Х команда

Мария Мерлот
Х команда

12. Один из таких дней

8 ноября.

Вчера я узнала, что знаки предупреждения об опасности на стенах Икс-берлоги – не шутки.

Как вы знаете, я девушка. И, конечно же, женские дела со мной случаются регулярно по замыслу природы. Мне в этом плане повезло, у меня месячные регулярные и безболезненные. И обычно не влияют на моё настроение. Но иногда, может быть, раз в год, они спотыкаются на день и приходят с болезненными спазмами. Это такой тип боли, который больше раздражает и выматывает, чем действительно болит. Поскольку это происходит так редко, оно всегда застает меня врасплох и вызывает раздражение. Обезболивающие мало помогают. Лучшее лечение – это обняться с тёплой грелкой и большим плюшевым одеялом и выспаться. Увы, в школьный день у меня нет такой роскоши.

Вчера был один из таких дней. Всё раздражало – регулярные шумы, радостные приветствия и тому подобное. Мама меня сразу поняла. Она предложила объявить больничный день и прогулять школу, но я не хотела пропускать икс-уроки.

– По крайней мере, позволь мне отвезти тебя сегодня в школу, – сказала она. – А если в течение дня не станет лучше, позвони или напиши мне. Я сразу за тобой приеду.

– Ладно.

– Можешь взять с собой плюшевый плед. Если хочешь.

– Ладно.

Таким образом, утром я была первой в Икс-берлоге. Вскоре после меня пришли Хаки. Они поздоровались и занялись одним из своих компьютерных проектов. Я читала книгу в блаженной тишине, обнимая свой плюшевый плед.

Намного позже появился Анджело, а вскоре после него – Джим. Анджело всегда любит дружески поболтать со мной, но я смогла прервать его утреннюю беседу, поприветствовав его и немедленно вернувшись к своей книге.

Я попробовала ту же тактику с Джимом, но он сказал:

– Сегодня ты необычная. Всё нормально?

"Вождь, почему бы тебе не применить свои превосходные навыки наблюдения к кому-нибудь другому?"

– Я в порядке, – сказала я немного резко, – я читаю книгу, видишь?

Джим смотрел на меня несколько секунд, как обычно, с непроницаемым выражением лица.

– Ты напоминаешь мне мою сестру, – наконец сказал он, и в его голосе прозвучала досада.

Я закатила глаза и вернулась к чтению.

– О… – сказал он с некоторым пониманием и ушёл.

"Наконец-то," – подумала я. Но моё раздражение смешалось с некоторым раскаянием. Он не виноват, что у меня плохое настроение. В этом никто не виноват. "Ребята, пожалуйста, оставьте меня в покое на сегодня," – я послала им всем мысленное сообщение.

Джим вернулся очень скоро с двумя знаками, которые он снял за нашей дверью.

– Какой из них подходит лучше? – очень серьёзно спросил он меня.

На одном было написано “Вредные химические вещества”, а на другом – “Повышенная взрывоопасность”.

– И то, и другое, – сказала я и невольно улыбнулась.

Не говоря ни слова, он прикрепил оба знака к моему столу, чтобы все могли их видеть.

Вскоре после этого пришли остальные парни. Все видели знаки, и никто не спрашивал и не комментировал. Только Бен очень тихо присвистнул.

Эрик пришёл с звонком и отреагировал точно так же – проигнорировал меня. “Хм, хорошо.

После математики я поблагодарила Джима.

– Без проблем, – сказал он. – Пожалуйста.

К обеду я почувствовала себя намного лучше. Я сняла таблички и присоединилась к разговору. Я видела явное облегчение на их лицах. Ну, кроме, конечно, Вождя. Выражение его лица не изменилось, но он тоже болтал со мной.

Парни сказали мне, что главное предназначение знаков заключалась в том, чтобы помочь икс-ученикам справляться с перепадами настроения. Судя по всему, перепады настроения у одарённых детей довольно часты. И довольно часто они не могут (или не хотят) их выразить словами. Им просто нужно переждать это. Что может быть лучше, чем такой знак, для сигнала другим о том, чтобы вас оставили в покое?

Всё верно! Я хорошо помню несколько случаев, когда учитель или школьный психолог из самых лучших побуждений (и приторно сладким голосом) спрашивал меня: “Что-то не так?” или “Хочешь поговорить о своих чувствах?” Правильным ответом было бы: “Я хочу швырнуть в Вас эту книгу”, что, конечно же, неправильный ответ. Да здравствуют знаки!

Я почувствовала облегчение оттого, что никто не понял, почему у меня плохое настроение. Каждый ведь имеет право чувствовать себя плохо!

Но сегодня я убедилась, что ошибалась. Когда я вернулась в икс-берлогу после дополнительного урока рисования, Джим всё ещё был там, заканчивая домашнее задание.

– Я принес для тебя, – он дал мне пакет, полный сухих трав. – Заваривай, как чай – чайную ложку на стакан воды. Или добавляй его в обычный чай. Помогает при мышечных спазмах.

Кровь прилила к моим щекам. – Почему ты решил…

– У меня есть две сестры. – Совершенно непроницаемое лицо. – Они огрызаются, когда им нужна эта трава. И обнимают что-нибудь мягкое.

Я вспомнила свой плюшевый плед. Мне стало неловко.

– Мама тоже пользуется этой травой. Она говорит, что это действительно помогает. Попробуй.

– Что?! Ты рассказал своей маме обо мне и моих спазмах?!

– Конечно, нет! – Было ли это моё воображение, или смуглую кожу Вождя пробил намёк на румянец? – У нас есть большая банка этого. Каждый берёт, когда необходимо. Я взял для тебя.

Я представила, как Джим пробирается к банке тайком посреди ночи, и не могла сдержать улыбку.

– Спасибо, – сказала я. Думаю, теперь я просто должна буду попробовать эту травку.

13. Математические танцы

29 ноября.

В начале ноября в школе была танцевальная вечеринка. Анджело устроил фейерверк к началу вечеринки. Это было здорово. Не знаю, как он это сделал, но Ангел добавил к фейерверкам звуковые эффекты. Некоторые из них свистели, другие щелкали, а третьи стонали. Просто супер.

Когда заиграла музыка, я ушла от икс-парней, чтобы “маленькая девочка” не мешалась им под ногами. Я нашла группу из своего танцевального класса и тусовалась с ними. В основном это были ученики 9-го и 10-го классов. Мы знаем друг друга по танцам и хорошо провели время.

В понедельник, перед икс-физикой, Том остановился у моего стола и сказал:

– Я видел, как ты танцевала на вечеринке. Хорошо танцуешь!

– Спасибо, – я не ожидала комплимента. – Это было нетрудно. Это были ребята из моего танцевального класса.

– А ты можешь научить меня танцевать? – добавил он заговорщицким тоном.

Что?! Моей первой реакцией было предложить Тому записаться на курс танцев, но, глядя на него, я поняла, что это плохая идея. Я не могу себе представить Тома в том классе. Он слишком застенчив и интроверт. Но мне было приятно, что он попросил меня научить его.

– Э… хорошо.

– Эй, меня тоже! – Тед сидел за столом Джима и нас слышал.

– И меня, – немедленно присоединился Джим.

– Вы шутите, да? – спросила их я, но они решительно покачали головами.

– Пожалуйста? – добавил Тед.

Я согласилась оставаться после школы по средам, чтобы научить их танцевать. Я нервничала, но смогла убедить себя, что Том, Тед и Джим очень дружелюбно ко мне относятся, и я справлюсь.

Когда я пришла в берлогу после уроков в среду, добавилось ещё трое! Анджело и Хаки также присоединились. Я серьёзно занервничала.

Спокойствие, только спокойствие. Без паники.”

Я включила танцевальную музыку, которую приготовила накануне.

– Э… Небольшая разминка. Просто чтобы попасть в ритм. Двигайтесь как хотите.

Ох, это было ужасно. Они были неуклюжими, всем было неловко, и особенно мне.

На что я подписалась?! Как мне научить их танцевать? Это же сборище математиков!

Да… математики… Эй, я тоже математик… Математика! Это может сработать.”

– Итак. Любое движение, повторённое в ритме, будет похоже на танец. Выберите движение, которое вам будет легко сделать, и повторите его несколько раз, – Я показала им простое движение. – Слушайте музыку. Делайте это в ритме. Вы можете делать движение каждый такт, или через такт, или как вам нравится. Важно повторять его ритмично.

– Это как гармоники, – сказал один из парней, – только наоборот!

– Совершенно верно! Теперь добавим симметрию. Движение справа, симметричное движение слева, – я продемонстрировала.

Мы все какое-то время делали повторяющиеся и симметричные движения. Парни начали втягиваться.

– Затем синхронизация, – сказала я. – Если несколько человек делают одно и то же движение вместе, это выглядит очень хорошо.

Я скопировала движение Тома. Остальные сделали то же самое. Им понравилось. Мы по очереди задавали движение для всей группы: я называла имя, этот человек импровизировал движение, а остальные копировали его. Потом я называла другое имя и так далее.

– Эй, это как сдвиг в геометрии! – заметил Тед.

– Давай попробуем отражение! – Джим двинулся в противоположном направлении.

Они схватывали всё на лету!

– Как насчет подобия? – предложил Анджело и стал танцевать рядом со мной, повторяя мои движения в большем масштабе.

– Классно, – Джим втиснулся между нами и стал двигаться синхронно, обеспечивая средний масштаб.

Было весело. Я даже дала им домашнее задание – попробовать дома разные движения перед зеркалом и придумать красивые, но легко повторяемые движения к следующей среде.

После этого, идя по парковке к машинам, Элиот и Макс скандировали: “Гармоники! Симметрия! Синхронизация! Преобразования! Гармоники! Симметрия! Синхронизация! Преобразования!”

После пары сред ребята потребовали и медленных танцев.

– Хорошо, – сказала я им, – создавайте пары и тренируйтесь.

Но они отвергли эту идею как нелепую.

– Нет, нет. Мы будем танцевать с тобой по очереди. Нам нужна практика с настоящей девушкой.

"О боже!"

Всё оказалось не так страшно, как я думала. Во время медленных танцев мы держались на приличной дистанции, они практиковали свои лучшие манеры, и я чувствовала себя леди.

 

Когда подошла очередь Джима танцевать со мной, его запах напомнил мне о наших совместных поездках, и внезапно в моей голове возник образ гораздо более близкого танца.

"О нет. Нет, нет, нет. Выкинь это из головы!"

К Дню Благодарения парни танцевали довольно хорошо, и у нас выработалось несколько классных групповых танцев, основанных на математике.

14. Антропологическое исследование

14 декабря.

После Дня Благодарения у нас состоялся интересный разговор во время урока икс-танцев. Разговор начал Анджело, находившийся в печальном настроении. Я пыталась подбодрить его, и он сказал:

– Ирен, ты классная. Ты нас полностью понимаешь. Ты одна из нас. Ты девушка и при этом нормальный человек. Почему другие девушки не такие, как ты?

– Вау, чувак, – вмешался Тед, – твоё определение “нормального” никуда не годится. Вся Икс-команда совершенно ненормальна, и Ирен такая же ненормальная, как и все мы. Если не больше.

– Значит, мы обречены никогда не встретить свою вторую половинку женского пола, так получается? Нам придётся жениться для секса и / или выгоды и никогда не вести интересного разговора за ужином.

– А что плохого в сексе и выгоде? Но, кажется, я догадываюсь. Твои разговоры за ужином во время Дня Благодарения были ужасны, верно?

– Да, они были убийственные, – Анджело выглядел печальным.

– Извини, брат, – Тед похлопал его по плечу. – Я не сексист, но, к сожалению, статистика против нас.

– Подождите! Подождите! – перебила я. – Это большое заблуждение! Есть много девушек, которые достаточно понимают и любят математику и естественные науки, чтобы обсуждать эти предметы осмысленно. Может быть, не на вашем уровне, но достаточно хорошо, чтобы интересоваться такими обсуждениями, понимать ваши объяснения и уважать вас за ваш интеллект.

– В самом деле? – Макс повернулся ко мне. – Тогда где они? Почему их нет в математических и научных клубах? Или в шахматах, или в робототехнике?

– Есть два основных фактора. Во-первых, у них есть и другие интересы. Так же как и у вас. Возьмем, к примеру, Мартина. Ему нравится рисовать, и у него это хорошо получается. Но ещё больше он любит математику. С научной точки зрения, математика производит для него больше дофамина. Ты, Элиот, любишь и знаешь историю. Но разве ты планируешь стать учителем истории или историком? Нет, ты хочешь быть программистом.

– Это точно, – кивнул Элиот. – Больше дофамина от программирования.

– Точно так же, есть много девушек, которые любят математику и естественные науки, но получают больше дофамина от чего-то другого, – от литературы, психологии, социальных наук, искусства, спорта.

– А, я понимаю твою точку зрения, Ирен, – Анджело кивнул. – Но как их найти?

– А каков второй фактор? – спросил Том.

– Эти два вопроса связаны, – сказала я. – Второй фактор – это давление со стороны сверстников. Математика и естественные науки не считаются интересными темами в разговорах девушек. И, прямо скажем, не поощряются. А девушки, как правило, стремятся сливаться со своим окружением. Так что теоретически, в среде, где математика и естественные науки – это круто, они бы проявили себя.

– Хм … типа научной ярмарки, – сказал Макс. – Жаль, что в старших классах у нас не бывает научных ярмарок.

– У меня есть идея, – сказал Тед. – Давайте поговорим с Эриком и Джонатаном. Они могут что-то подсказать.

– Ну нет! Мы не можем привлекать к этому учителей, – возразил Анджело.

– Предоставь это мне, – подмигнул Тед.

На следующий день в классе икс-физики он спросил Джонатана о том, как бы провести научную ярмарку или что-то подобное в школе.

– Зачем? – спросил Джонатан. – Студенты, которые хотят участвовать в ярмарке, уже состоят в научных клубах, и они делают там много интересных проектов. Кроме того, я думаю, что у вас, ребята, будет несправедливое преимущество.

– Мы не будем участвовать, – сказал Тед.

– Тогда в чём смысл?

– Мы хотели бы провести антропологическое исследование.

Джонатан с интересом посмотрел на Теда, который продолжил:

– Недавно у нас состоялся интересный разговор о роли математики и естественных наук в производстве дофамина в организме человека. Результатом этого очень продуктивного обсуждения стала гипотеза о том, что девушки в целом обладают такими же математическими и прочими научными способностями, что и парни, но, имея возможность выбора, они чаще выбирают что-то другое (не математику и естественные науки) из-за различных моделей выработки дофамина.

– Мы подумали, что хороший эксперимент для проверки этой гипотезы будет чем-то вроде научной ярмарки, на которой студенты обоего пола должны будут выполнять научный проект, но с максимальной свободой выбора. Мы считаем, что открытая структура такой ярмарки позволила бы учащимся выбирать темы, их объём и глубину, пропорционально своим способностям в этих предметах.

"Он великолепен! Я прекрасно понимаю, почему команда риторики и дебатов плачет без Теда."

Джонатан улыбнулся и сказал:

– Очень интересно. Мне нравится эта идея. Дайте мне подумать и поговорить с Эриком. Это может быть и математическая ярмарка тоже.

После урока Бен спросил Теда:

– Когда у вас было такое обсуждение? И с кем?

– Вчера после школы, – Тед рассказал про наши уроки танцев, вчерашнюю дискуссию и идею “антропологического исследования”.

– Эй, – сказал Мартин, – а почему вы оставили нас в стороне?

– Ну, это просто уроки танцев. Тебе, Бену и Кельвину они не нужны. Конечно, вы тоже можете присоединиться. Верно, Ирен?

– Конечно, – теперь я уже к этому относилась спокойно, – они могут показать нам хорошие движения.

Так наши танцевальные классы превратились в танцевальные классы для всей икс-команды.

Наша инициатива произвела колоссальный лавинный эффект. Джонатан и Эрик объединили свои усилия с другими учителями математики и естественных наук и организовали целую “Научную Неделю”, чтобы продвигать математику и естественные науки. Она включала в себя выставку математического искусства (с красивыми фрактальными изображениями и подобными штучками), особенно зрелищные химические реакции и физические эксперименты во время занятий по естествознанию, а также индивидуальный проект по математике / физике / химии / биологии на свободный выбор для каждого класса. Проект был необязательным, но предусматривал дополнительный зачёт для тех, кто участвовал. Каждый проект также оценивался по соответствующему предмету. Жюри (команда Икс плюс учителя) оценивало каждый проект и присуждало специальные призы за такие качества, как эстетика, юмор, оригинальность, междисциплинарные связи и тому подобное.

Научная Неделя получилась интересной и подтвердила мою точку зрения. Многие девушки, в том числе чирлидерши, спортсменки и художницы, проявили интерес и хорошие знания в области математики и естественных наук. Даже Майя, симпатичный лидер чирлидеров, оказалась умной и увлекалась математикой. Кто бы мог подумать?

Среди других открытий были Линда из оркестра и Триша из волейбольной команды 12-го класса.

15. Олимпиады и мальчики

18 декабря.

Я тоже нашла себе друга во время Научной Недели. Там я познакомилась с младшей сестрой Джима Ниной, она 9-классница в нашей школе. Нина напоминает мне Джима своим спокойным и философским характером, но она более эмоциональна и прямолинейна в своих симпатиях и антипатиях. Она обожает своего старшего брата и восхищается им. И Икс-командой. Она мечтает сама попасть в Икс-команду в своё время. После Научной Недели она присоединилась к группе продвинутых 9-классников, так что она на пути к своей мечте. Это изменило её расписание, и теперь мы вместе занимаемся французским.

Мы с Ниной сразу потянулись друг к другу. Помогло то, что мы были единственными девушками в наших продвинутых группах, и разница в возрасте у нас всего один год. Она также невзлюбила Кору с первого совместного урока французского, что усилило мою симпатию к Нине.

Ей нравится говорить о своей семье, и в её голосе такая же доброта и теплота, как и в голосе Джима, когда они говорят о своих родных. Это должно быть очень счастливая семья. Она рассказала мне, что её родители владеют авто-сервисом и оба работают там: её отец – механиком, а мама обслуживает клиентов и делает всё в офисе. Нина очень ими гордится.

– Мы не живем с племенем. Но все люди из племени приходят к моему отцу, когда у них есть серьёзные проблемы с их автомобилями и мотоциклами. И к моей маме, когда с ними самими что-то серьёзное, – сказала она мне. – Мама очень хорошо разбирается в народной медицине. Она знает все растения, когда их собирать, как готовить и как их использовать. Она меня тоже учит. Например, у тебя бывают спазмы во время месячных?

– Очень редко.

– Повезло тебе. Во всяком случае, есть трава, которая действительно помогает. К сожалению, я знаю только её индейское название. Многие знают о ней, но не знают, как правильно её собирать и сушить. Потому что в свежем виде она неэффективна. Понимаешь, в свежем растении много компонентов. Один отлично помогает при спазмах, а другой уменьшает эффект. Таким образом, свежее растение будет иметь слабый эффект или не иметь никакого эффекта. Но если его высушить как следует, в правильных условиях, то неправильная вещь распадётся, а хорошая останется. Результат получается замечательный. На следующий урок французского я тебе принесу.

– Ой, не трать эту травку на меня. Мне она понадобится, может быть, раз в год.

– И что! Раз в год тоже не хочется страдать! Ничего страшного. Её можно хранить практически вечно. У нас много, и мы заготавливаем её каждый год. Нет, нет, я тебе принесу.

И она принесла её мне, как и обещала. Итак, теперь у меня есть запас чудесной травы против мышечных спазмов на несколько лет. Обязательно нужно будет попробовать. Спазмы, вы где?

Перед зимними каникулами у нас были олимпиады уровня штата по математике, физике и химии. Участвовать может любой желающий, но любой, кто хотел бы это сделать, уже находится в группе продвинутого уровня по математике и естествознанию своего класса. По сути, олимпиады – это дело для продвинутых групп, но вся школа болеет за нас. Победители отправятся на Гранд Турнир в январе.

Олимпиады проводятся в один и тот же день для всех классов старшей школы. В этом году это было 20 декабря. Две недели до этого были довольно напряжёнными. Мы много занимались, готовясь к олимпиадам. Это было одновременно напряжённо и приятно.

В последнюю неделю перед олимпиадами мы с Ниной вместе шли с французского и разговаривали.

– Знаешь, парни пахнут совсем не так, как девчонки, – задумчиво сказала Нина.

– Конечно. Они же парни, – улыбнулась я.

– И некоторые из них воняют. И поверх этого они выливают ведро одеколона.

– Это ты об Энтони? – Энтони учится вместе с нами на уроках французского. Он определённо не знает меры в парфюмерии.

– Да, мне становится дурно, когда он приближается ко мне на расстояние двух метров.

– Согласна, его трудно выносить.

– Другие тоже не розами пахнут.

Я хихикнула.

– Моя мама говорит, – конфиденциально сказала Нина, – что когда ты встретишь правильного парня, тебе понравится его запах! Ты можешь себе это представить – приятный запах парня?!

"Д-да … вообще-то, могу."

– Ну… – я постаралась звучать отстранённо, – с научной точки зрения, обоняние очень важно для всех животных. Не вижу причин, почему это не применимо к людям. Что-то вроде сигнала о том, что другой человек “тебе подходит” или, по крайней мере, совместим.

– Тем не менее, в это трудно поверить. Но даже если предположить, что это может быть правдой, как найти “правильного”, когда все они используют одни и те же два одеколона, которые сейчас в моде?!

– Ха-ха! Да, это проблема.

22 декабря.

Уф, олимпиады штата закончились. Наша школа выступила отлично. Команды 9-го, 11-го и 12-го классов победили и будут представлять наш штат на Гранд Турнире. Десятиклассники заняли второе место. Мы отпраздновали победу фейерверком Анджело. Я особенно поздравила Нину, это была её первая большая победа. Она была так счастлива. Под влиянием момента Нина сказала мне:

– Хочешь знать моё индейское имя?

– Конечно.

Она сказала его на своём родном языке, а затем перевела:

– “Отважная дикая роза”.

– Как замечательно! Оно тебе очень подходит.

– Не говори никому. Это личное.

Она была права. Такое имя очень личное. Только человек, который её хорошо знает, может оценить и использовать это имя.

– Я бы не стала. Никогда. И для меня большая честь знать твоё имя.

 

– Мне кажется, что ты одна из нас.

– Значит, даже живя за пределами племени, у вас всё ещё есть индейские имена?

– Конечно. Моя семья и мои друзья – моё племя.

Наша победа сделала нас героями и повысила имидж продвинутых групп. В результате, большинство икс-парней вчера пошли на Рождественский Бал с подружками. В основном с девушками, которые отличились во время Научной Недели.

Рейтинг@Mail.ru