Успеть повернуть направо

Мария Круз
Успеть повернуть направо

– Да счастлива, конечно. Но я, если честно, боюсь. Боюсь оказаться в роли, которую только что тебе описала.

– Да уж, тут не застрахуешься. Но твои нюни я наблюдала лишь однажды. Когда он принёс тебе домой щенка. И это были сопли радости, а не те, что я сегодня размазала по тарелке.

– Это правда. Мы с ним уже давно. Вот и боюсь, что всё так хорошо, а в какой-нибудь день может случиться катастрофа. Я же просто этого не переживу.

– Не накручивай себя. Он парень вроде хороший. Ну, а если окажется крысой, ты всегда сможешь приехать ко мне в Москву и напиться. Только лети лучше самолётом, а то я от машины до сих пор задницу не чувствую.

– Договорились, сестра, – это был последний стук бокалов, который я запомнила в том баре.

Глава 5
План

После того как прикончили очередную бутылку вина, выкурили неисчислимое количество сигарет и морально растоптали весь мужской род, мы решаем покинуть бар и поехать к Лизе домой. Машину не хотелось бросать на всю ночь на стоянке у бара, но мы были слишком пьяны, чтобы садиться за руль. Поэтому Лиза позвонила своему Вадиму, тот примчался на такси и увёз нас на моем джипе.

Удачно транспортировав наши с Лизой тела до дома, он безрезультатно пытался успокоить наш истеричный смех, который разносился по всему подъезду… вернее, парадному, если по-питерски. Но мы были на таком подъеме, что от нас прозвучали такие дикие и опасные слова, как «клуб», «караоке», «я никогда не плавала в Неве» и прочее, что приходит в нетрезвые умы девушек в кондиции, подобной нашей. Слава богу, каким-то чудом Вадим справился с нами и всё же затащил домой.

У подруги была просторная, уютная квартира с высокими потолками, сплошь заставленная книжными стеллажами с множеством разномастных свечей. Не мой стиль, конечно, но и живу здесь не я. Мысли сразу зацепились за мою квартиру в Москве, которая сейчас стала мне противна, и возвращаться туда пока мне что-то не хочется. А я столько времени и средств потратила, обставляя её. Проклятие!

Вадим сразу нас отправил на кухню, где стал колдовать над заварочным чайником. В глазах немного двоилось, но я наблюдала, как он смешивает разные сорта чая и добавляет в чай ягоды. Запахло лесом. Это немного подняло мне настроение, так как в детстве я очень любила ходить с бабушкой в лес по ягоды и грибы. Процесс сбора меня утомлял, но есть лесную землянику прямо с кустика было невообразимо вкусно. Пока я витала мыслями в далеком прошлом, Лиза мучила Вадима, рассказывая ему наши студенческие байки, который он, видимо, слышал уже не в первый раз, но терпеливо внимал.

– Рит, ты машину на сервис когда последний раз отгоняла? – интересуется Вадим, возвращая меня к реальности.

– Ещё один. Аккуратнее, я вчера за подобный вопрос побила мента.

– Какие вы там все добрые в Москве. Но всё же когда?

– Я её в салоне взяла год назад и ещё не проверяла.

– А-а, тогда всё ясно.

– А в чём дело? – Что-то я совсем не врубаюсь, к чему он.

– Ну, начнём с того, что у тебя, похоже, масло на нуле, если говоришь, что в сервисе ни разу не была. И ошибка в двигателе какая-то. Ты доехала до Питера нормально, вообще?

– Да, нормально. Слушай, я неслась в таком состоянии, что даже если бы у меня тормоза отказали, я бы это слишком поздно заметила. И что мне делать теперь?

– Ну, давай, пока вы завтра спать будете, – говорит он, ставя чашки с чаем на стол, – я на работу на твоей машине поеду и завезу её к ребятам знакомым в сервис. Они посмотрят.

– А как ты на работу доберёшься? Тебе не сложно?

– Да там недалеко. Не переживай.

– Ну, хорошо, спасибо тебе. – Я пробую чай. Он горячий, но ужасно ароматный. – Ой, слушай, вкуснятина какая. Я как будто где-то на даче.

– Ага, это от нашей бухгалтерской мафии.

– В смысле? – не понимаю я.

– Да представь, – встревает Лизка, – отдел бухгалтерии компании, где Вадим работает, бизнес организовали. Тётки тамошние, предпенсионного возраста, продают разный урожай своих подруг-дачниц. Только вот лет десять назад они могли ведро за сто рублей продать, а сейчас, прознав, что все вокруг сидят на экологических продуктах и предпочитают фермерские магазинчики и прочую муть, которую выдают за здоровую пищу, подсуетились, сделали себе, так сказать, ребрендинг и втюхивают свои «ЭКО-дары природы». «Никитишна инкорпарейтед» и всё такое. Ну, а девчонки с работы покупают. Это же тренд. Ну и Вадим купил недавно, когда я болела.

– Да уж. Хочешь жить – умей вертеться.

– А то. Пойду-ка я в душ, а то меня штормит немного.

– Лиз, тебе плохо? – спросил Вадим с волнением в голосе.

– Нет, я в порядке. Просто освежусь.

Они целуются.

Грудная клетка от этого предательски сдавливается.

– Посиди с ней.

– Да нормально всё. Я никуда не убегу. – «Мне особо и некуда», – думаю я.

– Ты как вообще? – присаживается Вадим рядом со мной. – Держишься?

– А у меня есть выбор? Хотя в принципе, кроме работы, я ни перед кем ответственности не несу, так что смело могла бы сойти с ума. Правда, вот…

– Правда в том, что не из-за чего, если разобраться.

– Снял с языка. Алкоголь чудесным образом помогает разложить хаотичные мысли по полочкам.

– Или друзья. Ты же понимаешь, что каким бы гнусным ни был его поступок, Артём тебе оказал услугу.

– Только мне от неё отчего-то хреново. Сомневаюсь, что ему так же. Наверное, пошёл к этой рыжей и продолжил начатое.

– Это уже не важно. – Он закуривает.

– С каких это пор ты куришь?

– Да в юности ещё пристрастился. Но давно бросил. А это… – он показывает на сигарету, – просто баловство. Позволяю себе раз в месяц. Только Лизке не говори.

– Вот видишь, всё начинается с недоговорок и секретов. А потом вырастает в это, – показываю я пальцем на себя.

– Да прекрати, она знает, просто делает вид, что не замечает. Как я, например, прикидываюсь, что не в курсе, что она в Сети под псевдонимом пишет порнорассказы.

– Да ты гонишь! – Я стараюсь сделать максимально удивлённое лицо, но в пьяном состоянии это выходит комично.

В эту тайну подруга посвятила меня уже достаточно давно.

– Ой, перестань. Всё ты знаешь. Но этот грешок я ей отпускаю и не вхожу в её личное пространство. Хотя признаюсь, она такое иногда пишет, что мне кажется, я живу с Сашей Грей.

– Это кто? – спрашиваю я.

– Скажем так, Джулия Робертс в мире порно.

– Ну, прости, я не знаток.

– Проехали. В общем, смысл в том, что закрывать глаза на такие вот грешки – это не значит забивать друг на друга. Это значит – идти на компромисс и оставлять каждому его маленькие тайны.

– Возможно. Видимо, у меня просто слишком мало опыта в этом во всём. Жизнь с Артёмом – мои первые серьезные отношения. А всё, что до него, это сплошные интрижки. Не более.

– Тогда с боевым крещением тебя.

– Так что ты там начал, что он сделал мне услугу?

– А-а, верно. Услуга в том, что вскрылось, кто он на самом деле, не слишком поздно. Представь, всё бы зашло так далеко, чтобы вы, скажем, поженились или завели ребёнка. И только потом ты бы узнала, что он за человек и насколько тебе верен. Вот это была бы натуральная подстава. А сейчас он прошёл испытательный срок, но провалился в конечном итоге. Но хоть не затянул тебя в глубокий омут.

– Да уж! Спасибо ему! Большое. – Настроение вновь падает и трансформируется в пьяную злость. – А ты, Вадим? Ты не утянешь Лизу в омут? Ну, ты же тоже вроде как испытательный срок прошёл и всё такое. А вдруг не выдержишь? Вдруг она тебе надоест или ещё что случится? Ответь мне. – Я смотрю на него с прищуром. Но злоба у меня не лично к нему. Она сейчас покрывает весь мужской род.

– Марго, я тебе сейчас один умный вещь скажу, но ты только не обижайся, – цитирует он классику советского кино с армянским акцентом, что сразу же меня задабривает. Люблю этот фильм, – без обид, но я не Артём. И мы с ним, насколько я знаю, ни в чём не похожи. А обладание первичных мужских половых признаков не делает меня таким, как все. Возможно, это и банальность, но это так. А самое главное – Лиза это знает. Резюмируя – нет, я не не причиню ей боль. Никогда.

– Хочется тебе верить. Но я не очень-то доверяю мужчинам. Прости, просто такая я вот сейчас обиженная на весь мир и несчастная. Я вам желаю счастья. У вас обязательно всё будет хорошо. Но имей в виду, Вадим, – полушутя-полусерьезно говорю я ему, – если ты её хоть раз обидишь, если хоть раз она мне расскажет историю, подобную моей, я тебе обещаю, что моё пятилетнее членство в стрелковом клубе и обладание «глоком» не пропадёт зря. Понимаешь, о чём я?

– Понимаю, понимаю. Грязный Гарри. Ты только пепел сбрось в пепельницу, иначе, если Лизка увидит, что ты на пол стряхиваешь, она тебя сама тут замочит.

– Твою ж мать. Прости. Дай тряпку. – Я вдруг опомнилась, что уже минуту стряхиваю куда угодно, но не в пепельницу.

– Вот, держи, – он протягивает мне бумажное полотенце. – Да, девчонки, вы и правда друг за друга горой. Ничего не скажешь. Амазонки каменных джунглей.

– Вади-и-им, принеси халат, пожалуйста! – кричит из ванной Лиза.

Он вышел, а я решаю посмотреть, что творится в Фейсбуке. Фотографии путешествий, еды, вечеринок, благотворительности, лайфхаков… Все как всегда. С минуту думаю, а затем всё же захожу на страницу Артёма. Ничего, никаких новостей. Наверное, не до этого. Видимо, слишком занят. Хотя надеюсь на то, что он сделал харакири. Но вспоминаю, что он отнюдь не самурай, а я вовсе не любовь всей его жизни, как оказалось, и закрываю приложение. На кухню заходит Лиза, уже в халате.

– Ну, ты как? – Она садится возле меня за столиком и доливает себе чаю из заварочного чайника.

– Местами. С Вадимом о том о сём болтали. Он у тебя классный. Таких надо в Красную книгу заносить. Повезло тебе, подруга.

– Да тут дело не в везении. Он же не всегда такой был. Просто так вышло, что нам вместе очень хорошо. А когда нам было плохо, мы работали над этим и исправляли. Так с каждым днём нам становилось всё лучше и лучше. Мы не идеальны, как и наши отношения. Но быть идеальным такая скука. Правда же?

 

– Правда.

– Девчонки, вы это… болтайте. – Вадим заглядывает в кухню. – А я спать пойду. Поздно уже. Малыш, не блукай до утра. Хорошо?

– Хорошо, кис. Скоро приду к тебе.

– Давай Рит, спокойной ночи, не вешай нос.

– Так точно, – салютую ему я.

– Всё равно спать не будет, – говорит Лиза после того, как он ушел. – Сто процентов фильм будет смотреть какой-нибудь.

– Ой. Погоди, – говорю я ей и срываюсь со стула. – Вадим, подожди. Вопрос есть.

– Спрашивай, – говорит он, когда я его застаю на пороге спальни.

– Вот скажи мне, не совсем трезвой, преданной и запутавшейся женщине, а мужчины, ну в целом, они все сволочи и не способны быть верными только одной женщине? Неужели вам недостаточно одной?

– Понимаешь, тут не ответить однозначно. Много нюансов: смотря какая женщина рядом с этим мужчиной, сколько этому мужчине лет, какой багаж у него за плечами и прочее. Но одно могу сказать точно: у каждого мужчины, невзирая на любое из этих обстоятельств, всегда есть выбор – быть или не быть с одной-единственной девушкой. Нас же никто, в конце концов, не заставляет. Это всегда наше решение. Как ни крути.

– Поняла. Спасибо тебе.

– Давай, Рит. Не грузись. Утро вечера мудренее, – говорит он и закрывает за собой дверь спальни.

– Чего ты там? – спрашивает Лиза, когда я возвращаюсь на кухню.

– Да так, консультация у специалиста.

– Понятно. Так, садись, смотри, что я нашла, – она разворачивает ко мне ноутбук и открывает папку с фотографиями.

– Ничего себе! – восклицаю я, когда вижу название папки. – И за сколько тут лет?

– За все, что есть. Мы вчетвером. Вся лисья стая.

– А нет отдельной папки, только где мы втроём? Ты, я и Даша?

– Нету. И успокойся. Как бы у вас там с Викой ни было, это память и история.

– Ладно, сделаю вид, что просто не замечаю её на фотках.

– Как хочешь. Блин, смотри, это мы в Крым поехали. Я никогда тот поезд не забуду. Нас ещё пограничники тогда на деньги развести пытались.

– Помню, помню. А это что?

– Это мы после «Цеппелина», в пять утра шаверму ели. Гламурные тусовщицы, блин.

– О боже! А это когда? – Я показываю на очередную фотографию.

– Это вы с Лордом Волан-де-Мортом, проиграли ребятам в покер и пошли голые в магазин.

– С каким ещё воландемортом?

– С Викой. Ну, её же имя нельзя произносить.

– Ха-ха, как смешно. Тебе эту шутку твои ученики рассказали?

– Так, прекращай быть злой сукой, или больше ничего не покажу!

– Ладно, спокойнее, – примирительно целую её в макушку. – А вот эту фотку я помню. Концерт U2 вроде.

– Точно! А это начало нашего евротрипа.

– Боже, это было что-то! Нет, серьёзно, я думала, что добром это всё не кончится. Хотя тогда для нас это были лишь хорошие новости. Во что бы то ни стало нужно было вляпаться в пару историй. И вечно сухими из воды выходили.

– Ну, наверное, просто везение.

– Магия декольте, скорее, – говорю я и выпячиваю грудь.

– Думаю, всё вместе. Эх, как же здорово было. Никаких обязанностей, дорога, приключения. И всё только начиналось.

– Да-да. Второй сезон, первая серия. – Я откидываюсь на спинку стула, подобрав под себя ноги, и закуриваю.

На экране появляется фотография нас четверых на Октоберфесте в Германии.

– А тут Дашка и встретила своего Шульца.

– Только он Ганс, а не Шульц, – поправляет меня Лиза.

– Да какая разница. Я до сих пор не могу понять, как они сошлись. Кстати, ты с ней давно общалась? Как она там?

– Неделю назад. Вадиму нужно было что-то с немецкого перевести. Да нормально она. Как и последние годы.

– То есть…

– Да минут пятнадцать рассказывала мне, почему она покупает теперь детям хлопья не той, а другой марки.

– Да уж, и такое, видимо, бывает. Хотя с трудом верится. Но я бы не отказалась сейчас с ней поменяться местами. Ну не конкретно с ней, это я преувеличиваю. Но отпуск от самой себя на несколько дней был бы подарком свыше. Так как сейчас я – это не я. А лишь тень меня. И эти фотографии – прямо удар под дых. Они говорят мне о том, что когда я была в сто раз беднее, могла себе позволить гораздо больше свободы. Вот ведь парадокс.

– Слушай, а вот вопрос такой – а что тебе, по сути, мешает? Ну, сорваться куда-нибудь?

– Куда? Поехать в гордом одиночестве на необитаемый остров и от отчаяния повеситься на пальме? Или удариться в секс-туризм в Таиланде?

– Варианты, конечно, интригующие, но нет. Я не про то. Глянь, что я нашла.

Лиза пододвигает ко мне ноутбук и показывает фотографию. На снимке мы вчетвером стоим на обрыве скалы, на самом западе Европы, в Португалии. Смотрим на закат. Мы только что окончили университет, и наш вояж тоже подошел к концу. Это был предпоследний раз, когда мы путешествовали вместе. Тот день был очень красивым и очень грустным. Четыре подружки и самые родные друг другу люди на планете, мы боялись. Боялись того, что по возвращению домой разбежимся по разным работам, будем жить в разных районах или даже городах, и взрослая жизнь захватит нас в свой водоворот. Да и вообще мы понимали, что теперь придётся полностью брать всю ответственность на себя. И это немного пугало. Позже вечером, по возвращении в отель, мы напились, много смеялись и танцевали. Но это была защитная реакция. Мы готовы были делать всё что угодно, лишь бы не плакать. По прошествии времени все наши опасения сбылись. Мы разлетелись по разным уголкам земли, и нас закрутило. Нет, мы, конечно, созванивались и даже иногда ездили друг к другу, но это уже было не то. И мы уже были не вчетвером. Из нашей стаи самой близкой мне была Вика. С ссоры с ней всё и началось. Точнее, закончилось. Но это уже не имеет никакого значения.

– Кабо да Рока? – спрашиваю я, хотя уверена в ответе.

– Он самый. Боже, как же красиво.

– Нереально, – соглашаюсь я. – Так к чему ты мне это показала? Что за вариант у тебя?

– Ну, я тут подумала… – тянет она с ответом. – Как тебе идея – повторить это?

– Что «это»? Поехать в Португалию?

– Да! Но не напрямик, а через Европу, как тогда, – показывает она на фото. – Что скажешь?

– Лиз, для меня подвигом было к тебе на день приехать. И то спишем это на состояние аффекта. А ты говоришь— рвануть по Европе на машине. Я ж сказала, для меня сейчас это непозволительная роскошь.

– Почему? Ты контракт кровью подписала? Ты разве заболеть не можешь?

– Нет, я не могу заболеть. Меня заставляли приходить на встречи с температурой под сорок. Или вызывали на скайп-конференции.

– А если скажешь им, что не можешь вернуться в Москву, так как прикована к больничной койке? А все ноутбуки запрещены в палате, ибо оборудование высокочувствительное?

– Больница? Какая к чёрту больница? С чем я слягу?

– Ну, лежать тебе ни с чем и ненужно. У меня доктор есть знакомый, он тебе что угодно напишет. Хочешь – инсульт, хочешь – аппендицит.

– А он действующий врач?

– Да, причём – главврач. Просто дом строит, ну, сама понимаешь. Так что в справке будет значиться, что ты пролежала столько-то дней, под чётким наблюдением и всё прочее. Если кто проверить захочет, медсёстры предупреждены будут. Чего переживать-то? Или тебе клиенты как дети родные?

– Да, Лиз, полетит там всё без меня. Там сборище идиотов. Правда.

– А ты им обязана, что ли? Приедешь – исправишь.

– Не, не поеду. Одна там с ума сойду. Ещё хуже будет. – Я всё же отбрасываю эту идею, которая начала меня уже радовать.

– А кто тебе сказал, что ты поедешь одна? Ещё чего… – Она удивлённо вскидывает бровь.

– А как? У тебя тоже работа. Да и подготовка к свадьбе ещё. Куда тебе ехать с одинокой психопаткой?

– Ну, насчёт моей работы не переживай. С врачом мы на двоих договоримся. А Вадим – он поймёт. Компромиссы, понимаешь? Придется, конечно, ему разрешить на страйкбол его обожаемый ездить. Но оно, мне кажется, того стоит.

– Ты ненормальная. Нет, я серьёзно. Ты же всегда отговаривала нас от подобного «а давайте сейчас, в три часа ночи, в аэропорт махнём и на первый попавшийся рейс сядем». А теперь у тебя тормоза полетели.

– Давай спишем это на уже моё состояние аффекта от сделанного мне предложения.

– Как скажешь. И что, какой план?

– Ну, план ещё не совсем полноценный. Думаю, стоит позвонить Дашке.

– Лиз, – смотрю я на это милое, но ещё пьяное создание.

– Чего?

– А тебя не смущает, что у них два часа ночи сейчас?

– Нет, а что?

– Ну, поздновато. Они там часов в девять вечера уже спать ложатся.

– Ой, да перестань. Ничего страшного, – говорит она и набирает номер.

Пока подруга ждёт ответа, я смотрю перед собой, и мысли начинают свой стремительный бег. И я понимаю, что пытаюсь всячески отмазаться от этой поездки, хотя так же страстно мечтаю отправиться в неё. Мисс Противоречие. Что делать? Как же быть? Да плевать, если этому суждено сбыться – оно случится. Если нет – значит нет. Иногда нужно перестать управлять и просто катиться с горки. И будь что будет.

– Ну что там? – спрашиваю я после того, как она положила трубку.

– Что-то прокричали на немецком. Я ни слова не поняла.

– Сомневаюсь, чтобы Дашка с нами вот так спонтанно сорвалась. Свой отпуск они планируют за год, и она рассказывает о подготовке к нему всякий раз, как созваниваемся. Так что давай просто с утра напишем ей эсэмэску, – предлагаю я.

– Точно. Куда она денется. Так, теперь нужно найти Вику.

– Стоять! Лиза, послушай, внимательно послушай меня. Никаких Вик! Или я никуда не еду. Я не хочу её видеть. Я не хочу сменить одно дерьмо на другое. Поняла меня?

– Ну, Рит, столько лет уже прошло. Может, вам сесть, поговорить, и забылось бы всё.

– Такое не забывается. Лиз, всё, не начинай даже. Наверное, это была плохая идея. Вернусь завтра в Москву.

– Ну погоди. Ладно, ладно. Я должна была попробовать. О’кей. Тогда план таков – мы летим на самолёте к Дашке в Штутгарт, там дальше смотрим по ситуации. Если она ещё не совсем поехала крышей, то хватаем её, берём тачку напрокат и едем в Португалию через Францию и Испанию. Ну, примерно так. Справку тебе и мне сделаем. Паспорт с собой?

– Да, в машине.

– Отлично. Отправим моему доктору данные, и он пришлёт всё на электронку в твой банк. А с шенгенкой у тебя всё о’кей?

– Вроде да… – Я пытаюсь вспомнить, когда у меня истекает шенгенская виза. – Ещё на год примерно.

– Супер, я свою недавно обновила. Тогда вроде бы всё.

– Охренеть. Тебе бы схемы экономические проворачивать. Может, ко мне работать пойдёшь?

– Нет, дорогая. Это без меня. Если бы не вы, я бы с эконома ещё на первом курсе ушла. Скучно до жути.

– Ну, как знаешь. Я, конечно, до сих пор поверить не могу, но, в общем, я согласна. Кстати, когда летим?

– Момент, билеты посмотрю. Но думаю, чтобы не терять времени, то первым рейсом. С утра, в общем.

– О’кей, я тогда пойду вещи из машины достану. Дай ключи от квартиры, чтобы в дверь не звонила.

– Возьми там, в прихожей, – говорит Лизка, попутно ища билеты на рейс.

Я спустилась в подъезд, вышла во двор, открыла джип и начала собирать документы, навигатор. Поняла, что не зря оставила чемодан сегодня в машине. И тут меня накрыло. Какая Португалия, какие поездки? Старкова, ты сбрендила, что ли? Куда тебя чёрт несёт?

Так, посмеялись, и хватит.

Вновь начала складывать вещи в машину, попутно браня себя, что чуть не поддалась уговорам, как вдруг вспомнила, как давно я совершала что-то безумное и какие ощущения при этом испытывала.

– Да что я теряю-то? – обратилась я в никуда.

Не работу, это точно. Парня у меня уже нет. А вот клёвое приключение потерять могу. Плюс – кто его знает, когда я ещё смогу увидеть девчонок. Жизнь – она непредсказуемая.

– Да пошло оно всё! – снова выкрикиваю в темноту, обратно выгружаю чемодан, закрываю машину и возвращаюсь домой к Лизе.

– Ну что, есть новости? – спрашиваю я с порога.

– А то. Завтра днём рейс, в полвторого. Давай сюда паспорт, данные твои нужны.

– Ага, вот, держи, – протягиваю ей загранпаспорт.

– Так, иди спать во вторую спальню, я тебе там уже бросила бельё. Я закончу бронировать и тоже отрубаюсь. Ещё нужно Вадиму будет всё правильно преподать.

– Лиз, ты точно уверена, что хочешь этого?

– Да, на сто процентов. Я возбуждена настолько от всего этого, что не знаю, смогу ли вообще уснуть. Всё, спокойной ночи.

– Ненормальная, – смотрю на неё с удивлением и восторгом. – Спокойной.

Уже засыпая, понимаю, что, садясь в самолёт из Лондона в Москву, я не могла бы даже представить сценарий моего сегодняшнего дня. Может, на самом деле всё, что ни делается, – всё к лучшему? Дороги, правда, к этому светлому будущему сплошь из оврагов и ухабов, но вдруг это такой план Вселенной? Поживём – увидим.

 

С этими мыслями я окончательно проваливаюсь в сон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru