Контрабас

Мария Карташева
Контрабас

Писатель Сергей Баранов прекрасно знал насколько сладко, но вместе с тем утомительно сидеть на золотой цепи у Толстикова. Мужик он, конечно, был хороший, но в голове его роились отборные тараканы, самых королевских кровей, так что порой можно было даже отдалённо не догадываться за что и откуда прилетит.

– Серёжа, ты гений! Иди ко мне флагманом! – Устало проговорил мужчина и нетерпеливо взглянул на часы, вилкой ковыряя салат. – Вот не могу я этим силосом водку закусывать. Какого хрена мне вообще встречу в вегетарианском кафе организовали? Секретаршу прибью! – Он усмехнулся. – А лихо! Вот злодеи! То есть водочку пейте и травкой закусывайте-закусывайте. Водочка быстрее в голову идёт, а на подножный корм маржа выше. А когда принял, жрать больше охота. – Он задумался. – Надо у себя так сделать. Короче, Серёжа, – он вскинул глаза на писателя, – не кобенься. А то я сейчас найду молодого да раннего! Сейчас графоманов пруд пруди, научу писать книги, считать деньги и ценить добро, и мы с ним вместе сольем тебя куда-нибудь на задворки литературного мира.

– Да, я что, – усмехнулся Баранов, – я так, цену себе набиваю.

– Серёжа! У тебя на лбу, считай, и так партак с ценником выбит. Всё у тебя хорошо будет. – Он вздохнул. – Только с женой моей не спи!

Сергей даже вздрогнул, на секунду представив себе эту эротическую мизансцену, где участвовал он, жена визави и пистолет у виска писателя.

– Да я, собственно, не собирался. Даже не думал об этом. – Резко севшим голосом проговорил он.

– А она думает и собирается. Сергей Баранов то, Сергей Баранов сё, все уши прополоскала. – Покачал головой Толстиков. – Я ей потом молодого придурка найду какого-нибудь и отошлю от греха подальше на жару. – Он махнул рукой. – Ладно, Серёжа, завтра утром езжай в мой зоопарк, они тебе уже договор подготовили. И в пятницу вечером милости прошу ко мне домой, в загородную резиденцию. В честь тебя званый ужин!

Сергей Баранов немного косноязычно рассыпался в благодарностях, ощутил железную хватку новых тисков и, встав с места, пошёл на выход как вдруг услышал окрик и обернулся:

– Серёжа! А ты не переживай, сейчас мы с тобой дождёмся, когда чудачок этот из твоего прежнего издательства всё подразвалит и купим их по дешёвке. Они, эти бездумные, все такие борзые поначалу.

Писатель вышел на влажную, завёрнутую в густой туманный сумрак, улицу. Он вдохнул осенний сырой воздух и подумал о превратностях жизни. Ещё вчера он подумывал о том, куда бы податься, потому что, откровенно говоря, запасы его финансов всё-таки имели дно, а сегодня ему присвоили звание эдакого литературного генерала с пожизненным пансионом, если, конечно, будет себя прилично вести на привязи.

Естественно, это дело стоило отметить, но что-то сегодня совсем не было настроения, да и время позднее, а новый роман призывно манил сюжетами, лихими поворотами в судьбах героев и вообще хотелось проникнуть дальше в текст, написанный неумелой рукой «бумажного блогера».

Вдруг Баранов остановился прямо посреди дороги, в него чуть не врезался ночной любитель велосипедной езды, проорал что-то матерное и укатил дальше, а вот Сергей остался стоять. Почему-то только сейчас до него дошло, что подлинная фамилия героя его романа Потоцкий! А имя Баранов персонажу не менял, и получается, что, скорее всего, тогда ночью на заправке он разговаривал с прототипом Артёма Плотникова, а именно с Артёмом Потоцким, другом составителя дневников! Ведь таких совпадений один на миллион!

Эта мысль врезалась в суетливую писательскую голову, разлилась мёдом приключений, бодрила новыми открытиями, но оставила неприятный осадок разочарования. Баранову казалось, что всё должно было закончиться хорошо, ну примерно как в его мелодрамах, которые так любили представительницы прекрасного пола. Но судя по уровню жизни Потоцкого, в той давней истории, драма очевидно присутствовала в жизни. Но в любом случае интересно вернуться и поболтать с ним уже с позиции интервью, но прежде нужно выяснить тот ли он самый Артём.

Однако теперь, после беседы с Толстиковым, вот так просто сорваться и уехать было не просто. Завтра контракт, послезавтра банкет, а значит выезд можно планировать только на понедельник, если не будет какой-нибудь пресс-конференции, интервью или участия в ток-шоу. В том что теперь его жизнь будет ещё более активной, Баранов не сомневался. Его новое начальство никогда просто так деньги не вкладывало. Все инвестиции должны были работать и приносить солидный доход, а это значит, нужна всеобъемлющая реклама и лицо Баранова нужно было засунуть в каждый телеэкран и смартфон страны.

– Только бы готовить не заставили. – Пробормотал Сергей, вызывая через приложение такси. – «Кулинарная беллетристика с Сергеем Барановым». – Покривлялся мужчина.

Рядом остановилась неприметная серенькая машина, Баранов глянул на номера и сел, буркнув сухое «Привет». Он не особо любил, когда его узнавали таксисты, продавцы или, например, паспортистки, потому что тогда любое простое бытовое действие превращалось в творческий вечер и нужно было отвечать на бесчисленную кучу вопросов.

Но сейчас всё было наоборот, писателя таксист не узнал, а вот Баранову лицо мужчины показалось знакомым. Он точно его мельком видел, но вот где, вспомнить не мог. Отмахнувшись от навязчивой идеи, писатель вышел за несколько улиц от своего дома и направился в бар, где работала пышногрудая Наташа, прямо как та, которую он описывал в романе. Только вот живой прототип был несговорчив и вообще всячески интеллектуально посылал ухаживания Баранова подальше.

Сергей уселся за стойку, как всегда заказал себе односолодовый, а Наташе три порции мартини. Пить она не будет, но хоть денежку в карман себе положит, вроде как получается, красиво поухаживал, потому что и цветы, и подарки писателя сразу же летели в мусорное ведро.

– Как поживаешь Наташа? – Сергей залюбовался её осиной талией бессовестно обтянутой тонким топиком и заправленной в узкое горло джинсов, красиво расходящихся на объёмных бедрах.

– Сергей Михайлович, – она всегда его называла по отчеству и никак иначе, – хотите, я вам своё расписание на бумажке напишу и тогда вам не придётся отвлекаться по пустякам. У меня ничего не меняется. – С безразличной улыбкой ответила девушка и, не снимая обязательную гримасу с лица, пошла кому-то наливать пиво.

– Спасибо, что хотя бы не послала. – Пробормотал мужчина.

Самое противное было в том, что Баранов подозревал, что он в эту неприступность влюбится! Зачем ему все эти мучения и страдания он не знал, но когда видел эту девушку, на сердце становилось тепло, мужское естество приятно трепыхалось, а эти чёртовы бабочки порхали во всём теле. И это было чудовищно! Если раньше сдерживающим фактором было наличие жены, то теперь, свободный как ветер, Баранов мог с головой ринуться в новое любовное приключение. А так как он отчаянно этого не хотел, то ему нужно было вылечить первые симптомы простым постельным сражением на одну ночь. Но девица была с норовом, и любовная горячка постепенно перерастала в хроническое заболевание.

Писатель глянул на телефон и немного обомлел, потому что с аватарки какого-то неизвестного номера на него смотрело красивое женское лицо и от этого абонента была куча непрочитанных сообщений. Открыв чат, писатель узнал, что теперь у него есть собственный помощник, зовут её Катя и завтра после подписания контракта у него три встречи с читателями в разных концах города, одна презентация каких-то вин, которые он теперь будет рекламировать и ещё много всякой мелочи. А ещё ей теперь нужны всякие фотографии из жизни, потому что себя Баранов пиаром в социальных сетях не нагружал, а вот теперь это была его святая обязанность, посвящать в подробности своей жизни всех вокруг!

– Пока, Наташа. – Он махнул на прощание рукой и сполз с барного стула.

Завтра нужно было быть в форме, прийти в новый дом, то бишь в издательство, в форме, вкусно пахнуть одеколоном, а не перегаром и вообще заявиться этаким мачо, блистать улыбкой и дарить всем ту самую долгожданную встречу с самим Сергеем Барановым.

Писатель добрёл до дома, пьяненько побродил вокруг холодильника, борясь с желанием накатить ещё водочки, которую так рекламировал герой его же романа, но пересилил минутный порыв, окунулся в тёплое нутро ду́ша и вскоре уже сладко дремал в кровати.

Осень стучала в погасшие окна, деревья размазывали тишину шелестом метущихся крон, шептали Баранову, что сейчас на улице происходит самое интересное и что возле их стволов стоит кто-то недвижимый и долго смотрит на его окна. Но писатель спал, погода лютовала ненастьем и никто не ждал, что жизнь писателя Баранова теперь будет совершенно другой!

***

«Ресторан плескался в море света, молодая певица заходилась в экстазе на высоких нотах, две девочки с едва прикрытыми подробностями женского тела крутились на пилонах, услужливый швейцар открывал двери вновь прибывшим гостям, и официанты сразу же предлагали новинку от шеф-бармена, шикарный шот «Let's Party»! Напиток должен был сразу расслабить гостей, чтобы не обратили внимание на возможные огрехи в организации, подогреть организм, чтобы тот немедленно потребовал добавки и настроить людей на нужный лад.

Вера, которая, конечно, не успела домой, спешно переодевалась в кабинете. Для этого ей пришлось послать к себе домой одну из официанток, но радовало то, что девушка оказалась толковой и привезла всё необходимое. Вера обязана была блистать на подобных собраниях! Как всегда, божественно красива, обаятельна, но неприступна. С бокалом в руке, но трезвая, слушающая всех, но запоминающая только нужные подробности.

Подобные вечеринки отнимали у Веры кучу жизненных сил, поэтому она всегда назначала их на вечер пятницы, потому что в субботу и воскресенье можно было днём отлежаться.

В кабинет постучали и вслед за этим прорезался голос Нади:

– Можно я войду?

– Да, Надя, ты как раз вовремя. – Крикнула Вера.

Когда девушка вошла, Вера повернулась к ней спиной и показала на длинную полосу застёжки сзади.

 

– Надя застегни эту чёртову молнию! Никак не дотянуться, хоть бы они какие-то верёвки на язычок вязали.

– Меня Илья Николаевич пригласил на вечеринку. – Упавшим голосом проговорила Надя, резко потянула за железную «собачку», и Вера вскрикнула. – Ой, простите.

– Надя, вот руки у тебя из правильного места растут, а мозги не очень! – Вера глянула в зеркало и осталась довольна. Платье в модной палитре «английский розарий», серебристые, но неброские туфли, укладка, правда, как будто в голову ветром надуло, но ничего более вразумительного Вера сделать не успела.

– Почему? – Проговорила Вера.

– Надя. Ты красивая девушка. Илья Николаевич очень падок на твой типаж! Это можно судить из последней коллекции его предпочтений. Поэтому сейчас ты как-нибудь приводишь себя в порядок. – Вера замерла на секунду. – А что, кроме брюк, в которых ты приехала и кофточки, пропахшей кухней, ничего нет с собой.

– Конечно, нет. – Надя вздохнула. – Да и зачем. Мне ехать далеко. И потом мне мальчик один нравится. В кино собирались.

– Надя не тупи! Мальчик ей нравится. – Вера полезла в кошелёк, вынула оттуда две крупные купюры и отдала девушке. – Быстро в соседний бутик, я сейчас Зое позвоню, она тебя оденет как надо. Потом бежишь в душ и бегом на вечеринку. Ты теперь часть команды! Ты сегодняшнюю кухню делала! – Вера взглянула ей в лицо. – Тебя Илья Николаевич не в постель позвал, а считай на рабочую встречу!

– А, так это для дела? – Запинаясь словами, спросила Надя.

– Нет, Надя, ему трахаться не с кем и он тебя позвать решил. Повара с собственной кухни! – Раздражённо добавила Вера. – Конечно, для дела. Давай быстрее! Чтоб красоткой у меня была. – Подбодрила её улыбкой Вера и подумала, что теперь нужно как-то грамотно отправить Надю и неприкаянного Илью Николаевича под венец и будет у неё в подругах жена «теневого» учредителя, которую через полгода можно будет смело продвигать на место шеф-повара. Сегодняшний день Вере определённо начинал нравиться!

Вскоре, стуча каблучками, Вера Андреевна торопилась влиться в ряды хмельной толпы, которая уже ликовала весельем под зажигательные шутки известного ведущего Жоры_МатьЕго_НеСкучного! Парень искрил остротами на той самой грани, где уже пора бы остановиться, чтобы не нарваться на неприятности. И Жора действительно искусно балансировал на лезвии самых откровенных шуток, вёл за собой настроение собравшихся и в нужный момент передавал бразды правления певице, чтобы, как он говорил, «остаканиться и дальше полоскать мозги собравшимся налегке».

– Ден, ты аккуратнее с шотами для ведущего. А то я тебе микрофон дам и клоуном на празднике жизни будешь ты! – Сказала Вера, беря в руки бокал с белым чаем, отдалённо напоминавшим соломенный цвет шардоне, заранее для неё приготовленным.

– Вера Андреевна, ну обижайте, ей-богу! – Повёл плечом бармен. – Ему там сиропы с соками намутил, а сверху чуть ли не из пипетки текилу капаю. Его печень уже не замечает, что алкоголя почти нет, а нос, – он махнул рукой, – короче парень думает, что он упакован!

– Поняла тебя. – Улыбнулась Вера. – Спасибо.

– Вера Андреевна, я всё спросить хотел. – Вдруг с самым серьёзным видом проговорил Денис.

– А вот сейчас самое время! Давай на завтра всё отложим.

Денис поднял ладони вверх, немного погрустил и побежал выполнять очередной заказ.

– Добрый вечер, Вера! – Вдруг девушка услышала возле своего уха вкрадчивый шёпот.

– Виделись! – Облила она холодом взгляда подошедшего Егора. – Благодарна, что не подвели с алкоголем. Деньги сейчас? Или в конце вечеринки?

– Нет, сейчас в качестве благодарности я бы хотел с вами выпить. – Улыбнулся Егор.

– Хорошо! Но у меня один вопрос. – Проговорила Вера. – Точнее, даже два. Кто кого будет благодарить? И пойдёт ли сие распитие спиртных напитков вместо оплаты. – Улыбнулась она, глядя на озадаченного молодого человека. – Ну вы пока подумайте, а я пойду гостей поприветствую.

Внутри Егора полосонуло двоякое чувство. Он злился на эту изворотливую сущность, но не мог оторвать взгляд, когда Вера отходила и понемногу растворялась в толпе, где теперь только иногда мелькало её розовое платье, слышался смех, был виден взмах руки и овал лица.

– Егор, у неё сейчас затылок начнёт дымиться! – Толкнул локтем друга Плотников. – Бабло получили? Поедем уже?

– Я здесь останусь. – Сказал Егор.

– Не, не. Я тебя Наташке обещал.

– Угу. – Егор наконец выцепил взглядом Веру, которая на минуту осталась в одиночестве. – Ты обещал, ты и выполняй. Дерзай ты таких в теле и без мозгов любишь. – И мужчина двинулся вперёд, чтобы успеть перехватить девушку до того, как к ней подойдёт очередной любитель пьяных откровений.

– Горыч, ты чего? – Артём остался стоять в некотором смятении, а его вопрос растворился в какофонии гремящей музыки, шума и голосов.

– Я согласен! – Егор подошёл к Вере, набиравшей сообщение в телефоне.

Девушка подняла на него глаза и непонимающе уставилась.

– Я что-то пропустила?

– Благодарить буду вас я! Наше свидание, – он пожал плечами, – ну, совместная пьянка как-то некрасиво звучит, в обмен на деньги за товар.

– Да я пошутила. – Вера усмехнулась. – Пойдёмте, я всё оплачу и можете ехать, потому что алкоголь весь нормальный. Всё хорошо.

– Нет! Вы сказали слово, и я его услышал. Вера, вы предложили мне выбор! Я выбрал! – Твёрдо проговорил молодой человек.

– Я надеялась вы более легкомысленны!

– Я всегда произвожу неверное первое впечатление. – Проговорил Егор. – Отдыхаем здесь или переместимся куда-нибудь?

– Я на работе. – Сказала Вера. – Через час смогу оставить своё детище на старшего официанта. Он давно на место моего зама метит, вот сегодня хотела проверку ему устроить как раз.

– Чудесно. Я вас жду.

В их островок единения вдруг вихрем ворвался не на шутку весёлый голос Ильи Николаевича, который мёртвой хваткой держал Надю за талию и всем её показывал.

– Вера, ну она же чудо! Ну откуда такой талант! Вера, она же чудо! – Тряся свободной рукой, проговорил мужчина, возникнув возле Веры. – Вера, я с этими старыми хрычами всё улажу. Мне знаешь, какие люди сейчас дифирамбы пели? – Он пьяно потанцевал ладонью в воздухе. – Там такие звёзды на погонах сияют. – Мужчина похлопал себя по плечу и остановил взгляд на Егоре. – Упс, я вас сегодня в коридорчике видел. Вы Верин? – Понижая голос и заговорщицки улыбаясь, спросил он.

– Нет пока, но очень на это надеюсь! Улыбнулся Егор, протягивая руку. – Егор Кречетов! Рад знакомству!

– Илья Николаевич.

– Алкоголь нам Егор привёз. – Вставила своё слово Вера и сразу же увидела вспыхнувший интерес в глазах мужчины.

– Вера, Егор, я сейчас, так сказать, не в полной форме. Но, – он задумался, – а давайте-ка в воскресенье, ко мне на дачу и там пообедаем все вместе. О! – Изобразил он искусственное озарение. – А Наденька нам нашаурмит чего-нибудь! Хороший план?

– Замечательный! – Проговорил Егор.

А Вере и, следовательно, Наде ничего не оставалось, как согласиться, тем более Вере было очень на руку то, что можно было своё протеже пристроить поближе к Илье Николаевичу.

Позже, когда все важные гости разъехались и Вера с Егором смогли оставить поредевшую толпу догуливать, они осели в небольшом ресторане. Вера приготовилась к длинным скучным приставаниям, но всё обернулось неожиданно интересным разговором, даже время их заслушалось, стрелки часов почему-то показывали близкое утро, хотя из ресторана они ушли в начале второго. И когда они уже засобирались домой, Вера вытащила из сумки увесистый пакет и положила перед Егором.

– Оплата по накладной.

– Мы же поменяли на эту встречу. – Мужчина взглянул ей в глаза.

– Здесь вся сумма, копейка в копейку!

– Значит, оставлю официантке на чай. Я своё слово держу. – Он пожал плечами.

– Егор, не глупите. Я всё увидела, всё оценила. – Вера подвинула к нему деньги. – Давайте всё-таки делить личное и деловое! Тем более это деньги ресторана.

– Вы свои пятнадцать процентов учли?

– Нет! Я не работаю на откатах. У меня другие цели и задачи. Но к вам мы будем обращаться. Меня больше волнует качество продукции.

– Ну тогда может быть на «ты» перейдём? – Вдруг спросил Егор.

– Не вижу причин отказывать. Не вопрос. Тем более нам вдвоём придётся пережить поездку к Илье. – Улыбнулась Вера.

– Тогда брудершафт!

– Егор! – Вера вздохнула. – Не нужно портить вечер этой пошлостью. Поцеловать меня можно и без брудершафта.

Глава 3

Город Санкт-Петербург, 15 октября 2020 года

Вчерашнюю непогоду немного разбавил проблеск солнечного света, который мазнул по серому питерскому небу и снова исчез в набегающих тучах. Осень ещё догорала в рыжем пожарище деревьев, но иногда стылый ветер сдувал ослабевшую листву и тащил за собой холодное дыхание зимы. Баранов продрал глаза, глянул на висевшие над камином часы и недовольно покосился на дребезжащий модной мелодией телефон.

– Алё. – Сонно пробормотал он, глянув на незнакомый номер.

– Доброе утро, Сергей! Меня зовут Елана Покровская. Я ваша помощница и через десять минут буду ждать у вашего подъезда. – Быстрыми выстрелами прогремел в трубке бодрый женский голос.

– Чего? – Покривился Сергей.

– Я ваша помощница, меня назначило на эту должность руководство «ТСК Групп».

– А! – Сергей ещё раз посмотрел на циферблат, где стрелки только-только сонно перешагнули девять утра. – А что так рано-то?

– У нас с вами несколько встреч, а перед этим необходимо уладить дела с подписанием договора.

– А что за встречи-то?

– Сергей, я вам обязательно всё расскажу, но при встрече и после подписания договора. Пока что вы не являетесь частью «ТСК Групп». И не беспокойтесь, вы можете не утомлять себя подбором гардероба. Наш стилист сегодня создаст необходимый образ. И я нам заказала столик, чтобы позавтракать и познакомиться. Жду вас через семь минут.

– Ну ладно, тогда я самостоятельно пойду хотя бы пописаю. – Буркнул Сергей и почувствовал, как звякнула та самая золотая цепь.

Вывалившись из дома, он заметил, как из нутра чёрного внедорожника призывно машет девица. Такая стандартно-белокурая, скуластая, прячущая глаза за модной оправой очков, утянутая в шикарное полотно брючного костюма.

– «Забавно», – мелькнуло в мозгу у Баранова, – «издатели постоянно пишут о шаблонизации литературы, а сами полны шаблонов».

– Здравствуйте, – девица протянула писателю руку, когда он сел в машину, – Приятно познакомиться с вами. Много про вас слышала.

– А я про вас ничего. – Сегодня у писателя было отвратительное настроение, а если к этому приплюсовать ранний подъём и жестокую встречу с реальностью в виде осени, холодного ветра и без глотка кофе, то это был самый что ни на есть настоящий ад.

– Зря кукситесь. Сейчас перекусим и сразу в офис.

– Я думал договор сначала, а то вдруг вы меня накормите, а я откажусь подписывать. – Сергей вдохнул аромат её духов и их нежно-капризные нотки, подарившие писательскому воображению картинку булькающих серебряным звоном колокольчиков и почему-то женского будоражащего смеха, немного взбодрили мужчину.

– Ну вы же не дурак! Такие предложения делают редко, а ваш финансовое положение повернуло свой вектор от надписи «Крепкий миллионер» к статусу «Голодный художник». – Девица лихо вывернула с кривой улочки на шумный проспект и, встроившись в поток, двинула в сторону центра.

– Много вы знаете про мой статус. – Передразнил её мужчина.

– Много. Я подготовилась. А к моим услугам были все нужные специалисты, работающие на нашу компанию. Это удобно.

– Я забыл, как там вас…

– Елана Покровская.

– Значит, Лена, – крякнул писатель.

– Нет, значит, Лана. Не люблю имя Лена. Начинаю злиться.

Машина перемахнула Троицкий мост, вильнула направо и, скоро переехав отсвечивающий холодной сталью небес речной поток, вывернула на главный городской проспект.

– Я сейчас буду диктовать заказ, чтобы к нашему приезду всё было готово. – Проговорила девушка после недолгого молчания. – Что вам заказать.

– Завтрак. – Вяло отозвался Сергей и отвернулся к окну.

Сегодняшнее утро было тошнотворно противным, потому что больше всего на свете Баранов ценил свободу. Пусть мнимую, существующую только в его голове, но свободу. А сейчас он тащился на инкрустированный золотом эшафот, где ему кастрируют писательскую гордость, начисто отрубив всякие помыслы о том, что его жизнь принадлежит только ему. Но его амбиции быстро натянули поводья, и Баранов подумал, что если он откажется от бездушного бумагомарания и изобразит на лице гордость, то очень быстро его блестящие сюжеты станут никому не нужны. А он сможет наслаждаться своим писательским мастерством в гордом одиночестве и в нищете, о последнем, сто процентов, позаботится Толстиков, как и обещал.

 

– Приехали. – Проговорила Лана и направила блестящее чёрным глянцем тело машины на подземную парковку. – У вас инста есть?

– Чего? – Вернулся в реальность из болота рассуждений Баранов.

– Аккаунт в инстаграме есть?

– Конечно.

– Сколько подписчиков? – Девушка остановила машину и, подхватив сумку, вылетела наружу.

– Я думал, вы скажете что-то более модное, например, фолловеры. – Передразнил её Баранов.

– Фолловеры нам не нужны, такой контингент обычно подписывается на всё подряд и не наблюдают за страницей и может расценен системой как бот. – Лана накинула на плечи лёгкое кашемировое пальто, висевшее на вешалке в багажнике. – Так сколько?

– Человек триста, может, пятьсот. – Сергей пожал плечами. – Я там редко бываю.

– Понятно. – Она выдохнула и, набрав номер, проговорила. – Макс нужно раскачать один дохлый профиль, я тебе сейчас дам владельца, он передаст вводные. – Елана нажала на кнопку вызова лифта и сунула Сергею трубку. – Логин и пароль скажите.

– Но это личные данные. – Проворчал Сергей.

– У вас закрытый профиль, вы храните там личное порно и пароли от банковских счетов? – Она посмотрела на него в упор.

– Нет.

– Тогда передать эту информацию самому замороченному по поводу безопасности ботанику можно. Под мою гарантию. – Она второй раз предложила Сергею взять трубку, они сели в лифт и меньше чем через минуту уже шли к своему столику.

– Респектабельная забегаловка. – Сергей покосился на винный холодильник и подумал, что испорченное настроение вполне можно вернуть в обычное благоприятное русло.

Сергей любил модные места, но вот пафосные обходил стороной, ему гораздо приятнее было завтракать в таких местах, где можно было сгорбить плечи над стойкой из тёмного дерева, заказать для восполнения жидкостного баланса тёмного пива и потихоньку цедить первую освежающую кружку, а потом сожрать огромную тарелку крылышек, буквально кишащую холестерином. Конечно, начинать так рабочий день было опасно, но иногда Сергей позволял себе именно с такой ноты начать всю музыкальную партию дня и иногда под вечер приключения заносили его в самые неожиданные места, что бесконечно раскрашивало писательское воображение. Но сегодня заикаться про тёмное пиво явно не стоило. Скорее всего, его мягко поставят на место, а этого Барановское достоинство может и не пережить и гордо удалиться.

На столе мгновенно образовались креманки с соусами, плоская тарелка с ярким полукругом омлета, шипящее в маленьком чугунке филе белой рыбы, дрожащая от любого прикосновения воздушная шапка рисового пудинга и большая бадья с латте. Сергей даже сначала не очень понял, как так получилось, что здесь толпились почти все его любимые блюда, но решил не занимать себя пустой болтовнёй.

– Бокал вина? – Спросила девушка.

– «А можно?» – чуть не выпалил Сергей, но сам себя одёрнул, – «ты ещё язык вывали как собака и в глаза преданно смотри». – А вслух добавил. – Пожалуй.

– Над чем сейчас работаете? – Спросила Елана, быстро надиктовав официанту дополнение к заказу.

Сергей завис с вилкой в руке, глянул на девушку и ответил с набитым ртом.

– Над омлетом.

– Я имею в виду книгу. – Спокойно проговорила она.

– А! – Баранов вздохнул и немного слукавил. – Был творческий отпуск, но сейчас есть несколько идей, вот думаю, что выбрать.

– Отлично. Вечером обсудим.

Круговерть с подписанием договора, долго вертелась под скучный и нудный монолог юриста, который Баранова заставили выслушать до конца. Хорошо хоть как-то отвлекал стилист, снимавший с него мерки, копошившийся рядом и безмерно раздражавший молодого работника отдела договоров, похожего на переросшего гадкого утёнка.

– Слушайте, ну в конце концов, – прогундосил юрист, – ну хватит писателю промежность мять, мне уже прям тошно.

– Хочешь и тебе помну?! – Кинул взгляд через плечо юркий загорелый парень. – Но боюсь, ты ещё не дорос до такого внимания. А вы Сергей ноги шире расставьте, я уже заколебался по полу вошкаться, а если костюм не будет готов к среде, мне Лана башку откусит.

Под такую весёлую перепалку Баранов пил четвёртую чашку чая, потом долго возил ручкой в конце каждого из листков договора, а когда с официальной частью было закончено, в офисе появилась Лана.

– Поехали в магазин, у нас через час пресс-конференция.

– А до будней никак нельзя подождать? – Уныло спросил Баранов, уже наперёд зная ответ. Он прекрасно понимал, что теперь он часть огромной и сомнительно дружной семьи, где все друг друга любят исключительно за деньги.

Город Санкт-Петербург, 2005 год

«Утро ворвалось в комнату яркой летней птицей, перелетело с подоконника на кровать, рассыпалось солнечными зайчиками и заблудилось в рассыпанных по подушке девичьих локонах. Егор пошевелился во сне, повернул голову и на секунду замер дожидаясь пока внутри черепа перестанет сыпаться битое стекло похмелья. Он почувствовал рядом голое женское бедро, медовая радость разлилась внутри, потеснила тошнотворную слякоть вчерашних возлияний и мужчина, повернувшись, положил руку на впадину поясницы и прошептал:

– Ну привет, незнакомка.

В следующую секунду у Егора чуть не случился сердечный приступ, потому что вместо ожидаемого лица Веры на него глядела чья-то помятая морда со следами размазанной туши.

– Здорово. У тебя пиво есть? – Дохнула на него свежайшим смрадом дешёвой водки девушка.

– Ты кто?

– Наташа. – Она задумалась. – Вроде бы. Ну, хочешь Эмилия или Анжела. Похуй.

Следующие полчаса, после того как удалось выпроводить девушку с длинным тройным именем, Егор тупо пялился на струи воды, лившиеся из лейки душа и просто не мог понять, как вместо желанной Веры в его постели оказалась дешёвая проститутка. Такой поворот событий не мог привидеться даже в страшном сне!

За утренним перебором дел калейдоскоп воспоминаний потихоньку складывался в довольно ясную картинку произошедшего, и Егор был в некоторой растерянности, потому что такого ребячества и детских обидок он от себя не ожидал. Вера, отказавшаяся после первого поцелуя продолжать чувственную вечеринку, уехала домой, а Егор стал без разбора заливать в себя коктейли и «назло» Вере снял первую попавшуюся девицу.

– Отомстил, блядь. – Вслух проговорил молодой человек, достал из холодильника бутылку с минеральной водой, с хрустом отвернул крышку и долго пил воду, ломающую челюсть ледяным потоком. – Надеюсь, обойдётся без КВД. – Резюмировал он и покривился от резкого звука телефонной трели. – Да Тёма. Еду.

Любовные трели переживаний совсем выбили Егора из делового потока, и сейчас молодой человек на полной скорости мчал на склад. Два года назад он, Тёма, Диня Локтев и Андрюха Аркадьев сколотили небольшой бизнес, основная часть которого была абсолютно и безнадёжно нелегальной. Для прикрытия они открыли крохотный винно-водочный магазин, посадили в кресло управляющей красивую девицу с хорошо ра́звитой долей серого вещества и отдали ей на откуп всю жизнедеятельность предприятия. Сами же наладили отменные каналы для переправки элитного алкоголя из-за границы в родную страну, минуя все таможенные и акцизные сборы и теперь счастли́во пари́ли по жизни, ежедневно многократно наращивая денежную массу в своих карманах.

Егор притормозил у входа в магазин, нервно дёрнулся, когда увидел милицейский пазик и выдохнув вышел из машины. На входе в магазин маячил охранник, который нервно прикуривал одну сигарету за другой и, увидев Егора, растерянно забегал глазами по асфальту.

– Что там? – Егор коротко поздоровался с ним за руку.

– Жопа! – Кратко, но ёмко ответил бывший военный. – Света жёстко накосячила.

Светлана Петрова управляла данным заведением, любила бывать на обложках модных журналов, давала экспертные советы, даже пошла преподавать в школу сомелье. В общем перечёркивала все начальные договорённости, где её просили не светиться и просто управлять магазином, чтобы тот просто работал в небольшой плюс. За это Свете платили огромную зарплату и, когда месячная выручка уводила предприятие в глубокий минус, всегда закрывали эту прореху.

Рейтинг@Mail.ru