Ключи к Тайнику

Мария Карташева
Ключи к Тайнику

Глава 2

Малинин, побродив по коридорам тёмного здания, нашёл самый большой кабинет, оценил его размеры, подтащил один из стоящих здесь столов к окну, нашёл себе стул и присев набрал номер Лашникова.

– Игорь, пройди по правому от входа коридору. Я где-то посередине.

Сейчас Малинина раздражало всё начиная от погоды и заканчивая хаосом мыслей, что носились в голове не хуже шторма за окном. А ещё бесил кулёк промокшей насквозь одежды, но сейчас переодеться было решительно не во что, а поездка в общагу отняла бы много времени.

Егор расчистил себе большой стол от старых папок и бумаг, долго сидел без движения, всматриваясь в потрескавшуюся лаковую поверхность столешницы, потом увидел озабоченное лицо Лашникова, появившееся в дверном проёме, и проговорил:

– Игорь, зови всех сюда. Нечего разбредаться. Все должны быть на виду и работать вместе, раз уж они так сильно этого хотят.

– А там вроде Софья с дамой, с которой она приехала, и двое других выбрали кабинет на втором этаже.

Малинин шумно вдохнул, потом выдыхая сплёл пальцы и поднял на Лашникова тяжёлый взгляд:

– Майор Лашников, мне дважды нужно повторить приказ?

– Нет, Егор Николаевич. – кратко ответил Игорь и снова растворился в темноте коридоров.

Спорить с Малининым у Лашникова не было желания. У него вообще не было ни сил, ни желаний. Единственное что его занимало – Варя. Окружающим могло показаться, что у Игоря с Варей налаживаются отношения, но всё стало только хуже. Варвара была отстранённой, они с Игорем даже перестали оставаться наедине, девушка всегда находила причину, чтобы этого избежать. Да и у Лашникова после всего произошедшего что-то сломалось внутри, и теперь об эту занозу постоянно цеплялось и кровоточило переполненное сомнениями и обидой сердце.

– Малинин кабинет нашёл, нужно туда переселяться. – вяло проговорил Игорь, зайдя на второй этаж и увидев, что Данила уже начал подключать аппаратуру.

– Это неудобно. Здесь места много и света больше. И потом если вода поднимется, то до второго этажа точно не доберётся. – проговорил Данила, продолжая работу.

– Я приказы начальства не обсуждаю. Если есть желающие, можете Малинина переубедить, хотя я бы не стал. – пожал плечами Игорь.

– А я стану. – с другой стороны коридора подошла Стеф и глянула на Игоря. – Прово́дите меня к Егору?

– Спу́ститесь по лестнице и налево. Не заблу́дитесь. – коротко бросил Лашников и круто повернувшись быстро спустился на первый этаж и пошёл к нынешнему месту обитания Медикамента и Мамыкина.

– Данила, не переживай, у меня получится его уговорить. Егор колючий, конечно, но в нём всегда радовало то, что здравый смысл побеждал все остальные доводы. Даже если он был неправ.

– Вы давно знакомы с ним? – спросила Лиза, сидевшая за ноутбуком и выводившая на экран погодные сводки.

– Очень. – коротко бросила Стеф и пошла к Малинину.

Егор, заслышав в коридоре одинокие шаги, быстро убрал телефон и снова стал смотреть на пустую столешницу. Ему искренне надоело спорить, а потом молча и позорно жевать взглядом очередное бумажное распоряжение от начальства, пятиться, предавая свои убеждения и держать негодование в тугом узле. Сейчас представлялась уникальная возможность понаблюдать за членами «колдовского кружка», как он их про себя называл, изнутри. Тем более что ряды их пополнились неожиданно возникшей Стефани.

– Можно? – о косяк двери легко постучали и внутрь вошла Стефани.

– Нет. – буркнул Егор. – У меня не приёмные часы.

– Ну, тогда я со взяткой. – Стефани кинула на стол объёмный пакет. – Думаю, по размеру подойдёт. У нас всегда с собой комплектов десять запасной одежды. Конечно, будем все ходить как на подбор, зато будет сухо и комфортно.

– Взятка нужная, пожалуй, воспользуюсь. – Малинина резанула своевременность подношения, но отказываться было крайне глупо, да и в противном случае выглядел бы он как капризный ребёнок.

– Егор, пожалуйста, давай наш своеобразный штаб перенесём на второй этаж. Там большой коридор и есть зал больше этого кабинета. Данила – перфекционист и аппаратуры у него с собой великое множество, мы в этих проводах просто замотаемся. – Стеф вздохнула. – Но как ты совершенно справедливо заметил, мы все должны реактивно взаимодействовать, поэтому лучше не разбредаться.

– Я чего-то не помню, когда я это заметил. – Егор вытряхнул содержимое пакета на стол. – Но будем считать, что ты меня уговорила. Сейчас переоденусь и приду.

– Спасибо.

– Не за что, Стефани. – Егор выразительно посмотрел на неё.

– Прости, Егор. Я должна была раньше сообщить, что я работаю с Данилой и Софьей.

– Нет, Стефани, ты должна была пятнадцать лет назад хотя бы сообщить своим друзьям, куда ты делась. Ты Марычеву жизнь сломала. Он ходил как чумной, после этого твоего видеосообщения, чтобы тебя не искали и что с тобой всё в порядке.

– Егор, мне нужно было сообщить, что со мной всё хорошо. Совсем бы лишними были усилия полиции и следствия, тем более вам тогда было чем заняться. – развела руками женщина.

– Да? Так вот для этого есть простые человеческие слова. – гаркнул Малинин. – Ладно, не будем ворошить прошлое. Здесь в настоящем-то не разберёшься.

– Как Ваня? – тихо спросила Стеф.

– Женат. Двое детей. Уже генерал-майор.

– Видишь, как у него всё замечательно сложилось. – слегка улыбнулась Стеф.

– Ага. Ну, если не считать, что после твоего ухода Вани не стало, лишь одна оболочка, а не человек, то в принципе всё неплохо.

– Не нужно меня демонизировать.

Вдруг чёрная мгла за окном в мгновение ока превратилась в белое мерцающее пятно, следом послышался оглушающий треск, здание слегка дрогнуло, задребезжали стёкла в рассохшихся от времени рамах, и Малинин со Стефани инстинктивно отлетели к стене.

– Что это? – выдохнул Малинин, когда свечение погасло.

– Переодевайся и пошли наверх, – быстро проговорила Стеф, – это, скорее всего, дерехо. Жду тебя там? – уже из коридора прокричала женщина.

– А, ну так-то всё понятно объяснила. – зло буркнул Егор и начал стягивать с себя мокрую одежду.

Стефани, добежав до погрузившегося в сумрак второго этажа, где видны были только мерцающие экраны компьютеров, спросила:

– Вы на допгенераторах?

– Конечно. Гроза такая. – отозвался Данила. – Сейчас свет включу. Фонари ещё не успел разложить.

– Лиза, посмотри погодные графики. – сказала Стефани, присаживаясь рядом. – А где Софья?

– Они с Варварой пошли к криминалисту. – Лиза, быстро летая пальцами над клавишами, спросила. – Что искать?

– Мне кажется, что сейчас мы в эпицентре дерехо.

– Странно, для этой часть России несвойственное атмосферное явление. – Лиза напряжённо всматривалась в подробную метеокарту. – Я ещё не такой продвинутый пользователь, сейчас запрошу у ребят в головном офисе характеристики. Хорошо?

– Выведи на экран скорость ветра, – Стеф замолчала и глянула на Данилу, – ты успел установить датчики?

– Некоторые. Но вам для анализа пока будет достаточно. – молодой человек глянул на поднимающихся по лестнице Софью и Варвару. – Девчонки, в том углу сумка стоит, там сухие комплекты одежды.

– Лиза, мне нужна скорость нисходящих потоков ветра, – Стеф задумчиво постучала пальцами по столу, – частота ударов разрядов и кривая молний.

– То есть дерехо, я так понимаю, это так модно ураган называется? – спросил Малинин, подходя сзади и глядя на экран компьютера Лизы.

– Нет. Это хуже. Дерехо – несколько объединённых грозовых фронтов, с разнонаправленными диагоналями ветров. – сказала Стеф, делая какие-то пометки с своём телефоне.

– Это нам как-то поможет в расследовании? Или, может быть, вы сразу отправитесь гидрометцентру помогать? – съязвил Малинин.

– Егор, для многих ритуальных сектантов, ураганы – не просто ветер с дождём. Это считается областью обитания разумных электромагнитных существ. Некоторые мистики называли их стихиалиями. Это существа высшего порядка, а их хаотичность объясняется тем, что эти творения проходят свою первую стадию. Ну, как бы детство. – глядя на Малинина, объясняла Стефани. – Понятно?

– Да. Мне понятно, что я пойду к людям, с которым разговариваю на понятном мне языке. И ещё нам нужно провести кучу скучным оперативных мероприятий и ваш шаманский бубен точно не понадобится.

– Данила, вихревой расходомер есть?

– Был. В машине остался. Нужен? – быстро ответил Данила.

– Да. Нужен он и несколько датчиков, я хочу получить объёмный рисунок электромагнитного излучения внутри дерехо. Егор, не уходи, нужна помощь. – крикнула вдогонку Малинину Стеф. – Соня, позови кого-нибудь из мужчин, достаточно ловкого, чтобы мог в такую погоду на крыше удержаться. – Стеф на секунду задумалась. – Один датчик на крышу, одни можно просто из окна выставить, ещё один прямо на земле.

Малинин, старясь не поддаваться дребезжащей внутри тела злобе, остановился и, глянув на Стефани, спросил:

– Помощь в чём? Я с ураганами разговаривать не умею.

– Я умею. – отрезала она. – Нельзя упустить момент, поэтому, давай весь свой яд ты потом на нас выльешь. Сейчас достаньте вихрометр. Дерехо, конечно, в отличие от урагана не быстро уйдёт, но картинка на исходящем моменте может быть искажена.

Малинин молча дождался Данилу, послушно спустился к выходу и, еле справляясь с пружиной ветра, пошёл к машине.

– Егор, аппаратура чувствительная, поэтому несём аккуратно, – крикнул Данила. – И ещё возьми на заднем сиденье, жёлтый кофр, там датчики.

В этот момент новое зарево всколыхнуло небо, Малинин на секунду застыл, глядя на белёсые трещины в черноте туч, потом перевёл взгляд на низкие крыши построек и застыл. Через секунду всё померкло, но в память мужчины остриём ужасного зрелища врезалась картинка. Малинин был уверен, что он видел чьё-то растрёпанное ураганом тело, стоящее на крыше избы.

– Егор, пошли внутрь. – крикнул Данила, закрывая грузовой отсек пикапа.

 

– Фонари мощные есть? – перекрывая вой ветра, орал Малинин.

– Есть.

– На сколько бьют? Метров сто просветят?

– Да, а что случилось? – прижимаясь спиной к машине, спросил Данила.

– Туда свети. – вместо ответа махал руками Малинин. – И Лашникову скажи, пусть ко мне идёт.

– Что случилось?

Но Малинин уже махнул рукой, включил на телефоне тоненький снопик бесполезного в такой темени света и кинулся в сторону своего видения. Егор бежал по расползающейся грязью дороге и, наткнувшись на преграду забора, перевалился через неё, упав спиной на подпирающую изгородь подгнившую поленницу дров, и стал барахтаться, пытаясь подняться на ноги.

– Егор Николаевич, вы где? – ночь прорезал мощный поток света, и одновременно с этим возник Лашников.

Малинин поднялся, глянул в ту сторону, где, как ему показалось, было странное видение и, переведя взгляд на Игоря, потыкал пальцем в пространство. Там на крыше пятно фонаря высветило, висящую на палке со скрещенными вверх руками девушку. Она была в белом платье, как и предыдущая жертва, но в отличие от той, эта женщина точно была жива.

– Игорь, быстро туда.

Перемахнув ещё через две преграды, Малинин с Лашниковым в несколько прыжков оказались возле хлипкого жилища, рванули внутрь, по проваленной местами лестнице взлетели наверх, и здесь Игорь первым полез через чердачное окно на крышу.

Лашников, скользя по ржавому железу кровли и обдирая руки о металлические зазубрины, перебрался как можно ближе к девушке, Малинин, следуя за ним шаг в шаг, жестами показал, чтобы Игорь поддержал девушку, а сам стал резать промокшее волокно верёвки. Через несколько секунд обессиленное тело тяжело заскользило вниз, и мужчины еле смогли удержать несчастную.

Когда они спустились, внизу их уже ждали Медикамент и Данила. Попеременно передавая барышню друг другу, они вскоре добрались обратно и, ввалившись под защиту стен здания, передали не стоящую на ногах девушку дежурившему у входа Мамыкину и Варе.

– Диня, что? – еле дыша спросил Малинин, увидев, как Медикамент с сосредоточенным выражением щупает пульс.

– Жива, нитевидный. Срочно одеяла и нужно что-нибудь горячее внутрь. Спирт есть? Её нужно растереть. – скороговоркой сказал Денис.

– Это подойдёт? – подбегая спросила Софья.

Она протянула Денису пластиковую биксу со шприцами, мужчина быстро прочёл названия, коротко взглянул на девушку и, выхватив один из дозаторов, вколол потерпевшей.

– И вот, фольгированное одеяло. – Софья вынула из сумки, валяющейся у её ног, свёрток.

– Малинин, мне определённо нравится, что эти люди с нами. – Денис разорвал упаковку, встряхнул одеяло и огляделся. – Так, понесли её в нашу обитель, там радиатор я видел, из стола сейчас кровать сделаем.

– Здесь есть кровати, – сказал Игорь, подхватывая девушку. – Видимо, палаты для амбулаторных были.

– Всё равно к нам, мне некогда бегать её проверять, потом кровать принесёте. – скомандовал Денис.

Малинин, сидя у стены на полу, глянул на экран телефона, стрелки аналогового циферблата мерцали на отметке четыре утра, и Егор понял, что они все не спали уже примерно двое суток. За окнами бледнел рассвет, брызжущий дождём, ветер, ломаясь о стены здания, понемногу замирал, где-то вдалеке затихал гром. Егор поднял голову на звуки шагов и с удивлением заметил, что так у входа и задремал.

– Возьми, переоденься. – сказала Софья, протягивая Малинину сухую одежду.

– Я что уснул? – спросил он хриплым голосом.

– Да. Все разошлись спать, девушка под присмотром Мамыкина и Медикамента. Пойдём, я покажу, где здесь можно отдохнуть. – бесцветным голосом проговорила Софья.

– Спасибо. – Егор поймал руку девушки и на секунду задержал в своей ладони. – Соня…

– Не стоит. – Софья настойчиво освободила свою руку. – Мы просто работаем вместе. Мы просто их вместе найдём.

Рассвет перерос в позднее утро, за окнами послышался шум подъехавшей машины, и Данила вскочил, потому что сработал датчик движения на камере. Глянув на экран, молодой человек сонно поморщился, погладил по голове встрепенувшуюся жену, уснувшую с планшетом в руках, и сказал:

– Старая гвардия приехала. Пошли встречать.

В вестибюле поликлиники уже толпились Ласточкин, на одной ноге прыгал Береговой и подле них стояла Унге, уехавшая с дежурным в город.

– Люди, вы где?

– Здесь. – широко улыбаясь, крикнул Данила, продолжая спускаться по лестнице.

– Ба! Барон! Какими судьбами? – радостно заголосил Юра Береговой, прыгая навстречу Даниле.

– Привет. – Данила распахнул объятия для оперативника, потом пожал руку Ласточкину. – Иван Гаврилович.

– А мне эти чудики говорят, там учёные московские приехали, – посмеиваясь сказал Ласточкин, имея в виду пэпээсников – а я в толк не возьму какие такие учёные. Лизавета? – удивлённо протянул он, завидев подошедшую Лизу. – Как?

– Ну вот, поехала просить прощения, так и осталась рядом. Всё-таки жена должна же как-то о муже заботиться. – Лиза обняла Берегового. – Что с тобой, Юра?

– А, – зардевшись махнул рукой Береговой, – бандитская пуля.

Вестибюль наполнялся подходившими людьми, вскоре подъехала карета «скорой помощи» и под присмотром Ласточкина, Варвары и Медикамента потерпевшая поехала в больницу, а остальные расположились на втором этаже, завтракать присланной женой Ивана Гавриловича снедью.

Стефани сидела за столом, медленно пила крепкий кофе из термоса и рассеянно тыкала в застывшее изображение на экране телефона. Один из компьютеров вдруг издал резкий звук, Лиза оставила свою тарелку, подошла к экрану и, нажав несколько клавиш, вывела изображение на монитор. Присутствующие долго смотрели на медленное движение закручивающейся спирали, на рывковое расхождение зелёных потоков, на то, как щетинившиеся остриями дуги пронизывают спираль.

– Это что? – спросил Малинин.

– Это схематичное изображение дерехо. – задумчиво проронила Стефани. – Лиза, это всё в памяти? Потом воспроизвести сможем?

– Конечно. Ещё ребята пытаются расшифровать и продиагностировать движение. Характер и причину зарождения, и возможность повторения.

Егор отпил глоток кофе, поморщился от привкуса картона и, взяв ещё один бутерброд, изрёк:

– Вопрос снимается с повестки дня. – раздражённо сказал следователь. – Лашников и Береговой пошли куда-нибудь в угол, я вам задания раздам. Вернёмся к земным делам.

– Егор, чтобы не терять время, мы можем перекинуть фотографии трупа и жертвы и быстро прогнать через распознавание. Зачем эта беготня? Сейчас даже закоренелые рецидивисты нет, да появятся на селфи. – проговорила Стефани, не отвлекаясь от изучения графиков.

– У нас страна свободная, каждый делает что хочет, а у вас ещё и бумага имеется, которая позволяет даже заходить за пределы бытового «делаю что хочу», – Егор встал со стула и пошёл по коридору, – поэтому ваше право. – на ходу закончил он. – Игорь, Унге и Береговой, идите сюда.

– Егор Николаевич, – Мамыкин налил себе ещё стаканчик кофе и насыпал в тарелку печенья, – я в свою новую лабу. Нужен я сейчас?

– Нет, я сам к тебе зайду.

– Егор, зачем упрямиться? – чуть громче спросила Стеф, чтобы её было слышно через стенку.

– То что ты называешь упрямством, именуется оперативной работой. – терпеливо объяснял Малинин. – Иногда дорога к опознанию проводит через нужных людей, которые что-то видели или слышали. И например, у какой-нибудь бабульки из соседнего села нет аккаунта в соцсетях, но зато она, когда коз своих в лесу пасла, видела, как соседская девчонка встречалась с военным. Это мы так однажды нашли убийцу, просто пока опознавали жертву. Так что путь прогресса не всегда самый верный. – резюмировал Малинин. – И ещё нужно понять, это мы так удачно приехали в новый штаб или нам специально кто-то шоу устроил?

– А Варя зачем в больницу поехала? – спросил Лашников.

– Старший лейтенант Мечина крайне предусмотрительна. За продуктами она поехала и договориться, чтобы нам какие-нибудь раскладушки из общаги привезли. – Малинин достал блокнот. – Так, Лашников, нужно сюда перевезти наши компы и материалы дела. Сроку тебе три часа. Экипаж ППС тебе в помощь. Унге, собирайся, поедешь с Лашниковым в центр, оттуда на вокзал и в Питер, к жене Нерея. Дениса отпустить не могу, он нужнее здесь.

– Хорошо, Егор Николаевич.

– Береговой, – Малинин посмотрел на Юру, – бесишь со своей ногой. Короче, сейчас ты вводишь в курс дела своих обожаемых друзей, а как приедет Лашников, разберёшь дела. Пока всё, я пошёл к Мамыкину.

Софья, не поднимая головы, мельком глянула в сторону проходящего рядом Егора и, открыв ноутбук, запустила приложение защищённого мессенджера.

– Я сейчас сделаю общий чат, всех добавлю. – девушка подхватила ноут и ушла по коридору в другую сторону. – Если никто не против, я поработаю в одном из кабинетов. Одной мне привычнее.

Сев на подоконник, Софья открыла сеть и долго смотрела в экран, периодически бросала взгляд на удручающий пейзаж заброшенного жителями пригорода и душила всё время подступающие слёзы. Сейчас ей хотелось только одного, чтобы в её жизни никогда не было места произошедшим событиям.

– Соня, поехали прокатимся. – сказала заглянувшая к ней Стеф.

– Я очень нужна?

– Да.

Выехав на трассу, ведущую по направлению к Северной столице, Стеф уверенно ехала примерно около часа, но потом остановилась и стала сравнивать показания навигатора и сообщение на экране телефона.

– Вроде сюда, – пробормотала она и свернула на широкую грунтовую дорогу.

– Куда мы едем? – спросила Соня.

– Сейчас узнаешь. Тебе полезно проветриться.

Соня вздохнула, отвернулась к окну и подумала, что ей в принципе было всё равно куда, лишь бы не быть одной и не встречаться с Малининым. Сердце при встрече с ним теперь ныло на разные лады, мелодия рвала струны любви, гремела обидой, бренчала гневом, и Соня не знала, что перевешивает.

Вскоре они упёрлись в высоченный забор и наглухо запертые ворота.

– К Михайлову Роману Алексеевичу. – Стеф назвала в переговорное устройство цель визита.

Железные створки легко распахнулись, и за ними опять была дорога. Девушки удивлённо переглянулись и поехали дальше до пятна парковки, видневшегося неподалеку. Здесь их уже встречал охранник, он сделал знак остановиться и рукой показал, где можно припарковать машину.

– Здравствуйте. Перемещение по коттеджному посёлку разрешено только на электромобилях, – молодой человек открыл дверь и предложил Стеф руку, чтобы выйти, – я вас отвезу. Роман Алексеевич вас ждёт.

Маленький открытый автомобильчик бодро домчал путников до въезда, украшенного вывеской «Райский уголок», и понёсся дальше. Вокруг были ухоженные тропинки, яркие цветники, на приличном удалении друг от друга стояли уменьшенные копии особняков, замков, дворцов. Казалось, что это просто большой макет, где бурлит жизнь.

На пороге одного из домов, что больше смахивал на древнерусскую усадьбу, уже стоял мужчина в светлых брюках, шёлковом домашнем пиджаке и наверченным на шею атласным шарфом.

– Степанида! – развёл он руки для объятий и бросился навстречу. – бесконечно, безумно рад. Я никак не могу забыть наше краткое свидание, вы поразили меня своим айкю.

– Это самый чудесный комплимент. – расплылась в улыбке Стеф. – Это Софья, моя коллега и помощница.

– Роман Алексеевич. – в лёгком поклоне склонился мужчина. – Ну что, девочки, кофе с лимончиком и прянички? – мужчина сделал широкий жест, приглашая гостий на кухню. – Сам пёк! – горделиво сказал хозяин дома, ставя на стол большую глиняную тарелку, заполненную отливающими свежей глазурью пряниками. – Пьём кофе и за дело. Я, честно сказать, Степанида, после вашего звонка места себе не находил, прямо в нетерпении.

– Роман Алексеевич, метеоролог и климатолог. – пояснила Стеф, доставая из сумки флешку и распечатки.

– Ну, нет. Это в далёком прошлом. Я эзотеролог-климатолог.

– Как? – переспросила Софья, поднимая глаза от созерцания цветастой скатерти.

– Надеюсь, ни у кого не возникает сомнений, что ураганы – это разумные существа? – спросил мужчина.

– Ну что вы, конечно. Я полностью с этим согласна. – Стеф разложила на столе красочные картинки, на которых схематично был начерчен ураган.

– Я одна, видимо, не в курсе. – недовольно заметила Соня.

– Вы, Сонечка, наверное не в курсе, что такое атмосферные ду́хи. – мужчина сделал аккуратный глоток кофе. – Это разумные существа. Не в нашем с вами понимании, – он замахал руками, – у них другой, более глубокий вселенский разум. Но что поразительно, так это тот факт, что мы с вами можем их видеть. Это же потрясающе, – Роман Алексеевич, продолжая говорить, приподнял очки, низко наклонился к графикам и щурясь стал изучать схемы, – дерехо в наших условиях. Хотя чему удивляться, климатическое оружие уже давно перечеркнуло всю структуру погодного купола.

 

– Климатическое оружие? – переспросила Соня.

– Да, да, – пробормотал мужчина, – эта новость давно успела протухнуть, а некоторые всё ещё удивляются. Степанида, я оставлю себе эти графики? – надевая очки, переспросил метеоролог.

– Конечно, для этого вам и привезла. Роман Алексеевич, у вас невероятно уютно и вообще большая удача, что мы с вами снова лично повидались, но нам пора. Не обидитесь?

– Ой, я уже не знаю, как вас выгнать, – рассмеялся мужчина, – руки чешутся графики глянуть. Я-то оказывается с веранды вчера одной воздушной смесью с дерехо дышал. Но, девочки, уговор, через недельку приезжайте, шашлыки сделаем и побеседуем. Я ещё одну область для себя открыл. Криптозоология. Перспективная, интересная.

– Интересно, а шашлыки мы будем жарить из охотничьих трофеев криптозоолога? – пробурчала Софья, когда они погрузились в электромобиль и двинулись в обратный путь.

Стефания только улыбнулась, потрепала Соню по руке и отвернулась. Выехав на окраину коттеджного посёлка, Стеф вместе с Соней погрузились в машину и двинулись в путь.

– Зачем было столько времени тратить? – Софья пожала плечами. – Можно было ему переслать информацию.

– Ты об уважении что-нибудь слышала? – резко спросила Стеф.

– Простите, наверное ситуация с заключением и предшествующие ей события меня как-то сломали.

– Тогда ты должна решить, будешь ли барахтаться в собственных страхах и переживаниях или будешь работать и тем самым разберёшься не только со своей проблемой. – выводя машину на дорогу, жёстко заметила Стеф.

– Странный тип. Но, видно, неплохо зарабатывает, если может позволить себе здесь жить.

– Эзотерик с именем. Он уже не один том написал на тему эзотерической метеорологии. В своей области очень популярен.

– А почему Степанида? – не унималась Софья.

– А у нас что вечер вопросов и ответов? Потому что я ещё и писатель, Степанида Вересова. Так и познакомились с ним на какой-то выставке. – помотала головой Стеф. – Я ему ещё вчера написала, а он, на удачу, оказалось, что живёт поблизости.

– Вот он реально верит в то, что говорит?

– Соня, ты слишком прагматична для работы в нашем институте.

– Без хорошей доли скепсиса любое открытие, было бы обычной профанацией. Потому что никто бы не прокладывал трудный путь экспериментов, не собирал ясное и научное обоснование. – Соня пожала плечами.

– В этом согласна. У тебя же уже начали проявляться способности? – буднично спросила Стеф.

Соня на секунду замерла, потом коротко глянула на сидевшую за рулём женщину и глухо ответила:

– Не понимаю о чём ты.

– Люди, как и события, взаимосвязаны. Внутрь нашей ячейки, образованной множеством связей, случайный человек не попадёт. Просто не сложится, он не сможет общаться с нами, жить рядом, понимать. Мы невидимки друг для друга, то есть видим только биомассу. И общение может носить только краткий характер. – Стеф глянула на небо через лобовое стекло. – Опять затягивает.

– Ну да, видимо, скоро и Малинин начнёт телепатией владеть или дар ясновидения у него откроется.

– У Егора долгий и тяжёлый путь веры, но он его пройдёт. Чем сильнее способности внутри человека, тем слабее его вера и тем дольше дорога. – Стефания припарковалась возле магазина. – Пойдём какой-нибудь еды купим?

– Варя вроде занималась провиантом. – вяло отозвалась Соня.

– Еды много не бывает. – улыбнулась Стеф.

– А у вас с Егором был роман? – неожиданно для себя спросила Софья и осеклась.

– Нет. – Стеф усмехнулась и вышла из машины. – Догоняй! Егор работал с моей сестрой, и он лучший друг моего бывшего жениха. – проговорила Стеф, когда Соня с ней поравнялась.

– Простите, как-то вырвалось. – внутренне казня себя за несдержанность, проговорила Софья.

Мимо женщин пробежала стайка детей, они ворвались в отдел с кондитерскими изделиями, долго спорили, выбирали сладости, а Софья, глядя на них, проговорила:

– Как теперь племянники Дениса будут? Это просто кошмарно.

На секунду Стеф замерла, потом оторвала взгляд от прилавка и спросила:

– У него сын или дочь.

– Я не знаю. – Софья помотала головой.

– Набери того, кто в курсе. – отрывисто спросила Стеф, а сама что-то печатала в сообщении.

Соня не стала спорить, набрала Егора и проговорила:

– У Нерея сын или дочь? Хорошо, поняла. – не став слушать, что ей дальше скажет Егор, Соня отключилась. – У него разнополые дети.

– А никому в голову не пришло, что дочери для ям являются великой ценностью и что жену и дочь нужно спрятать? – зло рявкнула Стеф, швырнула корзину и побежала к выходу. – Алло, Егор, ты понимаешь, что он может забрать свою дочь в любую минуту. Их нужно перевезти и спрятать. Мои люди уже готовят безопасное помещение.

После звонка Стефании Малинин несколько секунд сидел и пытался сообразить, как можно было так промахнуться и не обратить внимание на то, что у него под носом.

– Унге, ты где? – спросил Малинин, как только девушка ответила.

– Я, – голос Алес был повреждён помехами, – дома у сестры Дениса.

–Унге, я попросил питерских коллег, они сейчас подъедут и побудут с вами, пока не приедет группа для транспортировки семьи Нерея в безопасное место. Будь всё время с ними. Никому не открывать. Группа подъедет, я тебе фото скину. Всё время будь на связи. Поняла?

– Да, Егор Николаевич, не волнуйтесь.

Малинин вышел на воздух и увидел, как возле входа паркуется полицейский УАЗ.

– Мужчины, спасибо. – Медикамент выбрался наружу, помог выйти Варе и, подхватив сумки, пошёл навстречу Малинину. – Егор, много интересного с собой привёз.

– Пожрать? – Малинин покосился на сумки.

– Нет, я в плане информации. – усмехнулся Денис. – Погоди, сестра звонит. – доставая телефон, он продолжил. – Хорошо, что я на осмотр остался, такое началось. – он передал Малинину пакеты и ответил. – Да, как у вас дела? Сейчас спрошу. – Медикамент повернулся к Малинину. – Егор, а когда Унге приедет к ним?

Малинин несколько секунд молча созерцал лицо Дениса, потом начал мрачнеть, как тучи, сгущающиеся на горизонте, пакеты выпали у него из рук, по ступенькам покатились продукты, а Егор в панике набирал номера, что-то кричал в трубку Стеф, а Денис при этом слушал, как на другом конце провода в квартире его сестры бьётся посуда, плачут дети и слышится грохот. Скоро стихия эмоций утонула в громовом раскате, к порогу подъехала машина Стефани, в поликлинике мигнул и погас свет, пространство погрузилось во тьму.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru