площадка. Расположена довольно высоко, – быстро пояснил Арчи.

– Да пожалуйста, – буркнул волшебник, все еще настороженно косясь на принцессу, в ожидании каких-нибудь новых, не менее странных, претензий к своей работе. Но Элизабет, добившись своего, снова отвернулась от всей компании и, в первую очередь, от Гриба. Последний, проявляя чудеса тактичности, продолжал молчать.

– Ваше Величество, – Влад решительно повернулся к королю, – вас устраивает моя работа?

Король, который уже стремился закончить встречу не меньше самого волшебника, столь же решительно поднялся и достал из ящика стола мешочек с монетами.

– Да, господин Влад. На первый взгляд, все хорошо. Надеюсь, если у нас еще появятся вопросы, вы позволите вас потревожить.

– Конечно, Ваше Величество, – вежливо заверил Влад, забирая оплату. Он уже было развернулся к выходу, когда вспомнил, что королевским особам полагается кланяться. На этом дипломатические силы волшебника закончились, и он буквально вылетел из кабинета.

2

Гриб уже давно унесли, а королевское семейство все еще заседало в кабинете. Его Величество по-прежнему сидел за столом. Арчи пытался сквозь дальнее от двери окно рассмотреть, как на северной галерее устраивают нового обитателя дворца, а принцесса Элизабет сидела, забравшись с ногами на подоконник другого окна, и задумчиво смотрела вдаль, совершенно не напоминая саму себя десять минут назад.

– Все, пап, он на месте, – доложил Арчи, отошел от окна и развалился в одном из гостевых кресел. – Кстати, Лиз, это была отличная идея! Я про то, где поставить Гриб.

– Спасибо, Арчи, – все так же задумчиво ответила принцесса.

– И что теперь? – юноша повернулся к отцу. – Помнится, ты хотел провести опрос на тему того, стоит ли использовать погодную магию в сельском хозяйстве?

– Хотел, и все еще хочу, – ответил король, – но не так сразу. Этот Гриб… Нет, я не сомневаюсь в волшебнике Владе, но все это очень странно даже для меня, не говоря уже о народе. Надо его как-то испытать. Я про Гриб, – добавил Его Величество, заметив удивление на лице сына.

– Испытать, в смысле, проверить, работает ли он? Может ли создавать грибницу, и все такое? – Арчи внезапно обиделся за волшебника и решил, что того надо защитить. – Я вот уверен, что Гриб отлично справится!

– Дело не в Грибе, а в жителях Этейлии, – рассудительно урезонила брата Лиз, – Прежде чем ставить на голосование серьезные вопросы, надо посмотреть, как они поведут себя с подопечными грибами, придут ли вообще…

– Да-да, – подхватил Его Величество, воспринимая неожиданно поумневшую дочь, как должное. – Лиз права. Люди настороженно реагируют на все новое, а тут еще и… – Король запнулся и виновато глянул на портрет супруги, как будто при ней было особо неприлично сомневаться в грибах. – Если я просто прикажу всем в один прекрасный день прийти и отвечать на вопросы каких-то гигантских глазастых грибов, это может вызвать совершенно излишние волнения.

– А как полагается знакомить народ с гигантскими глазастыми грибами? – мысленно перебирая свои учебники, поинтересовался Арчи.

– Постепенно, – уверенно ответил король, сумевший в свое время научить подданных по делу пользоваться жалобными книгами. – Надо заинтересовать их, как-то увлечь. И точно не начинать с голосования по какому-то серьезному вопросу.

– Значит, нам надо придумать несерьезный вопрос? – уточнил Арчи.

– Да, несерьезный вопрос… – протянул король, и все трое глубоко задумались.

Его Величество взял из чернильницы позабытое там перо и стал постукивать им по разложенному на столе листу бумаги. Вскоре стало понятно, что он довольно мастерски выстукивает из чернильных точек профиль своей любимой королевы. Арчи грозно хмурился на собственные коленки, но не получал от них никаких подсказок. Элизабет все еще созерцала небесные дали. После нескольких минут напряженного молчания, король решил подбодрить детей:

– Мы придумываем несерьезный вопрос, но я прошу вас отнестись к ситуации серьезно. Если проект с голосованием окажется успешным, это повысит мою популярность в народе. И не то чтобы сейчас все было плохо, но…

Лиз так внезапно соскочила с подоконника, что Арчи бросился ее ловить, решив, будто она падает. Принцесса с посветлевшим лицом шагнула к отцу, а принц, не успев остановить разгон, пролетел мимо нее, сам споткнулся и чуть не упал, но успел ухватиться за покинутый Ее Высочеством подоконник.

– Пап, я придумала несерьезный вопрос для первого голосования! – предсказуемо воскликнула Лиз, и Арчи, выпрямляясь, бросил на нее сердитый взгляд, – Давай проведем Конкурс на самое популярное явление в Этейлии!

– Популярное явление – это что, например? – пробурчал Арчи, все еще раздосадованный своей мало того, что провальной, так еще и ненужной спасательной операцией.

– Ну, точно буду участвовать я, чтобы подать людям пример, – охотно пояснила Лиз. – Потом можно пригласить Дракона. Ну, того, с которым ты дружишь, пап. Надо будет оформить какой-то список требований к участникам Конкурса… Что-то об исходной известности…

– А! Понял, – уже с энтузиазмом подхватил Арчи. – В городе есть один трактир, “Еловая Шишка”. О нем тоже многие знают! И тот страшный тип, помнишь, пап, ты рассказывал? Как его… а, Грибник, да! А еще, еще… – принц уже собрался упомянуть того же волшебника, но Лиз перебила его, захваченная собственным творческим процессом:

– Надо будет оговорить время. То есть, после того, как все заявятся, и до самого голосования надо дать участникам возможность проявить себя. Может, месяц…

– Два месяца, – поправил Его Величество, споро записывая все озвученные идеи и предложения на том же листе, на котором до этого рисовал. – А потом каждый житель Этейлии должен будет сделать выбор.

– А еще нам нужен приз! – заявила Лиз и неожиданно растерялась. – Да, приз… А что мы будем дарить победителю?

– Думаю, у меня есть хороший вариант, – не отрываясь от бумаг сказал король, – Мне недавно продали удивительный артефакт – Зеркальную Шкатулку. Она делает волшебной любую вещь, которая пролежит в ней достаточно долго. Я проверил, именно так оно и работает. Волшебные свойства у вещи появляются случайные, но все же, это интересно и довольно ценно.

– Ух ты! – восхитился Арчи. – Пап, а можно мне с ней…

Король прервал сына на полуслове одним лишь строгим взглядом, потом отложил перо и удовлетворенно вздохнул:

– Отличный план, да. – Тут он внимательно посмотрел на дочь. – Лиз, план отличный. Но… ты уверена, что ТЫ этого хочешь? Тебе ведь и правда придется, так сказать, задавать тон.

Лиз чуть нахмурилась, глядя отцу в глаза:

– Если план отличный, то я справлюсь, папа. Ты же знаешь.

– Да Лиз еще и выиграет этот Конкурс! Это же очевидно, что она самая принцессная принцесса из всех принцесс сказочной страны! – рассмеялся Арчи, не очень понимая, почему отец и сестра вдруг так посерьезнели.

– В том, что ты справишься, я не сомневаюсь, – ответил король, по-прежнему внимательно глядя на Лиз. – Но то ли это, чего ты хочешь?

– Я хочу, Ваше Величество, чтобы ваше правление было самым лучшим за всю историю Этейлии, – решительно заявила Лиз с видом героя, бросающегося между другом и стрелой. Впрочем, примерно так оно и было.

Участники Конкурса
Глава 2, про путешествие волшебной бусинки по Этейлии

1

В сказочной стране всё волшебное умеет летать, хотя бы немного. Кроме самих волшебников. Впрочем, может, они тоже умеют летать, но никому этого не показывают? Зеленая волшебная бусинка с черно-белым глазком на боку, попав в сказочную страну из-за Барьера, прибилась к целому облаку таких же безделиц: бусин, камешков, обрывков фенечек. Они летали по небу без всякой цели или смысла, хотя каждый член облака обладал какими-то уникальными свойствами. Вот зеленая бусинка, например, имела глаз. Поэтому она умела наблюдать. Правда, рта у нее не было, поэтому она не могла никому рассказать об увиденном. Но ее это не заботило, пока она могла летать, где хочется, и смотреть на все подряд. Потом ее поймали. Вместе с сотней других невезучих членов их облака ловец артефактов загнал бусинку в сачок, а потом и вовсе в мешок. Пройдя через руки нескольких знатоков и специалистов, бусинка, в конце концов, оказалась в столице королевства Этейлия, у хозяина лавки “Перо Феникса” господина Жалуса, который торговал всякими редкими и уникальными волшебными вещами.

Господин Жалус изучил бусинку, ничего не понял и определил ее на особую полку в своей лавке, под которой висела табличка “Артефакты на удачу”. Туда он сплавлял весь хлам, смысла и назначения которого не понимал. Ведь все, что угодно, можно продать в качестве артефакта на удачу – кто возьмется доказать, что тот не работает? А господин Жалус был человеком очень прагматичным, не иначе в родстве с гномами. Также он был человеком совершенно беспринципным, но это свойство не роднило его ни с каким из народов, обитающих в сказочной стране, потому что жадность и беспринципность равно свойственны всем. Впрочем, то же можно сказать и об обратных качествах, вроде щедрости и благородства. Тут, уж, как повезет.

В тот для многих судьбоносный день, господин Жалус проводил инвентаризацию своего товара и разговаривал сам с собой, что было обычным делом: его неуживчивый характер не позволял ужиться рядом с ним никому, с кем можно поговорить.

– А почему бы и нет? По-моему, участие в этом королевском Конкурсе – очень даже стоящая идея! “Перо Феникса” подходит под все требования… Нас неплохо знают в городе… – Господин Жалус принялся переставлять статуэтки из эльфийского дуба, способствующие росту всякой дачной зелени. Теперь на переднем плане находились те, что прежде прятались в тени – покупатели любят все новенькое. – А приз-то, приз! Он прямо-таки создан для меня! Вы только подумайте: Зеркальная Шкатулка! Та самая, о которой проныра-ловец спорил с джином-стражником на Пустынном Базаре – превращает в артефакт любой предмет, который в нее положишь! Да с такой вещью я смогу вообще позабыть дорогу на этот самый Пустынный Базар! К лешему всех этих ловцов артефактов с их кодексом чести и запредельными ценами!

Господин Жалус добрался до полки с артефактами на удачу и задумался, как бы поудачнее переставить местный хлам.

– Да, – мечтательно бормотал он, – у меня будет настоящее домашнее производство… С этой Зеркальной Шкатулкой… Решено! Все! Участвую! Лавка “Перо Феникса” – в списке конкурсантов!

Жалус рассеянно подвинул бусинку так, чтобы она попала в луч солнца, и вся полка озарилась зелеными бликами. Впрочем, это был чисто символический жест. Не пройдет и получаса, как солнце вовсе сбежит из лавки, не то что с этой полки. Но что-то в бусинке дрогнуло. Она посмотрела на распахнутое в жаркую весну окно. Неба отсюда видно не было, но ведь очевидно, что оно сейчас безоблачно и прекрасно. Бусинка чуть шевельнулась, выпутываясь из нитей, прижимающих ее к бархатной подушечке, благо господин Жалус как раз взялся разбирать свою любимую полку с волшебными палочками: некоторые из них являлись настоящим произведением искусства, но встречались и такие, которые человек невежественный бросил бы в костер и не чихнул. Господин Жалус знал о волшебных палочках все и еще немного, поэтому он и не подумал заметить, как бусинка приподнялась над подушкой, повертелась и украдкой направилась к окну, стараясь не слушать непрерывное бормотание:

– Да… все верно. Эта идея – самая подходящая… Конкурс… Но тут ничего нельзя пускать на самотек, ведь правда? Тут нужен план. Нет, даже План. Ведь есть же разные способы… Зеркальная Шкатулка – это мое перо феникса… уникальный шанс…

2

А бусинка уже устремилась к вожделенному небу. Подхваченная легким ветерком, она взлетела к холму, на котором красовался королевский дворец. Пролетая мимо распахнутого окна одной из самых высоких башен, бусинка увидела принцессу Элизабет. Та сидела перед зеркалом и с отсутствующим выражением лица грызла расческу – старая детская привычка, которую Лиз позволяла себе только в одиночестве и только от большой досады. Сейчас ей было от чего досадовать – она сама, своими руками, создала эту ситуацию. И что ее дернуло предложить отцу провести Конкурс?! Теперь ей, как главной конкурсантке, придется не просто разыгрывать роль Первой Воображалы Королевства. От нее будут ждать, что она превзойдет себя, совершит что-то ужасно принцессное и абсолютно розовое. С блесточками и сердечками. И непременно с коронно-капризным выражением на лице. Отвратительно!

 

Лиз отшвырнула расческу и сердито уставилась на свое отражение. Да, королевству нужна Истинная Принцесса, и она у королевства есть. Но как-то так получалось, что чем дальше, тем меньше Лиз удавалось побыть просто собой. И все больше требовалось носить надоевшую маску. Сначала жених, теперь Конкурс… Так, жених! Не идея ли это?

Жених у Лиз появился недавно, и он не был человеком. Он был кашером и принцем отдаленного Лесного Королевства. Кашеры совсем немного отличаются от людей внешним видом, а еще – большим обаянием и пристрастием к лазанью… Так говорили Лиз, но она в своем новоявленном женихе подобных качеств пока не разглядела. Его белоснежный пушистый хвост содержался в идеальном порядке, а каждое движение было столь картинно и продуманно, что Лиз поначалу решила, он тоже знает, каково это – быть Истинным Принцем. Впрочем, после первого же разговора наедине надежды принцессы на взаимопонимание развеялись. Оскар и правда был таким: фарфоровым принцем на поверхности, а внутри расчетливым… негодяем? Вполне возможно. Лиз пережила это понимание стоически. В конце концов, она была принцессой и понимала всю ответственность, накладываемую на нее этой ролью. Вокруг было не так много королевств с подходящими принцами – особо не попривередничаешь. Этот хотя бы выглядел симпатично… Хотя чем дальше, тем больше Лиз от него тошнило. И вот будет Конкурс!

Конечно, сам принц Оскар в Конкурсе участвовать не захочет. Он не привык проигрывать… Но раз участвует принцесса, то и принц не сможет совсем пройти мимо. Например, он должен будет ее поддержать. Или спасти! Да, вот оно! И тут, если правильно повернуть дело, можно заставить белохвостого красавчика явить миру свое истинное лицо. Ведь никто не выдаст принцессу замуж за того, кто не может ее спасти. Лиз злорадно улыбнулась… и тут же досадливо прикусила губу. Она подумала о своем отце, о том, что ей полагается действовать исключительно в интересах Этейлии… Потом снова подумала о женихе…

Нет, будь союз именно с этим принцем особо важен для короля, Лиз бы об этом знала. А раз это не так, то можно и побороться, если не за свое счастье, то против своего несчастья. Лиз поднялась, сходила за брошенной расческой и принялась переплетать косы, меньше всего думая о том, насколько живописно она сейчас выглядит. Просто, так ей легче думалось.

Бусинку вдруг повело нисходящим потоком прочь с королевского холма. Пролетая над казармами, она увидела Капитана Королевской Стражи, который, сверкая орденами и поглаживая роскошные усы, прохаживался вдоль строя стражников и произносил воодушевляющую речь. О важности, нужности и популярности Королевской Стражи вообще, и его, как Капитана, в частности. Похоже, дело было все в том же Конкурсе.

Городские улицы приближались, а бусинке хотелось в небо. Ей помог горячий воздушный поток, поднимавшийся из трубы трактира “Еловая Шишка”. Возносясь к редким облачкам вместе с печным дымом, ароматно приправленным запахом свежих булочек, бусинка уловила отголоски спора: трактирщик Дарий ругался на своего помощника, пустившего лучшее перо на протыкание пирогов. “Чем теперь писать письмо королю, чтобы заявиться на участие в Конкурсе? Чем, я тебя спрашиваю?! Вот из-за таких мелочей, из-за таких небрежностей – не побоюсь этого слова! – можно проиграть даже беспроигрышное дело! Да все знают, что нет ничего, популярнее моего трактира! И как – как?! – я должен известить об этом короля, если мое лучшее перо…”

3

Ветру не составило труда заглушить голос трактирщика, когда он уносил бусинку прочь из города. Снова вверх… вверх… и вдруг резко вниз. Никто не может быть ветреннее ветра. Внезапно потеряв к бусинке интерес, он забросил ее прямо в элегантную кожаную шляпу черноволосой всадницы, которая неслась во весь опор по едва заметной лесной тропинке, не предназначенной не только для скачек во весь опор, но и вообще для скачек на лошадях. Но Крис это не волновало. Лихая разбойница, дочь атамана Робина В Капюшоне, Крис спешила в свой лагерь, а значит, деревья должны были расступаться, а ветви хоть взлетать, хоть пригибаться, но уступать дорогу. Вороной конь под Крис давно уже смирился со своей неуемной хозяйкой и послушно отбивал копыта о корни, надеясь только на удачу.

Крис ворвалась в лагерь подобно маленькому урагану и осадила Черныша у центрального костра. Грациозно соскользнув с седла, она бросила шляпу вместе с бусинкой молодому разбойнику, который собирался помочь ей спешиться, но не успел даже подойти. Девушка набросилась на своего отца, сидевшего на бревне и гревшего пятки у костра:

– У меня новости! Дело верное! Король объявил, что проводит Конкурс на самое популярное явление в Этейлии! Мы должны участвовать! Мы – разбойники – должны подать заявку на участие и победить! И у меня уже есть план, как это сделать!

Завершив тираду, Крис стремительно уселась рядом с отцом и страстно заглянула ему в глаза.

Старый Робин В Капюшоне бросил досадливый взгляд на молодого разбойника Тома, который все еще держал щегольскую шляпу Крис. Том был подкидышем, приемным сыном и почти зятем Робина. И это “почти” изрядно печалило старого разбойника. Он хотел, чтобы Крис вышла наконец-то замуж за человека, которого она, как утверждала, любила, завела своих детей и угомонилась. Но не появилась ещё в сказочной стране сила, которая могла бы унять юную разбойницу, особенно если у нее уже успел появиться План. И еще более “особенно”, если дело хоть каким-нибудь боком касалось принцессы Элизабет, которую Крис самозабвенно презирала.

Крис взахлеб рассказывала про других участников, приз победителю, пересказывала последние слухи о том, что собирается предпринять главная претендентка на победу – принцесса Элизабет; жаловалась на то, что отец-король наверняка будет ей подыгрывать и весь Конкурс – это нечестная игра, призванная еще больше прославить “прекрасную принцессу”; тут же расписывала, как разбойники обязательно победят, потому что их вообще и ее в частности любят по-настоящему, а не как избалованную куклу, которую любят только потому, что так полагается… а Конкурс все расставит по местам. Крис излагала, а Робин и Том обреченно слушали, понимая, что выхода нет – придется участвовать. Потому что Крис не сможет спать спокойно, пока не победит принцессу. А если Крис не сможет спать спокойно, покоя не видать и всему лагерю разбойников. И не то чтобы люди становились разбойниками ради спокойного сна, но Крис обладала врожденным талантом усложнять жизнь всем вокруг. Она сама, правда, называла это не сложностями, а приключениями.

Наконец, прозвучало сакраментальное “а прямо сейчас мы должны”, и Крис поднялась с бревна, явно намереваясь не только куда-то идти (а еще лучше, скакать во весь опор), но и вести за собой, как минимум, покорного жениха. Том отряхнул шляпу Крис, которую все еще держал в руках, от листиков и веточек, неизбежных при скачке сквозь лес, а заодно стряхнул и бусинку, которая не замедлила воспользоваться шансом и стремительно взлетела вверх вместе с волной горячего воздуха, поднимающегося от костра. Снова свобода полета!

4

Бусинка самозабвенно купалась в потоках воздуха, то теплых и нежных, то пронзительно свежих, столь разных и хорошо знакомых всем обитателям небесной стихии. Она так увлеклась, что не сразу обратила внимание на огромную тень, которая спрятала от нее солнце. Над бусинкой пролетал дракон. Но вряд ли он упивался полетом – слишком деловой у него был вид. Дракон летел к себе в пещеру, ни много ни мало, после встречи с королем. Они были друзьями давно, с тех пор, когда еще принц Артур по долгу службы на Дракона охотился. Первая встреча, первая драка и последующая пьянка породили сначала взаимное уважение, а потом и настоящую дружбу. И сейчас Его Величество попросил Дракона поучаствовать в Конкурсе. Исключительно в порядке дружеского одолжения. В конце концов Дракон дал себя уговорить. Конечно, теперь ему придется что-то делать, а Дракон терпеть не мог всякой суеты. Но дружба с королем обязывает.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru