За дверью завтрашнего дня. Часть 1. Анамнез

Мария Карташева
За дверью завтрашнего дня. Часть 1. Анамнез

– Баба Вася, ну ты прям профессор. – усмехнулся мужчина.

Руслан легко подхватил на руки Наталью и понёс её в дом. Василиса обернулась на притихший ночной лес, удивилась тому, что нет светлого пятна, которое обычно отбрасывал городок, располагающийся в километрах двадцати отсюда и вздохнув пошла в дом.

– Чего с Милкой? – спросил Руслан, который вернулся на кухню, положив Наталью на топчан, служивший сегодня прибежищем для всех.

– Не знаю, – тихо сказала Василиса, – чушь какую-то городит! Что мол, Мишку и детей, и соседей спалил огонь. Всех одним разом. Я б, конечно, смоталась и посмотрела, но муженёк ейный до сих пор машину мне чинит.

– С твоим автобусом, Василиса Митрофаньевна, не каждый справится. Купила бы себе давно уже хоть ниву, хоть патриот, а то рыдваном своим всех замучила.

– Рот захлопни. – незлобиво спросила женщина. – Есть хочешь?

– Нет. Поеду в больницу, доктора привезу.

Вдруг они услышали грохот и переглянувшись побежали за занавеску.

– Идол, ты что её на топчан запёр? На пол бы поклал! – Василиса покачала головой и, взяв подушку, подложила её под голову Наташе, которая упала с кровати. – Она же, сам говоришь, как дитё. Дай-ка одеяло, подстелем под неё.

– Что с ней случилось? – тихо спросила подошедшая Уля.

– Да кто б знал! Думала, вечерок спокойный проведу. А тут то ты, то Мила, теперь Наташка.

– Здравствуйте. – мужчина окинул взглядом фигуру Ули. – Я Руслан.

– Я кобель. – твёрдо сказала баба Вася. – Вот так тебе надо представляться! Чтоб девки мне потом слезами стены не мазали!

– Баба Вася. – прошипел Руслан.

– Иди шипи на улицу, мне не страшно. – баба Вася со всех сторон подоткнула одеяло под Наталью.

– Уля. Ульяна. – девушка посмотрела на лежащую на полу женщину. – На инсульт не похоже, у моей бабушки был, там всё по-другому было.

– Ладно, я в город поехал. Скоро вернусь. – сказал Руслан.

– Ой, а возьмите меня с собой. – Уля взглянула на него. – Мне к родителям надо, они на несколько дней уехали к маминой сестре. Если они в новостях увидят, что здесь произошло, это кошмар будет.

– Слушай, последняя электричка уходит через тридцать минут. – Руслан посмотрел на часы. – Ну, может, и успеем.

– У меня же денег нет. – вдруг сказала девушка. – Простите, а может мне кто-то на билет одолжить? Это, конечно, крайне неудобно, но я всё верну.

– Поехали, разберёмся! – улыбнулся мужчина. – Только время позднее, я бы на твоём месте что-нибудь ещё надел. – Руслан посмотрел на Улю, которая была в обтягивающем спортивном бра и легинсах.

– Н-да, – старуха критично оглядела Улю, – что-то я не подумала, что в таком виде она далеко не уедет. – Она вдруг хлопнула в ладоши и пошла в дальнюю комнату приговаривая. – Вот, Руслан, и твоё умение волочиться за каждой юбкой, пригодилось. Сразу заметил, на что обычные люди забыли обратить внимание.

– Баба Вася, ты меня достала уже! – в сердцах крикнул паренёк.

– А меня знаешь, как Олеська достала каждый день на пороге валяться и орать благим матом, как она тебя любит. То сначала вы обои ходили до меня, чтобы я вас свела, потом развела. Я что, первая сваха на деревне? Это ещё повезло, что она наконец уехала! – баба Вася вынесла длинную куртку. – На! Не шибко модно, зато задницу и сиськи прикроешь.

Уля вспыхнула, взяла куртку и быстро накинула на себя.

– Я всё верну. Спасибо вам большое! Я обязательно приеду. Ведь если бы не вы, то я не знаю, чтобы со мной было. – Уля порывисто обняла бабу Васю и пошла вслед за поторапливающим её Русланом.

– Ой, Мила хватит уже комаров кормить в сенях, пойдём в дом. – со вздохом сказала баба Вася. – Руслан, – окрикнула она мужчину, – загляни к ней в деревню, посмотри, что там.

– Хорошо! Сейчас за доктором, потом заеду к Милке и сразу обратно.

Василиса перекрестила их, отвернулась и закрыла дверь.

Уля вдохнула ночной воздух, перевитый ароматами трав, села в машину и посмотрела на Руслана.

– А ворота закрыть?

– А как же ты потом выйдешь? Калитки нет. Я сам. Ты сиди. – мягко сказал он. – Она ж специально не пошла закрывать. Вредная старуха, но огромной и доброй души человек!

Машина, сверкнув фарами, быстро выехала на мягкую грунтовку, Руслан вышел, чтобы закрыть створки, а затем в два счёта перелетел через ограду.

– А ты-то как здесь оказалась?

– Я из экопосёлка. Там взрыв был, а я только на пробежку вышла, еле до лодки доползла, там и отключилась. – пожала плечами Уля. – А Василиса Митрофаньевна меня спасла, получается.

– Да, слышал про посёлок. Хотел завтра смотаться туда, посмотреть. Ладно, надо поторапливаться, а то не успеем на электричку.

Тёмный лес расступался перед ними, разбегались под сень деревьев какие-то тени, лишь было слышно, как о корпус машины царапают ветви. Мягкая грунтовка глушила быстрый ход машины, а Ульяна беспокойно смотрела по сторонам и думала, что неплохо бы ещё где-то взять работающий телефон.

Вдруг в образовавшейся прорехе между деревьями в свете луны показался мирно дремавший посёлок.

– Чего-то света ни у кого нет. – посмотрел в сторону домов Руслан. – Время вроде не позднее. Вот мужики матерятся, сегодня же финал. Завтра электрика местного гонять будут. – усмехнулся он.

– Мила из этой деревни? – Уля смотрела, как колышется лунная дорожка на ряби озера.

– Нет, она дальше живёт. Хотя странно, что к бабе Васе пошла, у неё подруга здесь. Ладно, разберёмся. По темноте шариться, только на неприятности нарываться.

Окраина города встретила их безлюдными улицами и редкими всполохами света в окнах.

– Почему-то и здесь никого нет. – тихо сказала Уля.

– Так спят уже все. В центре самая туса, а здесь чего делать? Сейчас проедем через наш бродвей, там жизнь!

– Бродвей? – усмехнулась девушка.

– А то! – покосился на неё с улыбкой Руслан. – У нас и Елисеевские поля есть!

– Елисейские. – поправила молодого человека Уля.

– Ага. И эти тоже.

Чем дальше они катились по улицам города, тем больше становилось беспокойство Руслана. Молодой человек родился и вырос в этой округе, он знал здесь всех и каждого, а его отец был важным членом общества. Причём был в прямом смысле слова, и особенно ценило его заслуги здесь только криминальное общество. И сейчас молодой человек понимал, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Пятница была тем днём, который не пропускала молодёжь: начало выходных дней отмечали весело. Сейчас должен работать и клуб, и бар, и даже ресторанная веранда должна быть заполнена туристами. Но народу почти не было, и только изредка попадались люди.

– Какой-то тихий городок. – сказала Уля.

– Чересчур! Ладно, сейчас до больницы доедем, там спрошу, что случилось. Времени нет никого искать.

Вдруг Руслан заметил, что возле набережной ярко горит костёр в бочке, а рядом толпятся ребята. Он направил машину туда и остановился.

– Здорово! – сказал он, высунувшись из окна. – Чё всех как ветром сдуло?

От группы ребят отделился один из парней и вразвалочку подошёл к автомобилю.

– Наше вам привет. А я не знаю! Свет ещё днём обрубили. Даже слышал, в родилке света нет.

– Хрень какая-то.

– Скажите, а электрички ходят? – подалась вперёд со своего места Уля.

Мужчина блеснул улыбкой и оглядел девушку.

– Не в курсе. А что такая красотка хочет ехать на электричке? Я могу куда угодно домчать. – облизав губы, сказал он.

– Лёша, – вдруг твёрдо сказал Руслан, – эта девушка со мной! Мчать её никуда не надо. Иди у костра погрейся или вон в реке искупайся.

– Руслан, спасибо, но может и правда молодой человек меня подвезёт. – проговорила Уля.

– Нет! – Руслан сверкнул глазами в её сторону. – Сиди, Уля, ровно! – жёстко проговорил он и, не дав Лёше больше и рта раскрыть, рванул с места.

Когда они отъехали от толпы ребят, Руслан немного расслабился и направил машину в сторону больницы.

– Вы почему со мной так разговариваете? – возмутилась Ульяна. – Мне в город нужно, человек предложил подвезти.

Руслан вздохнул и, не глядя на неё, произнёс:

– Подвезёт он тебя максимум до ближайшего леса. Не доказано, конечно, но немало вот таких доверчивых девчат этот джентльмен туда отвозил, возвращались они крайне огорчённые его поведением. И отнюдь не радостные! – грубо сказал молодой человек.

Ульяна поёжилась от его слов и замолчала. Она глянула на часы и поняла, что до отхода последней электрички осталось чуть больше десяти минут.

– Ну хорошо. Простите, я не знала. А вы можете меня отвезти на станцию?

Руслан показал куда-то в сторону рукой.

– Мы станцию только что проехали! Там темень одна! И это если не считать, что у них отдельная ветка идёт, и свет там по-любому должен быть. Уля, я тебе советую пока не дёргаться. Давай выясним, что происходит и дальше будем действовать по обстановке. Мне кажется, что если твои родители немного поволнуются, но к ним потом вернётся живая и невредимая дочь, то это лучше, нежели с тобой что-нибудь случится.

Руслан повернул машину к зданию госпиталя, которое возвышалось на пригорке. Он затормозил перед входом, но здесь тоже было тихо и безлюдно.

– Посидишь или со мной пойдёшь? – спросил он у девушки.

– С вами! – перспектива остаться здесь одной Улю пугала.

Они вышли из автомобиля и пошли по лестнице к входу. В приёмном покое одиноко мигала лампочка и за столом дремал охранник.

– Смотри-ка, а здесь свет горит! – сказал Руслан. – Э, мужик! – Он потряс за плечо огромного детину, который никак не реагировал на его действия. – Здоровый богатырский сон! – проговорил молодой человек. – Ладно пошли.

Они с Улей пересекли безлюдные коридоры и стали подниматься на второй этаж. Больница дышала тишиной, и были слышны только их шаги. Вдруг послышался какой-то звук, и Уля замерла. Девушка мгновенно вспомнила все фильмы ужасов, которые смотрела, и страх начал разъедать её изнутри. Она стала осознавать, что и правда происходит нечто очень странное.

 

– Тихо. – остановился Руслан. – Пойдём сюда.

Он приоткрыл дверь одного из кабинетов, откуда доносилось слабое поскуливание. Мужчина огляделся, попробовал включить свет, но всё было тщетно, он заглянул за стол, из-за которого доносился звук, и Уля услышала его тихий голос.

– Привет. Чего ревёшь?

– Страшно. А вы кто? – послышался плачущий женский голос.

– Мы инопланетяне, приехали делиться с вами новыми технологиями, а вы нас не встречаете. – пошутил Руслан, но сразу же осёкся, потому что забившаяся в угол девушка вдруг замерла. – Тихо, тихо, я пошутил. Я Руслан, я из Осиновской, нам врач нужен.

– Точно? – еле слышно прозвучал ответ.

– Точнее некуда! Мой отец – Князь! И я знаю, где все местные проводят грандиозные пати. На водонапорной башне. – быстро проговорил он.

– Идиот! Я и правда подумала, что…, – девушка замолчала, – я работаю здесь. – она с помощью Руслана встала на ноги. – Со смены была, потом снова на смену, ну и пошла спать в сестринскую. Проснулась час, наверное, назад, везде темно, никого нет. Вот бегаю, ищу. Кто попадается, никого не разбудить. Я Катя! – она вытерла глаза и посмотрела на Улю. – Что происходит?

Девушка в ответ пожала плечами.

– Так, понятно, что ничего не понятно! Девушки, пойдёмте обратно к машине. Мне перестаёт нравится текущая ситуация. – проговорил Руслан. – Ты кем здесь работаешь? – посмотрел он на Катю.

– Медсестра.

– Я полагаю, врача мы сейчас не найдём. – задумчиво проговорил Руслан. – Давайте дождёмся утра и потом разберёмся в чём дело.

– Мы здесь будем ждать? – спросила Уля.

В этот момент в коридоре послышался громкий звук, и все трое замерли. Руслан вышел посмотреть, что случилось, но в эту же минуту его сбили с ног, и молодой человек начал яростно отбиваться от нападавшего. Он наносил профессионально поставленные удары, но даже это ненадолго выводило агрессора из строя. Руслан пропустил удар в живот, резко согнулся пополам, и соперник навалился на него. Мужчина вдруг почувствовал отвратительный запах и услышал глухое рычание. Руслан сумел быстро сбросить тёмную фигуру, схватил её за одежду, рванул на себя, а потом резко оттолкнул. На этот раз всё удалось, и нападающий полетел в тёмный проём лестницы, возле которого они оказались во время борьбы.

– Девушки, быстро за мной! – тяжело дыша проговорил Руслан. – Бегом в машину!

Все трое скорым шагом пересекли этаж, спустились к приёмному покою и проскользнули возле всё ещё спящего охранника. Здесь Руслан остановился.

– Погодите, нельзя так мужика бросать. Чёрт его знает, кто это был. – он сильно толкнул сидящего на скамейке человека в плечо. – Вставай тютя. Всё проспишь.

Вдруг охранник раскрыл глаза и глянул на Руслана. Он глухо промычал и стал заваливаться набок, беспомощно водил руками, хватал ртом воздух и в одну минуту всё стихло.

– Что с ним? – спросила Уля.

Молодой человек пожал плечами, а Катя, присев рядом, приложила пальцы к шее.

– Он мёртв. – озадаченно проговорила она.

Вслед за её словами в самом дальнем конце коридора послышались тяжёлые шаги. Руслан глянул туда и, схватив медсестру за руку, шепнул:

– Так, поехали отсюда. Быстро. Здесь что-то хреновое происходит. Надо в полицию ехать.

Все трое слетели со ступеней, бросились в машину, и, как только они закрыли дверь, на крыльцо вывалилась мужская фигура. Человек стоял и озирался по сторонам. Он раскачивался в разные стороны, но словно ничего не видел.

– Смотри, халат рваный! Это походу он на меня напал. – произнёс Руслан и только сейчас заметил, что до сих пор сжимает в руках обрывок белой материи. – Почитайте, что здесь, – он передал Кате бейдж, который оторвался с куском халата.

Девушка глянула на лоскут и потом медленно проговорила:

– Соловьёв Иван Денисович. Это наш реаниматолог. – она замолчала, не отрывая взгляда от стоящего на крыльце. – Он ещё утром сегодня умер, скоропостижно. Поспал, потом встал и умер!

Обратно на хутор к бабе Васе УАЗик летел на всех порах, ребята никуда не заезжали, не смотрели, что случилось в деревне Милы: им всем было страшно. Они просто поскорее хотели добраться до единственного понятного и безопасного места, окружённого высоким забором.

Глава 2

Синьцзян-Уйгурский автономный район, 21 ноября 2019 года

Лёгкий дождь припустил ещё с утра и лениво тянулся уже до полудня. Ветер заштриховал тёмно-синими тучами небо и стало ясно, что непогода обосновалась надолго. Вужоу размял затёкшее от сидения в машине тело и юркнул обратно в салон, спасаясь от ветра. Канг недовольно глянул на него и кинул пустую пластиковую бутылку.

– Воды нет. Еды нет. —не отрываясь от экрана телефона, проговорил он. – Мы съели все запасы. Когда нас сменят?

– Ты же солдат.

– И что? – приподнял одну бровь Канг. – Голодный солдат – это плохой солдат!

– Недалеко есть родникю Сходи, я пока разведу костёр, и мы можем поймать кролика.

Канг Джанджи посмотрел на своего напарника как на ненормального.

– Вон тамю – он указал на контейнер с пищевой посылкой. – Стоит целая коробка еды и воды. А мы пойдём искать кролика?

– Это не наш контейнер. У нас нет права его вскрывать.

– Птицы и мелкие грызуны уже постарались. – недовольно поморщился Канг и указал на торчащую сквозь решётку корзины рваную упаковку.

– Ты тоже хочешь выуживать крошки хлеба оттуда? – засмеялся Вужоу. – Иди за водой, родник вон за тем пригорком, я пока придумаю что-нибудь с костром. А кроликов здесь бегает достаточно. Я сам видел. При этом они медлительные.

– Не, кролики резвые.

– Ну, может, сбежали у кого, они жирные и еле ходят. – Чжу потянулся. – В темноте ловить кроликов самое то. Резко наводишь луч фонаря на глаза и кролик стоит как вкопанный. Всё, считай ужин у тебя есть. Давай иди быстрее, а то стемнеет.

Вскоре уютно трещали поленья в костре, Вужоу и Канг пили кофе и смотрели, как над углями жарится нерасторопная добыча. Тушку облизывал дым и языки пламени, на западе дрожал закат, и мир погружался во тьму наступающей ночи.

Синьцзян-Уйгурский автономный район, 22 ноября 2019 года

Следующим утром дождь решил покинуть эти края, снова веселилось солнце, купая свои лучи в зелёных луговых травах. Бывший костёр чернел пятном возле машины Вужоу и Канга, любопытные пичуги прыгали по капоту, царапая острыми коготками металл, а вокруг была красивая безмолвная тишина, которую лишь иногда прерывал полёт жуков или резкая трель птиц.

За поворотом послышался шум машины и позади автомобиля, несущего караул, остановился другой такой же, но более новый. Нетерпеливый водитель просигналил два раза, но ответа не получил. Из вновь прибывшей машины выскочил военный и, подойдя к внедорожнику Вужоу, забарабанил в дверь.

– Вы что совсем обалдели? Вы пьяные, что ли? Я напишу на вас бумагу! – Кричал он, глядя через стекло на помятые лица коллег.

Наконец дверь открылась, и Вужоу тяжело вывалился из салона. Он ступил на землю, обвёл пространство мутным взглядом и сосредоточился на сердитом лице Гуанминя.

– Что случилось?

– Это ты у меня спрашиваешь? Вы забыли завезти важный пакет! Он у вас в машине!

– Но нам сказали оставаться здесь. – пожал плечами Вужоу.

– Зато я был там, – Гуанминь потыкал пальцем себе за спину, – и получил по полной! Давай пакет.

– Не сердись. Хочешь кофе и осталось от ужина немного свежей крольчатины? – миролюбиво сказал Вужоу.

Старший сержант не любил ссоры и старался всегда, когда это было возможно, сглаживать ситуацию. А сейчас он только хотел, чтобы стоявший перед ним человек перестал кричать, потому что чувствовал он себя хуже, чем отвратительно.

– Давай свой кофе! У меня есть лепёшки и конфеты. Позавтракаем, и я поеду дальше. Кстати, там уже прибыли какие-то учёные, они часа через два будут здесь. – Гуанминь подошёл к своей машине и обернувшись подмигнул. – Среди них даже красавица есть.

Вужоу разбудил Канга, который выглядел не лучше и даже отказался вставать, так что Гуанминь и Чжу разделили холодный завтрак на двоих.

Вскоре сытый и уже не такой злой коллега уехал по своим делам, а Вужоу остался сидеть на месте. Он пил крепкий кофе, чувствовал, как понемногу приходит в себя и решил, что они слишком сильно устали за несколько суток несения службы.

Пекин, резиденция генерала Веньяня, 22 ноября 2019 года

С самого утра генерал был как на иголках. Молодые учёные, которых послал его друг, ещё не добрались до места, а от Сунь Яо по-прежнему не было вестей. Учёный, который всегда отвечал на звонки «сверху», никак не реагировал.

Генерал Веньянь не находил себе места! Сунь Яо работал в одиночестве, проект был засекречен и закрыт от внешнего мира. И поэтому военный просто не имел права сейчас впустить туда даже военных. Оставалось только ждать, когда учёные доберутся до места.

Его жена Нингонг полностью соответствовала своему имени. Женщина была спокойно и рассудительной, многим она просто казалась кроткой, но это было далеко не так. Китаянка чтила традиции, любила своего мужа, но при необходимости могла довольно быстро реагировать и решать проблемы.

– Дорого́й, ты бледен последние дни. Это не очень хорошо. – Нингонг вошла в кабинет мужа, неся на крохотном подносе стакан воды и пилюли. – Твои лекарства.

– Я не хочу! – сердито сказала генерал.

– Конечно, дорого́й. – с улыбкой согласилась она. – Но я вижу, у тебя проблемы, а эти таблетки просто помогают держать твою голову ясной. Унести их или оставить?

Генерал со вздохом посмотрел на жену и проглотил обязательные препараты.

– Что тебя печалит? – спросила она.

– Один из моих подчинённых не выходит на связь.

– Есть смысл переживать? – женщина поставила поднос на стол и обняла мужа за шею.

– Не знаю! Но он работал над очень сложным проектом.

– В данный момент ты способен что-то сделать? – спросила женщина.

– Нет. Сейчас я могу только ждать! – он задумался. – Хотя нет. Я могу поехать и честно рассказать всё своему руководству.

– Это хорошая мысль. – улыбнулась Нингонг. – Но что ты им скажешь? Что не можешь связаться со своим подчинённым?

– Ты права. Мне даже нечего им сказать. Пока у меня есть только проблема. – он глянул на Нингонг. – Я бы хотел, чтобы ты собрала в нашем загородном доме всю семью. Придумай что-нибудь!

– И даже дедушку Чао брать?

Генерал немного подумал, потом кивнул и попросил жену оставить его одного.

Нингонг посмотрела в глаза мужу и ей стало не по себе. «Загородный дом» – это было то место, куда они все должны были отправиться в случае опасности. А «дедушка Чао» – это был сигнал, что нужно собрать всё самое ценное и проверить готовность бункера принять людей.

Синьцзян-Уйгурский автономный район, 22 ноября 2019 года

Солнечный свет согревал нос Лилинг, и она улыбалась, когда лучи попадали в глаза. За последнее время девушка много работала и выбраться на природу не представлялось возможным. Зато сейчас она полностью растворилась в этой поездке и наслаждалась каждой минутой. Ей нравилось ехать в машине, развалившись на заднем сиденье, слушать музыку в наушниках и чувствовать руку мужа в своей руке.

Доли́на дышала спокойствием, и Лилинг подумала, что к старости они с Костей смогут перебраться куда-нибудь поближе к лесу и построят там дом. Хотя с их свадьбы прошло много времени, но ей до сих пор не верилось, что всё это реальность. Она до дрожи боялась представлять Костю родителям. Леденящая волна ужаса накатывала на девушку, когда Лилинг понимала, что дальше тянуть нельзя и ей просто придётся сказать родителям, что её избранник не только бедный студент и семья у него незнатная, но он ещё и не китаец.

Но все страхи оказались выдуманными. Родители были прогрессивными, конечно, поначалу выглядели немного расстроенными, но как-то довольно быстро привыкли к Косте. Их больше расстраивало, что старший сын Ши Дза никак не мог найти себе невесту. Он был полностью погружён в работу и практически не вылезал из лаборатории. Поэтому иногда отец семейства специально закрывал её, и тогда Ши Дза несколько дней просто маялся бездельем.

Лилинг взглянула на брата и улыбнулась. Он опять читал, хмурил брови и что-то бормотал. Она легонько тронула его колено носком кроссовки, но он лишь сердито отмахнулся и продолжил своё занятие. Девушка счастли́во вздохнула и уснула, прикорнув на плече у Кости. День был прекрасен, они планировали быстро закончить с просьбой отца и на несколько дней смотаться в Гуйлинь, где у подруги Лилинг была своя гостиница. Отец тоже одобрил эту поездку, чтобы Ши Дза хоть немного развеялся.

 

Водитель притормозил, машина сбавила скорость, и Лилинг проснулась. Она сонно оглядела окружающую реальность и осталась довольна: погода по-прежнему была хорошей, и они уже добрались до места. И сейчас ей не терпелось посмотреть на настоящую подпольную лабораторию. Сегодня Лилинг чувствовала себя частью чего-то нужного, важного и очень секретного.

Машина встала туда, где прежде припарковался Гуанминь. Военный, который их вёз до места, выскочил наружу и пошёл к стоя́щему впереди автомобилю. Он перекинулся несколькими фразами с двумя солдатами, дежурившими здесь, и сразу отпустил их.

– Вы не против? Я распорядился, чтобы они ехали. Происшествий не было, а устали ребята сильно, двое суток здесь сидели.

– Конечно. – покивал Ши Дза. – Вы тоже можете ехать, а когда нас нужно будет забрать, я сообщу.

– Нет. Начальство обязало меня вас ждать. – сказал водитель.

– Это совершенно бессмысленная трата времени. – пожал плечами Ши Дза и пошёл к багажнику, чтобы забрать свой рюкзак.

Лилинг с Костей рассматривали окрестности и весело болтали. Вскоре все трое, взяв свой багаж, направились по тропинке за холм, где располагалась лаборатория. И хотя ребята не знали, куда идти, им специально для этого выдали навигатор с точными координатами. Когда же учёные добрались до места, то увидели перед собой небольшой домик, который скорее смахивал на деревенскую лачугу, чем на лабораторию.

– Это чё? – спросил Костя.

– Судя по навигатору это и есть наша лаборатория.

– А, ну тогда у моей бабушки в деревне тоже лаборатория. Ну хотя да, она ж там забористый самогон варит. – заметил Костя со скептическим выражением на лице.

– Столько рассказов про этот самогон! – нелепо всплеснул руками Ши Дза. – Хоть бы раз привёз попробовать!

– Ага, чтобы меня потом ваша компартия подвесила за причинные места и сказала, что я провёз биологическое оружие на просторы вашей любимой страны. Шиза поехали к нам в деревню, там отведёшь душу. – проникновенно закончил свой монолог Костя.

– Куда отведу душу? – Ши Дза нахмурил брови.

– Ну, это смотря сколько сможешь осилить бабкиного нектара. Но судя по тому, что в отношении самогона ты девственник, то максимум куда ты сможешь отвести душу – это к туалету! – развёл руками Костя.

У Кости с самого утра было какое-то нехорошее предчувствие и ему не хотелось никуда ехать. Не нравилось молодому человеку, что его вот так в один момент выдернули из привычного ритма. Но что поделаешь, отказать он не мог, его бы просто не поняли. Да и Лилинг отпускать одну он тоже не хотел, тем более что всё-таки поездка на море теперь ему точно улыбалась. Костя усмехнулся и подумал, что выражение «поездка на море улыбалась», точно бы поставила Шизу в тупик.

– Надо надеть защиту. – сказал Ши Дза.

– Думаешь? – Костя подумал, что совсем не хочет влезать в этот жаркий презерватив, как он называл специальный защитный костюм.

– Я в этом уверен. Генерал Веньянь, по словам отца, очень нервничал, хотя до этого дня папа был уверен, что у генерала напрочь отсутствует любая эмоциональность. Не говоря о нервозности.

Облачившись в надёжный барьер, предохраняющий от не видимых взгляду монстров, небольшая экспедиция вошла внутрь.

Изнутри дом был похож на дом. В спальне, ванной и туалете был образцовый порядок. Смущала только небольшая кухня, где на плите стояло покрывшееся плесенью варево, а на дощечке рядом валялись высохшие остатки овощей.

Ши Дза открыл стенной шкаф, нажал несколько кнопок и в сторону отъехала дверца, включилось освещение, и ребята увидели лестницу вниз. Спустившись по ней, они обнаружили довольно большое помещение. Здесь стояло самое современное оборудование, которому могла бы позавидовать даже их лаборатория, считавшаяся одной из лучших в Пекине.

Лилинг оглянулась и увидела, что сбоку есть ещё одна дверь.

– Ши Дза, смотри! – она указала на находку.

– Здесь нужно ввести код. – мужчина глянул на экран смартфона и быстро нажал несколько цифр.

Лампочки в коридоре за этой дверью загорелись не сразу. Свет нервно икнул, погас, завертелись расположенные на стенах жёлтые круги сигнальных огней, и оглушительно завыла сирена. Ши Дза осел назад, быстро захлопнул дверь и обернулся на Костю и Лилинг, смотря на них расширенными от ужаса глазами.

Санкт-Петербург, 04 декабря 2019 года

Декабрь пробовал хрустеть ночными морозами, грозно тряс ветви деревьев ветрами и лил холодную воду дождей с неба. Никита вышел из дома, постоял несколько секунд в подъезде и вздохнув вышел на улицу.

Такое привычное мрачное утро, медленно перетекающее в тягучий день, после которого всегда наступает постылый вечер. Примерно так видел свою жизнь Никита. К тридцати годам он был не более чем участковый врач, ночами подрабатывал на «скорой» и делал всё, чтобы как можно меньше находиться дома. Потому что с раннего утра на его нервах играла жена, днём радости не добавляли звонки недовольной и тяжелобольной сестры, а вечером наступало время тёщи.

В куртке тонко запищал телефон, прервав цепь тяжёлых переживаний мужчины.

– Да.

– Подольников, привет! – послышался густой бас заведующего станцией «скорой» помощи. – У меня ставка освободилась, ты просил сказать.

– Супер! Ну что, возьмёте меня на полную смену? – Никите даже показалось, что на улице стало светлее и теплее.

Он давно хотел перейти в «скорую» на постоянку. В первую очередь потому что тогда он мог официально появляться дома как можно реже.

Никита быстро дошёл до поликлиники, поздоровался с усталой санитаркой и побежал к начальству.

– Здравствуйте, Милена Павловна. – он вошёл в кабинет, который занимала дама обширных размеров.

Здесь с самого утра витал аромат хорошего кофе и крепкого табака.

– Чего тебе Никита? – спросила женщина, не отрывая взгляда от монитора. – Кофе налей себе, только заварила.

– Спасибо. Да я, собственно, хотел заявление на увольнение написать. – Помялся с ноги на ногу Никита.

Милена вздохнула, оторвалась наконец от своих дел и задумчиво почесала бровь.

– То есть без ножа меня режешь? – она вперила в него тяжёлый взгляд. – У меня и так в ставках дыры зияют. Я что, плохие условия вам всем создала?

Монолог Милены о собственной значимости продолжался минут пять, а Никита пока думал о том, что это последняя преграда перед тем, как он наконец уйдёт и навсегда закроет дверь кабинета, который уже ненавидел.

Никита родился и вырос в городе на Неве. Родители умерли достаточно рано, сестре к тому времени было уже за тридцать, а Никита только окончил школу. Не зная, как устроен мир, молодой человек вдруг резко стал предоставлен самому себе. Раньше мама с папой объясняли ему что-то про жизнь, но он больше был увлечён приключенческими романами, а здесь сразу пришлось думать. Сначала о том, как поддержать мать, которая тяжело заболела после смерти отца. А потом и сестру, которая, в свою очередь, слегла после смерти матери. Последние десять лет Никиты прошли в каком-то зловонии постоянных неприятностей, и мужчина порой даже сам недоумевал, когда он успел жениться.

На очередной приём к нему пришла хохочущая девушка, и буквально через месяц он вместе с ней уже жил в квартире своей бабушки в качестве молодожёнов. Потом из деревни переехала мама Наташи, чтобы помогать по хозяйству и с тех пор стало как-то особенно тошно.

– Подольников, ты вообще меня слушал? – вдруг прорезался в его воспоминания голос начальницы.

– Нет. – честно признался он и положил заявление на стол.

Никите стало немного легче, он заскочил в лабораторию, забрал анализы и хотел уже бежать к себе, как вдруг его окликнула молоденькая практикантка.

– Никита Антонович, подождите. – тихо сказала она. – Простите меня.

– За что? – Никита даже опешил, потому что он не помнил, чтобы кто-то перед ним извинялся, всё больше он.

– Понимаете, мне кажется, я в записях всё перепутала. Короче, там у Огудалова анализы странные.

– А что у него такое странное? – поинтересовался Никита.

– Ну, как вам сказать.

– Аллочка, давай быстрее. – Никита улыбнулся, видя переживание девушки.

– У него бешенство!

Никита молча несколько секунд смотрел на неё, а потом присел на стул.

– Что у него?

– Ну вот и я о том, откуда бы ему взяться. А я исходники не могу найти. Можно он ещё раз кровь пересдаст? – смущённо пожимая плечами, проговорила она.

– Жди здесь! – Никита широкими шагами пошёл по коридору, но затем вернулся. – Давай бланки.

Он влетел к Милене Павловне, когда та ворковала с кем-то по телефону и молча положил результаты анализов Огудалова перед ней. Та скользнула взглядом по ним и вдруг подведённые карандашом стрелки бровей резко сошлись вместе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru