Сломанный лёд – 3

Мария Карташева
Сломанный лёд – 3

– Отпусти! – Невнятно и яростно мычал Глеб. – Я эту тварь уничтожу.

Слава кое-как запихал Глеба на кухню и вышел в коридор. Он помог Насте подняться, посадил её перед собой и сказал:

– С тебя лям двести! Сроку неделя. Не будет денег, придётся отрабатывать! – Он пожал плечами. – Мне по фигу где ты их возьмёшь. И кстати, жить ты можешь здесь, эта хата общая, здесь и дилеры тусуют, и покупатели, и те кому надо пересидеть. Но всё за деньги! Купюры со всех стриги обязательно и чтобы тихо и чисто было. Выручку за квартиру будешь сдавать раз в две, – он задумался, – не, ты раз в неделю. Поняла? И не пытайся бежать, я тебя везде найду, и тогда свой следующий день ты проведёшь на холодном столе в морге! Ну всё, отдыхай! Глебку я с собой заберу. Не бойся!

Настя молча наблюдала за тем, как мужчины покинули квартиру, как Славик аккуратно прикрыл дверь и как в квартире стало тихо. Напряжение последних дней полностью сковало тело, и девушка даже не могла пошевелиться. Она только тёрла ладони друг о друга и пыталась пробиться через звенящую пустоту в своей голове. Ей нужно было как-то развеять этот дурной сон и просто проснуться, но всё было тщетно.

Резкий звонок прострелил тишину, и Настя вздрогнув бросилась к двери. Она обрадовалась, что наконец пришёл Паша и сейчас вся ситуация прояснится. Но в коридоре стоял невысокий суетливый мужичок, который приветственно вскинул руку, как только Настя открыла дверь и, даже не спрашивая её, вошёл в квартиру.

– Здоров! Славик сказал, ты вместо Павки. Но и славно, хорошо когда баба в доме есть, хоть пожрать приготовишь. Наваргань чего-нибудь, я в душ и телик гляну. Мне дня три пересидеть надо. Славик сказал, что теперь тихо будет, без этого блуда. – Мужичок скинул куртку и пошёл в сторону ванной. – Меня, кстати, Костик зовут. – С этими словами он ушёл в ванную, а Настя осталась стоять на пороге.

Девушка медленно закрыла дверь, словно на автомате пошла на кухню и принялась доставать продукты. Она долго мыла овощи, резала их, тушила и даже не осознавала, что делает. Настя просто растворилась в каком-то странном и непонятном чувстве. Ей даже не было страшно, она просто не понимала, как жить дальше.

Конечно, у неё не было денег, документы смогут восстановить не ранее, чем через месяц, так сказали в МФЦ, и как теперь уехать домой девушка не знала.

– А запах какой! – Прозвучал рядом незнакомый голос, и Настя вздрогнула.

За своими переживаниями и готовкой она забыла, что в квартире не одна.

– Садитесь есть!

Настя быстро накрыла на стол, разложила по тарелкам тушёные овощи, салат, зажаренные до хрустящей корочки отбивные, густо политые сметанным соусом с чесноком.

– Не, ты ваще такая, девушка-мечта! – сказал несколько опешивший гость. – Я то разве что на пару сосисок рассчитывал из микроволновки. А тут пир горой. – Присвистнул он. – А выпить есть?

– Нет. – Она пожала плечами. – Хотя может в комнате Паши, что-то есть. Можете посмотреть.

Девушка огляделась и ушла в свой угол, так она называла совмещённый с балконом закуток, который ей выделили Паша. Там она могла быть в одиночестве и, что немаловажно, здесь была дверь с замком, потому что гости у молодого человека были разные.

Настя села на кушетку и долго смотрела в стену перед собой. Очередной звонок вывел её из состояния ступора. Девушка пошла в сторону входной двери и открыв увидела участкового.

– Ну здрасти, что ли! – Сказал мужчина, поправляя фуражку. – Пришёл знакомиться. А то соседи с жалобами обращаются. Шумно у вас, дым столбом стоит.

– У нас тихо. – Сказала Настя.

Шальная мысль сказать о том, что у неё требуют какую-то неимоверную сумму вспыхнула и погасла. Настя подумала, что сто́ит разобраться в ситуации, а потом уже бить во все колокола.

Участковый прошёлся по квартире, увидел, что Костя мирно ужинает на кухне, заглянул в Настину комнату и пожал плечами. И правда, квартира сверкала чистотой, всё было чинно и благородно.

– Ну, значит так, если ещё сигналы будут, я снова приду, а пока разрешите откланяться. – Сказал мужчина и вышел.

Настя закрыла за ним дверь и пришла на кухню. Она поставила на огонь чайник и сказала:

– Вы чай будете?

– Нет, спасибо. А ты молодец, не стала с порога на помощь звать.

– Я если бы сама понимала в чём мне помочь нужно, то попросила бы. А так, – она развела руками, – я вообще плохо понимаю, что происходит.

– Ладно! Я всё увидел, – сказал Костя, – сегодня отдыхай, а завтра начнёшь работать. Ты вроде как с головой дружишь, инструкции тебе Славик даст. Вижу, что девка ты толковая и хорошая, – Костя пожал плечами, – но, как говорится, хороший человек – это не профессия! Поэтому деньги отдавать придётся, но я вижу, что с тобой можно иметь дело. – Туманно закончил он. – Готовишь ты отменно! Но постояльцев не распускай! Они столько не платят, чтобы их так кормить. Меня баловать можешь, я тоже здесь периодически жить буду.

С этими словами он надел куртку и вышел за дверь. Настя молча вернулась на кухню, увидела на столе бутылку водки, налила себе в рюмку прозрачной жидкости и залпом выпила. Ей нужно было обязательно лечь спать, бессонница и нервное напряжение последних дней сделали из неё механическую куклу. У девушки не осталось эмоций, даже мыслей не было. Она выпила вторую рюмку, а за ней третью.

Солнце нового дня слепило ей глаза, когда она обнаружила, что лежит головой на кухонном столе. Настя выпрямилась, увидела, что уже почти двенадцать дня, перед ней стояла пустая бутылка, а в голове зашуршали какие-то свежие мысли.

– На хрена я сюда приехала! – Выдохнула Настя, когда воспоминания обрушились на неё.

Звонок в дверь словно дал старт новой жизни, которая началась у девушки, хотя она об этом и не просила!

Глава 3

Москва вовсю гремела весной! Деревья в парках подёрнулись прозрачным зеленоватым цветом, шумное птичье племя встречало утром. На улице дышалось легко и свободно. Юля летала между улаживанием вопросов на собственной кинокомпании, так как они с Марком решили объединить два проекта в один, между обязательными занятиями актёрским мастерством и ещё ворохом приятных дел. Девушка думала о том, что ещё никогда так хорошо себя не чувствовала.

Бодаев вроде возвращал былую славу; его всё чаще приглашали на телевидение, на съёмки разных сериалов, в какие-то ток-шоу. Новая знакомая Мила оказалась очень внимательным человеком, подсказывала Юле, как правильно поступить и девушке стало казаться, что они могли бы подружиться. А Марк продолжал быть Марком! Юле нравился этот огромный и шумный человек, который в одночасье решил изменить свою жизнь и повёл собственный корабль в бушующий океан кинострастей.

Юле было уютно и хорошо в этой компании. Сегодня же даже она умудрилась попасть вечером на очередное говорильное шоу, а также её пригласили дать интервью на радио. Но пока что впереди был целый день, насыщенный событиями и нужно было заехать к бухгалтерам и сказать, что в уставных документах будут изменения.

Когда зазвенел телефон, Юля сидела на кухне и вчитывалась в бумаги. На экране пульсировало имя Милы, и девушка с улыбкой взяла трубку.

– Привет! – Радостно сказала она.

– Доброе утро! Юля, за тобой скоро заедет машина! Я договорилась с визажистом и стилистом, а также на шоу нужно будет надеть костюм от одного портного. Они все готовы платить!

– Да кому я интересна! – Усмехнулась Юля. – У меня даже в соцсетях три с половиной подписчика!

– Да ты что! – Притворно ужаснулась Людмила. – Ну-ка глянь!

Юля, пытавшаяся стать популярной в социальных сетях, уже давно забросила это неблагодарное дело. Она слишком придирчиво относилась к своим фотографиям и постам, поэтому за неделю у неё получалось от силы два-три поста и то многие из них она потом удаляла. При этом подписчики особого интереса к её творчеству не проявляли, и девушка просто забросила соцсети.

– Мила что это? – Проговорила Юля, когда увидела, что её аккаунт наводнён подписчиками, комментариями и лайками.

– Это называется грамотный пиар! Так что держи руку на пульсе, скинь мне пароли и доступы к своим личкам, и я сама займусь твоим продвижением. А сейчас попу в горсть и вперёд, наводить красоту!

Юля ещё пару секунд просидела в некотором ступоре, но потом начала стремительно собираться. Девушка накидала сообщение Диме, сгребла в сумку нужные вещи и выскочила на улицу, где её уже ожидала машина.

Она уехала, а через несколько секунд возле дома остановился человек. Он был неприметен, не суетлив, двигался уверенно. Зашёл в подъезд, кивнул консьержке и на лифте поднялся на тот этаж, откуда недавно ушла Юля. Мужчина открыл дверь квартиры и быстро прошёл в спальню, здесь он разворошил аккуратно застеленную кровать, бросил на неё несколько длинных тёмных волос и вынув из кармана тюбик с губной помадой, слегка коснулся стакана, который поставил на прикроватный столик. А ещё что-то накапал на постель из пробирки, при этом старательно прикрывая органы дыхания. Всё было сделано, быстро, грубо и небрежно, но кто там будет разбираться в ревнивом пылу! После этого, человек так же незаметно ушёл, как и появился. Форма электрика, почтового служащего или, например, сантехника, она как шапка-невидимка! Ты видишь всех, тебя никто!

Юля попросила водителя остановиться возле офиса бухгалтеров, прошла в кабинет и вскоре к ней присоединилась суетливая и сильно накрашенная женщина, от тяжёлого запаха духов которой у девушки даже разболелась голова.

– А я при первой встрече разговаривала с другим бухгалтером! – Сказала наконец Юля, так как устала болтать с дамой о закулисной киножизни.

Сидящая перед Юлей женщина, как назло, оказалась поклонницей того сериала, где девушка сыграла свою первую роль. И теперь она подробно выспрашивала обо всём, что творилось на площадке!

– А я вас не устраиваю? – Захихикала главный бухгалтер. – Я веду только особо ценных клиентов! А вас девочка встречала! Ну, такие у нас на подхвате работают!

 

Юля подумала о том, что «девочка» была гораздо приятнее и толковее, чем этот вариант «випобслуживания»!

– Нет, меня всё устраивает. Я передавала ей документы и не могу найти одну бумагу. Возможно, я в папку сунула. – Для Юли было важно устранить эту барракуду, как она прозвала главного бухгалтера, со своего пути. – Можете пригласить эту женщину?

– Да, конечно! Тем более подробными вопросами занимается она. – Барракуда встала из-за стола. – Приятно было поболтать! Чмоки-чмоки!

Женщина улыбнулась, а Юлю даже передёрнуло от этого приторного елея, который благоухал повсюду. Когда же главный бухгалтер наконец вышла и утащила за собой смрад своих духов, Юля вздохнула с облегчением и открыла окно. В кабинет полились струйки свежего весеннего воздуха, по поверхностям забегали солнечные зайчики, и настроение стало снова подниматься. Единственное чего хотела Юля, так это избавить себя от общения с этой странной женщиной, которую, как она понимала, теперь ей придётся видеть часто, если она здесь главный бухгалтер.

– Здравствуйте! – Прозвучало за спиной и Юля обернулась.

Перед ней стояла Екатерина, правда сегодня она была несколько осунувшаяся, под глазами лёгкой тенью пролегли синяки, а лицо было немного помятым и такого приятного впечатления, как в первый раз, она не производила. У Юли мелькнула мысль, что, наверное, придётся потратиться на более дорогой аутсорсинг, чтобы не портить себе настрой серостью лиц.

– Добрый день. – Юля собственно вызвала её для того, чтобы переговорить о веде́нии бухгалтерии, но сейчас она передумала.

– Простите за мой мятый вид! – Улыбнулась Катя. – Дочка заболела! Это меня не оправдывает, но всё-таки. – Она присела перед Юлей. – Я хотела обсудить с вами систему налогообложения. Вчера как раз думала над этим и считаю, что мы можем неплохо сэкономить, причём совершенно законно! Вот смотрите!

Последующие сорок минут пролетели в потоке информации, которую несведущие люди посчитали бы сухой и неинтересной, но Катя преподносила скучные данные так, словно они вместе читали захватывающий детектив. Юля с каждой минутой убеждалась в том, что Катя именно тот человек, который ей нужен.

– Катя, а вы могли бы оставить свой номер телефона. – Попросила Юля. – А то через вашу барракуду не прорваться! – Сказала она и осеклась.

Екатерина подняла на Юлю глаза, прыснула со смеху, и вскоре обе женщины хохотали уже в голос.

– Ну вы даёте! Такое точное определение! – Катя вытирала выступившие слёзы. – Кстати, даже есть портретное сходство!

Юля ушла из офисного центра в отличном настроении. Она села на заднее сиденье ждущего автомобиля и увидела, по крайней мере, три пропущенных звонка от Милы.

– Юля! – С ходу затараторила та. – Срочно ко мне в офис! Я для тебя выбила пробы на роль. Правда, второй план и короткая, но режиссёр знаковый. Это важно в таком проекте засветиться. Так что после салона сразу ко мне, модельер приедет сюда же! Ждём!

Услышав фамилию режиссёра, Юля даже внутренне как-то притихла. Она не ожидала такого поворота событий. У Ивашкина не то что топовые актёры снимаются, они в очередь стоят!

Вскоре машина остановилась возле стеклянных дверей салона красоты. Прозрачные створки всё время порхали в разные стороны, впуская и выпуская красавиц. Точнее, впуская холсты для творений, а выпуская сотканное руками специалистов очарование.

Юля не очень любила всю эту суету, но сейчас ей вдруг стало казаться естественным, что нужно посещать и стилистов, и визажистов, и косметологов, и иже с ними. Приятно было отпустить ситуацию и отдать себя в руки людей, которые лучше тебя знают, что делать с твоей внешностью. Потому что на Юлю наводило тоску необходимость поддерживать себя в форме. Все эти ежедневные критические взгляды в зеркало стали отягощающим обстоятельством на пути к будущему.

– Здравствуйте! – Юля взглянула на девушку с короткой стрижкой. – Меня прислала Людмила Калмыкова.

– Да, да. Проходите! Мила говорила, что вас нужно привести в порядок. Меня зовут Лера. Ну что, начнём с косметолога? – Спросила администратор.

– Не уверена. У меня съёмки вечером. Думаю, что только визаж и причёска.

– Ну, я бы поры почистила! А то под камеру сядете, некрасиво будет. – Поморщилась девушка.

– Не страшно! Давайте без косметолога. – Твёрдо сказала Юля.

Бровь сопровождающей чуть дёрнулась вверх, но после лицо снова озарилось улыбкой. Юля погрузилась в кресло, её долго рассматривала странная парочка, состоящая из юнца и дамы бальзаковского возраста. Они крутили Юлю в разные стороны, прикладывали парики, полоски с цветами и наконец вынесли свой вердикт.

– Ну, давайте микромелирование сделаем, оно освежит лицо. А лицо сейчас немного доработаем, но потом бы я скулы подделал, – сказал юноша, – и губки чуть-чуть приподнял. Ладно, сегодня визажем наколдуем.

Пройдя через многочасовую изнуряющую процедуру, Юля глянула на себя в зеркало и сначала подумала, что ошиблась отражением. На неё смотрела «Юля под копирку современных трендов». С её лица начисто смели индивидуальность, работа мастеров была выполнена безупречно, только это была не Юля, а какая-то кукла. Она смотрелась роскошно; светлые волосы и правда очень освежали, смокиайс интриговали, губы, конечно же, выглядели по рыбьи.

– Ну как вам? – Гордо спросил юноша.

– Честно? – Спросила Юля, в упор глядя на растерявшихся людей. – Вот знаете, есть мастера, а есть ремесленники! Вот вы ремесленники, такие хорошие, мастеровые ребята, которые прекрасно освоили свою профессию.

Девушка взяла со столика ватный диск и нещадно стёрла чересчур насурьмлённые брови, а затем не дрогнувшей рукой уничтожила губы. Конечно, отражение стало только хуже, потому что теперь на лице полыхали одни глаза, но так было немного похоже на прежнюю Юлю.

– Всего хорошего! – Сказала девушка и ушла в полнейшей тишине, которая повисла в салоне после её слов.

Выйдя на улицу, она поймала такси, заехала в первый попавшийся магазин косметики и к вечеру на ток-шоу зрители видели прежнюю искромётную, смешную и прекрасную Юлю, которая отвечала ведущему в своей манере, но он был парень крепкий и держал удар. Шоу удалось на славу!

В ночи возвращаясь домой, девушка вспомнила, что сегодня вообще не разговаривала с Димой. Набрав его телефон, она услышала гудки отбоя, удивилась, но не стала отвлекать. До Милы, которая ждала её на пробы, она не дозвонилась тоже.

Прежде чем ехать в их новый дом, она решила заехать на квартиру Ксении, чтобы забрать кое-какие вещи. Девушка поднялась на этаж, усмехнулась, посмотрев на то место на полу, где она сидела, когда впервые приехала в Москву, она не знала, что так изменится жизнь. Пройдя внутрь, Юля быстро собрала нужные пожитки и заглянула в спальню за ортопедической подушкой. И увидев приготовленную для неё мизансцену остановилась и задумалась. Теперь она прекрасно понимала, что всё-таки ключами, лежащими в угнанной машине, кто-то воспользовался.

– Что ж! Посмотрим кто хочет нам добра! – Скептически заметила она и сфотографировала все атрибуты предполагаемой измены Димы.

Послав ему гневное сообщение с вложенными фотками, Юля надела перчатки, сгребла бельё, стакан и даже прикроватный коврик и сложила всё в мусорные мешки. Когда с уборкой было покончено, она задумалась и взяла в руки телефон.

***

Сегодня утро далось Екатерине особенно тяжело. После последних событий прошла почти неделя и это был кромешный ад! Потому что горе-муж вернулся после выходных дней в понедельник вечером.

Катя кое-как приходила в себя после того, что случилось, особенно если учесть, что дочери не становилось лучше и оставить в понедельник Зою было не с кем. Всю субботу Екатерина отмывала квартиру. Она вообще когда нервничала, старалась максимально выдраить окружающее пространство. После ухода Юры она бодрилась часа два, думала о том, как легче станет её жизнь, но потом приуныла, потому что как-то уже привыкла быть замужем, несмотря на то что все проблемы решала сама. Причём вплоть до того, что топила на даче печь и носила воду, хотя для этого вроде не требовалось ничего, что могло задеть Юрино самолюбие. Но в те редкие зимние выезды, когда Кате удавалось организовать всю семью и выгнать на свежий загородный воздух, Юра находил себе книгу, заворачивался в плед и бесконечно требовал то чай, то коньяк, если тот, конечно, был.

Так что проведя субботний день за уборкой, Катя позвонила подруге, той единственной кто ещё общался с ней и не был послан Юрой после попыток общаться с ним.

– Привет. – Кате сложно было говорить, потому что последний раз она звонила Вике месяца три назад. – Как дела?

– Ну наконец-то! – Взревела подруга. – Ты с ума сошла так пропадать? Как дела? Ты где сейчас? Давай встречаться! Я только что приехала, и я прям жадная до новостей и сплетен.

– А приезжай ко мне! – Вдруг сказала Катя и глянула на подошедшего отца. – Подожди минутку, – проговорила она и виновато посмотрела на мужчину, – пап, а если ко мне подруга приедет ничего?

– Ничего нет хорошего, что ты всё время спрашиваешь разрешения, как тебе жить! Пусть едет и не забудет мне пряников купить, а я за это, так уж и быть, с родной внучкой посижу! – Проворчал отец и удалился.

И Кате стало легко! Не нужно притворяться, не нужно расстраиваться, не нужно скрывать звонки подруг. Почему-то раньше она жила словно в густом мороке, выступая в роли главной виновницы всех злоключений.

Вика налетела вихрем, блистала курортным загаром, шуршала обёртками от подарков, заполонила весь дом своим смехом, свежим бризом духов и бьющей через край энергией. Когда наконец раздача презентов была окончена, детей удалось передать дедушке, женщины уединились на кухне.

– Твой-то истерить не будет? – Спросила Вика, разливая вино по бокалам.

– Не будет! – Пожала плечами Катя и гордо добавила. – Я его выгнала.

Вика шумно поперхнулась алкоголем и выпучив и без того огромные глаза спросила:

– Катя, это ты? Дай пощупаю! Может тебя нам подменили?

– Иди ты нафиг! Я это! Просто, – Катя развела руками, – невыносимо всё стало!

Кате совсем не хотелось вдаваться в подробности того, что её, к счастью, уже бывший муж в те дни, когда даже дети должны были есть самую дешёвую овсянку на завтрак, обед и ужин, просто держал деньги в кубышке. Зато Катя в эти дни хваталась за любую подработку, морозила пальцы в ларьке с овощами, занималась «холодным» обзвоном, даже торговала рыбой, пока ждала подходящего места. И все эти дни Юра требовал, чтобы она его поддерживала, холила и лелеяла, и Катя до синих чертей в глазах по ночам выслушивала, какие нечестные и плохие люди окружают её мужа.

– Вот теперь я тобой горжусь!

Посиделки с Викой ушли далеко за полночь, потом подруга уехала, а Катя поплелась спать. И в какой-то момент ей стало так жалко себя, что она проплакала почти до утра и даже нашла для Юры тысячу оправданий, почему он себя так безобразно вёл. А когда она представляла, что теперь он с другой женщиной, где-то в сердце взрывалась злость и хотелось, чтобы он провалился куда-нибудь, чтобы больше о нём не вспоминать.

Воскресенье началось мрачно. На улице дул пронзительный ветер и лил холодный дождь. Сын, как всегда вовремя, сообщил, что он участвует в школьном спектакле и ему нужен костюм. Екатерина была и так не большая мастерица по части шитья, а уж что говорить про такие изыски, как скафандр.

– А попроще пьесу не могли придумать? – Спросила она, судорожно ища выход.

– Например?! Мне ещё костюм Чупаки предлагали, но я подумал, что ты будешь не в восторге! – Проговорил мальчик, выжидательно глядя на мать.

– Я даже не хочу знать кто это! – Сказала Катя. – Ладно! – Она мысленно подсчитала остатки быстро тающего аванса и подумала, что на ткань денег точно хватит.

Выходной день встретил её неприветливо, серая пелена дождя висела практически везде, и Катя посылала всякие возможные кары на головы этих недотеатралов, которые заставляют родителей проделывать такие титанические усилия. Посмотрев в телефоне адрес магазина, где продавец заверил, что у них есть прямо готовый костюм космонавта, женщина поспешила в метро. Здесь, конечно, не было дождя, но почему-то было холодно, и, продрогнув ещё больше, она вскоре снова вывалилась на неприветливую улицу.

Чересчур скудные финансы не позволяли ей тратить себя даже на чашку горячего кофе, и Катя поплелась до нужного места. Промокшая до нитки, с растёкшейся тушью и красными руками она втащилась в дверь и встала перед прилавком. На неё перевёл скучающий взгляд юноша, за спиной которого была целая выставка разнообразных костюмов и спросил:

– Чё вам?

– Костюм космонавта! – Отозвалась Катя.

– А! – Подорвался молодой человек. – Так это вы звонили. Сейчас, ждите, несу.

 

Екатерина устало поставила сумку и вздохнув облокотилась на прилавок. Она удивлялась тому, что кто-то покупает все эти маскарадные принадлежности. В витринах были маски, перья, шляпки, трости, даже какие-то космобластеры, как значилось на ценнике.

– Вы ещё сядьте на витрину! – Недобро буркнул бородатый мужчина, проходящий за прилавок.

– Простите! – Сказала Катя и отошла от шаткой стеклянной конструкции.

– Ждёте кого?

Но ответом на этот вопрос вышел продавец тащивший за собой огромный свёрток. Катя скептически оглядела пакет и спросила:

– А вы уверены, что на подростка он подойдёт?

– Так уберёте лишнее! Он у вас самым офигенным будет на празднике. Это со съёмок крутого фильма.

– Ну и сколько стоит этот шедевр? – Катя рассматривала и правда добротный костюм и прикидывала, как теперь приладить его к своему ребёнку.

Когда Катя услышала цену, она подняла глаза и сказала:

– Я ж не путёвку на Марс покупаю. Ладно, извините, надо было мне цену по телефону спрашивать. – Женщина со вздохом положила костюм на прилавок и, пожав плечами, вышла под неодобрительный взгляд продавца.

Катя прошлась по нескольким магазинам, торгующим тканями, но так ничего подходящего и не нашла. Вконец измученная, замёрзшая, с заложенностью в груди она подумала о том, что за неделю обязательно что-нибудь придумает, но сейчас просто необходимо было попасть в тепло.

Дома тоже было мрачно и тихо, старший ребёнок опять где-то ошивался и надрывал сердце матери тревогой, Зоя металась в горячем бреду, но в «неотложке» сказали, что температура не критичная, а дед сегодня, видимо, мучился болями и почти не вставал.

– Так, сегодня не моя очередь болеть! – Сказал Катя. – Зато моя очередь готовить ужин!

Екатерина поставила тушиться мясное рагу, присела на стул и, прислонив голову к холодильнику, не заметила, как задремала. Когда она открыла глаза, то сердце её сжалось от нежности. Сын хлопотал вокруг плиты, мешал булькающее рагу, вытирал плиту, куда пролился горячий бульон и что-то ворчал.

– Привет! – Тихо сказала Катя.

– Мам, почти сгорело! Но я спас! – Гордо сказал он. – Чего-нибудь помочь ещё?

– А где ты был? – Спросила женщина.

– С друзьями гонял! – отмахнулся он. – Ок, я пошёл в футбик на приставке погоняю. У Коляна взял на несколько дней.

– Хорошо, скоро ужинать будем.

За этими хлопотами настал понедельник, отец Кати героически поднялся с постели и остался возле Зои, а женщина побежала на работу. О том, чтобы отпроситься не могло быть и речи, потому что если она сегодня не выйдет на работу, то завтра на её место возьмут другого человека. Официально она пока не была оформлена, а испытательный срок мог закончиться в любую минуту.

Утренний разговор с новой клиенткой даже как-то взбодрил, Катя снова оказалась в своей среде, рассказывала с упоением про цифры, показывала, что и как лучше сделать. Но потом она всё время поглядывала на часы, и как только стрелка оказалась на шести вечера стала немедленно собираться домой.

– Кать! – На пороге появилась секретарша. – Зайди! Тебя начальство требует.

– Блин! У меня ребёнок болеет. – С досадой сказала она. – Иду!

В кабинете у руководителя на стуле, закинув ногу на ногу, сидела главный бухгалтер. Она улыбалась, и Катя подумала, что Юля дала ей очень точное описание «барракуда».

– Значит барракуда! – Елейным тоном сказала Тамара Васильевна.

Екатерина даже вздрогнула, потому что была уверена, что она не могла произнести это вслух.

– Знаете, Екатерина! – Начал мужчина, сидевший за столом. – У нас здесь одна команда! А вы сегодня позорили нашу компанию. Вы не командный игрок! – Проговорил руководитель.

– Что случилось?

В ответ на это к ней развернули монитор и Катя увидела кино с собой в главной роли.

– У вас что камеры в кабинетах? Это же незаконно!

– Ну она же не в туалете! – Взвизгнула Тамара. – И там таблички есть. А ты сегодня у нас клиента, считай, увела. На фига всё это рассказывать бесплатно! И я, значит, барракуда! – Она вдруг зажала виски руками. – Нет-нет, не могу. Ты сам! – С надрывом сказала главный бухгалтер и вышла из кабинета.

– Сам с усам! – Проговорил мужчина. – Ну это, вы уволены. Остаток денег сейчас на карту кину и уже не приходите больше и вещи сейчас надо забрать.

– Как же так!

Катя ещё минут пять что-то рассеянно говорила, но увы, женщину никто не слушал. Она медленно вышла наружу, сгребла вещи в сумку и вскоре оказалась на улице. Сердце ухало где-то в горле, женщину душили слёзы, на телефоне появилось сообщение с лимитом, что почти пустой счёт пополнен жалкими крохами денежной пыли. Катя без сил присела на скамейку и долго смотрела на проходящих мимо людей.

Снова пустота, бессонные ночи, страх и как заевшая пластинка одна-единственная мысль, как найти денег. Кате было так плохо, что она даже не чувствовала, что не надела пальто и сидит на пронизывающем ветру в одном свитере.

– Дочка, ты в себе ли? – Вдруг раздался рядом голос. – Чай не лето, а ты куртец в руках держишь. Ну-ка накидывайся и дуй домой. Нет печалей, которые пережить нельзя! – Сказал старик и пошёл прочь.

Катя только сейчас заметила, что вся дрожит, она быстро надела пальто и тяжело встав со скамейки пошла в направлении дома. Остановившись перед входной дверью, женщина услышала громкие голоса и, войдя домой, с удивлением увидела Юру.

– А ты-то здесь что делаешь? – С досадой спросила она.

***

Настя рьяно взялась за новые обязанности. Она просто отпустила ситуацию и решила, что как и главная героиня «Унесённых ветром» подумает, о том что произошло потом. Точнее, она даже не успела что-то помыслить, так как на неё свалился воз новых обязанностей. Славика и Глеба она больше не видела, зато Костик теперь приходил ежедневно по вечерам. Он забирал выручку, осматривал квартиру, давал деньги на продукты, ужинал и снова уходил.

Сегодня Костик пришёл позже обычного, был небрит и зол. Он вёл себя непривычно, нервно, всё время смотрел на телефон и громко матерился.

– Жрать давай! – Рявкнул он на Настю.

– Всё на столе! И не надо на меня кричать! – Спокойно ответила девушка.

– Поговори мне ещё тут! Шалава! – Почти прошипел мужчина.

Настя молча развернулась и пошла в свою комнату, а именно в угол, отделённый фальшстеной. Девушка села, положила голову на руки и задумалась, но пока что у неё не было вариантов, как выйти из этой ситуации. Вдруг дверь распахнулась и Костик, схватив её за руку, поволок за собой на кухню. Мужчина посадил Настю перед собой и посмотрел ей в глаза.

– Настя, сейчас ты пойдёшь в одно место и передашь посылку! Поняла?

– Нет! – Твёрдо сказала девушка. – Я никуда не пойду! Вы обещали, что я буду только здесь. И вообще, – она нервно глянула на улицу, – я темноты боюсь и хулиганов.

В лице мужчины вдруг произошла перемена, казалось он был в замешательстве, потом фыркнул и сказал:

– Ну, пошли поищем дураков, кто тебя обидеть захочет!

– Я не очень хочу. – Упрямо сказала девушка. – Ну, пожалуйста.

– Короче! Взяла пакет, переоделась и пошли. Я доведу тебя почти до места, дальше одна, зашла, отдала и вышла! Это понятно?

Настя понимала, что довольно глупо спорить с этим человеком, в глазах которого плескалась какая-то звериная злоба. Она в принципе его побаивалась, но он всегда был тихий и скромный, а сегодня, наверное, просто не его день. Девушка послушно натянула куртку и сапоги и вышла с ним из подъезда.

Весенний вечер был промозглым, Настя куталась в холодную синтетику верхней одежды и тащилась за широкими шагами Костика. Она вздохнула, когда он передал ей небольшой свёрток, выслушала, куда идти и, скользнув в подворотню, пошла по улице.

По указанному адресу стоял небольшой двухэтажный дом, больше похожий на респектабельный коттедж. На вывеске было написано, что это офис строительной фирмы. Настя нажала на кнопку звонка, дверь открылась, и девушка вошла в тепло здания.

Охранник на неё посмотрел и сказал:

– Ты не Костик!

– Да неужели! – Буркнула Настя. – Какая неожиданность! Ну мы ещё поболтаем или может я уже отдам пакет и домой пойду?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru