За дверью завтрашнего дня. Часть 1. Анамнез

Мария Карташева
За дверью завтрашнего дня. Часть 1. Анамнез

– Совсем идиоты?! – зашипела она, глядя на Никиту и прикрывая трубку рукой. – Я тебе перезвоню. – сказала она собеседнику. – Какое к ляду бешенство?

– Ну вот так! – пожал плечами Никита. – Он недавно из Монголии вернулся, почувствовал себя плохо.

– Срочно пересдать и никому не говорить! – жёстко сказала она.

Вскоре пришли новые и совершенно чистые от страшного вируса анализы Огудалова. Никита устроился работать на «скорую», и история стала оседать на дно колодца памяти, прижатая грузом новых впечатлений. Пока в один день Никита не выехал на вызов, где у мужчины были схожие с Огудаловым симптомы.

 Республика Алтай, 19 июня 2020 года

Никита проснулся, когда солнце светило уже высоко в небе. У него сильно шумело в ушах, во рту был кислый привкус и вообще чувствовал врач себя отвратительно. Кое-как поднявшись на ноги, он сполз с кровати и вышел на просторную кухню.

– Доброе утро, товарищи собутыльники! – расплескался в пространстве густой бас начальника спецбатальона Кудрина Ивана.

– Да тише ты! – скривился, пьющий жадными глотками воду, Пётр.

– Да что мы там выпили-то на семерых?! – хохотнул Иван. – Никитка, ты как? – заметил он скрючившегося на табуретке врача.

– Вот так отвратительно я себя ещё никогда не чувствовал.

Никита подумал, что эта командировка в горную республику сначала, конечно, показалась приключением. Потом он стал каким-то своим в спецбатальоне, куда был прикреплён для прохождения учений, но всё было хорошо и прекрасно ровно до того моменты, пока они не решили отметить окончание работы в полевых условиях.

– Ну, считай что у тебя боевое крещение! Сейчас пивка дёрнем, потом хозяин баньку обещал истопить. – Иван дружески стукнул Никиту по щуплой фигуре и молодому человеку показалось, что на него упал молот.

Никита позеленел и вылетел во двор в ближайший кустарник, ему было очень плохо. Кое-как придя в себя и ополоснув лицо холодной водой из бочки, мужчина огляделся. В деревне, куда они попросились на постой, было тихо. Он вернулся и, глотнув сладкого крепкого чаю, сказал:

– Тишина здесь какая. Я ведь в деревне, наверное, первый раз в жизни.

– Да ладно. А летом к бабушке не ездил? – Петя натянул на играющее мускулами загорелое тело майку и обозревал пространство в поисках штанов.

– Не! У меня бабушка и дедушка до мозга костей были городские. Все вылазки на природу, это исключительно цивилизованные парки. – усмехнулся Никита. – Жена у меня из деревни, но она даже слышать о ней не хочет.

– Мля, куда я портки-то свои дел? – Петя почесал затылок. – Я за пивом! И пожрать чего-нибудь захвачу. А то хозяин с вечера грозился поляну накрыть, но что-то я не замечаю ни его, ни еды! Наверное, не выдержал бедолага, что нам так по вкусу придётся его самогон. – громко рассмеялся Пётр и, наконец отыскав нижнюю часть гардероба, выскочил на улицу.

– Куда он? – со стороны веранды на кухню зашёл Иван.

– В магазин!

– Дело хорошее! – сказал военный. – Одно не пойму, куда люди-то все делись! Наши мужики на сеновал вроде спать пошли, но я там глянул – нет никого. Хозяина нет.

– Может, на реку пошли? – Никита вспомнил, что хозяин дома с утра обещал показать, как идти к ближайшему водоёму.

Иван неопределённо пожал плечами и посмотрел в окно.

– А ты как к нам попал? Я просто смотрю: ты без подготовки совсем. Как ты всё это выдержал?

– Да по-дурацки получилось. – Никита присел на стол, застеленный потёртой клеёнкой. – У меня приятель на скорой должен был с вами ехать, а его какой-то вирус подкосил. Ну начальство и распорядилось, чтобы я ехал. Видимо, потому что в тот момент я просто ближе всех к его столу стоял. – развёл руками Никита.

– Вымотался? – улыбнулся Иван.

– Есть немного. Но вчерашний вечер был самым весёлым, если бы сегодня он не отзывался такой тоской.

– Забей! Привыкнешь.

На кухню ввалился Петя, он поставил сумки на стол и взглянул на своего командира.

– Хрень какая-то.

– Где конкретно? – Иван деловито разбирал пакеты.

– Людей нигде нет.

– В смысле? – Иван открыл бутылку и перелил прохладное пиво в высокий стакан.

– Ну, улицы пустые. Только бабка в одном дворе сидит на лавочке, привалившись к дому. В магазе тоже никого; я подождал, взял, чего мне надо, деньги оставил и пошёл.

– Ляпота! – сказал Иван. – Попробуй в Москве вот так взять. Или в каком другом городе.

Никита слушал разговор военных, варил кофе, делал бутерброды и вдруг понял, что ему ещё никогда не было так хорошо. От тёплого дерева старого сруба шёл сладковатый запах, в соседнем дворе драл глотку петух, на букетике полевых цветов, что примостились на столе, жужжала пчела.

– Мужики, что-то мне перестаёт это нравиться! – вдруг сказал Иван. – Петя, ну-ка сходи к реке, хозяин говорил, что вон от калитки, которая в огороде, тропинка идёт, а потом направо забирает. А я пойду сеновал посмотрю. Серёга с Виталей так долго не спят, а тем более не купаются.

– Так точно. – вяло сказал Пётр и печально посмотрел на дымящийся кофейник. – Вот честно, решать мегазадачи лучше на полный желудок.

– Круго́м марш! – Иван задумчиво огляделся и вышел.

Никита усмехнулся, соорудил себе завтрак и вышел на лавочку во двор. Когда ещё будет такая возможность посидеть в одиночестве и насладиться покоем. Завтра предстояло вернуться в город, в пыльную, суетную среду обитания.

– Медицина, быстро сюда! – послышался вдруг зычный голос Кудрина Ивана.

Никита спешно поставил чашку на лавку и кинулся к сараю. Внутри на корточках сидел Иван, а перед ним на спине лежал Виталик, он бессмысленно водил глазами по пространству, пускал слюну и беспомощно скрёб руками земляной пол.

– Чё с ним? – озадаченно спросил Иван.

Никита быстро провёл осмотр и поднял на Ивана встревоженный взгляд.

– На инсульт похоже. Нужно срочно «скорую» вызывать. Я сейчас на месте попробую стабилизировать, но не более того. Вызывай!

– Понятно, сейчас.

– Погоди! – Никита остановил Кудрина. – Посиди с ним, я свой чемоданчик принесу.

Никита кинулся в дом, но вдруг услышал с другой половины дома странные стоны. Он осторожно открыл дверь и увидел, что хозяин тоже лежит на полу и выглядит точно так же, как и Виталик.

– Петя, иди сюда! – Не оглядываясь крикнул Никита, услышав шум на кухне. – Помощь нужна.

Не получив ответа, доктор осмотрел хозяина дома и выскочил в коридор.

– Сергей, ты? – Никита смотрел в спину человеку, который стоял посреди кухни и пошатывался.

Мужчина обернулся, глянул на врача пустыми глазами, ощерился и пошёл в атаку. Никита буквально в последнее мгновение успел захлопнуть перед его носом дверь и рванул через коридор на задний двор: к его счастью, здесь был проход к сараям.

– Иван, Иван! – закричал он, пока бежал к сеновалу.

– Чего орёшь? – Кудрин показался в дверях сеновала.

– Там! Там! – Никита тыкал в сторону дома. – Там с Сергеем неадекват какой-то! Он бросился на меня. И хозяин дома тоже в таком же состоянии.

– Вот зараза! Знал, что нельзя одних оставлять. Опять налакались бормотухи какой-то левой. – выкрикнул Кудрин. – Посиди с этим придурком, я сейчас с Серёгой разберусь и приду.

Когда командир спецбатальона скрылся в доме, через минуту оттуда послышался грохот и звон посуды. Спустя мгновение с треском вылетело перекрестье деревянной рамы и брызнули стёкла. Никита, как в замедленной съёмке, видел, что на улицу вылетел Серёга, шмякнулся на то место, где доктор не так давно наслаждался тишиной, вскочил на ноги и стал озираться по сторонам. Доктор предусмотрительно спрятался за створкой двери, но военный, видимо, услышал звук его шагов и ринулся к сараю. Никита успел заскочить за лежавшее в углу тюкованное сено и стоял не дыша: уж если Иван не справился со своим подчинённым, то субтильный врач и вовсе окажется лёгкой добычей. При этом Никита судорожно пытался сообразить, что могло так повлиять на солдат. На отравление это не было похоже, хотя из каких ингредиентов состоит местный самогон, никто не знает – добавили травок-муравок для вкуса и получили ядерную смесь.

В просвет между тюками Никита видел, как озирается Серёга, как водит носом по воздуху, словно вынюхивая присутствия доктора. Вдруг в одну секунду к преследователю с двух сторон кинулись Иван и Пётр. Короткая, но ожесточённая схватка, к радости Никиты, закончилась победой над обезумевшим приятелем.

– Что это с ним? – тяжело дыша спросил Иван, когда Никита вылез из-за ароматной кипы сена.

– Я не представляю. Там хозяин тоже в отключке.

– Может, забухали и так их скрутило? – Пётр утирал со лба выступивший пот.

– Не могло отравление так сказаться. Хотя, конечно, всё индивидуально. – Никита пожал плечами. – Я сейчас вызываю бригаду и нужно их срочно в больницу. – доктор потыкал в экран телефона. – Связи нет. У кого аппарат с собой?

– Погоди медицина! Сейчас мы его куда-нибудь определим. А то он у нас бугай-то здоровый! – Иван огляделся и хмыкнув кивнул Пете. – Пускай шельма пока заместо собачки посидит, – кивнул он на будку, где валялся ошейник на цепи. – Надо ему только руки связать, чтобы не сбёг!

Через короткое время военные справились с нелёгкой задачей, потому что не передвигаться, ни тем более сидеть на цепи Серёга отчаянно не хотел. Надёжно закрепив ошейник на его шее, вздувающейся венами, мужчины отскочили, потому что он начал рычать, скалиться и кусаться.

– Петюня, ну-ка засними этого урода. Пусть потом на себя смотрит. – Иван взял ведро, опрокинул его в бочку и через секунду вылил ледяной поток на сослуживца, прикованного к будке. – Остынь немного!

В следующую секунду двор залил жуткий визг, Сергей корчился на земле, орал, верещал и скрёб землю руками. Кричал он так страшно, что мужчины на мгновение остолбенели. В конце концов, болезный забился в собачью будку и только тихо поскуливал внутри.

 

– У меня просто даже жопа взмокла. – вдруг сказал Петя.

– Да я сам чуть не обосрался. – тихо пробормотал Иван.

– Нужно срочно медиков вызывать и искать, где они такую бормотуху взяли. Это явно не просто отравление. У него галлюцинации!

– Да ни один телефон не ловит! Что за хрень такая? – Иван в сердцах стукнул по сараю. – Петя, иди к соседям, может, у них телефон есть, а я пока УАЗ подгоню. Сами повезём в больничку, а то пока они доедут… – он махнул рукой, но задумался. – Только как этого придурка везти, я не знаю. Хотя я прицеп видел на заднем дворе.

Республика Алтай, 19 июня 2020 года

Ульяна сидела на ступеньках дома бабы Васи и просто смотрела перед собой. Она не могла прийти в себя с того самого момента, как они приехали обратно. Василиса кинулась с расспросами, а они даже не знали, что ответить. Городок, погружённый во мрак, больница, полная призраков и стонов, восставший из мёртвых доктор. Может быть, для жуткого триллера и годился этот сюжет, но только не для жизни.

Уля подняла глаза и сейчас подумала, что она просто перегрелась на солнце и у неё начались виде́ния. Потому что по полю ехал УАЗ, сзади к нему был прикреплён прицеп, на котором стояла собачья будка и оттуда слышался жуткий вой, а к прицепу была прикреплена лодка на колёсах, и над ней возвышался брезентовый тент.

– Руслан! – выкрикнула Уля и ринулась в дом. – Баба Вася!

– Чего кричишь? – обернулась на неё Василиса, вытирая пыльные от муки руки.

– В окно гляньте! – сказала Уля.

Когда Василиса посмотрела в окно, она замерла на секунду, потом сняла передник и помотала головой:

– Как-то людно здесь стало. Не к добру это.

Василиса Митрофаньевна вышла на крыльцо, а следом за ней Ульяна. Странная процессия к этому времени уже подъехала к воротам. Из машины выскочил Иван и приветственно помахал рукой.

– Здравствуйте! Извините, что беспокоим, – прокричал он от ворот, – можно вас спросить?

– Спрашивай! – крикнула в ответ Василиса, но не сделала даже шага навстречу.

Кудрин покачал головой и вздохнул.

– Ну вы хоть подойдите! Чё орём-то?!

– А мы с тобой никому не мешаем.

Из избы появился заспанный Руслан и, оценив обстановку, спустился по лестнице.

– Куда пошёл? – гаркнула баба Вася.

– Не шуми Василиса Митрофаньевна. Сейчас разберёмся.

Руслан подошёл к калитке, открыл створку и вопросительно глянул на Ивана. В этот момент собачью будка дёрнулась и оттуда снова раздался вой. Руслан перевёл взгляд на командира спецбатальона.

– Парень, как до больницы добраться? – спросил Иван. – Мы не местные, заблудились.

– То, что ты не местный, я и сам вижу. С учений? – спросил Руслан.

– Ага. С секретных, – Кудрин покачал головой, – но вам здесь всем об этом словно по громкоговорителю объявили. Нам в больницу нужно.

– Не, не нужно.

В этот момент к воротам подошла баба Вася. Она настороженно оглядела сидящих в машине и кивнула на будку.

– Переезжаете?

– Вот женщина, мне реально не до шуток сейчас! – сказал Иван. – У меня друзья какой-то бормотухой отравились, связь не работает, нам в больницу нужно.

– У нас в сарае такая же заперта. Воет! – кратко сказал Руслан. – В больнице вообще чёрт знает что происходит. Мы ночью туда ездили, еле живые вернулись.

– Не понял. – нахмурился Иван и махнул рукой, чтобы из машины вышли Никита и Петя. – Мы с собой из деревни ещё бабульку прихватили. А то там народ весь, как корова языком слизала. Я побоялся её там оставлять.

Вслед за ними, не дожидаясь приглашения, выскочила юркая бабулька невысокого роста.

– Василиса, чё это творится? – Гаркнула она, глядя на хозяйку дома. – Не было такого, чтобы меня кто-то с моего собственного двора спасал! Налетели коршуны, набезобразничали и меня с собой прихватили. Ну ладно бы я бы девкой молодой была, а так по што?

– Ольга Павловна успокойся! Вы можете толком рассказать, что случилось? – Василиса потянула за створку ворот и посмотрела на командира.

– Так нам в больницу. – сказал Петя.

– Да подожди ты. – махнул рукой Иван.

Руслан заметил на сиденье в машине сумку с красным крестом и спросил:

– А среди вас доктор есть?

– Я врач. – сказал Никита.

– Слушай, доктор, у нас со вчера девица странно себя ведёт. Мы собственно думали, что у неё приступ какой-то, потом с нами из больницы медсестра вернулась. Она сказала, что это возможно инсульт.

Никита и Иван переглянулись.

– Давайте я на неё посмотрю.

– Не уверен, что я хочу выпускать её из сарая! – покачал головой Руслан. – Мы её втроём еле утихомирили. Она будто с ума сошла, орёт, рычит, бросается.

– У нас тоже такие есть, правда их несколько, и симптоматика разделяется! – проговорил Никита. – Мы даже усадить не могли их в машину, закрепили в лодке.

Иван задумался, а потом глянул на Руслана.

– Говоришь, сначала валялась, а потом бросаться начала?

– Ага!

– Надо бы Виталика привязать. Этого мы даже все вместе не ушатаем! Серёгу еле заломали, а он самый слабый из нас.

Словно в ответ на его слова, внутри лодки раздался скрежет, как будто кто-то скрёбся. Тент стал ходить ходуном и через секунду послышался треск разрываемой ткани. В прореху показалось искажённое яростью и измазанное кровью лицо Виталика, он сфокусировался на людях и стал быстро выбираться наружу.

– Петька, лови его! Он сейчас всех уложит! – крикнул Иван, и мужчины бросились на Виталика, который довольно быстро вибирался наружу.

Руслан успел подбежать сзади и накинуть ему верёвку на торс, зафиксировав таким образом руки, Иван обернул Виталика брезентом, из которого тот ещё полностью не выбрался, а Петя, схватив полено, огрел его по голове. Но всё это не возымело действия. Виталик разбросал мужчин, выпрыгнул из лодки и на секунду встал озираясь.

– Петь, – тихо сказал Иван не двигаясь, – обходим с двух сторон, попробуем заломить.

Виталик внимательно поглядел на обходной манёвр, вскрикнул и вдруг припустил со двора, и через минуту он уже мелькал где-то в конце поля, а вскоре и вовсе скрылся из вида.

– А чего он в кровище-то весь? – только и нашёлся что спросить Петя.

Заглянув под тент, военные отпрянули, и в глазах обоих читался ужас. Внутри лодки лежал разорванный на части хозяин дома.

– Иван Николаевич, что это такое? – почти жалобно спросил у старшего товарища Пётр.

Тот только молча помотал головой и отошёл в сторону. Никита склонился над бортом и внимательно оглядел останки. Он старательно прикрыл их тяжёлой тканью брезента и выпрямился.

– А можно ворота закрыть? – спросил он у Руслана.

– Я думаю даже нужно. В будке кто?

– Ещё один, но он на цепи. Хотя после увиденного, я бы не сказал, что он надёжно привязан. Но нам его оттуда не вытащить было, хорошо она с полом оказалась, мы так и погрузили. – задумчиво проговорил Иван.

Когда военные, Никита и Руслан, вошли в дом, Василиса уже суетилась возле печи, Ольга Павловна громко критиковала её действия, а Ульяна накрывала на стол.

– Давайте чай пить. Я как раз с пирогами закончила возиться. – сказала Василиса, вытаскивая румяную выпечку.

– Женщина, дорогая! Ну какой чай?! Спасибо конечно, но я бы хотел разобраться в ситуации.

– Ну, на сытый желудок соображается легче, особенно после попойки. А то перегаром своим мне весь дом завесили. – сказала Василиса.

Люди молча и как-то рассеянно уселись вокруг стола, но вдруг наверху послышался шорох, и Петя вскочил на ноги.

– Тихо, тихо! – миролюбиво сказала Василиса. – Это Катя или Мила проснулись. Они в мансарде спали.

В подтверждение её словам в проёме двери появилась тоненькая фигурка медсестры.

– Доброе утро. – девушка покачала головой. – По всей видимости, всё, что было вчера, мне не приснилось.

Ульяна покачала головой и как-то сами собой подступили слёзы, и девушка выскочила наружу. Она не хотела, чтобы остальные видели её слабость и ещё ей стало нестерпимо тошно среди чужих людей. Не говоря о том, что было очень страшно. Девушка стояла на крыльце, смотрела вдаль и не могла поверить в происходящее. Вся реальность казалась дурной шуткой и, если бы она сама не видела всё происходящее, никогда бы не поверила.

Ульяна заметила, как на границе, где заканчивалась зелёная полоса луга и начинался лес, что-то промелькнуло. Она всмотрелась вдаль и поняла, что к ним кто-то приближается, причём стремительно. Девушка прибежала в дом и показала на улицу:

– Кто-то бежит в нашу сторону!

Мужчины вскочили со своих мест, но Иван остановил их:

– Василиса Митрофаньевна, на втором этаже окна есть?

– Да! – кивнула женщина. – Ружьё в проходе на стене.

– Петя, на тебе второй этаж!

Подчинённый молча ретировался наверх. Иван подошёл к окну на кухне и глянул на поле. Всё вокруг дышало спокойствием и не было видно никакого движения.

– Может, показалось? – спросил он у Ульяны.

– Да вряд ли. Там точно кто-то бежал. – девушка кивнула вперёд. – Смотрите!

Теперь явно было видно, как, петляя в траве, несётся человек. Он всё время оглядывался, один раз даже упал, но не останавливался и бежал во весь дух.

– Виталик, кстати, в ту сторону убежал. – сказал Никита.

– И то правда. – Иван поднялся. – Пойду встречу. Вы лучше пока здесь. А то такие странные дела творятся, что не поймёшь, может этот тоже какой-то пришибленный.

– Я с вами. – сказал Руслан.

Иван только успел открыть калитку, как в неё влетел молодой мужчина, захлопнул за собой дверь и, тяжело дыша, стал тыкать за изгородь, после чего повалился на колени.

– Это ужас какой-то! Помогите мне! Пожалуйста, вызывайте полицию или ещё кого-нибудь!

– Что случилось? – Руслан помог ему встать и пригласил в дом.

– Я не знаю, как сказать! Вы мне не поверите! Это форменный кошмар! Да что мне верить! – Всплеснул он руками. – Вот!

Мужчина протянул камеру, на которой были фотографии из какого-то странного хоррора. В лесу насмерть дрались мужчины и женщины. Они раздирали друг друга в кровь и крушили всё вокруг.

– Что это? – севшим голосом спросил Иван.

– Я, понимаете ли, фотограф. Мне нужны были стремительные кадры для нового масштаба. Я договорился с местными, меня воткнули на какую-то заимку, а сами пить пошли. Я там сутки сидел, не знал, как выбраться. Но хорошо, я наверху был, заснул, – он отхлебнул из кружки горячего чаю, обжёгся и кривясь поставил её на место, – холодненькой не будет разбавить? – попросил он бабу Васю. – Просыпаюсь от рычания, я думал звери дикие, а там такое. Я не знаю, как я спустился и смог уйти, но вот. Ещё успел сдёрнуть аппаратуру, она на ночную была заряжена.

– Я ни черта не понимаю! – сказал Иван и покачал головой. – Ясно одно. Мы с вами в опасной ситуации. До выяснения обстоятельств я беру командование на себя. Медиков прошу оценить запасы лекарственных средств. С едой тоже нужно подумать. Ну и транспорт. Нам по-любому необходимо как-то добраться в город и там связаться с местными органами.

– Да что происходит-то?! – всплеснул руками новоприбывший.

– Не шуми! – баба Вася поставила перед ним тёплый чай. – Тебя как зовут?

– Дмитрий. Дима. – вздохнул он. – Нужно полицию вызвать! А ещё лучше военных и танк какой-нибудь! – Возбуждённо проговорил он.

Небо стало заволакивать, из-за горизонта показались сизые толстобрюхие облака, за которыми теснились настоящие грозовые тучи.

– Военные уже здесь. Правда, мы танк забыли. – проговорил Иван.

– В город давайте на моей машине. – Руслан встал. – Я в ней уверен. А ваш со двора Тарасовых?

– Как узнал? – спросил Иван.

– Да я здесь каждую собаку знаю.

– И не только! – съязвила баба Вася.

– Василиса Митрофаньевна, ну хватит уже! – не выдержал Руслан.

– Не василискай мне тут! – отрезала женщина. – Нам что делать? Если такая орава нападёт, как отбиваться?

Иван посмотрел на неё и обвёл глазами притихших женщин.

– Значит так! Поедем мы с Русланом. Остальные мужики здесь. – он глянул на молодого человека. – За сколько обернёмся?

– Дорога туда и обратно минут тридцать. А там по ситуации.

Во дворе басом залаяла собака и все кинулись к окнам. Отсюда было видно, что вокруг забора ходит человек. Но он был какой-то странный, шарил руками по древесине, улюлюкал и явно пытался пробраться внутрь.

Иван с Русланом тихо вышли наружу и подскочили к забору. Они слышали, как с другой стороны шуршит руками по поверхности незнакомец. Он что-то тихо бормотал, скрёб по забору. Иван приложил палец к губам, призывая Руслана молчать, а сам в два прыжка очутился по другую сторону забора. Мужчина мягко приземлился позади странного типа и тихонько его окликнул. В следующую секунду в поведении человека произошла кардинальная перемена, он на мгновение замер, потом резко повернулся в сторону Ивана и бросился на него. Повезло, что он был намного меньше командира спецбатальона, но и то Руслану пришлось прийти на помощь.

 

Никита выбежал во двор, кинул верёвку и только тогда пришлого смогли утихомирить.

– Куда его? – переводя дух, спросил Руслан.

– Явно не в дом. – Иван огляделся. – Давай к трактору привяжем.

Он кивнул на стоя́щую неподалёку старенькую сельхозтехнику. Мужчины быстро обездвижили человека, воткнули кляп в рот, чтобы он так истошно не орал и пошли обратно.

– Там драка! – крикнул Никита и кинулся в избу, когда они заходили за изгородь.

– Да что же это такое? – пробурчал Иван.

Вбежав на второй этаж, они увидели, что Петя и Мила отбиваются от той, кого ночью привёз Руслан. Наташа словно не замечала, как в неё летит мебель, как ей выкручивают руки, она просто целилась во всех присутствующих. Иван с Петей быстро скрутили женщину, отволокли к трактору и вернувшись молча сели на кухне.

– Это, – Иван помолчал, – не, у меня нет приличных слов!

Над лесом полоснула молния, день подёрнулся сумерками, и вдали повисла синяя полоса дождя. До сих пор молчавшая Катя вдруг сказала:

– Я вспомнила! В больнице тоже были такие. Их сначала вроде как с инсультом привезли, а потом, – она покачала головой, – там вот такое началось.

– Катя, только они себя так вели или другие тоже? – спросил Никита.

– Когда как. Иногда здоровые раньше них начинали. Я спряталась, не видела, а потом ребята меня нашли. – проговорила она.

– Эпидемия. – обронил Никита. – Это же не массовое помешательство? Я могу объяснить это только эпидемией.

– Посмотрите. – почти шёпотом произнесла Ульяна, которая всё время смотрела в окно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru