Сломанный лёд – 3

Мария Карташева
Сломанный лёд – 3

– Дерзкая! – Цыкнул подошедший мужчина и кивнул ей. – Пошли!

Девушка шла по коридорам и удивлялась, что внешне небольшое здание было таким вместительным изнутри. Она старалась не смотреть по сторонам, потому что лишние подробности были не нужны её памяти.

– Стой здесь! – Сказал мужчина, остановившись перед одной из дверей.

Он скрылся в кабинете и через секунду появился вновь, мотнул головой, приглашая девушку пройти. Внутри сидел грузный мужчина, шторы на окне были плотно закрыты, а в углу на кресле сидела барышня, подпиливая ноготки.

– Чё пришла? Где Костя?

– Я вам что-то принесла! Где Костя я не в курсе. Он прислал меня. – Настя положила свёрток на стол. – Можно я пойду.

– А куда ты торопишься? Мне ж посмотреть надо, обглядеть всё. – С игривой улыбкой мужчина скользнул по ней взглядом. – А ты ничего такая.

– Очень мило с вашей стороны, что у вас есть время делать мне комплименты, но я бы предпочла вернуться домой и продолжить свою работу.

– О! А кем она у нас? – Сдвинул брови мужчина и глянул на сопровождавшего её охранника.

Тот наклонился и что-то шепнул, после чего мужчина, сидевший за столом, воззрился на неё.

– Чё, реально? Слушай, ну я на Костича удивляюсь. Сказал, что сделает по приличному и сделал.

Настя ничего не поняла из того, что говорил её собеседник, но была очень рада, что её быстро отпустили и просили передавать привет Косте. Девушка вышла из здания, вернулась на место встречи и вскоре они уже были снова на квартире. Это небольшое путешествие не оставило у неё какого-то отпечатка, хотя и дало старт новым возможностям в её стремительно развивающейся сомнительной карьере.

На следующий день Костик заявился с самого утра и кинул Насте в руки объёмный пакет. Девушка развела руками, как бы спрашивая что там.

– Открой! Это тебе!

Настя вынула из сумки новое полупальто из толстой, мягкой ткани. Девушка прекрасно знала, как выглядит кашемир и её изумлению не было предела. Её дальняя родственница была портнихой, и мама часто оставляла Настю у неё в ателье, и девушка помнила, как тётя Соня тряслась над такими вещами, которые приносили богатые клиентки.

– Это странно! Зачем?

– Ну у тебя куртка на рыбьем меху! Вчера аж посинела вся. Вот, носи.

– Но это дорого! – Настя пожала плечами. – Я так никогда не расплачу́сь.

– Это подарок! – Мягко сказал Костя. – Ну и мои извинения за вчерашний психоз!

– Спасибо. – Девушка накинула на плечи мягкую ткань песочного цвета и зажмурилась от удовольствия.

– Настюха, а сходи со мной в ресторан сегодня. – Мужчина предупреждающе выставил руки вперёд. – Ничего такого! Безо всяких приставаний, просто ужин.

– Так может я дома приготовлю? Да и на кого я здесь всё оставлю?

– Квартира не сбежит, квартирантов не будет. А наготовиться ты ещё успеешь. На следующей неделе ожидается массовый заезд. Кстати, там дерьмо всякое понаедет, я у тебя здесь паренька оставлю, чтобы не балова́ли. Нам конфликты не нужны, но и отказать принять не можем. Ну что, через час будешь готова? – Спросил Костя и почесал затылок. – А, да. Ты понаряднее оденься, мы в дорогой рестик идём, там публика такая, навороченная.

Настя покивала, а Костя, взмахнув рукой, исчез за дверями квартиры. Сейчас девушка порадовалась тому, что тётя Соня навязала ей целых два вечерних платья, которые специально сшила для того, чтобы Настя могла «блистать», как она выражалась.

Белое короткое коктейльное платье Настя сразу отложила в сторону, потому что, как говорила одна из её бабушек, которая была менее интеллигентной, что такие платья «жопу еле прикрывают». А Насте, наверное, стоило быть скромнее. А вот плотно облегающее простое чёрное платье было как нельзя кстати, тем более что поверх него прекрасно легло пальто. Настя покрутилась перед зеркалом, надела чёрные лодочки и немного тронула косметикой лицо.

Юная, свежая, удивительно красивая и сразу повзрослевшая, именно такой она увидела себя в зеркале. Звонок в дверь прозвучал как раз через час, но когда она открыла дверь, то за ними стоял незнакомый парень.

– Я от Костика. Мне тебя велели в рестик отвезти. Пошли! – Кивнул он и девушка, схватив сумку, посеменила на выход.

Несмотря на то что Настя жила в Москве почти месяц, она ещё ни разу не выбиралась в центр города. И даже не могла себе представить как красиво здесь в тёмное время суток. Её закружили подсвеченные улицы, улыбающиеся прохожие, льющаяся музыка. Насте казалось, что здесь даже воздух особенный, напоённый радостью, счастьем.

Девушка вышла из машины перед дверьми ресторана и растерянно посмотрела на провожатого, который кивнул на вход и сказал.

– Ну, тебе туда! – С этими словами он сел в машину и уехал.

Настя поднялась по ступенькам, вошла в просторный светлый холл и остановилась. Услужливый администратор указал, где гардероб, приветливая девушка спросила имя и сказала, что проводит её к столику.

Анастасия двигалась как во сне по белоснежным интерьерам пышущего роскошью зала. Со всех сторон доносились тихие разговоры, где-то вверху витала музыка, всё вокруг было воздушным, праздничным и торжественным. Настя оглядывала себя в зеркала, блиставшие на стенах и находила, что выглядит не хуже остальных.

Наконец девушка остановилась возле столика, где сидел совершенно незнакомый мужчина.

– Анастасия полагаю? – Спросил он привстав.

– Верно! – Ответила сбитая с толку девушка.

– Прошу вас! – Мужчина помог девушке сесть, и сам расположился напротив. – Можно нести заказ, – с лёгкой улыбкой сказал он официантке.

– Вы кто? – Спросила Настя.

– Меня зовут Антанас!

– Ага! И дальше? – Настя была в недоумении.

– Не волнуйтесь, – он подмигнул ей, – сейчас подойдёт Костя и возьмёт на себя эту скучную обязанность, объяснять и разъяснять. А пока вина? – Спросил молодой человек.

– Ну, давайте.

Антанас вздохнул, поджал губы и, ловко подхватив из ведёрка запотевшую бутылку с игристым, налил девушке в бокал. Костя и правда появился через несколько минут, он одобрительно покивал головой в сторону Насти и улыбнувшись спросил Антанаса.

– Ну как?

– Потенциал есть, но поработать придётся! Упаковка что надо! Такая миленькая, не фуфлыжная, не надутая со всех сторон. Речь, конечно, отстой, но это поправимо. А в остальном норм! Ну я пошёл? – Спросил он.

– Да, давай. Завтра звякну.

Настя покосилась на откланявшегося мужчину и перевела взгляд на Костю.

– Что всё это значит?

– Понимаешь, какая штука. Хорошо когда каждый человек на своём месте. А ты на данный момент просто находка. Хочешь побыстрее долг отработать? – Спросил Костя.

– Как будто я его брала этот долг! – Фыркнула Настя.

– Тем не мене.

– А что нужно делать? – Осторожно спросила Настя.

– Посмотри вокруг! Эти люди в дорогих костюмах, имеют много-много денежных знаков и всяких других материальных ценностей у них до хрена. А ещё они очень устали от резиновых кукол, которые их сопровождают. Ты вот как свежий глоток воды. Ты такая подкатываешь, знакомишься, ну там туда-сюда и бац ты в квартире. Там всё сфотакала, попой покрутила и в обратку, а мы уж разберёмся, как дальше лишить их нажитого незаконным путём! – Костя улыбнулся. – Круто?

– Да офигеть как круто! – Зло сказала Настя. – Вы что хотите меня проституткой заставить работать?

– Не кипишуй! Не на трассе же стоять!

– Вот спасибо! – Настя бросила салфетку. – Просто фантастика, что не на трассе. Иди ты знаешь куда. Хочешь, сам попкой верти! Совсем сдурели уже! Я пошла.

– Сидеть! – Жёстко сказал Костя.

– А то что? Будешь бить? Или что? Ты думаешь, я не знаю, как у нас в городе моих подружек на такие дела подбивали? Нет, и всё! – Настя встала и попыталась пойти, но запуталась в подоле платья и кульком свалилась на пол.

К ней сразу подскочили официанты, Костя и мужик из-за соседнего стола. Подняв почти невесомую девушку, они бережно усадили её за стол, незнакомый мужик сразу же одарил её улыбками, вином и розами из корзины цветочницы. Пока Настя смущалась и прикрывала разошедшийся шов, Костя уже закружился с новым знакомым и вовсю ему расхваливал «племянницу», которая неожиданно свалилась ему на шею. Мужик срочно захотел показать Насте Москву, и они с Костей условились на завтра, после чего Костя и Настя покинули ресторан.

– Мы не заплатили! – Буркнула девушка.

– Владелец этой богадельни нам столько бабла должен, что я тут три раза в день питаться могу одной икрой.

– Несварение будет! – Зло сказала Настя.

– Нась, чего ты кобенишься? – Мужчина распахнул ей дверь подъехавшей машины. – У тебя внешность бомбическая. Сельский наивняк, но красотка, а Анасик подучит и сможешь ледей быть.

– Нет, по все видимости, когда меня Анасик подучит, перед ледей нужно будет букву «б» ставить! – Отрезала Настя. – Я сказала нет! Хочешь – убивай, но я не соглашусь.

– Что ж я кровопийца какой? – Пожал плечами Костя. – Ладно остынь, завтра поговорим.

– Не поговорим!

Всю дорогу до дома Настя молчала, она пришла в квартиру, практически без сил повалилась на кровать и, зарывшись лицом в подушку, закричала.

Глава 4

За окнами плыли рваные тучи, ветер играл ещё не оперившимися ветвями деревьев, нагонял тёмную гущу ночи и расчищал небо, чтобы успеть до восхода луны. Юля сидела не включая свет, в темноте ей всегда думалось очень хорошо. Сначала девушка хотела позвонить Миле, но потом решила остановиться и обдумать сложившуюся ситуацию.

Юля уже хорошо знала Бодаева и поверить в то, что он приехал в дневное время в квартиру Ксении, чтобы предаться краткосрочной страсти с какой-то женщиной, было просто смешно! С другой стороны, Юля не говорила о своих планах, и решила она приехать на квартиру Ксении довольно спонтанно, потому что здесь забыла папку с документами и хотела заодно забрать пару сумок с вещами, а уже потом ехать на новую квартиру.

 

Все эти размышления выбивали её из колеи, она не хотела думать о Диме в таком унизительном ключе, но горошина сомнения уже провалилась глубоко внутрь и быстро дала ростки. А если Бодаев ей изменяет, то это перечёркивает всё к чему она стремится. Юля понимала, что не хочет, не может и не будет жить во лжи!

Вдруг телефон подал звуковой сигнал, и Юля, открыв мессенджер, увидела картину, которая убедила её в невиновности Бодаева, но добавила проблем. На видеосообщении был совершенно непотребно пьяный Дмитрий с красивым бланшем под глазом, а полицейский участок, откуда популярный актёр вёл прямой репортаж, был отнюдь не декорациями к фильму.

– Дима, что случилось? – Охнула Юля.

– Немного с ребятами посидели. Ну там, – он устало вздохнул, – скажем так, моя внутренняя культурная составляющая не выдержала негатива и критики со стороны вот этих субъектов!

Он перевёл камеру на соседнюю клетку, где сидели два понурых мужчины в рваной одежде и кровавыми подтёками на лицах.

– Дай трубку полицейскому! – Сквозь зубы проговорила Юля. – Здравствуйте! – Улыбнулась она молодому веснушчатому парню. – Я невеста этого товарища, я могу сейчас приехать?

– Ну, конечно, ночь на дворе… – Замялся лейтенант.

– Я бы с удовольствием оставила его у вас до утра. – Проговорила она. – Но это не поможет. Позвольте мне приехать!

– Ну, ладно. – Согласился мужчина. – Давайте.

Юля быстро собралась, вызвала такси и когда уже садилась в машину, на экране телефона возникло сообщение, что Мила снова в сети, а вслед за этим сразу же звонок от неё.

– Юля, ты с ума сошла? – Закричала та с ходу. – Сейчас же ко мне! Третий час ждём тебя! Мы же договаривались!

– У тебя телефон был выключен. – Пожала плечами девушка.

– И что? Ты не знаешь где мой офис? Ты понимаешь, что через час пробы? Модельер здесь весь извёлся уже.

– Какие пробы? Ночь на дворе. – Предприняла слабую попытку сопротивляться Юля.

– Юля, хочешь работать, надо крутиться. Я телефон утопила в унитазе и всё, сука, мир остановился. – С досадой выкрикнула Калмыкова. – Хорошо он просох, не пришлось симку и контакты восстанавливать! У меня сегодня просто лучший день.

– Мила, Бодаев в полицию попал!

– Твою, – выдохнула Мила, – давай только быстро! А потом пулей сюда.

Юля подумала, что она, действительно, подвела человека, повела себя как школьница. Чувствуя внутренний дискомфорт, девушка попросила водителя как можно быстрее ехать к тому месту, где томился в заключении шоумен Бодаев, которому с утра нужно было свежим и бодрым прийти на съёмочную площадку и желательно без вновь приобретённого синяка.

– Бодаев, ты урод! – Прошипела Юля на него и очаровательно улыбаясь отправилась одарять сотрудников полиции скромными презентами. – Друзья мои, вы, наверняка, понимаете какая у артиста сложная работа! Пожалуйста, отпустите нас.

– А вы же – она! – Вдруг произнёс один из парней, смотревший на неё весёлыми глазами и указал на постер, где Юля была чуть ли не в неглиже.

– Ну да! – Девушка подумала, что так себя чувствует голый человек на людной улице. – А хотите, я вам автограф оставлю? – Неуверенно предложила она.

Оказывается, фотосессия и раздача подписей на любых, даже не относящихся к её творчеству, печатных изданиях, а также добавление в друзья в соцсетях творят чудеса. Через десять минут, после завершения спонтанного авторского вечера, Юле на поруки выдали Бодаева и в качестве сувенира наполовину заполненный протокол.

– Дима!

– Я урод! – С готовностью подхватил он.

– Это понятно. Нам кто-то пытается подгадить. Вот так выглядела спальня, когда я пришла домой к Ксении. – Она замолчала. – Короче, думай, а я поехала работать.

Девушка запихала туго соображающего возлюбленного в такси, взяв с водителя клятвенное обещание доставить Диму до квартиры, а сама направилась к Миле.

Когда Юля вошла в кабинет Милы, на неё обрушился поток суеты, приготовлений, замеров. Парикмахер больно щипала за волосы, Калмыкова бесконечно прикладывала к её губам подходящие цвета, а модельер, одетый как гопник, напяливал на неё какой-то балахон. Юля совершенно потерялась в этом аду суматохи и когда ей сунули листок с текстом, который нужно было выучить перед пробами, девушке стало дурно.

Это были стихи! Поэзия никогда не была любимым жанром Юли, да и запомнить такой объём информации за двадцать минут было просто невозможно.

– Мила, я не смогу это сейчас выучить!

– Сможешь! – Жёстко сказала Мила. – Включи голову!

Юля вытряхнула из сумки вещи, нашла мятные конфеты и попыталась сосредоточиться. Но у неё это довольно плохо получалось. Она ещё раз десять перечитала листок, потом убрала всё в сумку, но поняла, что туда же попал и текст. В раздражении она вытащила лист бумаги, сунула в карман и выдохнув дала себе слово выспаться, когда закончится этот кошмар.

Когда они, наконец, были готовы и нужно было идти знакомиться с режиссёром, Юля глянула на себя в зеркало и её стало подташнивать от ужаса. На голове красовался дикий начёс, губы блестели и алели, глаза провалились внутрь от неудачно нанесённых теней, а венчал всё это безобразие костюм мерзкого горчичного цвета. Юля подумала, что модельеру следует срочно поменять род деятельности! Девушка помнила, что на уроках труда в младших классах некоторые девочки как раз шили вот такие маскхалаты, как их называла преподавательница.

– Мила, – тихо произнесла Юля, – ты уверена?

– Абсолютно! – Сказала довольная Мила. – Пошли, к счастью, пробы этажом выше. Собственно так я о них и узнала.

Явление Юли не осталось незамеченным. В небольшом зале, который использовался для пресс-конференций, толпились красотки! Здесь была масса известных лиц. Все пили кофе, переговаривались, шутили. Рабочие скоро монтировали искусственную ель и ставили стол, а перед сценой сидел седеющий усталый человек, который читал сценарий и делал пометки.

В дверь позади Юли вдруг влетел известный и всеми любимый Иван Каратаев. Ванечка был всегда на виду, практически жил на съёмочной площадке, неизлечимо хворал звёздной болезнью, но делал это мило и ненавязчиво, так что особо никому не досаждал. Ване катастрофически необходимо было внимание и все знали, что как только актёр появляется, требуется сразу аплодировать, восхищаться и улыбаться. Причём растягивать губы в улыбке нужно было искренне, иначе Ванечка чувствовал фальш, а это грозило тем, что Каратаевская муза хирела, и он не мог играть.

И сейчас небольшой зал встретил его овациями, режиссёр устало выдохнул, но взял себя в руки и пошёл навстречу молодому дарованию. Инвесторы выделили неприлично большую сумму на фильм, но с условием, что в главной роли будет Каратаев.

Несмотря на всю свою популярность, Ваня был настоящим профессионалом! Он приходил на все пробы, даже когда выбирали актёров второго плана! Каратаев говорил, что дуэт должен звучать ес3тественно, мы должны дополнять друг друга, а если озвучивать будет дублёр, то пусть он и играет.

– Друзья мои, давайте не будем терять драгоценное время! – Зычно крикнула девушка, исполняющаяся роль администратора. – Ночь на дворе. Все собрались. Тишина в зале. Пробники, – ласково назвала она артистов, пришедших на пробы, – в правую часть зала, все остальные в левую.

Люди организованно разбрелись по местам, Юля присела почти в самый последний ряд и надеялась, что её либо не заметят, либо выберут кого-то из предыдущих кандидаток.

Итак, шествие красоток на сцену началось. В звенящей тишине звучали голоса, мелькали руки, Ванечка блистал и затмевал всю вялую игру партнёрш, режиссёр медленно зверел, пробы катились к чёрту.

Ивашкин уже был готов прекратить этот балаган, но режиссёрский пыл остужала увесистая сумма, пополнившая личный счёт и выданная на создание того фильма, о котором он мечтал. Николай Сергеевич взглянул на очередную девицу и подумал, что найти на эту роль актрису будет непросто. А ему было очень важно, чтобы все актёры были хара́ктерные, объёмно показали героя и ни в коем случае не были бледной копией сценарного персонажа.

Юля услышала свою фамилию как выстрел. Девушка даже не сразу встала, и администратору пришлось крикнуть ещё раз. Когда Юля пошла на сцену, народ как-то по-особенному притих. А девушка так нервничала, что запнулась за ступеньку и буквально ввалилась в кадр. Уцепившись руками за стол, она предотвратила неминуемое падение и встала шумно выдохнув. Юля уставилась на немного обескураженного Ваню, оглядела зал и поняла, что падая вытряхнула из головы остатки текста, который она никак не могла запомнить.

– Сейчас всё будет! – Успокаивающим жестом обратилась она к режиссёру, покопалась в объёмных карманах жуткого пиджака и выудила оттуда мятый листок. – Давай начинай. – шёпотом сказала она Ивану.

– Ок. – Кратко ответил он. Ваня подошёл к ёлке, как полагалось по сценарию, вздохнул и глянул на Юлю и в двадцатый раз за сегодня произнёс единственную фразу. – Зачем ты меня звала? Говори быстрее, у меня мало времени.

Здесь имела место лиричная мизансцена. Юля, как смогла, приняла торжественную позу, потому что по задумке автора она должна была читать стихи возлюбленному, который её покидает. Девушка стала зачитывать прямо с листа, так как ничего не помнила. На едином дыхании, как можно нежнее, она произнесла:

– Подозреваемый дрался, нецензурно выражался, посылал сержанта Матрёшкина в самые разные места, а потом звал всех купаться в фонтан! – Юля замолчала и огляделась. – Твою мать, это протокол задержания Бодаева, что б его. – Процедила она сквозь зубы.

Через секунду хохотал весь зал, включая режиссёра!

– Вы знаете, я, наверное, лучше в цирк на пробы пойду! – Процедила девушка. – Мне там самое место.

– Ну уж нет! – Сказал Николай Сергеевич. – Нечего вам в цирке делать. Я всё увидел. С вами свяжутся.

Юля вышла из зала на дрожащих ногах, такого позора она ещё не испытывала никогда! Дойдя до кабинета Милы, она молча переоделась и порадовалась тому, что сейчас здесь никого не было. Стерев с лица косметику, Юля присела в кресло и ей захотелось плакать. Она вдруг поняла, что раньше просто боялась привыкнуть к жизни известной кинозвезды, и что ей всё это безумно нравится.

На пороге офиса появилась Мила, она села напротив Юли водрузила на стол бутылку шампанского и два бокала.

– Провалы обычно не отмечают! – Пожала плечами Юля. – Прости, я всё испортила.

– Не знаю, как ты это сделала, но, – Мила с хлопком открыла бутылку, – ты получила главную женскую роль в новом фильме Ивашкина. Он ещё не проводил пробы, но уже утвердил тебя!

У Юли произошёл полный разлом в сознании! Вчерашняя девочка из, как она любила говорить, «Тьмытараканьей» в одну секунду взлетела на самую верхушку кинопирамиды.

– Ну, видимо, я очень качественно читаю полицейские протоколы о задержании. И прикид весь был под стать!

Мила улыбнулась и подумала, что опять не прогадала. Она прекрасно видела в Юле потрясающий талант, а также знала, что если просто послать её на пробы, она не раскроется. А вот если вогнать девушку в стрессовую ситуацию, то та сама справится со сложнейшей задачей получения главной роли.

***

Полночи Катя просидела на кухне, переваривая всё, что услышала от мужа. Сейчас он мирно спал в их супружеской постели, а у Екатерины ныло сердце, и в стопке, стоящей перед ней, плескались сердечные капли. Перед затуманенным слезами взглядом проносилась дикая сцена их разговора.

Когда она увидела его в своей квартире вечером, то сильно удивилась. Расставание у них было жарким и лицезреть Юру в ближайшем будущем женщина не планировала. Но чтобы не разводить дрязги на глазах у детей, она взяла себя в руки и в такой непростой ситуации осталась благоразумной.

Приготовив ужин и всех накормив, Катя попросила отца уложить детей, а Юру оставила на кухне, чтобы спокойно всё обсудить.

– А что обсуждать?! – Сказала он, развалившись на стуле. – Я домой пришёл.

– Если мне не изменяет память, то ты, по-моему, отсюда ушёл. К другой женщине! – Напомнила Катя, стараясь держать себя в руках.

– Как ушёл, так и вернулся. – Рявкунл он.

– Извини, но здесь тебе не постоялый двор, куда можно являться, когда тебе заблагорассудится. – Катя сама удивлялась, что ей удаётся говорить спокойным голосом. – Пожалуйста, уходи!

– Нет! Мне некуда идти, все вы, бабы, суки как одна! – Выпалил Юра.

– Послушай, не испытывай моё терпение! Хватит уже. Иди к своей мадам и живи с ней долго и сча́стливо!

– Ты, Катька, дура! Я ж говорю, мне некуда. Эта шалава кинула меня. Я вчера с ней в банк сходил, деньги отдал, а сегодня явился с утра в этот сраный салон, чтобы приступить к работе. И что?! Она его ещё в пятницу продала! – Последние слова он почти проорал. – А с моими деньгами умотала хрен знает куда.

 

Катя даже опешила. Она не могла понять, как её прижимистый муж добровольно отдал такую сумму.

– Но, как же так? А ты расписку с неё не взял?

– Как? Лёжа с ней в койке, я с неё расписку должен взять? Да мы позавчера билеты в Египет купили, хотели съездить отдохнуть через неделю. – Выдохнул он и добавил. – Водка у нас есть? А то мне совсем хреново.

Катя по привычке дёрнулась к холодильнику, но осадилась и посмотрела на Юру.

– Я повторяю, что здесь не постоялый двор и не бар. Юра, это твои проблемы, что ты отдал деньги незнакомой женщине!

– Какой незнакомой, я с ней сплю уже полгода как!

– Понимаю твоё негодование. Видимо, ты был занят и не успел как следует с ней познакомиться. – Катя вздохнула. – Уходи, здесь ты больше не живёшь!

– Хрен тебе! – Выругался он. – Я твой муж! Будешь рыпаться, отсужу детей и половину площади.

– Юра, ты совсем дурак? – Нахмурилась женщина. – Кого ты отсуживать собрался? Моего сына? Или дочку, с которой ты за день и двух слов не скажешь? И потом у меня хотя бы жильё есть, а что есть у тебя?

– У меня в любой момент может появиться работа! И стаж! Это мне Николаха устроит, я уже разговаривал с ним. – Юра встал и открыл холодильник. – А прописка у меня здесь постоянная. В твоей квартире! Так что извини, жильё у меня тоже есть.

– А как это интересно ты собрался у меня детей отсудить? Мы же в одной квартире живём.

Мужчина достал из морозильника подёрнутую инеем бутылку водки, налил в рюмку и опрокинув её в рот снова сел на место.

– А я опеку вызову. И будь уверена, когда они придут, здесь будет такой срач, что они сразу детей заберут! Потом через суд я добьюсь раздела имущества, так как нам с детками надо где-то жить. – Он потрепал Катю по щеке. – Не волнуйся, у меня сегодня много времени было, я всё продумал! Посоветовался с кем надо, получил поддержку от одной дамы, жаждущей мужского внимания, ну и вот, – он встал и размял спину, – так что не злись. Живём по-прежнему вместе и всё будет хорошо.

Катя сидела молча, пока не почувствовала, что на плечи ей легли тяжёлые руки мужа.

– А давай за примирение ещё ребёночка настрогаем?

– Буратино себе настрогай. – Женщина одним движением плеч сбросила его руки.

– Ладно, привыкай пока. – Сказал он. – Да и я сегодня не в настроении.

Юра насвистывая вышел в коридор, а Катя сидела как приклеенная к стулу. Она не могла даже шевелиться и не понимала, что делать.

Женщина осознавала, что реальная угроза в его словах существует. Она сейчас действительно без работы и перспективы найти её крайне сомнительны. А из того, что она узнала о муже за последнее время, Катя сделала неутешительный вывод, что он способен на то, чтобы превратить её жизнь в ад. А сейчас ей было совсем не с руки воевать с ним!

Женщина встала, протёрла тряпкой и без того чистый стол, сполоснула рюмку, оставленную бывшим мужем и пошла спать. Она прошла мимо спальни в детскую, пристроилась возле Зои на кресле и задремала.

Утром она вскочила от звонка в дверь. Всклокоченная, затёкшая ото сна в неудобном положении Катя кинулась к двери и, глянув на часы, удивилась, что ещё только семь часов, а уже кто-то пришёл.

– Кто там? – Тихо спросила она, приглаживая перед зеркалом волосы.

– Я скафандр принёс! – Донеслось из-за двери.

Катя даже несколько опешила и хотела ответить, что их космический корабль сегодня к вылету не готов, но голос ей показался знакомым, и она открыла дверь.

Там стоял мужчина с огромным пакетом, из которого и правда выглядывал скафандр. Катя помялась в нерешительности и спросила:

– Здравствуйте. А вы кто?

– Вы недавно к нам в магазин приезжали. Вам для ребёнка скафандр нужен был. Вот вчера подходящий как раз привезли. – Он протянул ей.

– Ой, спасибо. – Катя остановилась с растерянным видом. – А ведь у меня нет на него денег. Постойте, я же не заказывала доставку! – Она задумалась. – Наверное.

– Не заказывали. – Буркнул мужчина. – Вот, держите. Это напрокат, денег не надо. – Он сунул ей костюм и стал спускаться по лестнице.

Женщина постояла ещё несколько секунд в нерешительности и, пожав плечами, вернулась в квартиру. Ничего не понимая, она вытащила неожиданный подарок и развернула его. В этот момент из спальни выкатился Юра и, почёсывая вылезающий из-под майки живот, спросил:

– Это чё?

– Скафандр! – Ответила Катя.

– На фига в такую рань тебе скафандр? – Изумлённо спросил мужчина.

– То есть если бы ты его увидел в другое время, было бы всё в порядке? – Катя подняла на него глаза и её передёрнуло от отвращения. – На МКС устроилась работать, вылет завтра, вот примеряю.

Юра покрутил пальцем у виска и проследовал в туалет, а Катя, довольная тем, что проблема с костюмом разрешилась сама собой, ушла в детскую.

Посмотрев на часы, женщина увидела, что пора собирать сына в школу. Зоя выглядела гораздо лучше, температура спала, и девочка не так тяжело дышала. Катя потихоньку вышла из комнаты, и увидев, что у отца до сих пор работает телевизор, покачала головой и пошла выключать.

Когда Юра зашёл на кухню, то увидел Катю сидящей на стуле и смотрящей прямо перед собой. Он хотел спросить, когда будет завтрак, но не решился, поэтому просто потеребил её за плечо и тихо спросил:

– Чё с тобой?

– Папа умер. – Отрешённо ответила она.

– Где? – Не сразу понял Юра.

– В своей комнате.

– Ох, ты ж! – Мужчина выдохнул и сел напротив. – Кать, ты уверена.

– Да. Я пульс пощупала, да там уже видно. Лицо восковое такое стало. – Катины руки мелко задрожали, она уронила лицо в ладони и подавила рыдающий крик.

Юра метнулся за водой, наполнил стакан и отдал его женщине. Он гладил её по голове и ждал, пока та немного успокоится.

– Катя, надо скорую вызвать. – Сказал он. – Я вызову. Хорошо?

Женщина молча покивала в ответ и вдруг взяла Юру за руку.

– Юр, ты сходи к нему, глянь ещё раз, может я всё-таки что-то перепутала.

– Хорошо-хорошо! Ты только успокойся, а то детей перепугаем. – Он вышел из кухни, а Катя ждала его возвращения, не сводя с коридора глаз, но когда мужчина появился, она поняла, что не ошиблась.

Юра вызвал «скорую помощь», где ему сказали, что сейчас приедет ещё и полиция. Катя потихоньку вызвала сына и попросила присесть перед собой:

– Тоша, я должна кое-что тебе сказать!

– Ма! – Глаза Антона горели радостью. – Я скафандр видел. Мама, ты у меня самая суперская! Офигеть какая ты, такой крутяк достать.

Кате стало мучительно больно от того, что сейчас придётся сказать сыну. Антон любил деда, по-своему, конечно, по-мальчишечьи; дерзил старику, ерошился, но всегда бегал за советом, шушукался про девочек и смотрел с ним футбол, а когда было время, они с дедушкой ругались, потому что дед упорно не хотел понимать, как играть в приставку.

– Тоша, дедушка умер! – Тяжело повисли слова в пространстве.

Мальчик нервно дёрнулся, яркий свет в глазах потух, он провёл рукой по непослушным волосам и, пряча лицо, заплакал. Эти слезинки разорвали Катино сердце на мелкие частички, она настолько погрязла в своих проблемах и забыла, что её сын ещё ребёнок, который умеет плакать. И когда по длинным ресницам скатывались прозрачные капли горечи, Катя обняла Антона и застыла, раскачиваясь вместе с ним.

Вдруг он что-то пробубнил и высвободился из её объятий. Антон встал, поправил свитер и сказал:

– Я пойду с дедушкой попрощаюсь.

Катя дёрнулась, чтобы сопроводить мальчишку, но он каким-то взрослым, молчаливым движением остановил её и вышел. Катя судорожно вздохнула, буднично надела передник и стала выставлять из холодильника продукты для завтрака.

Женщина разбивала яйца в плошку, взбивала их венчиком, добавляла специи, потом разогрела масло на сковороде, нарезала батон и стала обмакивать ломти хлеба в подготовленную смесь.

– Милая, ты что делаешь? – Вдруг раздалось у неё над ухом.

– Гренки. – Вернулась Катя из каких-то раздумий. – Папа любил!

Эти последние слова разбили тонкий панцирь, который она возвела вокруг себя, чтобы как-то пережить всё, что творилось в её жизни. Катя уронила руки, лопатка, которой она переворачивала хлеб, выпала у неё из рук, мир заволокла пелена тумана и наступила тьма.

Когда Катя пришла в себя, то она увидела над собой лицо незнакомого мужчины. Он что-то говорил и звал её по имени.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru