За дверью завтрашнего дня. Часть 1. Анамнез

Мария Карташева
За дверью завтрашнего дня. Часть 1. Анамнез

– А? Что? – тот вскочил, тряся головой и тараща сонные глаза. – Что такое?

– Тише. Не кричи. Помощь нужна. – Никита откинул полог и почти шёпотом сказал, – Василиса Митрофаньевна, идите сюда. – он показал на широкую скамью, которая стояла вдоль окна. – Если взять эту лавку и закрепить на ней какой-то матрасик мягкий, то Милу можно было бы попробовать переместить вниз.

– Ну, давай попробуем. – пожала плечами женщины. – Только как мы её там развернём-то на этой скамейке. – она задумалась. – Слушай, а у меня в сенях валяются мягкие носилки. «Скорая» как-то приезжала и забыла, может, на них спустим? – спросила баба Вася.

– Это, конечно, вариант, но её бы лучше закрепить, пока ситуация не стабилизируется и не приедут специалисты. – со вздохом произнёс Никита.

– Думаешь, наладится ещё? – Проговорила Василиса.

– Конечно. – с улыбкой ответил мужчина. – Не может такая ситуация выйти из-под контроля. Даже если это вирус, временно блокирующий мозговую деятельность, он сойдёт на нет, – Никита пожал плечами, – хотя я сла́бо себе представляю, как вообще возможно, чтобы он так быстро передавался и поражал такое большое количество людей. Массовым отравлением эту ситуацию тоже сложно объяснить.

– Милый, давай дела делать, а не думку думать. – остановила его рассуждения баба Вася. – Мне ещё поесть сготовить надо. Утро уже скоро, эти из леса придут. Есть все захотят. Вон бери в помощники городского товарища и шуруйте наверх. А мне тут Катя поможет.

Баба Вася поправила стоя́щий криво стул, поплотнее задёрнула занавески на прикрытых ставнями окнах и, выпустив проснувшуюся собаку во двор, принялась чистить картошку.

Мужчины, ушедшие в спасательную экспедицию, почти достигли цели назначения. Миша уверенно вёл их через бурелом леса, сворачивал там, где нельзя было пройти, и снова возвращался на нужную дорогу.

Вдруг недалеко послышался шум. Мужчины всполошились, огляделись, и Михаил указал на густорастущий ельник. Они быстро перебазировались под защиту деревьев и замерли. Вскоре показался источник шума: через лес продирался здорового вида мужик, и Кудрин, присмотревшись, узнал в нём Виталика. Когда тот прошёл мимо, все выдохнули с явным облегчением, только Иван покачал головой:

– Он какой-то странный стал.

– А ты, командир, только заметил? – спросил Петя.

– Сейчас пойдёшь на губу. И будешь либо нужник у Василисы дома чистить, либо Виталика ловить. Выбирай, что больше нравится! – тяжело глянул на него командир.

– Пошли дальше. Недалеко осталось. – тихо проговорил Миша.

Наконец они подошли к корням поваленного дерева, и Михаил припал к земле.

– Доченька, это папа. Ты меня слышишь?

Но ответа не было! Миша стал разгребать руками землю, мужчины взяли в руки лопаты и начали копать. Сырые комья поддавались легко, рыхлая земля летела в разные стороны и вскоре ухнув провалилась вниз. Миша замер на секунду, потом свесился вниз в пространство пещеры и позвал дочку.

– Настя, малыш. Вылезай! Я маму нашёл.

Где-то внутри послышалось шевеление, и показалась маленькая чумазая мордочка. Миша только протянул к дочери руки, как Пётр вскинул руку, призывая всех замолчать. По лесу явно кто-то двигался, при этом не скрываясь, и этот кто-то передвигался очень быстро. Единственным укрытием сейчас могла послужить эта пещера. Миша быстро спрыгнул вниз, остальные скоро посыпались за ними, Кудрин же до последнего оставался на поверхности.

– Сидите тихо. А я погляжу кто это. – тихо обронил он. – Это приказ. – твёрдо сказал военный, посмотрев на Петю. – Ты за гражданских отвечаешь.

Мужчина покидал лопаты в прореху на поверхности, прикрыл отверстие еловыми лапами и быстро вскарабкался по стволу поваленного дерева, туда где можно было укрыться в густоте ветвей.

Сидящие под землёй замерли, девочка уцепилась за отца и, зарыв голову ему в шею, затихла. Мише показалось странным, что девочка так спокойна, но он не придал этому значения. Сейчас важнее было понять, кто продвигается на поверхности и чем это может грозить.

Кудрин прижался к шершавому стволу дерева, вдыхал пряный, смолистый аромат и внимательно оглядывался, медленно приподнимаясь и поворачивая голову. Шум затих, утренняя дымка, курящаяся над влажным мхом и листьями, дрожала в рассветных лучах солнца, пробивающегося сквозь узор ветвей. Чаща просыпалась, потягивалась за ветром в ленивой дрёме, и вокруг царило спокойствие. Кудрин ещё немного понаблюдал за окружающей обстановкой, но всё было тихо. Мужчина одним прыжком встал на ноги на стволе дерева и замер, потому что прямо на них медленно двигались несколько десятков человек. Они выглядели странно, шли словно во сне, не открывая глаз, при этом ловко обходя деревья или другие препятствия. Молчаливая процессия вот-вот должна была наткнуться на убежище, где сидели люди. Кудрин быстро прикинул свои возможности, снял с пояса мобильник и вынув сим карту, сам аппарат бросил далеко в сторону. Телефон попал в ствол дерева, брызгами рассыпался и шумно осел. Идущие остановились и вдруг побежали в ту сторону, где послышался шум. Причём лица их исказились агрессией, они стали часто и возбуждённо дышать, некоторые даже испускали звуки, сходные с рычанием.

Как только они убрались подальше, Кудрин мгновенно спрыгнул на землю, оттащил ветки и знаками приказал вылезать. Петя хотел что-то сказать, но Иван сделал движение рукой, призывая его молчать, и покачал головой. Руслан вылез вслед за Петром и Лёхой, а когда пришла очередь Миши, то начались странности. Мужчина хотел выбраться, но Настя вцепилась в корни деревьев ручонками и не хотела отпускать. Она смотрела на отца, часто дышала и что-то шептала.

– Настя, милая, там мама ждёт. – умоляюще проговорил Миша, но девочка упрямо держалась за корни.

Кудрин присел рядом и попытался разжать пальчики ребёнка, и в этот момент Настя громко и пронзительно закричала. Иван вырвал корешки, которые девочка не хотела отпускать, выволок за шиворот Мишу из ямы и крикнул:

– Бежим!

Он явно слышал, что за ними уже ломится то странное сборище людей и по их поведению было понятно, что они явно не закурить попросят.

Кудрин бежал позади Миши, подталкивая его вперёд, а тот пытался усмирить ребёнка, который всё это время визжал. Руслан и Петя немного отстали, чтобы дать возможность уйти мужчине с девочкой и принять на себя удар.

Вдруг повреждённая нога Миши подвернулась на кочке, и он еле удержал дочку, чтобы не уронить на землю.

– Блин! – гаркнул Кудрин. – Дай сюда. – он перехватил Настю. – Мужики, хватайте его под руки.

Руслан и Лёха быстро среагировали и теперь все бежали одинаково медленно. Кудрин шёл с брыкающейся Настей на руках, а двое других тащили Мишу, при этом расстояние между ними и настигающей толпой уменьшалось. Петя же бежал позади всех, готовясь к неизбежной схватке.

Ульяна сидела возле Милы, смотрела, как в утреннем тумане полощется зелёная трава, которая выстилала всё видимое пространство. Сразу за полем начинался лес, откуда вчера перед дождём вышли странные люди. Уля поёжилась от таких воспоминаний. На душе у неё было мерзко от сковавшего страха и оттого, что она не могла ничего сделать, чтобы найти родителей.

– Как она? – послышалось от двери.

Уля увидела Катю, которая тихонечко зашла в мансарду и остановилась у порога.

– То спит, то просыпается. – сказала Ульяна. – А скоро её вниз-то понесём?

– Никита сказал, будем ждать остальных. Сами не справимся. Её сейчас, как хрустальную вазу нужно перемещать. И лучше, если просто на верёвке со второго этажа спустить на носилках. Тут лесенка узенькая, не пройдём.

Василиса варила картошку, жарила на горячей чугунной сковороде румяные блины и думала о чём-то своём, сосредоточенно кивая в такт своим мыслям.

– А у вас кофе есть или молочный улун? – вдруг послышался чей-то голос из угла.

Василиса вздрогнула и посмотрела на девушку, которая вместе с Лёхой ночью прибыла на купере.

– Ой, а про тебя-то я и забыла. – охнула она, глядя на блондинку, притихшую возле тёплой печки. – Ты чего в мокром-то сидишь?

– Вещи в машине, а выйти страшно. – проговорила девушка. – Да и задремала я в тепле, устала очень. Всю ночь ехала.

– Зовут тебя как? – спросила Василиса.

– Янина.

– Понятно. Ну, пошли. – Василиса поднялась. – Не боись, я с ружьём в проходе постою, а на дворе собака бегает.

Янина нехотя поднялась, одёрнула светлую кофточку, заляпанную разводами, и пошла на выход. Она помялась на пороге, с опаской глянула на улицу, потом на Василису и быстро выбежала на улицу. Открыв багажник, девушка посмотрела на Василису и спросила:

– Можно я чемодан в ваш дом занесу?

– Нет, здесь голым задом сверкать будешь! Ну конечно, неси.

В этот момент послышался грохот и из дома вылетела медсестра, она кинулась к УАЗу, но он был надёжно зажат купером, вторую машину, стоящую во дворе, тоже было не развернуть.

– Ключи! Ключи! – кричала Катя на растерявшуюся блонди.

– Какие? – похлопала девушка ресницами.

– Ай, – махнула Катя рукой, – с дороги! – Она крикнула Василисе. – Ворота! Там мужчины, за ними погоня!

Но со ступенек уже скатывался Никита, услышавший, что происходит на улице и бежавший на подмогу.

– Янина, в дом! – зычно крикнула Василиса. – Буян, к ноге!

Никита чудом увернулся из-под колёс, когда Катя разворачивала купер, обнаружив ключи в замке зажигания. Девушка вылетела на полной скорости в поле и, надрывая сердце хозяйки автомобиля, понеслась на полной скорости по бездорожью. Катя в окно мансарды увидела, что из леса выбежали мужчины, ушедшие на спасение ребёнка, и явно один из них уже получил повреждения. Девушка, не думая, кинулась помогать. Сейчас она видела перед собой единственную цель: ей нужно доехать до них. Вскоре она уже подлетела к краю поля, где расстояние между убегавшими и догонявшими беспощадно сокращалось. Девушка, разворачиваясь, сделала небольшой крюк и резко осадила купер возле Руслана и Лёхи, которые тащили Мишу.

 

Руслан рванул наверх дверцу багажника, и они втроём свалились внутрь. Кудрин с ребёнком успел заскочить в салон, а Петя прыгнул на переднее сиденье. Катя вдавила газ в пол, и маленькая машинка, в два счёта одолев большое расстояние, влетела в ворота двора Василисы.

– Капец машине. – проговорила Янина, потому что из-под капота шёл пар, одно из зеркал по непонятной причине было отломано, а висевшие лохмотьями локера́ были набиты травой.

– В дом! – крикнула на неё Василиса.

Люди быстро выскочили из авто, закрыли ворота и влетели в избу. Василиса позвала собаку и заперла дверь.

– Что там? – спросила она.

– Хрень какая-то! Но по-моему, сейчас будет батл! – потёр подбородок Иван. – Дети и женщины, в заднюю комнату марш. – И раненные туда же. Если ворвутся, то не поздоровится всем.

– Не пройдут. – спокойно сказала Василиса. – Стены крепкие, ставни тоже. Слабое место, мансарда.

– Перекрыть можно?

– Да, но сначала нужно Милу спустить.

Вдруг в дверь кто-то коротко постучал. Василиса напряглась и повернула голову, замолкнув на полуслове.

– Не открывай. – покачал головой Кудрин.

Василиса подняла руку и подошла к двери. В дверь снова стукнули, а Петя, смотревший за обстановкой сверху, крикнул.

– Они уже к забору подбежали. Сейчас полезут.

– Кто там? – громко сказала Василиса.

Стук повторился, а после этого раздался голос:

– Это я. Костя. Бабушка, открывай.

– Не слышу. – сказала баба Вася.

– Это я. Костя. Бабушка, открывай.

Василиса оглядела людей, отодвинула щеколду и распахнула дверь. На пороге стоял Костя Ивлев, Лилинг и Ши Дза. Они тайно пробирались больше года к этой заброшенной избушке, но они пришли.

Вместо родственных объятий, Василиса посмотрела на Костю и произнесла:

– Код доступа.

Костя кивнул и чётко проговорил длинный буквенно-цифровой код. Люди, стоявшие вокруг, смотрели в недоумении на происходящее. Было видно в щель открытой двери, что через забор уже лезут странные человеческие существа. Кудрин подскочил, захлопнул дверь, и в этот момент в сенях вдруг загорелась ярко-оранжевая лампочка, и сдвинулась одна из стен.

– Код принят. – сказала Василиса. – Немедленно спускаемся в бункер.

Глава 4

Синьцзян-Уйгурский автономный район, 22 ноября 2019 года

Лилинг, Ши Дза, Костя и Гуанминь стояли перед окном в жилом отсеке лаборатории и заворожённо смотрели, как прямо на них с огромной скоростью летит автомобиль. Машина подлетела к, казалось бы, тонкой пластине стекла, всей своей мощью обрушилась на отделяющую от улицы полоску, но дальше не прошла. Стёкла, так же как и стены, были бронированные и здесь использовались самые последние технологии, чтобы избежать нежелательных проникновений, даже если при этом будет использована грубая физическая сила.

Но всё было не так просто! Прозрачный материал не мог выдерживать бесконечные атаки тяжёлого военного автомобиля. И на случай такого тотального нападения был разработан специальный протокол.

– Если они не успокоятся, то через пять минут включится сигнализация. Если в течение десяти минут не прибудет подмога и система будет понимать, что угроза сохраняется, то у нас есть ещё десять минут, чтобы эвакуироваться, а после лаборатория перейдёт в режим уничтожения. – мрачно сказал Ши Дза. – Об этом мне поведал генерал перед отъездом сюда.

– Прикольно. – произнёс Костя. – По-моему, пацанов всё устраивает, – он кивнул на улицу, – и успокаиваться они не собираются.

Снаружи автомобиль делал уже пятую попытку ворваться внутрь. Люди, сидевшие внутри военного грузовичка, были сосредоточены и казалось, что в их жизни есть только одна цель: попасть внутрь дома.

– Нужно как-то выбираться отсюда, потому что помощь не придёт! – проговорил китайский солдат.

– Не, я лучше с лабой уйду в небытие, чем буду медленно уничтожен в этом массовом сумасшествии. – сказал Костя и с размаху сел на царапнувший ножками по полу стул.

– Из лаборатории есть ещё один выход! – воскликнула Лилинг. – Только придётся пройти через тот самый коридор. Там должен быть ещё один выход, подземный тоннель и даже транспорт.

Она сунула под нос Ши Дза план лаборатории, которой был спрятан в одном из шкафчиков.

– Ничего себе. – покачал головой её брат. – Тогда нужно поскорее отсюда выбираться.

– Это твоя лучшая идея! – поддержал его Костя и вскочил на ноги. – Чё с собой берём?

– Обязательно все записи, диски с данными.

– Ещё те две коробки. – сказала Лилинг, которая не могла оторвать взгляд от завораживающего зрелища, когда машина на полной скорости приближалась к стеклу.

– Тогда давайте сворачиваться! – Костя потряс Лилинг за плечо. – Пошли.

Девушка ещё раз окинула взглядом кухню и стала быстро спускаться за мужчинами.

Ши Дза помедлил возле двери, которая отделяла их от злосчастного коридора, где до сих пор болтались по стенам отблески сигнальных огней. Но делать было нечего, нужно было найти в себе силы войти внутрь и посмотреть, что там случилось, а после найти проход к тоннелю: умирать здесь сегодня ни в чьи планы не входило.

– Так, давай двигай быстрее! – сказал Костя, увидев, что Ши Дза затормозил. – Времени в обрез.

И будто в подтверждение его слов включилась сирена, и суровый мужской голос сказал, что до нарушения внешнего периметра осталось совсем немного.

Ши Дза нажал на кнопку, открывающую двери, и сделал шаг внутрь длинного коридора. Сейчас здесь было особенно мрачно и тревожно, потому что система стала в спешном порядке отключать освещение. Дрожащее во всполохах ламп пространство, тишина и только механический голос, равнодушно сообщающий, что через короткий отрезок времени внутри этой лаборатории ничего не останется.

Лилинг и Ши Дза остановились перед стеклянной перегородкой, отделяющей помещение, где был испытательный полигон. Здесь в клетках содержались животные, первые принимавшие на себя удар инновационных научных разработок. Обычно выдраенные до блеска стены и пол, были залиты засохшей рыжей кровью, на дверцах открытых клеток висели лохмотья разобранных тушек, столы с компьютерами были разгромлены.

– Что здесь произошло? – тихо проговорила Лилинг, пока Костя спешно фотографировал метр за метром, запечатлевая кошмарный рисунок реальности.

– Пошли! – жёстко сказал русский и, дёрнув жену за руку, повёл её за собой.

– Ши Дза! – окликнула Лилинг неподвижно стоявшего брата и тот, очнувшись, поспешил за ними.

Гуанминь с Костей открыли увесистые двери, которые были в конце длинного перехода, и оказались в небольшом помещении, где стоял автомобиль. Такой будничный, типовой гараж с машиной. Лилинг даже несколько покоробило то, что они побросали вещи и быстро забрались внутрь салона. Ей казалось совершенно неверным покидать это место, не разобравшись в причине того, что послужило толчком к уничтожению лаборатории и того, что происходило снаружи. А в том, что это звенья одной цепи, она не сомневалась.

– Мы не можем уйти. – проговорила девушка.

– Сядь в машину! – жёстко скомандовал Костя. – Э, – окликнул он солдата, – пошли ворота откроем.

Вход в тоннель перегораживала на вид обычная рольставня, но, как и всё здесь, она была сделана из прочного материала и было неясно, как её открыть. Костя поколдовал над приборной доской, расположенной рядом с выходом, и вскоре она отъехала в сторону, обнажив светящиеся клавиши пульта.

– Шиза, какой код? – крикнул он через плечо.

– А я не знаю! – отозвался Ши Дза.

– В смысле ты не знаешь? – обернулся на него Костя. – Ты не знаешь, как нам выбраться наружу из этой консервной банки? Ну ты напрягись как-то, а то я совсем не хочу стать бычком в собственному соку.

– Я не понимаю, о чём ты говоришь. – отозвался китаец.

– Забей! Ищи код!

– Постойте! – воскликнул Лилинг. – В его записях на кухне был ряд каких-то цифр. Я подумала, что вряд ли он записал что-то важное в кулинарном журнале.

– Журнал где? – рявкнул Костя.

Лилинг выскочила из салона и бросилась к багажнику, пока мужчины напряжённо ждали. Девушка стала методично перебирать собранные в доме вещи, но никак не могла найти нужную тетрадь. Она точно помнила, что видела и журнал и надпись с пометкой «код от гаража».

– Ну чё? – Костя подскочил к ней, вытряхнул содержимое в багажник и глянул на девушку. – Где?

Лилинг медленно подняла глаза и произнесла:

– По-моему, там остался.

– Придурки китайские. – зло по-русски выругался Костя. – Как выглядит и где конкретно лежит?

– Ты что собрался туда вернуться? – ужаснулась девушка.

– Нет, за шашлыком смотаюсь, не зря ж здесь угли собираемся разжечь. – не смешно пошутил он. – Лилинг, детка, быстрее.

– Жёлтая, толстая тетрадь. Она там одна такая. Лежала на столе.

Костя глянул на табло и понял, что времени ещё достаточно, чтобы сбе́гать за тетрадью и вернуться. Он ринулся обратно к коридору, соединяющему гараж и лабораторию.

– Так, все в машину. Ты, – он кивнул Гуанминю, – за руль. Ты! – Костя ткнул в Ши Дзу, – встань у пульта, я по рации код скажу, чтобы вы были готовы к отъезду, когда я прибегу.

Молодой человек выбежал обратно в мрачное логово коридора. В отсеке, где проводились испытания, уже был полностью выключен свет, и только цифры, ведущие обратный отсчёт времени, полыхали на циферблате, расположенном на стене. Но здесь почему-то цифра была совсем другая.

– Говорила мне мама, оставайся Костик дома, на фига тебе туда переться. – бормотал под нос мужчина, оказывая себе моральную поддержку. – Надо старших слушать.

Быстро найдя валяющуюся на полу тетрадь, Костя пролистал её и увидел нужный код.

– Ши Дза, ты слышишь меня?

– Да. Говори.

– Пятнадцать секунд. – вдруг произнёс молодой человек, явно осознав, что обратно он добраться не успеет.

Только сейчас он понял, что в каждом отдельном помещении показывается своё время! До гаража губительное пламя дошло бы в последнюю очередь, поэтому там и казалось, что времени хватает.

– Я не понял тебя. – переспросил Ши Дза.

Костя быстро проговорил ряд цифр и взглядом заметался по пространству. Надеяться на то, что здесь можно было спрятаться, не приходилось. Ровно через пятнадцать секунд здесь всё выгорит дотла.

– И останутся от Кости рожки да ножки. Хотя и это вряд ли! – Костя кратко сказал в передатчик. – Идите без меня, я не успеваю! Может смогу через улицу прорваться, тогда ждите меня, – он вздохнул, – скинь геоточку, где сможете меня подождать. С Лилинг попрощайся за меня, я отключаюсь.

Косте всегда казалось, что в фильмах и книгах такой трагичный момент, когда один жертвует собой ради других, как-то не всегда удавался авторам. Было мало чувства и не было глубины, но сейчас он вдруг понял, что этот миг такой краткий и некогда нырять в недра драмы. Нужно придумать способ спасти свою жизнь!

Ши Дза несколько секунд созерцал замолчавшую рацию, затем ткнул в светящуюся панель и сел в машину, как только лист рольставни нервно дёрнулся и пополз вверх.

– Поехали. – еле слышно произнёс он.

– Куда поехали? – Лилинг беспокойно заёрзала на сиденье, оглядываясь назад. – Сейчас Костя придёт.

– Поехали. Это приказ! – жёстко сказал Ши Дза и, нажав кнопку на торпеде, заблокировал двери. – Костя не придёт.

Гуанминь понимающе кивнул и моментально вылетел из гаража, как только зазор между полом и ставней позволил протиснуть машину.

– Остановитесь! – закричала девушка. – Ты с ума сошёл? Костю нужно забрать!

– Он не успевал! Может быть, у него получится выбраться по-другому.

– Нет! Нет! – Лилинг дёрнула непослушную ручку двери, попыталась кинуться сзади на водителя, но брат схватил её за руку и глянул в глаза. – Лилинг! Успокойся! Ты же понимаешь, что произошло нечто чудовищное и из этой лаборатории выбрался неизвестный нам монстр! А самое страшное, что он невидимый!

Москва, 20 июня 2020 года

На горизонте полыхал огненный шар восстающего солнца. Оно медленно выбиралось из-за набежавших туч, сначала показался розовый опалённый край, потом и вовсе вывалился весь диск. Раннее утро согрелось, асфальтовые ленты дорог мгновенно высохли после обильных ночных дождей, и город стал наполняться равномерным шумом бесконечной сутолоки будних дней.

Кристина проснулась уже давно, но вставать не хотела, она высунула только кончик носа из-под душного одеяла и лежала не шевелясь. Если долго не проявлять физическую активность и просто смотреть в большие окна на небо, то все неприятности останутся во вчерашнем дне. Тогда и дышать как-то легче и яма, в которую она падала, не такая глубокая.

Но вездесущий телефон разрушил утреннее равновесие. Эсэмэска, звонок, месседж из соцсетей и ещё какой-то странный звук. Последнее Кристину несколько озадачило, она не знала, что значит странный, короткий и суровый звяк.

 

Девушка высунула руку из-под одеяла и, быстро сцапав мобильник, затащила его в своё убежище от неприятностей. Так и есть, новый день и новые проблемы мелькали на экране. Какое-то дополнение о расторжении контракта с ней от очередных рекламщиков, сообщение от адвоката, который занимался разводом со стороны мужа, вежливая угроза от владельца квартиры, что если Кристина сегодня не съедет, то ей помогут. А когда-то её муж хвастался, что купил для неё эту роскошную жилплощадь, чтобы она могла просыпаться сразу в центре столицы. А ещё «отличные» новости от кредитных организаций!

Да, в тот день, когда почти уже бывший муж Кристины потерял к ней интерес, она перестала существовать в этом мире! В один день закончилась её богатая, насыщенная светскими событиями жизнь. Она просто перестала быть заслуживающей внимания персоной!

А так как Кристина не имела склонностей к накопительству, то она была ещё и без гроша в кармане, если не считать небольшого количества наличности, каким-то чудом осевшей в её кошельке. Теперь девушку мог спасти от краха либо новый муж, либо конец света, как она говорила оставшимся немногочисленным подругам. А так как «конец света» был чем-то нереальным, то сегодня Кристине срочно нужно было найти нового мужа.

На телефоне снова возник странный звук, и девушка открыла одно из многочисленных сообщений.

Министерство чрезвычайных ситуаций уведомляло, что из-за погодных условий сегодня сто́ит держаться вблизи мест своего обитания. А точнее, находится по месту регистрации.

Кристина на минуту задумалась над тем, как могут быть связаны климатические перемены и прописка. Но её это не особо напрягало, потому что в паспорте стояла запись о том, что она должна проживать в ближайшем Подмосковье, в самом шикарном районе, куда теперь ей заказан путь!

Крис подошла к окну, посмотрела на обычный водоворот людей и подумала, что, наверное, сегодня уволят человека, который рассылает такие бестолковые сообщения. Но даже у этого неизвестного ей оператора шансов найти занятие, приносящее деньги, больше, чем у неё. Муж Кристины не просто так выставил её за дверь семейной жизни, а только после того, как она впустила на территорию домашнего очага стороннюю особь мужского пола. И теперь известная певица Кристина Дёмина стала изгоем. Никто не хотел ссориться с её влиятельным в правительственных кругах супругом.

Резкий звонок в дверь вывел Кристину из ступора, она скривила рот и поняла, что, наверное, это домовладелец пришёл лично вышвырнуть её. Подтянув повыше на талии брюки от шёлковой пижамы, девушка накинула пеньюар и поплелась открывать.

– Привет, Сеня. – Сказала она, увидев на пороге водителя своего мужа. – Что-то забыли отнять?

– Алексей Витальевич сказал срочно привезти вас. У вас десять минут.

Так стремительно Кристина ещё никогда не собиралась. Через девять с половиной минут перед Сеней стояла умытая, слегка накрашенная, полностью готовая к выходу, да ещё и с чемоданом в руках, Кристина.

– Я готова! Поехали!

Водитель скептически глянул на это преображение и пошёл к лифту. Девушка же спешно отправилась за ним, бодро перестукивая высокими каблуками. Они молча спустились на лифте и пошли на подземную парковку. Кристина удивилась, что вокруг так мало народу. Обычно утро буднего дня кишело разного рода людьми, включая тех, кто обслуживал их дом.

– Сеня, а мы куда? – Спросила она, усаживаясь на заднее сиденье роллс-ройса.

– Пожалуйста, адресуйте все вопросы Алексею Витальевичу. – Сдержанно ответил водитель, и на его скулах заходили желваки.

Кристина пожала плечами и подумала, что в принципе, какая разница, куда ехать! Главное, Алёша о ней вспомнил, а это значит, появилась мизерная вероятность, что он Кристину простит.

Машина резко вырвалась из тени подземки в солнечное утро шумных улиц. Девушка повертела головой по сторонам и не поняла, что происходит. Вокруг было много военных и полицейских и буквально через минуту их машине преградили путь, хотя обычно этому автомобилю с ЭТИМИ номерами никто не решался мешать во время движения.

– У нас пропуск. – сразу же сказал Сеня, показав лист бумаги военному, стоявшему в полнолицевом респираторе.

– Я в курсе. Надевайте защиту и пересаживайтесь вон в тот автомобиль. – глухо сказал мужчина в форме.

Он сунул два респиратора в машину, и Сеня протянул один из них Кристине.

– Что происходит? – девушке стало несколько нехорошо от этой странной ситуации.

– Лучше ничего не спрашивать. – тихо посоветовал ей Сеня. – Надевайте.

Кристина критически оглядела панорамный респиратор и пожала плечами. Выбора у неё не было. Либо она подчиняется и старается забраться на борт уходящего корабля своей прошлой жизни, либо может гордо взять чемодан и отправиться в неизвестность. Второе ей категорически не подходило!

Она попыталась натянуть сооружение на голову, но мешала сооружённая причёска на вьющихся тёмно-русых волосах. Девушка быстро разобралась с этим, тем более что мужу больше нравились распущенные локоны. Она наконец водрузила на лицо странную вещь и глянула на водителя. Тот покивал в ответ и махнул рукой, призывая её выйти наружу.

Из-за низкой посадки машины не было видно, что происходит вокруг.

Кристине показалось, что она оказалась не в центре современного мегаполиса, а в центре боевых действий. Пространство моментально заполнялось военными, люди в полицейской форме разносили ограничители по дорогам, в сторону выезда ехала, непонятно откуда здесь взявшаяся, тяжёлая военная техника.

Девушка испуганно оглядывалась по сторонам и почти бежала за водителем, который уверенно двигался в сторону большого внедорожника, стоявшего метрах в ста от них. Вдруг Кристина поняла, что земля уходит из-под ног, а справа, там где стоял роллс-ройс, на котором они приехали, валяются ошмётки железа и клубится дым.

Вдруг она почувствовала на руке железную хватку Сени, который, отбросив чемодан, потащил Кристину за собой. Он буквально запихал её в машину, сам прыгнул на водительское сиденье, и они стали выбираться на дорогу, расталкивая другие машины передним бампером.

Прямо перед ними возникла полицейская машина и рация в салоне ожила:

– Вы на МЧСовский борт?

– Да. – кратко ответил Сеня.

– Выстраивайся за мной! Только впритык иди, на дороге жопа! – прохрипела рация. – Дашь кому-то встрять за мной, считай я вам помочь не смогу!

– Я понял! Не отстану!

Водитель вцепился в руль, взревел мотор автомобиля, а Кристина испуганно вжалась в кресло. Впереди взвизгнула полицейская сирена, и они рванули с места. Но в последний момент, вдруг открылась дверь и на заднее сиденье упал долговязый молодой человек с рюкзаком на плечах.

– Свой! Свой! – Закричал он. – Меня ждали! Я Нальчиков!

Сеня, не поворачиваясь, кивнул и резво выскочил на автостраду за впередиидущим полицейским сопровождением.

Сутолока столичных улиц проносилась за окнами. Кристина озиралась вокруг и не понимала происходящего, потому что в одних районах стояли полицейские кордоны, они сдерживали людей, кого-то грузили в подоспевшие автозаки, кого-то в кареты «скорой помощи». А в других наблюдалась вполне мирная картина, правда народу было немного, учитывая будний день.

– Что происходит? – Спросила Кристина, повернув голову в сторону Сени. – Сбоку! – Вдруг истерически закричала женщина, потому что увидела, что на них на огромной скорости несётся внедорожник.

Машина шла на таран и их спасло только то, что Крис вовремя увидела опасность. Сеня среагировал на её крик и вильнул в сторону, но машина со всей силы врезалась в ленту бетонных ограничителей, подпрыгнула и повисла, балансируя на днище. Водитель неловко ударился об руль, послышался жуткий хруст, и рука его повисла плетью.

– А-а-а. – тихо завыл Сеня.

– Трындец! – крякнул мужчина с заднего сиденья. – Ну-ка быстро вылезаем из машины. Вон полицейский назад едет.

– Так та машина тоже возвращается! – взвизгнула Крис, видя, что шедший на таран автомобиль, вовремя избежал столкновения и снова возвращается.

– Тем более нужно бежать!

Мужчина, подсевший в последнюю минуту, выскочил наружу, рванул на себя водительскую дверцу и чуть ли не за шиворот вытащил вопящего от боли Сеню.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru