Х команда

Мария Мерлот
Х команда

18. Управление мотоциклом

20 января.

Кстати, Бен извинился передо мной на следующее утро. Простить его было совсем несложно.

Сегодня он объявил, что учится водить мотоцикл. Мы все за него радовались. Парни долго обсуждали разные модели мотоциклов, их плюсы и минусы.

Мы обедали в икс-берлоге, когда Бен спросил:

– Народ, а вы знаете, как повернуть мотоцикл? Во время езды, конечно. Вождь, не говори им.

– Э… повернуть руль? – саркастически предложил Элиот.

– А конкретнее? Допустим, ты едешь со скоростью 50 миль в час, и тебе нужно повернуть налево. Что ты делаешь?

– Толкаю правую ручку руля вперед, левую – назад, и переднее колесо поворачивается влево.

– Нет, – возразил Макс, – на высокой скорости ты просто наклоняешься в сторону поворота. Налево, если хочешь повернуть налево. Как на велосипеде.

– Уже лучше, – одобрил Бен. – Но как наклонить тяжёлый байк?

"Хороший вопрос… И он не просто тяжёлый, на большой скорости он будет очень устойчивым, как гироскоп." Я закрыла глаза, чтобы представить себе большой гироскоп и вспомнить правила, связанные с ним.

– Надо толкнуть левую ручку вперёд, – сказала я, открывая глаза. – Осторожно, – добавила я и поняла, что наступила Бену на мозоль своим ответом. Он посмотрел на меня, как будто я только что сломала его новый рождественский подарок.

Что я наделала! Я прикрыла рот рукой, сделала как можно более виноватое выражение лица и вышла из комнаты. Я знаю, что вопрос был ко всем нам, а я никогда не водила мотоцикл, поэтому я могла подумать и попытаться ответить так же, как и другие. Но мы должны были не знать ответа, чтобы Бен потом объяснил. И если бы кто-нибудь всё-таки ответил, то лучше бы не я, учитывая мои нынешние трения с Беном.

Язык мой – враг мой. Надежды на то, что я ошиблась, не было. Это физика, а физика всегда права.

Я огляделась на знаки опасности на стене вокруг наших дверей. “Повышенный уровень шума”, – гласил один из них. Ага, это про меня. Я сняла знак, принесла к своему столу, села и спряталась за ним. Когда я осторожно выглянула из-за его края, я увидела, что Бен изо всех сил пытается не рассмеяться. Остальные тоже улыбались.

– Ты права, – сказал Бен.

– Это не я, – сказала я своим самым невинным голосом, – это физика.

Все засмеялись.

– Но почему? – спросил Анджело.

Бен посмотрел на меня. Я покачала головой. Я буду молчать, как рыба.

– Давай, объясняй – настаивал Бен.

Я снова покачала головой.

– Эффект гироскопа, – наконец сказал Джим.

– А! Это имеет смысл, – сказал Анджело.

19. Гранд Турнир

26 января.

Мы только что вернулись с Гранд Турнира. Я была там так занята, что у меня не было времени на записи. Вот самые примечательные детали.

Мы выиграли! Я до сих пор чувствую эйфорию от всего, что произошло за последние четыре дня.

Наша команда заняла первое место по естественным наукам и разделила первое место со школой Уайт-Ридж из Вирджинии по математике. Индивидуальные результаты в Икс-команде:

По математике:

Бен – первый;

Мартин и Тед – вторые;

Джим, Том и Элиот – третьи;

Кельвин и я – четвёртые;

Макс – пятый;

Анджело – седьмой.

По естественным наукам:

Анджело – первый (он единственный, кто решил зубодробительную задачу по химии);

Джим и Бен – вторые;

Макс и я – третьи;

Мартин, Тед и Кельвин – четвёртые;

Том – пятый;

Элиот – шестой.

Мы, конечно, делили места с ребятами из других штатов, но я обратила внимание только на наших. Кстати, наши младшие классы (9 и 11) тоже хорошо выступили, а Нина заняла четвёртое место по математике и шестое по естественным наукам в её классе.

У Гранд Турнира есть своя интересная традиция. В воскресенье утром, когда комиссия заканчивала проверку задач, состоялся капитанский блиц-матч. На результаты турнира это не влияло. Он проводился просто для развлечения. И, конечно же, славы.

Происходит он так. В нём участвуют только капитаны команд. По одному от каждого штата. Матч начинается с простых задач, на решение которых даётся всего десять минут. Капитаны должны записать свои решения на листе бумаги и нажать на таймер. Через десять минут все останавливаются, и решения сортируются. Лучшие решения (короче, элегантнее, эффективнее) имеют приоритет, одинаковые решения сортируются по таймеру. Половина капитанов с лучшими / более быстрыми решениями переходят в следующий раунд. Когда остается всего четыре или пять капитанов, задачи усложняются. Последний раунд между двумя финалистами – самая сложная задача, и у капитанов есть пятнадцать минут.

Бен и Джордж (капитан школы Уайт-Ридж в Вирджинии) вышли в финальный раунд. У них была задача по геометрии. Оба начали писать как сумасшедшие, но Джордж первым успел нажать на таймер. Бен задумался, затем перечеркнул лист и снова начал писать. Через несколько минут он тоже выключил таймер. Его решение оказалось короче, поэтому он выиграл!

Все из нашей школы скандировали “Бениссимо! Бениссимо!” Позже Бен сказал нам, что его решение было вдохновлено моим элегантным решением аналогичной проблемы. (Между прочим, одним из тех решений, которые вызвали у Бена волейбольную агрессию на меня.)

– Спасибо, Ирен, – сказал он мне.

– Пожалуйста.

Мы всё ещё ждали результатов, и Джордж предложил волейбольный матч между старшеклассниками Уайт Ридж и Икс-командой. Большинство команд играли в волейбол каждый вечер во время турнира. (Я говорю вам, в волейболе что-то есть!) Мы видели, как играют старшеклассники Уайт Ридж – довольно хорошо. “Почему бы и нет,” – сказал Бен, и шесть наших сильнейших игроков – Бен, Анджело, Джим, Тед, Кельвин и Мартин – сыграли с Уайт Ридж. Команда Икс выиграла, но с трудом. Кстати, в команде Уайт Ридж была девушка. Она была высокой, спортивной и очень хорошо играла.

Вскоре были объявлены результаты Турнира, и мы узнали, что выиграли. С нашей стороны было много аплодисментов, а команда Уайт Ридж была явно разочарована.

– Как насчёт ещё одного волейбольного матча, на этот раз со смешанными командами? Вам нужна хотя бы одна девушка, – сказал Джордж. Какой боевой парень! Ему просто нужно было что-то выиграть. Уверена, они видели мою посредственную игру предыдущими вечерами.

– Дайте нам передохнуть! – сказал Бен. Он хотел отказаться, но Эрик (он сопровождал нас на турнире) убедил нас сыграть.

– Конечно, они хотят победить, – сказал он. – Ребята, вы уже выиграли столько всего. Было бы хорошо с вашей стороны проявить дружелюбие и дать им шанс на небольшую победу. Конечно, не играйте на поражение. Всегда играйте на победу. Но вы можете позволить себе быть щедрыми.

О да, Эрик может быть очень убедительным.

– Что ты думаешь? – спросил меня Бен.

Увы, я не могу спрятаться за кем-то другим. Я единственная девчонка в Икс-команде.

– Если надо, сыграю. Но вы же знаете, насколько я плоха.

– Мы также знаем, насколько ты хороша, – сказал Джим. – Но они этого не знают. Значит, они могут тебя недооценить. И мы можем превратить твою слабость в нашу силу.

– Мечтать не вредно, – я была пессимистична.

– В любом случае, мы играем для развлечения, – добавил Анджело.

Я заменила Теда, и мы начали игру.

В целом, мы держались хорошо. Как обычно, играли три сета. Школа Уайт Ридж выиграла первый сет, мы выиграли второй. В конце третьего они лидировали всего на два очка – 22:24 (мы: они). Мы выиграли подачу, что было бы хорошо, если бы не моя очередь подавать.

Я встала на подачу. Мои ребята заняли свои позиции и были готовы к игре. Как будто они ожидали, что я успешно подам. "Ладно, мы проиграем подачу, но продолжим борьбу."

Я сосредоточила своё внимание на физике процесса – удар по центру мяча в общем направлении противоположной команды.

В тот момент, когда моя рука ударила по мячу, я почувствовала, что мне удалось. Подача не была ни мощной, ни хитрой. Мяч просто красиво перелетел через сетку и попал в центр другой стороны. Они этого не ожидали. Они даже не пошевелились принять его. Я забила гол!

Моя команда сделала вид, что ничего не произошло. По крайней мере, ничего экстраординарного. Я получила мяч и снова подумала о физике. Я снова подала! И снова забила! Они просто не могли поверить, что такая редкость может случиться дважды подряд.

Между тем, счёт выровнялся – 24:24.

Бен бросил мне мяч с совершенно спокойным и отстранённым выражением лица. Все выглядело так, будто все икс-парни, включая зрителей, превратились в “Вождей”. Думаю, они боялись спугнуть нашу удачу. Они, наверное, даже боялись дышать в полную силу. Я их отлично понимаю.

Во всяком случае, я сама не верила, что смогу подать в третий раз, и когда я ударила по мячу, я почувствовала, что удар слабый. К моему удивлению (и всех остальных) мяч перелетел через сетку. Едва – едва. Я была уверена, что он попадёт в сетку, но этого не произошло. Это сбило с толку Уайт Ридж, и я снова забила гол. Теперь мы лидировали – 25:24.

Джордж запросил тайм-аут. Он накачал свою команду, чтобы они собрались и начали играть.

Наша команда никак не реагировала. Только Бен улыбнулся мне уголком рта и сказал одобрительно: “Это было изящно”. Как будто я специально это сделала.

Каким-то образом их нарочитое спокойствие помогло. Я тоже оставалась спокойной. И я снова успешно подала. Четвёртый раз подряд!

Мяч было легко взять, и на этот раз Уайт Ридж сыграли. Ну и мы тоже сыграли. Джим подвесил мяч для Анджело, другая команда прыгнула, чтобы заблокировать, но Анджело аккуратно толкнул мяч над их головами вместо того, чтобы гасить. Он забил гол, и мы выиграли 26:24.

Тут вся Икс-команда взорвалась. Анджело сграбастал меня в медвежий захват, все бросились присоединиться. Я думала, что меня расплющат, но руки Анджело на самом деле защищали меня. Потом многочисленные руки подняли меня, и через мгновение я обнаружила, что сижу на плечах Анджело. Он и остальная часть волейбольной команды пробежали круг почёта вокруг корта, со мной наверху.

 

– Для меня большая честь быть твоим запасным игроком! – сказал мне с гордостью Тед.

20. Сверхновая

31 января.

После турнира мы расслабились. Мы победили, и это было начало семестра, поэтому мы просто наслаждались жизнью. Посторонний человек, вероятно, не заметил бы большой разницы. Мы по-прежнему много занимались математикой и прочими науками. Но разница была огромной. Мы не торопились, не напрягались, мы выбирали только те темы, которые нам всем нравились, и занимались ими в желаемом темпе. Что, скорее всего, было намного быстрее, чем у нормальных людей. Но это ключевое – делайте то, что вам нравится, и делайте это в своём темпе, и вы будете счастливы.

Вот что случилось с Икс-командой – мы были счастливы. Никакого стресса. Мы получали удовольствие друг от друга, от учёбы, от каждого дня в школе.

Однажды Том пришёл очень взволнованный и сказал:

– Народ! Прямо сейчас в Млечном Пути появилась сверхновая звезда! Супер яркая. И её видно на нашей широте в течение двух часов после захода солнца.

Если вы не знаете, сверхновые в Млечном Пути – редкость. Поскольку они близко к Земле, они очень яркие, видимые невооружённым глазом. И они горят несколько недель, максимум два-три месяца. Так что нам невероятно повезло, что такое случилось при нашей жизни.

На уроке икс-физики Джонатан поделился той же новостью.

– Если вам интересно, могу организовать посещение местной обсерватории. Она далеко от городских огней, поэтому вид должен быть потрясающим. Я бы сам хотел посмотреть. И они могут рассказать нам всё об этой сверхновой.

Да, мы все хотели поехать! Эрик тоже присоединился к нам. Поскольку это было поздно вечером, почти ночью, мы смогли воспользоваться школьным микроавтобусом.

Мы поехали на следующий день. Астрофизики обсерватории рассказали нам всё, что знали об этой сверхновой, показали изображения неба раньше и сейчас. Они объяснили, как даются имена сверхновым, и что имя этой – SN2025A. Потом мы все пошли на их смотровую площадку. Поскольку звезда была такой яркой, телескоп был не нужен.

Небо над площадкой было потрясающим. Я люблю смотреть на звёзды, но в городе видно только самые яркие. Здесь небо очень быстро потемнело и заполнилось миллионами звёзд. В центре был великолепный Млечный Путь. Это было так красиво!

– В любой момент появится, – сказал парень из обсерватории.

Прошла минута, и он сказал: “Вот она!” Он указал на яркую звезду, поднимающуюся над горизонтом.

Чем выше она поднималась, тем ярче сияла. Через полчаса она стала настолько яркой, что затмила множество обычных звёзд вокруг себя.

На площадке было абсолютно тихо. Вдруг голос Анджело пробормотал:

– Такая маленькая и такая яркая. Прямо как наша Ирен.

Я совсем не сентиментальна, но на несколько секунд у меня перехватило дыхание.

– Точно. Верно. – Остальные голоса согласились так же тихо.

– Ага, – пробормотал Джим рядом со мной.

Я ничего не сказала. Я не могла. Я боялась, что мой голос подведёт меня.

Не то чтобы они ожидали, что я что-нибудь скажу.

Мы сфотографировали звезду на наши телефоны и фотоаппараты. Затем Джонатан сказал нам, что хотел бы сфотографировать команду Икс рядом со сверхновой. Он заядлый фотограф, и у него есть сверхчувствительная камера. Он попросил кого-то включить свет в обсерватории и сказал, что этого должно быть достаточно, чтобы подсветить наши лица.

Мы повернулись к нему и сгруппировались вместе.

– Когда я скажу “три”, не двигайтесь несколько секунд, – сказал Джонатан. – Один, два, три!

Он сделал несколько снимков нас со сверхновой. Потом мы сели в микроавтобус и поехали домой. Они высадили меня у моего дома прежде, чем поехать к школе, где остальные запарковали свои машины.

20 февраля.

Вчера мы отметили мой день рождения. Празднование дня рождения в Икс-команде – это просто, но весело. Именинник приносит торт или другое угощение, Анджело делает фейерверк, все остальные приносят по воздушному шару, которые мы наполняем гелием в лаборатории физики. Никаких подарков, это правило. Самое интересное – это “историческая” часть, когда, поедая торт, народ вспоминает забавные истории с участием именинника. Конечно, это не обязательно. Это совсем не похоже на стандартные дни рождения в начальной школе. Это больше похоже на истории рыбаков, охотников или альпинистов, когда они вспоминают свои приключения.

Я думала, обо мне нечего рассказывать. Как я была неправа! Мартин вспомнил мою картину с посвящёнными ему циркулем и линейкой и всю историю о “поклоннице из 10-го класса”. Джим рассказал, как я расспрашивала его про его водительский опыт, когда я вывихнула лодыжку, и он предложил подвезти меня домой. И как ловко он заставил меня поверить, что я в безопасности. Бен вспомнил (забавно) мою табличку “Повышенный уровень шума” и то, как я испортила ему хвастовство. Кельвин спросил у меня разрешения и рассказал другим о моей “цветовой слепоте”. Вспомнили, как я сокрушила Уайт-Ридж в волейболе, чудесным образом перебросив мяч через сетку четыре раза подряд. И мой математический метод обучения танцам.

Я чуть не растаяла, слушая всё это. Я и не знала, что я такая замечательная. Но настоящую бомбу они приберегли к концу.

– У нас есть для тебя небольшой подарок, – сказал Бен. – Я знаю, это против правил, но ты сама против правил. – И он дал мне плоский пакет, завёрнутый в подарочную бумагу.

Все парни окружили меня с большим нетерпением на лицах. Я чувствовала себя как на сцене.

– Мне открыть его сейчас? – спросила я.

– О да, – сказал Том. – Мы не выпустим тебя из этой комнаты, пока ты его не откроешь.

Я разорвала обёртку. Внутри лежали два плотных листа бумаги. Сверху была фотография команды Икс со сверхновой, со мной впереди и по центру. Это было потрясающе.

А под ней было официальное свидетельство. В нём говорилось, что сверхновой SN2025A было присвоено особое имя “Ирен” в честь выдающейся и замечательной Ирен Старр.

У меня не было слов, и я не могла поверить своим глазам.

– Это официальное имя этой сверхновой, – прокомментировал Джонатан. – Отныне во всех каталогах её зовут Ирен.

– О боже, – сказала я. – Я не могу в это поверить. Спасибо вам! Я не знаю, что и сказать.

– Просто скажи, что любишь нас, – предложил Тед, подмигнув.

– Я люблю вас!

"Я действительно их люблю."

– О! Хорошее прозвище для Ирен – Сверхновая! – воскликнул Мартин. (А я-то думала, что будучи девушкой, мне удастся избежать прозвища!)

– Нет! – Макс начал, а Элиот закончил: – Суперстарр!

Команда взорвалась аплодисментами и немедленно согласилась с тем, что это должно быть моим прозвищем.

Что ж, если я обречена на прозвище, я не против быть Суперстарр.

Это был мой самый лучший день рождения.

21. Комплексный импеданс

14 марта.

В икс-физике мы сейчас изучаем электричество, и сегодня мы узнали о комплексном импедансе. Звучит круто и загадочно, не так ли? На самом деле всё очень просто.

Подобно сопротивлению в законе Ома, комплексный импеданс описывает взаимосвязь между током и соответствующим напряжением, только для переменного тока. Когда схема состоит только из резистора, ток и напряжение меняются синхронно – они достигают максимума и минимума одновременно. Но в катушке индуктивности ток отстает от напряжения, а в конденсаторе он опережает напряжение, поэтому присутствует фазовый сдвиг. Математически, корреляция между током и напряжением описывается комплексным числом, где действительная часть представляет собой нормальное сопротивление (как в законе Ома), а мнимая часть представляет собой фазовый сдвиг. Вместе это называется комплексным импедансом.

Нам всем очень понравилось, как это звучит – Комплексный Импеданс!

Кроме того, сегодня знаменательный день, потому что Бен получил права на мотоцикл и приехал на нём в школу! Во время обеденного перерыва вся Икс-команда вышла на улицу, чтобы полюбоваться байком и покататься с Беном по парковке.

Эту активность заметили Боб и его друзья, те самые, которые “частично умерли” осенью. Они рядом играли в баскетбол. Боб усвоил свой урок осенью и старался вообще не связываться с Икс-командой. Но в последнее время у него были трения лично с Беном. Я думаю, это как-то связано с Майей, чирлидершей, которая после Рождественского Бала стала часто встречаться с Беном.

– Что, Бен, ты разбил свою машину и не можешь позволить себе новую? – не удержался Боб.

– Боб, если ты ничего не понимаешь в мотоциклах, продолжай играть в свой баскетбол, – ответил Бен.

– Какой идиот ездит на байке!

Бен посмотрел на него, не находя слов. Какой идиот задаст такой вопрос? Это проблема умных людей – их легко поставить в тупик идиотскими вопросами.

Я потянула Бена за рукав, как ребёнок, который пытается удержать своего старшего брата от неподобающего поведения.

– Бен, не надо! – сказала я громким драматическим шёпотом. – Может, он не умеет водить мотоцикл! Что, если он не знает об эффекте гироскопа?!

Бен недоумённо посмотрел на меня, затем на Боба.

– Или о гармоническом среднем? – подыграл Анджело.

– Если быть точным, – вставил Джим, – знание гармонического среднего не является абсолютно необходимым. Я слышал, что некоторые производители байков сейчас делают упрощённые модели.

– А комплексный импеданс? – вмешался Тед.

– Это да, комплексный импеданс, конечно, нужно знать, – согласился Джим.

– Да ладно, все знают о комплексном импедансе, – это была я.

Бен повернулся к Бобу и спросил:

– Ты знаешь?

Теперь Боб не мог найти слов. Бен безжалостно добил его:

– Не знаешь?! Ну ты даёшь! Это знают даже маленькие девочки! – он указал на меня.

Я была совсем не против. Преврати свою слабость в свою силу!

И никогда не трогай Икс-команду.

Рейтинг@Mail.ru