Х команда

Мария Мерлот
Х команда

8. Разгадка тайны

24 октября.

Мой возраст недолго оставался загадкой. Не то чтобы я хотела его скрыть. Если бы кто-нибудь спросил, я бы ответила. Но они этого не сделали, и я не нашла подходящего момента, чтобы сказать: “Кстати, мне пятнадцать”. Похоже, все в Икс-команде приняли идею, что возраст не важен. Я уверена, что им всё ещё было любопытно, и Элиот и Макс могли бы легко проверить мою биографию в школьной базе данных. Но они никогда не читали файлы Икс-команды. Это шло первым пунктом в их этическом кодексе. Это был Мартист, кто случайно узнал мой возраст.

В моём художественном классе мы изучали натюрморты. Чтобы было интереснее, учительница рисования мисс Брамс попросила нас нарисовать повседневный предмет (или предметы) в необычных обстоятельствах. В качестве примера она показала нам картину маленького шалаша, построенного из ложек и вилок.

– А! Сюрреализм! – воскликнул один из студентов.

– Нет, не сюрреализм, – поправила мисс Брамс. – Сюрреализм помещает объекты в конфликт, показывает их невозможным образом. Такой шалаш очень даже возможен. Любой может его сделать. Но обычно мы этого не делаем. Итак, ваша задача – нарисовать знакомый повседневный предмет, использованный необычным, но возможным способом.

В тот день у меня были танцы на физкультуре, а позже, на икс-математике, я наблюдала, как Мартист, как обычно, рисовал с помощью циркуля и линейки. И мне показалось, что инструменты в его руках как будто танцуют.

Поэтому в классе рисования я решила нарисовать циркуль и линейку, танцующих вместе. Я использовала свои настоящие циркуль и линейку, чтобы нарисовать их точно. Затем я добавила циркулю платье в стиле фламенко, а линейке – черную маску и шляпу. Чтобы не усложнять себе жизнь, я заставила их танцевать на сцене. Результат был очень хорош. Мне он понравился, и мисс Брамс тоже.

– Не забудьте подписать свои шедевры! – напомнила она в конце урока. Я датировала и подписала свою картину и не нашла ничего лучше, чем назвать её “Вдохновлено Мартином Спеллбергом”.

– О! Ты знаешь Мартина? Он весьма талантлив, не так ли? – сказала мисс Брамс.

– Я … видела, как он рисовал циркулем … Он учится в некоторых моих классах. – Я обычно умалчиваю о своем участии в Икс-команде.

– Да, он очень колоритный! – учительница улыбнулась.

Я пошла на свои другие занятия и почти забыла об этом разговоре. Прошла пара дней.

Сегодня большая часть Икс-команды обедала в нашей берлоге перед математикой. Дверь резко открылась, и вошёл взволнованный Мартин.

– Народ! Вы знаете, что я узнал?! Ирен – пятнадцать! – Потом он заметил меня. – Извини, Ирен. Мисс Брамс мне сказала. Но сначала у меня чуть не случился сердечный приступ.

– Как так? – заинтересовались остальные.

– Я только что ходил в художественную студию, чтобы вернуть краски, которые я одолжил неделю назад. Первое, что я услышал от мисс Брамс, было: “Мартин, у тебя есть поклонница!” – Мартин хорошо подражал голосу мисс Брамс, когда она была взволнована.

– Я положил краски на полку, а она продолжила: ”Она 10-классница, очень милая девочка”. Я чуть не рухнул замертво! “Твой стиль рисования вдохновил её. Посмотри, что она нарисовала”'. И мисс Брамс показала мне изображение танцующего циркуля и линейки. Что, кстати, было очень неплохо нарисовано.

– “10-классница?” переспросил я, не веря своим ушам.

– “Да. Она перевелась в нашу школу в октябре этого года. Десятиклассница из школы Хиллкрест. Я хорошо помню её портфолио. Её работы довольно хороши для пятнадцати лет. Она сказала, что у вас есть общие уроки, и она видела, как ты рисуешь циркулем. Может, тебе стоит иногда оглядываться вокруг. Она миниатюрная и симпатичная.”

– Вы можете представить мой ужас? Десятиклассница, преследующая меня на некоторых классах! И какие такие общие классы?! Это наверняка грубейшая ошибка.

– “Это очень хорошая картина,” сказал я, хватаясь за соломинку, “но она не в моём стиле”.

– “Посмотри на название,” сказала она. Я перевернул холст, и моя челюсть упала на пол. Название гласило: “Вдохновлено Мартином Спеллбергом”.

Мартин сделал драматическую паузу.

– А потом я обратил внимание на имя автора: “Ирен Старр”! Наконец-то я смог поднять челюсть. – Мартин закончил свой рассказ и посмотрел на меня.

– О боже! – Я в смущении закрыла лицо руками. – Я очень извиняюсь, Мартин. Тот рисунок действительно был вдохновлён твоим рисованием, но я не подумала о возможных последствиях, когда называла его. Ты сказал ей, что я в команде?

– Конечно, нет! Если ты не сказала ей, с какой стати мне говорить?

– Спасибо.

– Извини, Ирен, но теперь мы знаем твой секрет.

– Это не секрет. Мне не стыдно, что мне пятнадцать.

– Тогда почему ты не сказала нам, когда Бен спросил тебя в твой первый день? – спросил Макс.

– Из-за того, как он спросил. Это меня разозлило.

– Девчонки! – Бен выразительно закатил глаза.

– Мальчишки! – я закатила глаза в ответ.

9. Волейбол

25 октября.

Я думала, что раскрытие тайны моего возраста удовлетворит Бена, и он станет более дружелюбным со мной. Я была неправа. Теперь, точно зная, что я на два года моложе, он подчеркивает это при каждой возможности и относится ко мне как к маленькому ребёнку. Ух, как это меня злит! Дался ему мой возраст!

Как я уже говорила, парни любили играть в волейбол. Поскольку Том играл только в пинг-понг, остальные формировали две команды по четыре человека и играли друг против друга. Том с удовольствием был судьёй и зрителем. Когда я присоединилась к Икс-команде, я тоже стала зрителем.

Я люблю волейбол. Парни играют неплохо, поэтому мне нравится смотреть на них. Играть мне тоже нравится, но из-за того, что я маленького роста, я не могу гасить или блокировать. Думаю, я неплохо принимаю и пасую, но моя подача никуда не годится – непредсказуемая и ненадёжная.

Так что какое-то время я была счастливым зрителем. До сих пор. Сегодня Макс заболел и остался дома с гриппом. Чтобы команды оставались равными, ребята тянули жребий, чтобы решить, кому пропускать игру. Сыграв одну игру три на три, они снова тянули жребий. В этот момент Джим посмотрел на меня и сказал:

– Ирен, ты играешь?

– Да, – честно ответила я, – но плохо. Ничего похожего на вас, ребята.

– Какая разница! Играть четыре на четыре интереснее. Давай попробуем.

– Да ладно, – проворчал Бен, – команды будут слишком неравными.

– И что! – Анджело только что вытащил короткую соломинку, он, конечно, хотел играть, поэтому был не прочь попробовать. – В конце концов, мы играем для развлечения. Я буду играть в команде с Ирен.

– Я тоже, – сказал Джим. – Кто-нибудь ещё?

– Окей, – присоединился Кельвин.

– Хорошо, вы подаёте первыми, – сказал Тед и бросил мяч Анджело.

– Э… ребята, я не уверена, что это хорошая идея… – Честно говоря, я была застигнута врасплох. Я не ожидала, что половина парней не будет возражать против меня в игре.

Неожиданно Том добавил последнюю каплю на весы моей нерешительности.

– Конечно, это отличная идея! – сказал он. – Иди, Ирен, вперёд!

И я согласилась.

Бен пробормотал себе под нос: “Детский сад!”, но занял позицию на площадке.

Я заняла позицию сзади, рядом с подающим, в надежде как можно дольше оттянуть мою жалкую подачу.

Анджело был первым, кто подавал. Думаю, если бы он использовал всю свою силу, мяч полетел бы, как пушечное ядро. Но он никогда этого не делал, когда играл со своими. Он просто ввёл мяч в игру.

Мы начали играть. Моя команда давала мне играть, когда это был явно мой мяч, и отрабатывала все остальные. Я выступила прилично. Затем подача перешла к другой команде. Тед был первым, кто там подавал. Он подал мяч прямо мне, достаточно мягко, и я без проблем его приняла.

Когда мы сдвинулись, Джим подавал, а я и Кельвин были впереди, у сетки. Джим подал, другая команда разыграла мяч и загасила с моей стороны. Я никак не могла заблокировать мяч. Джим вовремя нырнул и принял мяч, который полетел в мою сторону. Я пасанула мяч Кельвину, который забил его прямо между блоками Бена и Элиота.

– Это тебе от детского сада! – воскликнул он.

– Супер, Ирен, – сказал Анджело, – прекрасный пас! – и он пожал мне руку. Кельвин и Джим тоже пожали мне руку. И Том на скамейке болел за меня. Это было очень приятно.

Игра продолжалась. Когда подошла моя очередь подавать, я попала в сетку, как и ожидала. Но никто не прокомментировал, мы просто продолжили играть.

Моя команда проиграла ту игру, потом выиграла следующую. В целом, ребята решили, что я достойный игрок, и следующие два дня, пока Макс отсутствовал, мы играли четыре на четыре, без вопросов.

10. Поездка на мотоцикле

2 ноября.

Пропустить два года в школе – это всё хорошо и увлекательно, но мне всё равно надо выполнить требования для получения диплома. Это означает, что мне нужно необходимое количество курсов по физкультуре, искусству и так далее втиснуть в этот год. Мой учитель английского языка обладает хорошим чувством юмора и дает мне двойной зачёт, когда я пишу рассказ на языке программирования или сообщения об ошибках для своего класса информатики – в формате хайку. Другими предметами я занимаюсь в свободное время, в основном по выходным, и сдаю их как обычное домашнее задание.

С физкультурой сложнее. У меня есть личный план, как и у всех в икс-команде, плюс я хожу на уроки танцев. Проблема в том, что в физкультуре нет домашнего задания, которое можно “сдать”. Эрик и Джонатан всегда меня поддерживают и подтверждают мой личный план, но тренер недоволен.

Поэтому он решил лично проверить мою “пригодность”. Я встретилась с ним в среду после регулярных занятий на футбольном поле.

Конечно, я была усталая. Рисовать в усталом состоянии – это ничего. Оно даже оказывает успокаивающее действие после школы. Но с физкультурой это не так. В результате, в беге на 100 метров я подвернула правую ногу и упала.

 

Если вы когда-нибудь вывихивали лодыжку, вы знаете, что боль чувствуется сразу, но нога вначале выглядит нормально.

– Ой! – сказала я тренеру, – я подвернула ногу.

Он посмотрел на мою лодыжку и сказал:

– Я тебе не верю. Ты притворяешься. Знаю я вас, Икс-команду. Вы на многое готовы, лишь бы не заниматься спортом.

Что?! Обычно я стесняюсь учителей, и на меня легко надавить. Но я слишком часто слышала, что я выдумываю, притворяюсь и обманываю. Так что на такие замечания у меня образовалась очень толстая броня.

– Я знаю, когда я вывихнула лодыжку, – сказала я ему немного сердито. – Независимо от вашего неверия это правда. Я закончила физкультуру на сегодня и на всю следующую неделю.

Я встала и, хромая, ушла в Икс-берлогу. Лодыжка болела. Пожалуй, пешком домой идти не стоит. Я решила, что напишу отцу, чтобы он забрал меня после своей работы (мамы не было в городе эти два дня). Мне пришлось бы подождать его около часа, но это было не беда, в Икс-берлоге есть много интересного, чем можно заняться.

Икс-народ уже разъехался по домам, только Джим работал над своим домашним заданием, как он это часто делал. Он поднял глаза, когда я вошла в комнату. Через мгновение он оказался рядом со мной, поднял меня на руки и отнёс в кресло.

– Что случилось? – спросил он.

Я объяснила. Он сделал пакет со льдом для моей лодыжки и придвинул один из стульев ближе, чтобы я могла положить на него ногу.

– Давай я отвезу тебя домой, – сказал он. – Я почти закончил.

Это было заманчиво – скорее вернуться домой, вместо того, чтобы ждать час. Но кататься на мотоцикле с водителем-подростком? Все знают, что это плохая идея! … Хотя, заманчиво, очень заманчиво.

– Как давно ты водишь свой байк? – я сделала попытку быть “ответственной молодой особой”.

– Несколько лет. Я начал ездить на нём, как только собрал. Года четыре.

– Что ты имеешь в виду под "собрал"?

– Мой отец автомеханик. Он владеет автосервисом в центре города. Он научил меня всему про автомобили и мотоциклы и помог собрать байк из запасных частей.

– Круто. А водительские права у тебя есть?

– Конечно. Я их получил, как только мне исполнилось 16, прямо в день моего рождения.

– Хорошо, – согласилась я. Я здраво рассудила, что у него за плечами более года езды с водительскими правами. Кроме того, надо было проехать небольшое расстояние по тихим жилым улочкам.

И да, конечно, мне хотелось покататься на мотоцикле. Я никогда раньше не ездила. Мне было любопытно.

Джим закончил своё домашнее задание, я собрала свой рюкзак. Затем он посадил меня к себе на спину и отнёс к своему мотоциклу. Когда я попыталась возразить, он просто сказал: “Ерунда. Ты очень лёгкая.”

Теперь, зная, что он сам собрал свой байк, я другими глазами смотрела на его старенький потрёпанный мотоцикл. И на Джима тоже.

Он дал мне свой шлем, сказал, чтобы я держалась крепче, и мы поехали.

На байке не за что держаться, кроме водителя. Ещё там ветрено. Так что я практически обняла Джима. Эй, я же не хотела свалиться с мотоцикла!

Интересная особенность маленького роста, – спина Джима полностью защищала меня от ветра. Интересная особенность его спины – у него мускулы как камень и удивительно приятный запах.

Мы прибыли к моему дому в кратчайший срок. Честно говоря, мне понравилась поездка, и я бы не возражала, если бы она была длиннее. “Хм, может быть, в будущем Джим предложит ещё меня подвезти. Надо будет согласиться.” Возвращая ему шлем, я заметила, что на нём были выгравированы те же орёл и горы, что и на его татуировках. Они должны что-то значить.

Когда в тот вечер мой отец пришёл домой и узнал о моей лодыжке, он спросил:

– Как ты добралась до дома?

– Меня подвез один из моих одноклассников. – Мне ведь не обязательно сообщать ненужные подробности о типе транспорта, верно? Ох, определённо, Джим дурно на меня влияет.

– Отлично! Есть преимущества в обучении с 12-классниками! – сказал папа. – Смогут ли они тебя подвезти в следующие два дня? Утром я подброшу тебя до школы, и если бы ты могла приехать домой с одним из них после школы, тебе не пришлось бы ждать, пока я или мама тебя заберём.

– Я спрошу их. Вероятность довольно большая, что один из девяти сможет это сделать.

– Ну а если нет, напиши мне. И маме, когда она вернётся. Мы заедем за тобой, как только сможем.

– Хорошо. Договорились.

Хм, может быть, я получу ещё одну мото-поездку!

Ага, следующие два дня я ездила домой с Джимом. Мне даже не пришлось спрашивать. Он поинтересовался моим состоянием первым делом утром.

– Как твоя лодыжка? – спросил он.

– Нормально. Я могу передвигаться.

– Ты шла пешком сегодня утром?

– Нет, мой отец подбросил меня по дороге на работу.

– Хорошо. Дай мне знать, если тебя нужно отвезти домой после школы.

– Вообще-то, да, было бы неплохо.

– Окей.

Увидев мою хромоту, остальные тоже узнали о моей лодыжке и предложили отвезти меня домой. Каждый из них, даже Бен.

– Спасибо! – сказала я, очень тронутая их заботой. – Я уже договорилась с Джимом.

Они согласились, что ехать на мотоцикле намного интереснее, чем на машине.

– Но на всякий случай, – добавил Тед, – имей нас в виду. Знаешь, бывает дождь, град или снег.

– Хорошо, буду иметь в виду.

Погода в те два дня была отличной.

11. Не трогай Икс-команду!

6 ноября.

К понедельнику у меня был большой фиолетовый синяк вокруг лодыжки, но нога почти вернулась в норму. Я пошла в школу пешком. Я не торопилась и пришла в научное крыло незадолго до звонка.

Коридор был полон 12-классников, ожидающих своего урока химии. Они преграждали мне путь.

– Простите, – сказала я, – мне нужно пройти.

– О нет, не ходи туда, – сказал один из 12-классников. – Там команда Икс. Они едят маленьких девочек живьём.

– Я знаю, – сказала я. – Я одна из них. Ещё мы едим больших мальчиков.

Я уверена, что они меня слышали, но проигнорировали мои слова. Когда люди слышат что-то, во что они не верят или не знают, что с этим делать, они обычно притворяются глухими.

– Привет, – сказал другой, – детский сад находится через дорогу. – Парни вокруг засмеялись, как лошади.

– Почему именно детский сад? – спросила я, закипая внутри. – Ни первый класс, ни второй, а всегда детский сад. Ты не знаешь о существовании других классов?

Они просто смеялись.

– Я в Икс-команде, – повторила я. – Мне нужно в класс. – Я указала на двери за их спиной.

Это не помогло. Они образовали передо мной стену и ещё больше перегородили проход. Один из них сказал:

– Мы не можем позволить тебе погибнуть, дитя. Мы тебя защитим!

Больше лошадиного смеха. В такие моменты я ненавижу быть маленькой. Хотела бы я быть огромной, больше, чем Анджело, чтобы я могла просто смести их с пути, как мусор.

Но я не Анджело. Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, считая в обратном порядке от десяти до нуля. “Выбирай свои сражения”, – напомнила я себе. Мне просто придётся дождаться звонка, который должен быть скоро. Не так уж это и важно.

Я вынула свой скоростной кубик Рубика, прислонилась к стене и постаралась не обращать на них внимания. Однако, никому не нравится, когда его игнорируют, в том числе и большим почти взрослым идиотам. Один из них выхватил кубик у меня из рук. “В самом деле?! Кто из нас сейчас детсадовец?

Я протянула руку: – Верни мне мой кубик.

– Верни мне мой кубик! – передразнил он высоким голосом.

Чёрт возьми, это мой любимый кубик. Я снова начала закипать внутри. В моей голове промелькнуло яркое изображение с высоким разрешением, на котором я кусаю руку, держащую кубик. Этих больших идиотов спас Кельвин, спешащий по коридору. Он остановился, потому что они преграждали путь, и заметил меня. И скоростной куб в руке, которая, скорее всего, никогда раньше не касалась ничего подобного. Думаю, мою злость он тоже почувствовал.

– Привет, Ирен, – сказал он мне, – ты учишь их трюкам с кубиком Рубика?

– Нет. Просто они решили поиграть в хулиганов.

– Поиграть в хулиганов с Икс-человеком?! – Кельвин повернулся к парню с моим кубиком. – Да вы с дуба рухнули.

– Глупости, – конечно, 12-классники знали Кельвина. Но им было трудно отступить.

– Боб, верни кубик, – сказал непринуждённо Кельвин.

– А то что? – Боб, очевидно, не знал, как остановиться.

– А то тебя сочтут вором, – Кельвин пожал плечами.

Боб засмеялся, но смех прозвучал натянуто. Они всё ещё преграждали нам путь.

Кельвин достал сотовый и начал набирать номер.

– Что, решил позвонить охраннику? – Боб ухмыльнулся.

– Нет, думаю, ангела-хранителя будет достаточно, – Кельвин поднес сотовый к уху. – Эй, Ангел, – сказал он в трубку, – ты где сейчас? … Хорошо. Выйди на минутку, ладно?

Кельвин сунул сотовый в карман. В этот момент дверь Икс-математики открылась, и из неё вышел любопытный Анджело.

– Есть проблема? – спросил он, увидев сцену в коридоре. В ответ на его слова, остальные икс-парни появились позади Анджело.

Боб и его приятели отошли в сторону, открывая проход. “Нет, проблем нет. Мы просто шутим," – он протянул мне мой кубик.

– Да, проблема есть. Ты блокировал мне путь и украл мой кубик, – сказала я.

– Что?! – Бен, как настоящий капитан, обошёл Анджело и подошел к Бобу. Бениссимо выглядел большим и впечатляющим. – Ты знаешь правило, Боб. Не трогай команду Икс.

– Да ладно тебе, Бен, – Боб улыбнулся. – Откуда мне было знать, что она Икс?

– Может потому, что я тебе сказала? Дважды? – вставила я.

– Меня ты тоже не пропускал, – добавил Кельвин.

– Это была шутка!

– Это было не смешно. – Увидев, что я всё ещё злилась, Кельвин обнял меня за плечо и по-братски сказал: – Ирен, пожалуйста, не испепеляй его. Он слепой. Он может видеть только три измерения. Пойдём в класс. – И он мягко подтолкнул меня к двери в Икс-берлогу.

Остальные Иксы выглядели свирепо. Должна ли я беспокоиться? Внезапно Боб и компания осознали, что им нужно как можно скорее попасть в их лабораторию. Иксы пришли в нашу комнату сразу после меня и Кельвина.

– Они трупы! – прорычал Анджело. Я никогда не видела такого злорадного блеска в его глазах. Остальные тоже выглядели заметно кровожадно.

Раздался звонок, и вошёл Эрик.

– До обеда, – произнёс Бен. И у нас начался абсолютно нормальный урок математики.

Я думала, что к обеду все остынут. Я, например, остыла. Когда после изобразительного искусства я добралась до Икс-берлоги, я была просто голодная. Утренний инцидент стал далёким и незначительным, хоть и весьма неприятным. У меня в жизни было много подобных инцидентов. Большинство из них без положительного исхода. Я научилась их забывать и двигаться дальше.

Но я обнаружила, что парни снова полны жажды крови.

– Ангел, сколько времени тебе нужно на готовку? – спросил Бен у Анджело.

– Один вечер. – Анджело в предвкушении потирал руки. В предвкушении чего?! – Они будут у меня такими трупами, – усмехнулся он.

Я уже упоминала, что Анджело обожает химию? Особенно всякие взрывы.

– Эй, народ, – осторожно спросила я, – вы ведь не собираетесь их убивать по-настоящему, верно?

– Нет, конечно, нет, – сказал Тед. – Они будут трупы только частично.

– Что ты имеешь в виду?! – Моё богатое воображение сразу же представило Боба и его приятелей в виде зомби.

Тед охотно объяснил:

– Полноценные трупы выглядят как трупы, пахнут как трупы, двигаются как трупы, звучат как трупы и так далее. – (Имейте в виду, что для математиков ноль – это такое же число, как и любое другое.) – Боб и компания будут только пахнуть как трупы. Таким образом, они будут трупами только частично.

– И временно, – добавил Анджело. – Всего на два дня.

Ах, да, после взрывов Анджело любил всё, что имело драматические побочные эффекты – запах, дым или грохот.

– Хаки, проверьте их расписание, – сказал Бен. – Не хотелось бы, чтобы они воняли рядом с Икс-берлогой.

– Уже в процессе, – сказал Макс, глядя на экран своего компьютера. Через минуту он добавил: – Двухдневное окно будет в среду и четверг.

– Хорошо. Ангел готовит сегодня вечером, а завтра доставим.

– В шкафчики? – спросил Элиот. – Я могу найти их номера.

– Ага. Давай.

Джим снова предложил подвезти меня после школы. Я внезапно осознала, что моей лодыжке обязательно нужен дополнительный отдых.

Пока Джим делал домашние задания, я попыталась заняться тем же самым, но мне было слишком любопытно. Так что я бросила домашние задания и пошла в химическую лабораторию, чтобы увидеть Анджело за его “готовкой”.

 

Он смешивал ингредиенты под большой химической вытяжкой.

– Можно, я посмотрю? – спросила я.

– Смотри.

Я старалась наблюдать тихо, чтобы не мешать.

– Теперь мы ждём 10 минут. – Анджело снял лабораторные перчатки и запустил таймер. Я решила, что теперь можно задавать вопросы.

– Что ты готовишь? – спросила я его.

Он сказал мне длинное химическое название.

– Хорошая штучка. Похожа на то, что используют скунсы, но запах больше похож на тухлое мясо. – Он мечтательно улыбнулся.

– А мы не перебарщиваем? Они никогда не избавятся от запаха. Им, наверно, всю одежду придётся выбросить.

– Нет, через два дня он исчезнет. Смотри сюда, – он написал на доске длинную химическую формулу. – Это наша вонючая молекула. Здесь и здесь есть слабые места. В присутствии кислорода из воздуха она разрушается в среднем за 10 часов. Части не пахнут. Наши бомбы будут продолжать выпускать молекулы. Внутри бомбы они могут сохраняться месяцами.

– Вот эта красавица, – написал он другую формулу, – будет реагировать с первой молекулой внутри бомбы, но медленно. Она нейтрализует бомбу за неделю.

Он добавил ещё одну формулу: – Это катализатор реакции нейтрализации. Регулируя количество катализатора, я могу контролировать срок действия бомбы.

– Здорово. Этакое самоуничтожение с химическим таймером.

– Именно. Я сделаю её безвредной через 30 часов. Плюс 10 часов запаха последних испускаемых молекул. Всего 40 часов. Должно быть хорошо.

– Что, если они найдут бомбу и выбросят её в мусорное ведро? Вся школа будет вонять.

– Они не найдут. Бомба будет похожа на крошки от печенья.

Тут я заметила, что Джим тоже был в лаборатории и тоже слушал Анджело. Поистине, Вождь умеет двигаться неслышно.

– Я готов, когда ты готова, – сказал он мне.

– Я готова, пойдём.

На следующий день мы все остались после школы. Анджело показал мне запечатанный стеклянный контейнер с вонючей бомбой. Содержимое действительно было похоже на крошки печенья.

Бен объяснил план:

– У нас есть номера их шкафчиков. Том и Макс, вы их откроете. Не забудьте записать текущую комбинацию, прежде чем открывать их, а потом восстановите.

Том и Макс кивнули.

– Ангел, ты занимаешься химикатами.

Анджело кивнул.

– Остальные проводят оптический эксперимент в главном коридоре. Тихо.

– Насколько тихо? – спросила я.

– Как можно тише. Том и Макс будут открывать замки на слух.

– У тебя тоже абсолютный слух? – спросила я Макса.

– Нет. Я не так хорош, как Том, – сказал он. – Но если замок закрыт небрежно, я обычно могу его открыть. Большинство людей просто поворачивают барабаны по часовой стрелке от правильной комбинации и не далеко. В этом случае я чувствую, когда комбинация правильная. Я пойду первым, а потом Том откроет сложные.

– Разве мы не можем положить крошки бомб через вентиляционные отверстия, не открывая замки? – поинтересовалась я.

– Мы должны быть уверены, – ответил Бен, – что заражаем нужные шкафчики. Иногда студенты меняют шкафчики без уведомления администрации.

Всё прошло гладко.

Сегодня среда. Я не пересекалась с Бобом и его друзьями. Но на моём уроке изобразительного искусства две девушки (они чирлидерши и имеют бойфрендов среди футболистов) обсуждали, как отвратительно некоторые игроки воняли на тренировке.

Ну что я могу сказать? Не трогайте Икс-команду.

Рейтинг@Mail.ru