Только Один

Мария Мерлот
Только Один

1. Помидорная диверсия

Три пацана из лесного племени пробирались по лесу. Они пробирались так тихо, как только лесные жители умели. Вскоре они подкрались к кустам совсем рядом с поселением долинных жителей.

–– Давай в этот дом, он ближе всего, – предложил Дик. Из них троих он был среднего роста и самый коренастый.

–– Не, этот дом слишком близко к нашему лесу, они могут нас заподозрить, – сказал Рума, худой и высокий. – Лучше в дом подальше, например вон тот.

–– Хорошая идея, – одобрил Симка.

Хотя Симка был меньше своих друзей, чувствовалось, что он был главным. И не потому, что он был сын вождя. У лесного племени заслуги родителей ничего не значили. Каждый должен был сам найти своё место в племени и заслужить уважение соплеменников. Симка не был самым сильным среди своих друзей, но голова у него работала за десятерых. И с ним было не скучно, он всегда придумывал что-нибудь интересное. И этот трюк с помидорами он придумал. Долинные жители кичились своими науками и технологиями, но не знали самых простых вещей про природу. Они природу боялись и отгородились от неё. Они выращивали на своих огородах какие-то свои овощи и держали своих овец и кур. Они совсем не охотились. Правда, картошка у них вырастала особенно крупная и вкусная, не сравнить с дикой. Но подумать только, они считали, что плоды помидорного куста ядовиты! Ну как было этим не воспользоваться?

Мальчишки начали пробираться к намеченному дому. Пока они крались мимо одного из домов, его дверь открылась. Они замерли. Девочка с длинными чёрными волосами и ужасно гордым видом прошла к курятнику. Они узнали её, это была дочь одного из старейшин долинников. Она всегда задирала нос, как будто знала больше всех.

–– Я знаю! – сказал Симка, – давайте в этот дом подбросим.

–– Точно! Меньше будет нос задирать, – согласились его друзья.

Они дождались, пока девочка покормила кур и, надменно встряхнув косами, ушла в дом. Рума и Дик остались снаружи настороже, а Симка прокрался к сараю, где хранились запасы еды. Дверь запиралась на простой крючок, и он легко проник внутрь. С потолка свисали копчёные бараньи ноги и куриные тушки, на полках лежали мешки с зерном, и на полу вдоль стены стояли корзины с картошкой. Симка лёгкой тенью скользнул к самой большой корзине и достал из кармана два спелых красных помидора. Он выдавил их сок на картошку и бросил сами помидоры сверху, среди картофелин, так, чтобы их было сразу видно, и в то же время создавалось впечатление, что они попали туда случайно и лопнули от спелости.

Симка слизнул помидорный сок с руки и подошёл к прикрытой двери. Снаружи было тихо. Друзья должны были подать сигнал, если во дворе кто-то есть. Судя по их молчанию, двор был свободен. На всякий случай Симка свистнул малиновкой, это был знак, что всё в порядке. Дик откликнулся таким же свистом. Симка бесшумно выскользнул во двор, закрыл за собой дверь сарая и через несколько секунд уже был рядом с друзьями на опушке леса. Теперь оставалось только ждать. Что – что, а ждать они умели. В свои 10 лет мальчишки уже активно помогали на охоте взрослым мужчинам. Тем, кто не умеет ждать, на охоте делать нечего. Они залезли на деревья и расположились удобно в развилках стволов. Сверху хорошо было видно дом, двор и опушку леса.

Солнце начало опускаться к горам, и время приближалось к ужину, когда, наконец, из дома вышла женщина и вошла в сарай. Вскоре она выбежала с причитаниями из сарая и скрылась в доме. Тут же она появилась снова с высоким мужчиной и повела его в сарай. Мужчина, кряхтя и ругаясь, вытащил из сарая корзину с картошкой и помидорами, отнёс её к опушке леса и вытряхнул её содержимое прямо под деревом, на котором сидел Симка. Симку он, конечно, не заметил. Потом он долго и тщательно мыл руки и корзину у колодца. Через некоторое время суета стихла, и все ушли в дом. Симка выждал ещё немного, потом спустился с дерева и посигналил своим друзьям. У каждого был мешок, они сложили в них картошку, испачканную помидорами, и, очень довольные собой, скрылись в лесу.

Мать Симки очень рассердилась, увидев картошку из долины. Она набросилась на него с полотенцем:

–– Как ты мог! Немедленно отнеси её назад и верни хозяевам, пока твой народ не выгнал тебя с позором из деревни!

–– Мам! Они выбросили её! – Симка старался увернуться от крепких шлепков полотенца. – Было бы лучше, если бы она сгнила на земле?

–– С чего это они выбросили отличную картошку? – Симкина мать удивилась и остановилась посреди хижины.

–– Похоже, помидоры туда попали. Ты же знаешь, долинцы считают их ядовитыми. Вот они и выбросили.

Мать присмотрелась к картошке. Она, действительно, была испачкана в помидорном соке.

–– Ну, тогда ладно. Правильно сделали, что подобрали. Не дело добру пропадать, – мать подобрела и начала готовить ужин.

Пятилетняя Дина, младшая сестра Симки, подошла поближе и с интересом рассматривала Симкину добычу. Картошка из долины была лакомством.

–– Ну и глупые они, эти долинцы! – воскликнула она. – Помидоры – это же вкусно.

–– Это точно, – охотно согласился Симка.

После ужина, сытые и довольные, дети устроились у костра и стали уговаривать бабушку рассказать легенду про Талисманы.

–– Да вы её уже наизусть помните! – воскликнула бабушка.

–– Ну пожааалуйста, – упрашивала Дина.

2. Легенда

-– Давным давно, – начала бабушка. – Не было никакого мира, ничего не было, а была только бесконечная Пустота. И было ей так скучно и одиноко, что однажды она не выдержала и взорвалась. И разделилась Пустота на две половинки – на Свет и Тьму. Были они полной противоположностью друг друга. Не могли не быть.

–– Потому что вместе они составляли Пустоту! – воскликнула Дина.

–– Совершенно верно, – улыбнулась бабушка. – Свет был мужчина, светлый, спокойный, уверенный, тёплый. Тьма была женщина, тёмная, переменчивая, вспыльчивая, холодная. В то же время, Свет мог быть иногда и ослепляющим, и обжигающим, и острым. А Тьма была мягкой, успокаивающей и заживляющей.

Голос бабушки был мелодичный, как всегда, когда она рассказывала эту легенду:

–– Играя вместе, Свет и Тьма создавали удивительные вещи, невиданные раньше, необычайной красоты и сложности. Они стали создавать мир. И, несмотря на сложность, был этот мир очень стабильный и гармоничный.

–– Потому что Свет и Тьма уравновешивали друг друга, – добавила Дина, очень довольная собой.

Бабушка кивнула и продолжала:

–– Строя вместе мир, они познавали друг друга и себя. Оба были очень упрямые и всё время соперничали. Но никто из них не смог доказать своего превосходства. В основу своего мира они заложили два талисмана, два каменных леопарда, бесконечно крадущихся друг за другом. Дополняющих друг друга и, в то же время, вечно борющихся. Это были божественные Талисманы, обладающие магической силой. Свет сделал свой Талисман из белого молочного кварца, а Тьма сделала свой из блестящего чёрного обсидиана. Они поместили свои Талисманы вместе в специальной пещере на острове в центре их мира.

–– Это наш остров! – не удержалась и вставила Дина.

–– Да. И от этого центра они создали огромный, сложный и удивительный мир… Но однажды они поссорились. Даже боги, мудрые и могучие боги, иногда ссорятся. Свет считал, что он лучше и сильнее. Вспыльчивая Тьма забрала свой Талисман и спрятала его в другой пещере. Скоро они осознали, как однобоки и одиноки они друг без друга. Но поскольку оба были чрезвычайно упрямы, ни один из них не хотел этого признать и сделать первый шаг к примирению. И Свет, и Тьма считали, что только один из них должен быть признан главным богом. Так и поклялись они себе и своим " Талисманам: “Только один!” Так и сидели они, каждый в своей пещере, у своего Талисмана, ожидая друг друга. Постепенно они усохли, и остатки их божественной силы впитались в их Талисманы.

–– А мир, который они создали вместе, продолжал существовать, – плавно лился бабушкин голос. – Но из-за того, что Талисманы были теперь не вместе, стабильность мира нарушилась, и постепенно в нём всё чаще и чаще стали происходить разрушительные события: землетрясения, тайфуны, потопы и извержения вулканов.

Бабушка помолчала и закончила легенду:

–– Если бы нашёлся кто-то, кто смог бы найти Талисманы и соединить их вместе, тот восстановил бы гармонию мира и смог бы им управлять. Но только один может это сделать. Такова была клятва, скреплённая божественными Талисманами.

–– Как бы я хотела, чтобы я смогла соединить Талисманы, – мечтательно воскликнула Дина.

–– Боюсь, это под силу только богам. А простому смертному в одиночку не справиться.

–– А если вместе?

–– Было много экспедиций по поиску Талисманов, но все они закончились гибелью участников. Только одиночки смогли собрать крупицы информации, но всех остановили непреодолимые препятствия.

–– Жалко, – подытожила Дина.

–– Бабушка, покажи свиток! – попросил Симка.

Бабушка вздохнула, но достала старинный свиток из кожи. На нём в центре был изображён невысокий каменный столб, украшенный древними рунами. На вершине столба было изображение леопарда. И вокруг всё было исписано рунами. Было что-то завораживающее в этой картинке. Симке хотелось смотреть и смотреть на на неё.

Но бабушка свернула свиток и сказала тоном, не терпящим возражений:

–– А теперь пора спать.

У жителей долины тоже были легенды, похожие на те, что рассказывала Симкина бабушка. И картинка в их священной книге тоже была похожая. Только столб был пониже, и, скорее, походил на стол, вытесанный из камня.

3. Клятва

Шло время, и климат портился всё сильнее. Катастрофы происходили всё чаще. Экология менялась. Очень постепенно, но в худшую сторону. В лесах становилось меньше дичи, в реках – меньше рыбы. Многие лесные семьи жили впроголодь. Некоторые, особенно семьи с маленькими детьми, в отчаянии решались на кражу, – воровали в долине, что могли – овощи, зерно, яйца. Они старались брать самый минимум, только чтобы один раз накормить детей. Но долинцам тоже жилось голодно. Засуха в один год сменилась потопом в следующий. Домашние животные болели и плохо размножались. Многие семьи начали ходить в лес и охотиться на диких животных.

 

Конфликты между лесными жителями и долинцами участились. Каждая сторона обвиняла другую в своём голоде.

Симкин отец, главный вождь лесных горцев, придавал легенде о Свете и Тьме большое значение. Слишком уж она хорошо описывала то, что происходило с природой. Не все с ним соглашались. Некоторые младшие вожди тоже свято чтили духов и богов, но считали, что во всём виноваты жители долины.

–– Они оторвались от природы, не уважают духов, ведут своё хозяйство странно и неправильно, – говорили они. – Долинцы прогневили богов, и поэтому мы все страдаем.

Они призывали силой заставить долинцев уважать богов.

Но были и те, кто поддерживал главного вождя. Он посылал их по-одиночке в разные районы гор в надежде, что они смогут разыскать какую-нибудь информацию, хоть какие-нибудь подсказки, где могут находиться Талисманы. Центром их исследований были древние пещеры, в которых давным давно жили предки лесных горцев. Многие из этих пещер обвалились, частично или полностью. Те горы были нестабильны, и исследовать их было опасно. Тем не менее, надежда была на то, что там могли сохраниться надписи или рисунки про Талисманы.

Однажды, после долгого отсутствия, оттуда вернулся брат вождя, один из лучших следопытов племени. Он был ранен и сильно истощён, но он принёс несколько шкурок с зарисовками и записями, которые он срисовал со стен одной из пещер в горах. Это чуть не стоило ему жизни. Выбираясь из пещеры, он попал в сильный горный обвал и уцелел только чудом.

Вместе с Симкиным отцом и бабушкой, которая немного знала древние знаки, они разобрали эти записи и составили карту, где, скорее всего, могла находиться священная пещера. Знаки указывали на то, что это была пещера, где изначально хранились оба Талисмана, а теперь остался Талисман Света. Получалось, что эта пещера находилась в узком скалистом ущелье, где особенно часто случались горные обвалы. К сожалению, никакой информации о том, где может находиться Талисман Тьмы, найти не удалось.

–– Ничего, мы будем продолжать поиски, – сказал Симкин отец.

Бабушка выбрала один из лучших кусков выделанной кожи и аккуратно вышила на ней эту карту. Когда карта была готова, она свернула её, перевязала шнурком и спрятала её вместе со свитком, изображавшим столб с леопардом и руны. Симка иногда тайком доставал эту карту и разглядывал. Он вообще любил всякие карты, а эта его прямо-таки завораживала.

Симкина бабушка была очень старая. Во всём племени не было никого старше неё. На самом деле, она была бабушкой его отца, т.е. Симкиной прабабушкой. Но все в семье, включая Симку и его сестру Дину, звали её просто бабушка. Видя Симкин интерес к картам и легенде о Талисманах, она учила его всему, что сама знала, в том числе и древним рунам. Ему особенно понравились символы, обозначавшие Свет и Тьму. Вместе с бабушкой Симка любил размышлять, где ещё на их острове мог быть спрятан Талисман Тьмы. Бабушка твёрдо верила, что только соединение Талисманов решит все их проблемы.

–– Надо вернуть стабильность миру, – говорила она. – Тогда всё на земле будет процветать, – и растения, и животные, и люди. И не будет голода, и люди станут жить мирно и счастливо.

Симка с ней соглашался. Но как и где найти Талисман Тьмы?

Осенью бабушки не стало. Она умерла тихо и легко, во сне, просто от старости. Лесные горцы считали смерть естественным этапом в жизни человека. Они продолжали общаться с духами умерших через специальные ритуалы, истории и песни. Но Дина скучала по бабушкиным рассказам. Тогда Симка стал рассказывать ей по вечерам легенду о Свете и Тьме.

Теперь Симке было 12. Он подрос и стал умелым охотником. Их семья ещё ни разу не оставалась без еды, но на добычу пищи уходило много времени и сил. Симка почти постоянно ощущал лёгкий голод. Его мама объясняла, что возраст у него такой, – растёт он, – и подкладывала ему куски из своей тарелки.

В долине тоже жилось трудно и голодно. Лето выдалось холодное, и урожай собрали весьма скудный. Жители опасались, что зима будет очень трудной. Старейшины долины собрались на совет, чтобы обсудить ситуацию.

Некоторые старейшины считали, что надо направить усилия на расшифровку старинной рукописи. Учёные долины полагали, что эта рукопись содержит информацию о Божественных Талисманах. К сожалению, рукопись не содержала никаких рисунков или карт, только текст в древних рунах.

Но многие старейшины, включая главного, были настроены воинственно.

–– У нас нет времени на расшифровку, – решительно заявил главный старейшина, по имени Сток. – Ситуация критическая. Нужно решать, как накормить народ. И решать надо срочно и конкретно.

–– Надо засеять дикие пастбища на западе, – предложил кто-то. – Там никогда ничего не выращивалось. Земля должна быть плодородной. Если мы посадим сейчас скороспелую картошку, то успеем собрать урожай до холодов.

–– Те пастбища принадлежат лесным горцам, – возразил другой старейшина, один из тех, кто представлял учёных. Он был высокий, с гордой осанкой, и пользовался заслуженным уважением долинцев.

Послышались недовольные возгласы:

–– Они там всё равно ничего не сажают. Это просто несправедливо, что такая земля пропадает впустую, когда наши люди голодают.

–– Правильно! С нашими технологиями та земля даст хороший урожай. Те же дикари смогут покупать овощи на нашем рынке. Они нам ещё спасибо скажут!

–– Там пасутся дикие олени и буйволы, на которых охотятся горцы, – снова возразил высокий.

–– Пусть эти лесные горцы и сидят в своих горных лесах! Пастбища в долине, значит должны принадлежать нам.

–– В лесу недостаточно травы для оленей и буйволов. Если те пастбища вспахать и посадить картошку, дикие животные просто вымрут, – настаивал высокий.

–– А если мы ничего не сделаем, то вымрут наши люди! – жёстко сказал главный.

Совет загудел, как растревоженный улей.

–– Мы не можем просто забрать ту землю и использовать без согласия горцев! – перекрывая шум, громко заявил высокий. – Надо провести с ними переговоры и предложить долю урожая. Насколько я понимаю, они тоже не жируют.

–– Да хоть пусть вымрут все! Они же дикари, почти как звери.

–– Но мы-то не дикари! – воскликнул Сток. – Проведём переговоры.

На том и порешили.

На переговорах вожди лесного народа вежливо выслушали предложение долинцев, но твёрдо отказались.

–– Оленям и буйволам нужны эти пастбища. Куда они пойдут? – спросил главный вождь, Симкин отец.

–– Часть из них, наверно, вымрет. Но сейчас всем тяжело. Они могут и потесниться.

–– Нет, без пастбищ они все вымрут. Так нельзя. Надо жить в гармонии с природой. Они такие же живые твари, как и мы. Богам это сильно не понравится.

–– Это вы твари, как животные! А мы – люди! – не выдержал кто-то из долинцев и бросился на вождя с кинжалом. Симкин отец отреагировал мгновенно, и нападающий упал, как подкошенный. Все вскочили со своих мест и схватились за оружие.

–– Убийство на переговорах! – гневно закричал Сток.

–– Это была самозащита! Он первым напал! – возмутились горцы.

–– Я считаю это объявлением войны! – заявил Сток, – Переговоры закончены.

Обе стороны стремительно разошлись и стали собирать воинов.

Сражение состоялось на том самом пастбище, на котором собирались посадить картошку. Голодные и обозлённые люди бились яростно. Много воинов погибло в этом бою. Симкин отец сражался в самой гуще битвы, подавая пример храбрости своим воинам. Он получил много ранений, которые в итоге оказались смертельными.

Симка не сражался наравне с другими воинами, потому что ему ещё не было 14. Но он помогал в битве, как мог, – выносил раненых и помогал оказывать им медицинскую помощь.

Пастбища горцы отстояли. Но много, слишком много воинов погибло с обеих сторон. Горцы провожали своих умерших в последний путь на плоской вершине скалистого уступа. Когда они сложили все погребальные костры и приготовили все тела, места для провожающих не осталось. Длинная вереница людей медленно пробиралась среди тел, останавливаясь, чтобы попрощаться, сказать последние слова любви и пожелать хорошей охоты в другом мире своим родным и близким.

Симка остановился около тела своего отца. Главный вождь был готов перейти в другой мир со всем своим оружием, как и подобает воину. Его верный нож лежал рядом с бедром в красивых ножнах. Эти ножны искусно вышила Симкина мать, когда они только поженились. Отец заботился об этом ноже с особым вниманием. Когда-то на охоте отец сказал Симке:

–– Этот нож достался мне от моего отца. В нём есть часть его духа. Он приносит мне удачу на охоте. Он ни разу меня не подвёл. Я забочусь о нём, а он заботится обо мне. Когда придёт моё время уйти в другой мир, я хотел бы, чтобы он стал твоим. Мой дух и дух моего отца будут тебе помогать.

Симка всегда мечтал об этом ноже и гордился, что когда-нибудь он будет владеть им. Но сейчас он чувствовал только горечь. Симка взял нож, потому что так хотел его отец. Он вынул его из ножен. Потом провёл острым лезвием по ладони. Тут же выступила кровь.

–– Клянусь, отец, я найду Талисманы и восстановлю мир. Я не позволю этим жестоким долинцам завладеть ими.

Симка прикоснулся порезанной рукой к лицу отца. Алая кровь размазалась по щеке. Эта живая кровь вознесётся вместе с духом его отца и закрепит его клятву.

–– Хорошей охоты, – прошептал Симка, прикрепил ножны с отцовским ножом себе на пояс и спустился с погребальной скалы.

Погребальных костров в тот вечер было так много, что казалось, вся скала горела, как один огромный факел.

Рейтинг@Mail.ru