Побочный Эффект

Мария Мерлот
Побочный Эффект

1. Канун дня рождения принца Труанского

-– Отец! Ты хотел меня видеть? – Азор, принц Труанский, вошёл в кабинет своего отца. Император Форг отложил бумаги, над которыми работал, и встал навстречу сыну. Он очень любил своего сына и гордился им. Азор унаследовал лучшие черты своих родителей. Его тело повторяло атлетическое строение отца, сильного и сурового воина, великого полководца. Но черты лица, мужественные, как у отца, отличались тонкостью и благородством его матери, замечательной красавицы. Его длинные тёмные волосы были собраны на макушке в конский хвост по традиции того времени. Кольцо для волос украшал символ императорской семьи – огонь, искусно сделанный из золота разных оттенков.

–– Да, Азор. Послезавтра большой день, – ты станешь совершеннолетним. По случаю такого замечательного события, как ты знаешь, приглашены правители всех соседних государств и их семьи. Я уверен, что они все приедут поздравить тебя. И среди них, конечно, будут император Эреля великий сноб Одэн с принцем Улом. Это отличный момент, чтобы начать воплощать наш план в действие. Большинство гостей разъедутся по домам на следующий день, но ты постарайся уговорить принца Ула остаться на всю неделю празднования. Ул – твой ровесник, всего на несколько месяцев младше тебя. Остальные принцы и принцессы сильно моложе, так что будет только естественно, если вы с Улом будете проводить много времени вместе и подружитесь. Снобам льстит дружба с сильными мира сего; думаю, это будет не трудно. У нас есть время. Ты войдёшь к нему в доверие и выведаешь тайну Эликсира Жизни. Тем временем наша армия накопит силы и будет готова решительно и быстро захватить Эрель. Тогда Эликсир Жизни будет принадлежать нам, и Труан станет самым могущественным государством. И ты, мой сын, будешь его правителем!

–– Да, отец.

–– Ох уж этот Эрель… Такая маленькая страна, и такая заноза у нас в боку… Этот их Эликсир Жизни даёт им могущество и богатство. Они задирают на него цену, какую хотят. Мы должны узнать его секрет.

–– Я узнаю его, отец.

–– И ещё, есть подозрение, что они владеют одной из старинных магий.

–– Как наш Императорский Огонь?

–– Да. Как ты знаешь, Императорским Огнём может владеть только человек императорской крови, то есть ты и я. И только труанские императоры поддерживают это искусство до сих пор, у других оно не сохранилось. Что даёт нам некоторое преимущество. – Сказал император. – Согласно древним легендам когда-то существовала и другая магия, которая позволяла управлять всеми живыми организмами. Эрельские воины известны своими особенными отношениями с лошадьми.

–– Всем известно, что эрельские лошади – самые лучшие.

–– Да, но в наших руках они просто самые быстрые и выносливые лошади. А в руках эрельцев они делают удивительные вещи, не свойственные лошадям, например по команде хозяина могут замолчать, замереть неподвижно, отказаться от еды, подать сигнал. Я видел это своими глазами. Ещё ходит слух, что во внутренних покоях замка есть огромный серебристый леопард, который охраняет императорскую семью.

–– Скорее всего там просто висит ковёр с их гербом, – улыбнулся Азор.

–– Может быть. Но слух здесь, слух там… всё вместе это меня беспокоит. От лошади недалеко и до человека. Могут ли они влиять на действия человека? Хорошо бы разузнать, есть ли у них эта магия, и как далеко она простирается.

–– Такая магия была бы очень опасной.

–– Да, Азор, и поэтому очень важно добиться полного доверия Ула и выяснить их секреты. А теперь ты можешь идти. Только загляни к матери, она хотела согласовать с тобой десерты.

В тот же вечер в замке Эреля император Одэн выслушал доклад главного конюха, что великолепный эрельский жеребец, предназначенный в подарок труанскому принцу, выгулян, накормлен и находится в самом лучшем виде для завтрашней поездки. Потом вошёл камердинер и доложил, что ужин подан.

Император Одэн и принц Ул ужинали в тот вечер вдвоём.

–– Ул, – обратился император к сыну, – День Совершеннолетия труанского принца – это большой праздник. Он продлится по крайней мере неделю. Если принц Азор пригласит тебя остаться на всё время, соглашайся. Я хотел бы, чтоб ты с ним подружился. Вы ровесники, у вас много общих интересов, это было бы вполне естественно.

–– Вот уже много лет у нас мирные отношения, – пояснил Одэн, – но мне не нравится, как они интенсивно укрепляют армию в последнее время. Труану нельзя доверять. Старина Форг всегда стремился расширить свои владения, и захватить Эрель – его мечта. Постарайся добиться доверия Азора и, ещё лучше, стать его близким другом, и узнавать их секреты, так сказать, из первых рук.

–– Вряд ли Азор станет выкладывать мне государственные секреты, даже как близкому другу.

–– Не напрямую, конечно, но если ты будешь с ним часто общаться и будешь вхож в его узкий круг, то со временем выяснишь всех главных лиц, – в армии, в министерстве, – тех ключевых людей, кто принимает основные решения. И если они будут делать вдруг какие-то резкие и активные действия, ты это тоже заметишь. Даже просто знание, что они что-то предпринимают, будет очень полезно.

–– Ты считаешь, я смогу раздобыть больше информации, чем наши информаторы?

–– Кто знает, принц может знать больше, чем министры и генералы. Во-вторых, чем больше каналов информации, тем лучше. В-третьих, дружба принцев будет хорошо смотреться с политической точки зрения и подчеркнёт наши миролюбивые намерения. И в-четвертых, в крайнем случае, если они на нас нападут, наша лучшая стратегия – сбить их первый натиск. Благодаря Эликсиру Жизни, наши воины не знают усталости, и наши раненые выздоравливают очень быстро. Что даёт нам большое преимущество в долгой перспективе. Но, как ты знаешь, у Труана гораздо больше природных ресурсов, больше армия и мощнее оружие. Если они смогут напасть неожиданно и по большому фронту, они могут захватить Эрель раньше, чем мы восстановимся. Но если мы будем готовы и сможем быстро ликвидировать ключевых людей, включая принца, то победа будет за нами.

–– Ты хочешь, чтобы я убил принца Азора?!

–– Только как крайнее средство, сын мой! Я тоже против кровопролития, но нельзя сбрасывать со счетов, что Азор – единственный наследник Труана, и Форг сильно к нему привязан. Гибель Азора или хотя бы серьёзное ранение, сильно выбьют Форга и весь Труан из колеи. Полезно иметь такой козырь в руках.

Видя хмурое выражение своего сына, Одэн добавил:

–– Не забывай, мы имеем дело с труанцами, они известны своей жестокостью и не остановятся ни перед чем, чтобы добиться своей цели.

Принц Ул никогда этого не забывал. История Эреля была полна войн с Труаном, и в последнюю войну труанцы особенно отличились тем, что нападали на военные госпитали и уничтожали всех, от раненых до врачей и медсестёр. Его собственная мать, тогда ещё молодая медсестра Ума, была ранена в живот во время одной из таких атак. После чего рождение принца стоило ей жизни. От рук же труанцев погиб отец его лучшего друга и молочного брата Торо, погиб ещё до рождения Торо.

–– Я помню, отец, – сказал Ул. – Только, не делает ли это нас такими же, как они?

–– Нет. Мы никогда не нападали на них первыми и не собираемся. Но если Эрелю будет угрожать опасность, это наша с тобой ответственность – защитить его.

–– Да, отец. Я подружусь с Азором.

2. Совершеннолетие Азора

Вечером накануне дня рождения Азора в столицу Труана стали прибывать гости из соседних государств. Уже прибыли правители соседних Истана и Дэлла. Их флаги трепетали над воротами замка рядом с бордово-золотыми знамёнами Труана.

Прискакал курьер с границы и доложил о приближении эрельцев. Азор в это время был на балконе в компании своих друзей офицеров. Рядом с ним был и его лучший друг по прозвищу Бешеный Пёс. Наверно, у него было когда-то обычное имя, но все называли его Бешеным Псом, он и сам себя так называл, и имя постепенно забылось. Бешеный Пёс был богатырского телосложения, в бою был неудержим, очень вспыльчив и вполне соответствовал своему прозвищу. Даже его волосы, заплетённые в тугую косу, чтобы не мешаться в бою, напоминали короткий хвост бойцового пса. Многие воины и даже офицеры его побаивались, но он был абсолютно предан принцу Азору.

На дороге, ведущей к замку, показалась группа всадников. Флаги Эреля с изображением серебристого леопарда трепетали над их головами. Впереди скакали император Одэн и наследный принц Ул, их кремовые плащи, расшитые серебром, развевались за ними от быстрой скачки. Их сопровождала дюжина воинов и пара запасных коней без всадников.

–– Чёрт побери, какие кони! – проговорил Бешеный Пёс. – Чего не скажешь о принце Уле. Как-то он не производит впечатления. Хиловат.

–– Зато тебе нужно источать вежливость и гостеприимство, – напомнил Азор. – Так что держи своё мнение при себе, когда они прибудут в замок.

–– Ох уж эта государственная политика, – проворчал Пёс. Азор похлопал его по плечу.

–– Пожалуй, мне пора вниз, встречать гостей, – сказал он и спустился во внутренний двор.

Императоры и принцы обменялись любезными приветствиями. Принц Ул произвёл на Азора противоречивое впечатление. Он был похож на своего отца, но был более изящной и может быть даже хрупкой его версией. Однако его рукопожатие было твёрдым и сильным. Его изящная рука явно была рукой воина. Его чёрные волосы, собранные на макушке кольцом с изображением серебристого леопарда, растрепались от быстрой езды и придали ему слегка дикий вид, несмотря на роскошные императорские одежды. Держался он очень уверенно, что граничило с надменностью, но взгляд его был умный и внимательный. И когда он улыбался, его глаза улыбались вместе с ним, что, надо признать, было большой редкостью среди крупных политических фигур.

На следующий день вся страна ликовала и праздновала совершеннолетие принца Азора, которого в Труане очень любили. Эрельцы подарили ему великолепного эрельского скакуна, поистине императорский подарок. Даже его имя отлично подходило ему – Сорель, что на языке древних означало “стремительный”. Столы ломились от яств, вино текло рекой. Гостей развлекали военным парадом (заодно продемонстрировав военную мощь Труана) и театральным представлением. День закончился красочным салютом и императорским балом во дворце. На балу Ул поднял бокал вина в честь Азора:

 

–– Ещё раз с Днем Рождения, принц Азор! Я был много наслышан о труанских салютах, и признаюсь, сегодня салют оправдал все мои ожидания, и даже превзошёл их.

–– Я рад, – улыбнулся Азор. – Но это только начало. Праздник продлится всю неделю. Будет много состязаний, стрельбы, скачки. Я уверен, в конце будет ещё один салют. Я был бы рад, если бы вы могли остаться на всю неделю и поучаствовать.

–– Спасибо за приглашение! Это было бы великолепно. Отец вряд ли сможет задержаться, но я и несколько моих воинов с удовольствием останемся.

На следующий день гости из других стран разъехались по домам. Император Одэн вежливо сослался на неотложные государственные дела и уехал со своей свитой домой в Эрель, а принц Ул со своим телохранителем Торо и лучшими воинами спецотряда остался на весь праздник. Этот день был занят всевозможными конными состязаниями: выездка, препятствия и скачки. Труанские и эрельские воины друг другу не уступали в искусстве верховой езды. На скачках первым пришёл принц Ул, вторым – Торо, а принц Азор – третьим. Надо признать, что оба Ул и Торо обладали тем преимуществом, что были явно легче, чем высокий и мускулистый Азор, но всё равно это была отличная реклама эрельским лошадям.

–– Пусть радуются, – усмехнулся Бешеный Пёс. – Это последнее состязание, которое они выиграли.

Второй день состоял из разнообразных состязаний в силе. Труанцы явно были в своей стихии, особенно Бешеный Пёс, но и Мика (командир эрельских воинов, который славился своей силой) не отставал.

Кульминацией дня была борьба с животными. В центре квадратного загона был наполовину закопанный сундук. В сундуке лежал небольшой труанский флаг. Сундук был заперт на ключ. В центре крышки сундука было массивное кольцо, к которому крепкой верёвкой привязывался зверь, преимущественно свирепый и опасный. Воину давался только один кинжал и ключ от сундука. Задача была – достать флаг. Верёвка позволяла зверю покрыть почти всю площадь загона, только в самых углах воин был в относительной безопасности. Фактически, задача сводилась к борьбе со зверем и его убийству.

Всего было приготовлено 6 разных зверей: большой медведь, болотный волк, серебристый леопард, огромный дикий кабан, гигантский дикобраз и крупный самец болотных обезьян. Все, как на подбор, очень опасные противники. И Труан, и Эрель выставили по три воина: Ул, Торо и Мика со стороны Эреля и Азор, Бешеный Пёс и Несс от Труана.

–– Чёрт бы побрал этих проклятых труанцев, – процедил сквозь зубы Торо. – Мало того, что они убивают животных для потехи, они ещё и серебристого леопарда включили, чтобы убить у нас на глазах.

–– Держу пари, они сделали это специально, – пробормотал Мика. Принц Ул ничего не сказал, но взгляд его был жёстким и холодным.

Эрельцы явно недооценили коварство императора Форга. Он не просто хотел убить животное – символ Эреля на их глазах, но хотел сделать это руками эрельского принца. Ну или хотя бы унизить принца, если тот откажется от поединка. Объявили, что воины будут тянуть жребий, кому с каким зверем сражаться. Форг приготовил 2 одинаковые банки: в одной было шесть бумажек с надписью “серебристый леопард”, а в другой – пять бумажек с оставшимися животными. Он лично взял первую банку и поднёс принцу Улу, чтобы “почётный гость выбирал первым”. Ул выбрал бумажку, Форг небрежно сунул банку под мышку, и зачитал вслух бумажку Ула:

–– Серебристый леопард! Достойный противник!

Среди труанцев пробежал ропот. Эрельцы хранили гробовое молчание. Форг вернул бумажку Улу, достал из под руки банку (только уже другую) и протянул её Азору. Тот вытянул волка. Потом тянули остальные, и Торо досталась обезьяна, Мике – кабан, Псу – медведь и Нессу – дикобраз. Форг объявил, что принцы будут сражаться со своими животными последними.

–– Что будем делать? – Мика спросил Ула. Было видно, что он готов сражаться с толпой труанцев до последней капли крови, если такова будет команда принца. Остальные эрельцы сплотились плотнее вокруг своего принца, выражая такую же твёрдую решимость.

–– Вы пока делайте своё дело, – сказал Ул, обращаясь к Торо и Мике, – а там посмотрим.

Поединки начались. Несс, Торо, Бешеный Пёс и Мика успешно справились со своими зверями. Все, кроме Торо, получили раны и царапины, но несерьёзные. Мика пошутил, что Торо своей гибкостью и ловкостью превзошёл даже болотную обезьяну.

Потом Азор вышел к волку. Волк оскалил зубы и мощным рывком рванулся к горлу ненавистного человека. Азор отклонился и в тот же миг вонзил свой кинжал в горло волка. Длинные жёлтые клыки волка только оцарапали плечо Азора у основания шеи. Поединок закончился рекордно быстро, – всего за несколько секунд. И вот уже Азор гордо демонстрировал зрителям флаг из сундука.

Флаг снова заперли в сундуке, Азор вручил ключ Улу. Загон прибрали, кровь волка засыпали свежими опилками и песком. Вывели и привязали к кольцу серебристого леопарда. Точнее, леопардиху. Ул сразу заметил, что это самка, причём оторванная от её детёнышей, – были заметны соски, полные молока. Конечно, самый опасный противник – мать, разлучённая с детьми. Ул вышел в загон и встал в углу, сжимая в руке кинжал. Леопардиха совершенно молча и мрачно подошла почти вплотную к нему, насколько ей позволяла верёвка. У неё был совершенно чёрный нос, что очень необычно для серебристых леопардов. В её глазах была бездонная тоска и ненависть к жестоким двуногим животным, разлучившим её с детёнышами. Её эмоции накатывали на Ула, как мощные волны. И никакого инстинкта самосохранения там не было, только тоска и ненависть и желание дорого продать свою жизнь. И в мозгу Ула, а может быть в его сердце, возник отчетливый образ трёх маленьких, пушистых комочков в её тёмном логове, тычущихся в поисках матери и её молока, и находящих только пустоту. И Ул решился. Он метнулся к ней навстречу, обхватил её шею левой рукой и зафиксировал её на секунду. Этой секунды было достаточно, чтобы правой рукой аккуратно перерезать веревку у неё на шее. Они отпрянули друг от друга, только теперь леопардиха была свободна, и никакой угол не был безопасным. Все зрители вздохнули как один человек и затаили дыхание. Ул и зверь впились глазами друг в друга, но не нападали. Мех на холке леопардихи стоял дыбом, Ул сжимал кинжал, готовый защищаться. “Я друг! – мысленно твердил ей Ул, – Я не хочу тебе вреда”. Оба замерли в полной неподвижности. Только ноздри зверя раздувались, как будто она принюхивалась к Улу. Потом она вдруг собралась как пружина, отвела взгляд от Ула, одним мощным прыжком перемахнула через ограждение и зрителей, и скрылась в лесу, который начинался сразу за замком. Раздались перепуганные крики, в лес полетели запоздалые стрелы, но леопардиха уже исчезла из виду, и след её простыл.

Тем временем Ул открыл сундук и достал флаг. Зрители роптали и волновались. Раздавались выкрики, что Ул победил нечестно. Форг властно поднял руку, и все затихли.

–– Я думаю, пусть именинник решает, честная ли была победа, – провозгласил он.

–– Это было очень нетрадиционно, – сказал Азор, входя в загон и обращаясь к Улу.

–– На одну и ту же вершину можно взойти разными путями, – спокойно ответил Ул.

–– Верно. Задача была достать флаг, и задача решена. Я считаю, победа честная и очень оригинальная! – объявил Азор, пожимая Улу руку.

Позже, в комнатах эрельцев Торо обработал рану Мики и смазал её заживляющим кремом. В его состав входил Эликсир Жизни, и рана быстро затянулась, благо она была поверхностная. Через час только бледный шрам напоминал о ней.

За ужином император Форг объявил, что завтра состоится марш-бросок. Четыре пары воинов – один труанец и один эрелец в каждой – будут заброшены в неизвестные заранее точки, откуда они должны будут выбраться назад к замку.

–– Местность очень пересечённая и нужно ожидать, что угодно: болото, реку, лес, скалы. Это займёт примерно сутки. Каждая пара получит стандартный походный набор, чтобы они все были в равных условиях. Нельзя брать ничего сверх этого набора – только походная одежда и личное оружие. Задача – прийти в замок как можно быстрее. Сбор завтра в 8:00 в этом зале. Есть ли вопросы?

–– Известно ли, кто из труанцев будет участвовать? – спросил Ул.

–– Пока нет. Они должны будут выбрать четверых до завтрашнего утра. Так же как и вы, – Форг склонил голову в сторону Ула и многозначительно улыбнулся. – Но я лично очень надеюсь, что оба Высочества составят одну из пар.

Ул вежливо улыбнулся и кивнул в ответ.

После ужина эрельцы решали, кто должен участвовать в марш-броске. Все хотели попробовать свои силы на труанской территории. После некоторого раздумья принц Ул сказал:

–– Это не просто спортивное состязание. Это возможность узнать поближе ключевых воинов Труана. И о Труане, и об их армии. Жаль, мы не знаем, кто будет с их стороны. Точно будет принц Азор, и скорее всего этот Бешеный Пёс. Остальные два неизвестны. Мика, я думаю тебе стоит пойти в паре с Псом. Он скорее пойдет на контакт с тобой, чем с кем-то ещё. Я пойду с Азором. А ещё двое – жребий из желающих.

Желали все. Мика отсчитал 6 спичек и сломал одну пополам:

–– Короткие идут завтра марш-бросок.

–– Подожди, – Ул забрал одну из длинных спичек, – Торо, ты останешься тут.

–– Почему?! – возмутился Торо. – Я тоже хочу.

–– Конечно хочешь. Но ты здесь не для развлечений, а для моей охраны.

–– Вспомнил! И как мне охранять твоё высочество, когда ты будешь неизвестно где с вражеским принцем?!

–– Именно. И если мне понадобится твоя помощь, я хотел бы, чтобы ты был известно где и готовый действовать, – мягко, но твёрдо сказал Ул.

–– Вот так всегда, – проворчал Торо.

Короткие спички достались Сепу и Джейку. Ул обратился к остальным:

–– В моё отсутствие Торо остаётся за главного.

В это время Форг и Азор разговаривали в кабинете императора.

–– Этот принц Ул не так прост, как кажется, – размышлял вслух Форг. – Как он освободил леопарда! Уж не применил ли он древнюю магию?

–– По-моему, он совсем не был уверен в исходе. Он был готов сражаться. У меня сложилось впечатление, что он сильно рисковал.

–– Но как самоуверенно он держался после. На одну и ту же вершину можно взойти разными путями. Ничего, марш-бросок поставит его на место, и он станет тихий и кроткий.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru