Беглянка в империи демонов. Любовь демона

Мария Боталова
Беглянка в империи демонов. Любовь демона

Глава 1

Лайла ард Ригилон

– Волнуешься? – спросила Эльдина.

– А ты? – я повернулась к ней.

– Я – ни капли. А вот за тебя переживаю. Это ведь тебе в первый раз выходить в высший свет ледяных демонов.

– Думаешь, опозорюсь? – я улыбнулась.

– Ты? Вряд ли. Подозреваю, ты будешь на высоте. Но ледяные демоны – тоже не белые и кроткие овечки. Наверняка будут скалиться. Хорошо успокаиваю, да? – она усмехнулась.

– Лучше сказать правду и тем самым подготовить, чем убеждать, будто все будет хорошо, а на деле все это убеждение развеется в первые же пять минут.

На самом деле повод для переживаний действительно был. Да еще какой!

С тех пор как я очнулась после избавления от метки, прошло две недели. С учетом того, что без сознания я до этого валялась целую неделю, времени со дня рождения прошло немало. На ледяных землях начались волнения. Демоны не понимали, что происходит. Не понимали, по какому праву был убит Заиран и почему все это случилось в день празднования дня рождения Эльдины ард Ригилон, когда всех гостей разогнали.

Азалар, конечно же, делал какие-то объявления. С приближенными ард Ригилону и ард Сагивею демонами проводились совещания, после которых было объявлено всем: отныне на ледяных землях один правитель. Это, конечно, вызвало новую волну недовольства. Подчиненные Азалара в основном молчали, а вот подчиненные Заирана обстановку нагнетали. Возмущались, требовали объяснений, а после того как объяснения были даны – кстати, я не в курсе, какие именно, – требовали избрания нового соправителя. Подчиняться Азалару, убившему их Повелителя, они не желали.

Меня в эти две недели старались особо не волновать. Потому слухи доходили далеко не все, а о событиях за пределами замка я знала только приблизительно. В целом вывод был неутешительный: земли ледяных демонов ждут еще большие потрясения и перемены. Какими они будут, сложно сказать. Хотя Азалар наверняка делал прогнозы и уже составил план. Мне об этом никто не говорил, даже Эльдина. Сестра… как странно звучит это слово – сестра. В общем, она говорила, что для начала мне нужно прийти в себя, а потом уж наиграюсь во всю эту политику и придворные интриги.

Ну, я и приходила, старательно восстанавливаясь после того, как собственноручно искорежила себе ауру.

А сегодня вот-вот состоится наш первый совместный выход в свет. Пока общественность была занята наделавшей шума гибелью Заирана, о дочери Азалара в основном никто не вспоминал. Но решение было принято. И сегодня оно должно воплотиться в жизнь – мы с Эльдиной выйдем вместе. Без всяких иллюзий, демонстрируя, что мы полукровки. Рискованно? Да. Один Темный знает, как это воспримут высшие демоны на фоне всего остального. Вполне могут переворот сразу же устроить, потребовать смещения Азалара с должности. Однако он все решил и отступать от задуманного не намерен. К тому же, помимо нас с Эльдиной, у Азалара есть еще один ребенок – чистокровный демон, наш старший брат. Он как раз должен вернуться с какого-то важного дела к началу бала.

Наверное, хорошо, что я до сих пор все воспринимала сдержанно. Иначе вообще бы с ума сошла от волнения.

– Я рада, что сегодня мы с тобой выйдем вместе. – Эльдина взяла меня за руку и развернула к зеркалу.

В отражении предстали две ледяные лестрес. Да, несмотря на то, что мы полукровки, Азалар заявил, что к нам все равно должны обращаться именно «лестрес», а еще лучше – ваша холодность. Это обращение меня вначале удивило, да и сейчас казалось странным. Однако именно так обращаются к семье Повелителя и самому Повелителю. Так обращались к Эльдине. По крайней мере, пока считали ее чистокровной демоницей. Что будет теперь, трудно сказать. Но уж к чему, к чему, а к словесным нападкам я привыкла. В этом опустошенном состоянии мне вообще до них нет никакого дела. И только понимание, что от меня ждут уверенного, гордого выхода, понимание, что я не должна уронить честь рода ард Ригилон, заставляет идти вперед. Именно поэтому я не позволю себя унижать. Даже если в душе мне все равно.

Эльдина в белом, чуть посверкивающем серебром платье. Кажется, в глубине ткани притаился глубокий синий цвет. По поверхности ткани – россыпь снежинок. Белые, отливающие серебром волосы распущены. У ледяных демонов так принято – как правило, женщины ходят с распущенными волосами, только украшают их разнообразными элементами, но Эльдина с этим особо усердствовать не стала. Единственное украшение в ее волосах – это несколько приколотых искусственных снежинок.

Я облачилась в сшитое специально для меня платье – светло-голубое, с ледяными узорами. Они покрывали лиф и подол, кружевом спускались по рукам. Что интересно, мода у ледяных демонов немного другая. Если в повседневной жизни они могут носить любые платья, то на балу – исключительно длинные. И все равно не такие, как у людей. Длинные юбки в пол не стоят колоколом, а плавно лежат, расходясь книзу все шире. Ткань искрится и кажется совсем тонкой. Но искрится не только ткань. Оказывается, у ледяных демонов кожа как будто присыпана крошечными льдинками, а потому блестит и переливается на свету холодными белыми или серебристыми искорками. У мужчин – меньше, почти незаметно. У женщин – ярче и заметней.

Но самое удивительное в том, что искрилась не только кожа Эльдины. Моя тоже. В первые дни после того, как очнулась, только белые волосы говорили о моем родстве с ледяными демонами. Но по мере того, как мое здоровье восстанавливалось, на коже появлялось сияние. Так странно было смотреть на собственное отражение. На белоснежные волосы до талии. На украшающую их цепочку льдинок. На сияние светлой кожи. И голубые глаза, ставшие как будто чуточку ярче. Хотя я бы, скорее, ожидала их выцветания. Пока мы с Эльдиной единственные среди ледяных демонов, кого я видела с ярким цветом глаз. Может быть, этот цвет достался нам от матери? Азалар не показывал ее портретов, у него их попросту не было.

– Хорошо мы с тобой вместе смотримся, – заметила Эльдина. – И никакие крылья с рогами не нужны.

Я улыбнулась. Скорее по необходимости, чем из искреннего желания это сделать.

Кажется, Эльдина заметила. Она вообще много чего замечала.

– Со временем станет легче.

– Обязательно, – согласилась я.

– Если ты не готова…

– Готова! Дольше тянуть нельзя. Я справлюсь, не волнуйся.

– Справишься. Но что ты при этом будешь чувствовать?

– Может быть, почувствую себя частью семьи, ради которой я это делаю?

Эльдина ничего ответить не успела. В дверь постучали, раздался незнакомый голос:

– Эй, девчонки, вы здесь?

Я вздрогнула. Эльдина заметно заволновалась.

– Это Совэр. Наш старший брат.

Вот теперь заволновалась и я. Волнение прорвалось даже сквозь пелену апатии. Азарал и Эльдина уже приняли меня. А Совэр? Как он воспримет появление в семье еще одной полукровки?

– Ого! Хоть что-то тебя обеспокоило, – обрадовалась Эльдина. – Но не переживай. Совэр любит меня. Полюбит и тебя.

Как странно слышать, что демоны могут любить. Но может быть, действительно могут?

– Мы здесь, заходи! – сказала Эльдина уже громче, чтобы демон услышал.

Дверь отворилась. В комнату, где мы готовились к балу, вошел Совэр. Во многом он походил на Азалара, только был на пару сантиметров выше и шире в плечах. Как выяснилось, ледяные демоны по большей части обладают тонкой, хрупкой на вид комплекцией. Это не делает их слабее, по крайней мере, меня уверяли, что ледяные демоны легко могут потягаться с демонами обычными. Но широкоплечих и мощных среди ледяных довольно сложно найти, хотя исключения тоже бывают.

Итак, Совэр походил на Азалара. Комплекцией, чертами лица. Даже цветом глаз и волос – они у него оказались такими же серебристыми. Только рога и крылья были несколько темнее. Это делало его облик еще интересней. Совэр рассматривал меня с любопытством. Потом перевел взгляд на Эльдину и снова на меня.

– А вы похожи.

– Мы ведь все-таки сестры, – рассмеялась Эльдина.

– Заметно.

– Думаю, это хорошо. Будет меньше вопросов.

– Меньше? Ты действительно в это веришь? – хмыкнул Совэр.

А я смотрела на этих двоих и не могла поверить. Ладно Эльдина – она, как и я, полукровка. На ее поведении, вполне вероятно, сказывается человеческая кровь. Но Совэр? Он совсем не похож на ледяного демона!

– Мне кажется или ты что-то хочешь спросить? – заметил он, поймав мой растерянный взгляд.

– Мне казалось, ледяные демоны другие…

– А вот и человеческие предрассудки пошли, – весело констатировал Совэр.

– Демоны бывают разные, – сказала Эльдина. – Люди видят одно, а на деле все может оказаться совершенно иначе. Да, в обществе мы холодны и равнодушны, но это не значит, что мы такие же с семьей.

– Я думаю, тебе уже давали инструкции, но запомни, Лайла, – добавил Совэр, – когда выйдешь в свет, ты должна быть холодной и жесткой. Ты должна идеально контролировать эмоции и проявлять только те, какие захочешь проявить. Но в общении с теми, кто не друг и не член семьи, мы держим маску холодности и отчуждения. Возможны, конечно, вариации. Например, холодная ненависть. Ее не рекомендую. В любом случае это всегда маска. А в кругу семьи мы можем быть такими, какими хотим сами.

– Значит, ледяные демоны на самом деле не такие уж холодные?

– У всех по-разному. Но, думаю, в нашей семье тебе понравится. Мы друг за друга кого хочешь порвем.

– С «порвем» все же будь осторожней. Сейчас такие беспорядки… – напомнила Эльдина.

– Знаю. Видел.

Брат с сестрой понимающе переглянулись. Я не поняла ничего, но могла догадаться. Будут ли в дальнейшем мне доверять, полагаю, зависит только от меня. К Эльдине, как я заметила, Азалар относится без предубеждений, мол, наполовину человек не может быть годен на что-либо серьезное.

– Думаю, нам пора. Гости уже собираются. Лестрес, давайте ваши руки, – Совэр развернулся лицом к двери.

 

Мы тоже повернулись и взяли его под руки с обеих сторон.

Замок я более или менее успела изучить и теперь точно знала, куда мы идем. Путь, как это часто бывает, предстоял неблизкий. Можно успеть немного успокоиться или окончательно разнервничаться. Но, пожалуй, «разнервничаться» мне не грозило. Да, что-то такое присутствовало. Затаилось в груди, легонько подрагивая. Но эмоции были по-прежнему приглушены. Не ощущала я их с прежней яркостью. Поначалу даже расспрашивала Эльдину, не может ли это быть связано с пробуждением ледяной магии. Оказалось, что нет. Эльдина посмотрела на меня с сочувствием и сказала: «Заиран творил ужасные вещи, пытался тебя сломать. У него не получилось. Но бесследно это не прошло. Подожди, не требуй от себя слишком многого. Тебе просто нужно время, чтобы справиться с этим».

Узнав, что дело точно не в магии и не в сущности ледяных демонов, я перестала об этом думать. Так оказалось даже удобней – сильно не переживать, не нервничать. Подозреваю, будь все иначе, я бы сейчас тряслась от ужаса перед необходимостью показаться на глаза высшим ледяным демонам, да еще в качестве дочери их правителя. А так – лишь небольшое волнение. Пожалуй, самое то, чтобы не опозорить честь рода ард Ригилон дрожащими коленками и запинающимся голосом.

Эльдина и Совэр бросали друг на друга многозначительные взгляды, но болтали ни о чем. Наверное, старались создать расслабленную атмосферу. Конечно, им хотелось обсудить что-то важное. Но меня решили не нервировать. Пока. По крайней мере, перед представлением высшему обществу.

Каким бы долгим ни был путь, мы все же пришли. Остановились перед высокими, украшенными узорами дверьми.

– Не переживай, Лайла, – сказал Совэр, одаривая меня подбадривающей улыбкой. – Мы будем рядом. И не дадим тебя в обиду.

Кажется, внутри в ответ на его слова чуть потеплело. Я решительно кивнула:

– Я готова.

Двери отворились. Сами. Я ощутила лишь прохладное дуновение магии. Под нашими ногами буквально за мгновение до того, как мы вошли в зал, образовалась искристая дорожка ледяных узоров. Присутствующие демоны с изумлением к нам оборачивались и сходили с дорожки, волнами устремляясь вправо и влево от нее. Стремительно удлиняясь, дорожка достигла противоположного конца зала. А там уже вырастал ледяной пьедестал, на котором стоял Азалар. В мыслях я пыталась называть его отцом, но вслух пока не получалось. Быть может, когда-нибудь потом.

Под изумленный, непонимающий шепот Совэр вел нас к Азалару. Перед глазами искрило и рябило. Светлый зал с ледяными мотивами в интерьере. Сверкающие ледяные демоны, высшие. Похоже, все кругом предпочитали белые, голубые, синие и серебристые цвета. Ничто не выбивалось из общей гаммы, не было ярких пятен, зато как переливались, как искрились наряды и сами демоны.

Эльдина смотрела прямо перед собой. Совэр – тоже. Отметив это краем глаза, я последовала их примеру. Ни на кого не глядя, мы прошли по дорожке из ледяных узоров. Возле пьедестала остановились. Совэр галантно помог нам подняться, а сам отошел к первому ряду зрителей.

– Я не просто так собрал всех вас, – произнес Азалар, стоило нам обернуться к толпе. Ледяная дорожка исчезала, но демоны не спешили занять освободившееся место, напряженно, с непониманием глядя на нас. – Я должен сделать важное сообщение.

Демоны молчали. Не решались заговорить, пока правитель произносит речь. Неозвученный вопрос казался настолько очевидным, что его можно было понять и без слов: «Почему Эльдина без крыльев и рогов и кто стоит рядом с ней?»

– Три недели назад произошли события, которые всех нас потрясли. Раскрылись тайны прошлого и сущность некоторых из нас. Кое-кто уже в курсе произошедшего. Но сегодня я собрал вас, высших представителей общества, чтобы вы узнали первыми всю правду и донесли ее до остальных, до своих подчиненных и демонов, за которых вы ответственны. Три недели назад я узнал, что у меня есть еще одна дочь. – Азалар повернулся ко мне и объявил: – Лайла ард Ригилон.

И тут демоны все же не выдержали. По залу прокатились шепотки:

– Дочь? У него еще одна дочь?

– Полукровка?

– Дочь-полукровка?

– Наполовину человек?

– А вторая? Почему Эльдина без крыльев и рогов?

– Они похожи… обе полукровки?

– Тихо! – без крика, но так, что все услышали, скомандовал Азалар. Шепотки тут же прекратились. Зато глаза демонов теперь горели требованием объяснений и зарождающимся недовольством. – Эльдина и Лайла родились в один день. Как вы уже могли догадаться, родились за пределами наших земель. Но я нашел Эльдину и дал ей имя рода. О Лайле до недавнего времени не знал, так уж сложилось. И сейчас мы переходим к очень важному моменту. Многие из вас задаются вопросом, что произошло на праздновании. Почему Заиран был убит. Я объясню. Всем вам.

По залу снова прокатился шепоток, но на этот раз слов было не разобрать – слишком тихо говорили демоны.

– Заиран посягнул на святое.

Неужели он расскажет о метке?

– Это он вмешался восемнадцать лет назад. Это он скрыл от меня еще одну дочь – Лайлу. А в день празднования заявился вместе с ней, угрожая ее жизни. Заиран пытался отобрать у меня власть, заставить отказаться от трона. Грозил убить Лайлу, если я не соглашусь. – Азалар обвел присутствующих взглядом и жестко продолжил: – Заиран нарушил правила и поплатился за это. Посягнул на равновесие, которое сохранялось тысячи лет благодаря совместному правлению родов ард Ригилон и ард Сагивей. Посягнул на жизнь моей дочери. За это он и поплатился. И я хочу, чтобы все вы знали: любой, кто посмеет угрожать моей семье, поплатится точно так же, своей жизнью. Заирана не спас его статус. Не спасло даже происхождение. Заиран был наполовину плетущим.

Вот теперь в зале воцарилась поразительная тишина. Недоверчиво, потрясенно все смотрели на Азалара.

– Если он плетущий, он должен был умереть. Плетущих убивают или изгоняют, – опомнился кто-то из демонов. – Если все действительно так, как вы, ваша холодность, говорите, значит, Заиран подписал себе смертный приговор. Но где доказательства?

– Доказательства есть, – жестко усмехнулся Азалар. Провел перед собой руками, изображая незнакомый символ, призывая магию и переплетая потоки. Сначала вспыхнул голубоватый свет, а потом в этом свете что-то заискрило. Я всматривалась, но не могла понять, что именно.

– Это отпечаток ауры, – шепнула Эльдина, пока все заслонял этот свет.

– Думаю, вы легко его узнаете, – произнес Азалар. – Отпечаток с раскрытой сущностью.

Азалар отпустил сгусток света к толпе. Постепенно этот сгусток трансформировался, все легче было рассмотреть его сердцевину, все яснее проявлялись очертания. Я никогда до этого не видела ауру, но вспоминала свои ощущения, когда работала со своей. И понимала: да, именно так выглядит аура.

Больше разобрать ничего не получалось, но когда слепок ауры подлетал то к одному демону, то к другому, выражение их лиц менялось. Несколько секунд каждый из них всматривался в сгусток переливающегося, сверкающего света, словно вот-вот увидит истину, а потом вдруг потрясенно отшатывался и передавал его дальше, к тому, кто стоял рядом.

– Это слепок Заирана… я узнаю. Это его аура.

– Его аура. Аура плетущего!

– Заиран – плетущий!

Снова заговорил тот демон, который требовал доказательств. Я нашла его глазами. Из всей толпы он особо ничем не выделялся, разве что ростом был выше, чем остальные и более хрупкого телосложения.

– Мы видим. Это слепок ауры Заирана. Он скрывал свою сущность, но теперь мы понимаем. Слепок не врет и четко показывает – он был плетущим. Наполовину. Можно ли считать, что плетущий полукровка – такой же монстр, как и чистокровные, которых мы изгнали со своих земель? Долгие годы он жил среди нас. Действовал на благо своим подданным. Есть ли доказательства того, что он угрожал вам, ваша холодность, и вашей семье?

Надо же, какой рассудительный демон. И слишком много сомневается.

– Как я сказал, доказательство не одно, – усмехнулся Азалар.

Двери отворились. В зал вошел Ирэш.

Демоны с неменьшим потрясением оборачивались, а он шел, рассекая толпу. Шел прямо к нам. Я смотрела на него и не могла отвести взгляда. Не знаю, что тому было причиной – его эффектное появление, мое удивление или что-то еще.

Как всегда, Ирэш был великолепен. Черный с изумрудными вставками камзол, длинные черные волосы, изумрудные глаза, яркий блеск которых был виден даже издалека. И конечно же, драконья тень, скользящая по полу вслед за ним. Единственный, кто выделялся в этом зале среди ледяных. За все это время Ирэш только один раз посмотрел на меня, а потом сосредоточился на Азаларе. Подошел, легко поднялся на пьедестал и повернулся к толпе:

– Сейчас я буду говорить не только как император. Я буду говорить как дракон, блюститель истины. Вы все помните легенды, верно?

Помним. Верно. О драконах осталось не так много легенд. Большая часть их забылась, стерлась из памяти народа. Мы нечасто о них думаем. Быть может, вообще только раз в году, когда празднуем Ночь Драконов. И все же кое-что есть. Истории, в которых говорилось, что драконы были мудрее всех когда-либо существовавших в нашем мире существ. И о том, что они считались хранителями истины. Если дракон что-то говорит, используя в голосе Силу, он не может соврать. Можно быть уверенным, что все сказанное им будет правдой. Ходят легенды, будто раньше драконы разрешали споры всех, кто к ним приходил, от простых людей до аристократов других рас. Но никто уже давно не задумывался о том, правда ли это.

– Это всего лишь легенды, – произнес кто-то из демонов.

– Вы убедитесь, что нет, – усмехнулся Ирэш. Внезапно его голос изменился. Зазвучал глубоко и проникновенно, как будто касаясь души. Да, теперь я знаю, каково это, когда касаются души. – Заиран пытался совершить переворот. Угрожал убить Лайлу ард Ригилон, если Азалар не сдастся и не будет делать все, что он скажет.

Меня захватило удивительное ощущение. Казалось, голос Ирэша пронизывает насквозь. Звучит внутри, наполняя осознанием: каждое его слово – истина и не может быть обманом.

В зале все замерли. Затаили дыхание.

– Более того, Заиран пытался захватить власть в империи. Пытался выпить мою душу, чтобы самому стать императором. Он сам подписал себе смертный приговор. И его действия были не во благо ледяных земель – он жаждал власти для себя. Он едва не погубил всех вас, нарушив установленный порядок, покусившись на то, что ему не принадлежит. Ваши земли со времен создания империи обладали суверенитетом. Мы были союзниками. Заиран это нарушил. Он был справедливо наказан.

Казалось, сам воздух вибрирует от слов Ирэша, наши тела вибрируют в такт, а на эту вибрацию отзывается что-то глубоко внутри. Каждое его слово было наполнено истиной, в которой невозможно усомниться. Эта Сила наполняла зал и нас самих. А потом все прекратилось. Ирэш замолчал и спустился с пьедестала, затерявшись в толпе. Может быть, снова без магии не обошлось.

– А теперь, – произнес Азалар, – объявляю празднование в честь Лайлы ард Ригилон и ее принятия в род открытым.

По его непроницаемому лицу трудно было понять, прошло все как задумывалось или все же что-то было не так. Пока демоны приходили в себя, начинали шевелиться и переговариваться, Эльдина поманила меня вниз. Задерживаться на пьедестале на самом деле больше не хотелось. Пожалуй, удачный момент, чтобы оттуда спуститься, пока все заняты обсуждением шокирующих новостей. О нас с Эльдиной, конечно же, еще вспомнят. Но несколько минут у нас есть.

– Каков же Ирэш наглец… да как он мог! – шипела Эльдина, пока мы протискивались между демонами.

– Он все же сделал что-то не так?

– А ты не заметила? Да, они с отцом договорились, что Ирэш подтвердит его слова, обвинит Заирана. В конце концов, Заиран на самом деле собирался захватить власть. Но его намеки! Они сейчас очень некстати…

– Какие намеки? – наверное, я еще слишком плохо соображала после всего этого представления.

– «Мы были союзниками. Заиран это нарушил», – передразнила Эльдина. – Понимаешь, что это значит? Были! Он сказал, что были союзниками! А что будет теперь – неизвестно. Ирэш не сказал открыто, но дал понять, что теперь обдумает все произошедшее и примет решение относительно суверенитета наших земель. Возможно, теперь он что-то захочет изменить. И нет гарантии, что отцу не придется идти на уступки. Мы на самом деле были союзниками. А Заиран… он навредил всем нам. Пошатнул наши права на суверенитет. Не знаю, что теперь будет. Но с учетом беспокойства общества… это очень некстати!

– Может пошатнуть и вашу власть? – догадалась я.

– Не вашу, а нашу, – поправила она. Конечно, Эльдина говорила это не во всеуслышание – нас окружала магическая дымка, благодаря которой этот разговор никто посторонний услышать не мог. – Но да, ты права. Теперь чего угодно можно ожидать. Мы с тобой появились без крыльев и рогов, показали всем, что мы – полукровки. Отец, конечно, намекнул, что любого за нас готов порвать. Но кто-то все равно может решить, что это слабость рода ард Ригилон. А если учесть, что Ирэш тоже теперь собрался пересматривать отношения с нашими землями, кто-нибудь может попытаться этим воспользоваться.

 

Пожалуй, Эльдина права. Вот только для самой империи такие потрясения сейчас тоже не совсем выгодны. Или выгодны? Придавить, прижать, заставить подчиниться полностью? Тогда, если выступит людское Сопротивление, у Ирэша появятся дополнительные силы. О которых люди даже не подозревают. По большей части. Хотя само Сопротивление теперь об этом все-таки знает, если вспомнить слова Дайта.

Снова всплывает вопрос: почему ледяные демоны скрывают свое существование от людей? И что будет, если их заставить выйти под знаменем императора против Сопротивления?

– Ты не учла кое-что еще, – произнес Совэр, внезапно оказавшись рядом с нами. Похоже, для него магия Эльдины была не такой уж непроницаемой. – Отец упомянул, что это Заиран причастен к тому, что мы не знали о существовании Лайлы. Понимаешь, что это значит?

– Ох… он же… он все-таки это сделал?! – потрясенно выдохнула Эльдина. Похоже, только сейчас догадалась.

А вот я совсем ничего не поняла.

– Да, – усмехнулся Совэр. – Теперь подданные Заирана зададутся вопросом, как Лайла связана с их погибшим Повелителем.

Я переводила непонимающий взгляд с Совэра на Эльдину и обратно. Совэр продолжал усмехаться. А вот что примешивалось к потрясению Эльдины, трудно сказать.

Наконец я не выдержала:

– Мне кто-нибудь объяснит, что происходит?

– Папа решил ввести тебя в игру, – все так же непонятно сказала Эльдина.

– И объясним, и обсудим. Думаю, отец тоже даст пояснения. Но не здесь, не на балу, – ответил Совэр.

Он замолчал как раз вовремя. К нам подошли сразу два демона. Защитная дымка вокруг нас рассеялась.

– Лестрес Эльдина, лестрес Лайла. Потанцуем?

Я только сейчас заметила, что, оказывается, уже какое-то время играла музыка. А демоны парами расходились в танце по залу. Бал начался.

– Значит, вы тоже не подозревали, к какому роду принадлежите? – спросил демон, ведя меня в танце. Глаза необычного светло-серого цвета с зеленоватым отливом пытливо смотрели на меня.

– До недавнего времени – нет.

Волнения не было. За пару дней до бала меня подготовили, обучили танцам, которые у ледяных демонов были чем-то средним между танцами людей и других демонов. Так что в себе я была вполне уверена. А мысли о разговорах, в которых я могу уронить честь рода ард Ригилон, хоть и посещали меня, сильного беспокойства не вызывали. Справлюсь. По крайней мере, сделаю все возможное. А там уж как получится.

– Вероятно, вы растеряны? Все здесь для вас так ново…

– Я быстро учусь.

– Не сомневаюсь, – демон усмехнулся. – Кстати, меня зовут Леоран ард Неалрон.

– Приятно познакомиться, – я вежливо улыбнулась.

– Взаимно. Очень рад знакомству. И приятно удивлен, что у Азалара есть такая дочь. Не знаю, какие отношения с Азаларом на данный момент вам удалось построить и предупреждал ли он вас. Но не все будут довольны вашим появлением. Будьте готовы.

Самообладание на какой-то момент все же покинуло меня. Охватило удивление, непонимание. Он серьезно? Предупреждает меня? Наверняка ведет какую-то свою игру! Может быть, это как раз то, о чем говорили Эльдина с Совэром? Дело в словах Азалара о причастности Заирана к произошедшей восемнадцать лет назад истории? Пожалуй, нам многое стоит обсудить. Осталось только дожить до конца бала.

Но все эти мысли пронеслись в голове, а на лице оставалась маска вежливости.

– Благодарю за предупреждение. Я догадывалась, что будет непросто.

– Но к трудностям, как вижу, вы готовы, – Леоран улыбнулся. И по его улыбке я поняла, что наше знакомство на этом не закончится. Зато закончился танец.

На смену Леорану пришел другой демон, перехватил меня так быстро, что опомниться толком не успела. Правда, заговаривать не спешил – сверлил меня напряженным взглядом. Напряжение чувствовалось и в его движениях.

Со скуки, впрочем, продолжая следить за партнером краем глаза, а то мало ли что взбредет ему в голову, заскользила взглядом по толпе. И едва не споткнулась, увидев Ирэша. Он танцевал с незнакомой демоницей. А ведь я думала, он покинул бал. Выходит, все же остался. Из политических соображений, чтобы нервировать Азалара после многозначительного заявления? Вот и сам Азалар. Точно. Бросает на Ирэша напряженные взгляды.

После танца я ускользнула от неразговорчивого демона. Правда, далеко уйти не успела. Дорогу мне заступили сразу двое – мужчина и женщина.

– Лайла, ваше появление весьма неожиданно, – заметила демоница.

Я мельком отметила, что не «лестрес» и даже не «леди» с намеком на человеческое происхождение. А так, будто я вообще здесь никто.

– Сама не ожидала, – откликнулась я.

– Неожиданно и решение, которое принял его холодность. Дать вам имя рода… – она замолчала, позволяя додумать самой. Вывод напрашивался очевидный и не слишком лестный.

– Полагаю, его холодность в состоянии принимать решения касательно своей семьи. Как, впрочем, и всех ледяных земель… – я тоже многозначительно замолчала.

Но в глазах демоницы вспыхнула злость. Отразилось раздражение и на лице ее спутника.

– Вы считаете, мы не можем потребовать объяснения? – спросил он.

– Потребовать – нет. Только испросить разрешения их услышать. Объяснения касательно политической перестановки были даны. Но если вам так уж хочется это обсудить, подойдите к Азалару. Думаю, он не откажет в беседе, – я мило улыбнулась. – Что же насчет решений, которые касаются его семьи… Полагаю, здесь он не обязан перед вами отчитываться?

– О нет, отчитываться не обязан, – произнес демон, слегка наступая на меня. Он оказался даже пострашнее супруги. Та всего лишь пыталась задеть. Этот явно преследовал иные цели. – Но некоторые решения могут поставить под удар всех нас. Азалар ответствен за благополучие ледяных демонов. И решения, которые он принимает касательно своей семьи, на самом деле касаются всех нас.

Его спутница злорадно ухмылялась. Так, будто они уже победили. Но я не волновалась – испытывала лишь глухое раздражение. Подошли бы к Азалару, высказали претензии, получили заслуженное. Нет, Азалар – это для них слишком страшно. Зато по мне потоптаться – дело святое. Я не могу позволить. Все же на мне теперь лежит ответственность за всех ард Ригилонов.

Я ответила демону прямым, спокойным взглядом без каких-либо эмоций. И спросила:

– Вы сомневаетесь в Азаларе? Сомневаетесь в действующей власти?

Кажется, у демона чуть пар из ушей не повалил. Что, кстати, для ледяного – явление странное. На лице демоницы отразилось возмущение. Однако ответить никто из них не успел. Неподалеку раздались какие-то крики. Я поспешила на голоса. Кажется, эти двое последовали за мной.

– Она полукровка! И все это время водила нас за нос. Пусть докажет, что достойна!

Вокруг собиралась толпа. Торопливо приближались Азалар и Совэр. А в окружении успевших собраться зрителей стояли Эльдина и незнакомая демоница.

– Все это время мы считали, что она достойна! Мы кланялись ей, уважали ее, – распалялась незнакомка. – А теперь выясняется, что Эльдина лишь полукровка! Все это время нас обманывали! Пусть докажет, что по-прежнему достойна быть лестрес, ее холодностью ард Ригилон. Пусть докажет, что не пустышка.

– Мне интересно, – усмехнулась Эльдина, – если вдруг не докажу, что тогда? Напросишься к моему отцу в дочки, как более достойная?

– Похоже, ты только трепаться горазда?

– Всего лишь пытаюсь понять эту странную логику. Но если тебе кажется, будто иллюзией можно заменить Силу, а без иллюзии я вдруг резко стала слабой и беззащитной, я готова продемонстрировать обратное.

Демоница ответила Эльдине взглядом, исполненным ненависти.

– Пусть докажет. Мы должны знать, кого с почтением называем ваша холодность, – произнес кто-то из демонов.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru