Академия невест

Мария Боталова
Академия невест

Я пожала плечами.

А в голове со скрипом, но весьма бодро заскакали мысли.

Белые волосы. «Больше не розовая». Неужели… шиаги перекрашивают розовые спальни в знак… а в знак чего? И… проклятье, демон их задери, но что же это получается – сегодня ночью я повстречалась с шиагом?!

– Эй, Эвелин, ты в порядке? – Дейдра помахала у меня перед лицом.

– К-кажется, нет… – запинаясь, пробормотала я.

В первый миг осознания меня захлестнула паника. Картины прошедшей ночи замелькали перед внутренним взором. Вот я гоняюсь за «дымком», вот ловлю мужчину и буквально падаю на него. А потом на весь коридор кричу, как ненавижу шиагов. И повторяю это в спальне, где… где он меня…

– Эвелин, тебе опять плохо? Травы не помогли? – с беспокойством спросила Дейдра. Я ощутила прикосновение к плечу. Вздрогнула. Усилием воли сосредоточилась на разговоре.

– Еще не вполне пришла в себя после вчерашнего развлечения, – выдавила я. И даже не соврала. – О чем они там еще говорят? Ты ведь ближе сидишь. Слышишь?

– Не особо. Говорят, что у шиага белые волосы. Что он очень понравился Милоре, и Милора ему, кажется, тоже. А в знак своей благосклонности он перекрасил ей спальню, избавив от жуткого розового цвета. Как-то глупо получается.

Я вцепилась в столешницу. В знак благосклонности? Точно благосклонности? Я на весь коридор кричала, что ненавижу шиагов. Кричала, что они сломали мне жизнь. Я вывела его из себя. И целовал он как-то… в качестве наказания, что ли? Нет, я точно не могла ему понравиться. Пьяная идиотка, повторявшая, как сильно ненавидит шиагов!

– Все. Больше ничего не говорят. – Дейдра прищурилась. – Такое ощущение, будто больше ничего и не было. Пришел. Тряхнул белыми локонами. Благосклонно перекрасил комнату из розового в какой-то другой цвет. И ушел. Нет, но что он в ней нашел?!

Да точно, я не могла ему понравиться. Наоборот, разозлила. Кому бы вообще понравилось, если б ему заявили, что его ненавидят? А комнату он перекрасил… не знаю зачем, уж точно не в знак благосклонности. Может, предвидел, что наутро у меня с памятью будут проблемы? Оставил напоминание о себе, чтобы не сомневалась, не надеялась, будто мне все почудилось? Может, вообще напугать захотел? Или предостерегал от лишних слов?!

– Эй, Эвелин, очнись. Ты как? Сможешь идти? Нам пора на занятия.

Вынырнув из панических мыслей, огляделась. Оказывается, девушки уже и вправду вставали со своих мест.

– Пойдем, Эвелин. Ты ведь не хочешь потеряться в замке?

Чтобы как-то отвлечься и не сойти с ума от жутких предположений, я поинтересовалась:

– А как, кстати, та девушка? Которая вчера убежала.

– Так нашли ее. Вон, смотри.

Проследив за взглядом Дейдры, заметила ту самую брюнетку, которая накануне пропала в коридорах академии. Целая и невредимая. Никем не покусанная. И тут вспомнилось кое-что еще. Я чуть не споткнулась на ровном месте, когда в голове всплыла чудная картина – глаза на стене. И вот думай теперь – то ли привиделось пьяной дуре, то ли было по-настоящему!

Но если это действительно было, то что это такое вообще? На следящее заклинание не похоже. Магия – да, но… может, оно живое? Надо будет исследовать подробнее при случае. Надеюсь только, напиваться для этого не придется. Не хочу больше, придется искать иной способ, чтобы избавиться от академии.

– Запоминайте, пожалуйста, дорогу, – вещал Лорен. – Учебные аудитории у нас в правом крыле на втором и третьем этажах. Но вам по большей части переходить между ними не придется, преподаватели сами будут к вам приходить.

Я слушала его краем уха, краем глаза следила за дорогой, а краем мозга пыталась запомнить пройденные повороты, но все остальное внимание сконцентрировалось на лихорадочных мыслях.

Что мне теперь делать-то?

Вляпалась. Это ж надо было сообщить шиагу, что я их всех ненавижу! И не понадеешься ведь теперь на пьяные галлюцинации. Комната перекрашена. А это почти точно означает, что ко мне заходил шиаг. Проклятье. Вот вляпалась, дура!

Неужели моя тактика теперь не сработает? Я хотела показать себя с плохой стороны. Убедить их, что такая невеста никому не нужна. Но теперь, выходит, шиаги знают, что я просто не хочу за них замуж. По крайней мере, один знает. А вот руководство академии, вероятно, до сих пор не в курсе. Значит, еще можно надеяться, что именно руководство посчитает, что такую невесту шиагам лучше не показывать.

Ладно, пока продолжим изображать туповатую и хамоватую. Зря, что ли, вчера столько пила?

Ну а дальше посмотрим…

Лорен привел нас в просторную, светлую аудиторию, выдержанную все в тех же серебристых, серых и белых тонах.

За кафедрой в аудитории нас уже дожидалась незнакомая женщина с рыжими волосами, убранными в высокую прическу. Лет пятидесяти на вид, она казалась несколько суховатой, причем как в прямом смысле – из-за обилия морщин и худобы, – так и в переносном. Занимающих парты невест она окинула как раз таки строгим, сухим взглядом.

Мы с Дейдрой сели вместе. Блондинка-сирена, кстати говоря, устроившая накануне истерику из-за сломанного ногтя, устроилась за одной партой с надменной брюнеткой. Похоже, эти две тоже даром времени не теряли и успели сдружиться.

– Доброе утро, – поприветствовала нас преподавательница. – Меня зовут леди Наиретта, я буду обучать вас правилам поведения в обществе шиагов, их этикету. Но сначала расскажу немного об иерархии в их обществе. Вы должны знать, с шиагами какого статуса вы познакомитесь и как вести себя с ними.

Глаза девушек загорелись. Ну еще бы, нам пообещали рассказать о статусе будущих женихов!

– Королевство шиагов называется Альтавен, но это, полагаю, знают все благодаря урокам географии. Всему остальному миру почти ничего об Альтавене не известно, поэтому раньше во время учебы вам о нем не говорили. Однако нам, – Наиретта улыбнулась, – конечно же, известно об Альтавене гораздо больше, чем всем остальным. Итак, правит Альтавеном Повелитель.

Девушки подались вперед. Чуть ли в экстазе не забились при слове «Повелитель», но преподавательница спустила их с небес на землю:

– Повелитель уже выбрал себе невесту двадцать семь лет назад и обзаводиться второй женой не собирается.

– Но как же, об этом нигде не говорилось! – возмутилась одна из девушек. Наверное, по большей части из-за рухнувшей мечты стать женой упомянутого Повелителя.

– Тебя тогда еще не было, – фыркнула… о, ненавистница академий, которая одну уже до истерики довела.

– Меня не было, но историю-то мы учили! Нигде и никто не говорил, что у Повелителя Альтавена есть еще и Повелительница, причем одна из невест.

– Прямо скажем, о Повелителе никто и никогда нам тоже не говорил…

– Тише, леди! – прикрикнула Наиретта. – Обсуждать будете потом. Повелитель был на отборе инкогнито. О том, что он Повелитель, узнали в самом конце, когда все пары сформировались. Но уверяю вас, на этот раз никаких инкогнито не будет. Впрочем… без сюрпризов тоже не обойдется.

Девушки снова воспряли духом. Не Повелитель, так, может, кто еще любопытный попадется?

– Сразу за Повелителем идет титул князя. Князь у шиагов – это почти то же самое, что высокий лорд у нас. Князья составляют элиту Альтавена. Богатые, высокородные, влиятельные. Их не очень много, но именно князья в первую очередь выбирают себе невест среди людей.

– А почему они вообще выбирают себе невест среди людей? У них есть свои женщины? – спросила одна из девушек.

– Значит, не только для нас почетно стать женой шиага, но и для них – жениться на девушке из наших? – тут же последовал еще один вопрос.

– Стоп! – Наиретта подняла руку, выставив ладонь. – Об этом вам расскажут на другом занятии. Сегодня, ближе к вечеру. А у нас с вами этикет шиагов и другие вопросы, связанные с правилами поведения в их обществе. Поэтому продолжим. Следующими за князьями идут лучшие воины Альтавена, получившие титул Серебряный клинок. Это не обязательно высокородные шиаги, но также влиятельные и богатые, а еще очень сильные. Лучшие воины. Опора Альтавена. Элитная сила.

– Но Серебряный клинок по статусу ниже, чем князь? – уточнила блондинка-сирена.

Вот дотошная. Конечно, очень важный вопрос. Крайне важный, когда выбираешь, перед кем шире улыбаться.

– Да, князь выше, – подтвердила Наиретта. – Обычно среди женихов десять князей и десять Серебряных клинков. Трое – из простых шиагов, которым тоже иногда выпадает возможность выбрать себе невесту.

– У-у-у, – девушки заметно расстроились.

– А их как-то можно отличить?

– Да, я обо всем расскажу. Немного терпения. В этом году все-таки будет отличие. Десять князей, девять Серебряных клинков, три обычных шиага и… – преподавательница обвела всех строгим взглядом, – единственный в своем роде шиаг с титулом Повелитель Теней. Выше князей. Почти на одном уровне с Повелителем Альтавена.

Аудитория буквально взорвалась воплями потрясенных, восторженных невест.

– Повелитель Теней? Это же почти Повелитель Альтавена!

– Повелитель! Повелитель!

– А в чем между ними разница?

– Кто-то из нас станет невестой Повелителя!

– Все-таки Повелитель!

– Хочу Повелителя! Вот бы он выбрал меня!

Похоже, спрос даже на князей в этот раз будет гораздо меньше. Дейдра тоже оживилась:

– Эвелин, ты представляешь, сам Повелитель Теней!

– Что бы это ни значило… – скептически пробормотала я.

Наверное, во всей аудитории оживление не постигло только двоих. Меня и саму преподавательницу. Взор Наиретты оставался строг. Скорее, наоборот, сделался еще строже, еще более хмурым.

– Леди, прошу успокоиться. Я понимаю ваши чувства. Но то, что в этот раз на отборе будет сам Повелитель Теней, означает, что вам нужно еще лучше, еще тщательней готовиться. Ни в коем случае нельзя опозорить честь академии перед лицом столь высокого жениха.

– Мы подготовимся!

– Очень-очень подготовимся!

 

– Мы его очаруем!

Восклицания посыпались со всех сторон. Наиретта только головой покачала.

– Леди, если вы будете вести себя так, то ни один шиаг вами не заинтересуется. Молчание – вот украшение настоящей леди. Вы должны молчать, пока шиаг сам с вами не заговорит. Молчать, пока не спросит. Единственное, что вы можете произнести первыми, – это приветствие, вместе с поклоном. Все остальное – только с разрешения шиага.

Вот и приехали. Если с шиагом даже заговорить самостоятельно нельзя, то представляю, как они вообще к женщинам относятся.

Снова вспомнилась ночная встреча. Боги, если мне это действительно не привиделось, то шиаги – те еще самодовольные и самоуверенные гады! Ничего удивительного, что с ними первой заговаривать нельзя. Или это всего лишь правила этикета, а мне просто не повезло нарваться на особо мерзкого шиага?

Невольно передернула плечами.

Бежать нужно из этой академии. Пока не вляпалась еще больше.

– Как именно их приветствовать, обсудим чуть позже…

Я не удержалась и фыркнула. Нет, удержаться вполне могла, потому как прекрасно владела собой, но решила, что не та ситуация, чтобы сдерживаться. Пора продолжить спектакль под названием «глуповатая и хамоватая».

– Что-то не так, леди Эвелин?

Я пожала плечами.

– Все нормально, продолжайте.

Судя по взгляду, которым меня прожгла Наиретта, ее предмет мне не сдать. Если здесь есть экзамены, конечно. Тоже любопытный вопрос. О том, как вообще будет проходить процесс обучения, поведать нам никто не удосужился. Единственное, что мы знаем, так это что в целом обучение в Академии невест длится ровно три месяца. Потом вроде как объявляются пары, и шиаги вместе с невестами отбывают к себе на родину, чтобы уже там сыграть пышную свадьбу. Но подробности! Где подробности?

– Я обещала рассказать о различиях между титулами Повелитель Теней и Повелитель Альтавена. Для начала небольшое отступление. Вокруг образа шиагов ходит много слухов и легенд. Раса шиагов обладает очень сильной магией. Сильнее, чем у кого-либо в нашем мире. Однако есть особый вид магии – магия теней. Только шиаги владеют магией теней. У нашего мира есть отражение – наполненный тенями мир. По легенде, именно из мира теней вышли шиаги и до сих пор способны управлять его созданиями. Сами шиаги тоже могут превращаться в тени и так перемещаться по миру. Шиаги знают теневые тропы. В этом их основное отличие от людей.

Немного помолчав в абсолютной тишине – девушки на этот раз слушали очень внимательно и высказываться не спешили, – Наиретта продолжила:

– И мы плавно подходим к титулам. Повелитель Альтавена – это правитель королевства шиагов. Как наш король. Повелитель Теней – нечто иное. О древних легендах вам расскажут позже, на другом предмете. Но считается, будто Повелитель Теней – самый сильный маг. В теневом мире именно он повелитель, его слово сильнее слова Повелителя Альтавена, хотя, насколько известно, этим словом он не пользуется. При дворе он советник и верховный маг Повелителя Альтавена.

– Но получается, он сильнее самого Повелителя Альтавена, к тому же не обремененный излишком власти? – заинтересованно уточнила надменная брюнетка.

– Он подчиняется Повелителю Альтавена. Но да, теоретически сильнее. Впрочем, таковы легенды. Знать наверняка мы не можем. А теперь, леди, перейдем к основной части нашего занятия. К этикету. И начнем мы с приветствий.

Глаза девушек горели лихорадочным огнем, щеки тоже зарумянились. Они явно уже продумывали возможности привлечь внимание Повелителя Теней. На самом деле, выходит, надменная брюнетка не так уж глупа. Если сообразила, что Повелитель Теней даже выгоднее Повелителя Альтавена, потому как магически сильнее, а время на управление немаленьким королевством тратить не обязан. Впрочем, уверена, у Повелителя Теней найдется много других любопытных занятий. И нежности с будущей женой вряд ли входят в этот список.

Если судить по поведению встреченного ночью шиага, нежности не входят в список ни одного из них. Скорее уж можно ожидать, что от невест им нужно только слепое поклонение. Ах да, еще готовность сразу на все. Как он вообще посмел наброситься на меня с поцелуями?! Да еще и думал, будто мне понравится, я сразу растаю и полюблю шиагов?!

Так, спокойно. Главное – спокойствие.

– Если у нас принято обращение «леди» и «лорд», то к шиагам следует обращаться «мой шаэл».

Интересно, почему обязательно «мой»? Просто «шаэл» не пойдет? Что-то мне это уже не нравится. Вернее, и это тоже.

Так, похоже, тактика «глуповатая и хамоватая» мне не слишком подходит. Глуповатая должна сидеть и молчать в тряпочку, а я хочу знать! Придется довольствоваться просто хамоватой. Возможно, с шиагами, которые любят, когда взирают с немым восхищением и, не получив дозволения, заговорить не решаются, хамства будет достаточно.

В общем, спросила я. Не удержалась. На этот раз на самом деле не удержалась.

– А что значит «шаэл»? Господин? А может, бог?

Если бы одним лишь взглядом, не подкрепленным заклинанием, можно было убивать, я бы уже корчилась в муках.

Дейдра пихнула меня ногой. Я сообразила, что, наверное, таки переборщила. Хамство – это одно. Однако невеста, которая обожает шиагов и мечтает стать кому-нибудь из них женой, вряд ли будет так говорить. Я поспешила исправиться:

– Я невеста шиага. – И добавила надменно: – И горжусь этим. Да все шиаги должны целовать мои пальчики. Они будут мной очарованы! И я не хочу обращаться к шиагам «мой господин» или «мой бог».

Ну вот, хотя бы теперь я похожа на невесту, которая действительно хочет замуж за шиага. Просто надменная дура, ну так что поделать. Не нравится – спрячьте с глаз долой, выгоните из академии, только рада буду!

У Дейдры задергался глаз. Остальные невесты смотрели на меня изумленно. Кое-кто, казалось, вот-вот готов пальцем у виска покрутить. В чьих-то взглядах читался испуг. Некоторые сдерживали злорадные насмешки.

Леди Наиретта покраснела. Плотно сжатые губы, превратившиеся в тонкую полоску, наоборот, побелели. Выглядело жутко. И взгляд ее тоже сделался жутким.

– Леди Эвелин, вы слишком много себе позволяете, – произнесла она, едва сдерживая бешенство.

Решив закрепить успех, а заодно выяснить кое-что любопытное, я сказала:

– Я невеста шиага. Они выбрали меня. Что вы-то мне теперь сделаете? Вы обязаны подготовить меня к замужеству с шиагом. Или что? Все же отстраните от занятий, опозорите честь академии?

Какое-то время Наиретта молчала, пытаясь взять себя в руки и прожигая меня пылающим в глазах бешенством. Наконец женщина справилась с эмоциями, поправила прическу и холодно произнесла:

– Нет, леди Эвелин. За хамство мы от занятий не отстраняем.

Тут же хотелось поинтересоваться, за что отстраняют, но сдержалась. Вот уж что действительно могло выглядеть подозрительно.

– Но, знаете ли, мы можем дать рекомендацию… – заметила она. – Шиаги интересуются нашим мнением.

Ох, что тут сразу началось! Глаза у невест чуть ли не повыпадали на парты. Страх у тех, кто от моих слов испугался, перешел чуть ли не в панику. Наверное, боялись, что, навлекая гнев преподавателей, я навлеку недовольство на всех, а вместе с тем и отношение шиагов испорчу ко всей группе сразу. Злорадство тоже усилилось, сделалось более откровенным, а еще, кажется, где-то там в головах у злорадствующих закрутились колесики соображений.

– И вам, леди Эвелин, – зло продолжила Наиретта, – хорошая рекомендация не светит. – Чуть помолчав, многозначительно добавила: – Если будет еще одна подобная выходка, я лично постараюсь, чтобы ни один из высокородных шиагов на вас внимания не обратил.

Отлично. Вот и план уже появился. Знаем, в каком направлении двигаться.

– Поправьте меня, если ошибаюсь, но… Вы только что отозвались с небрежностью о тех шиагах, которые не обладают титулом князя или Серебряного клинка? – Для закрепления эффекта уточнила: – О шиагах? Небрежно?

Лицо Наиретты побагровело.

– Что? – выдохнула она. И вдруг как заверещала: – Да как вы смеете?! Вон из аудитории!

– Нет, спасибо, – старательно сохраняя спокойствие, откликнулась я. Честно говоря, от этого визга сделалось как-то неуютно. И вообще показалось, что палку перегибаю. Не привыкла я хамить. Но… раз уж начала, нужно держаться до победного конца.

– Я сказала вон, немедленно!

– Вы не имеете права, леди. Я должна получить образование. Иначе академия опозорится перед шиагами.

– Тебе никакое образование не поможет! Наглая девка! Пошла вон отсюда!

Ну надо же, как разоралась. Даже на ты перешла.

Я сложила руки на парте и замотала головой. Мол, вы можете орать сколько угодно, а я остаюсь и даже слушать буду.

Наиретта перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Уже почти спокойно сказала:

– Если вы не выйдете из аудитории сейчас же, я не буду продолжать занятие. Но в таком случае остальные девушки будут крайне недовольны. Полагаю, вы не хотите нажить себе врагов в первый же день пребывания здесь? Но если вы выйдете, то, может быть, кто-то и согласится поделиться с вами пройденным за сегодня материалом. В любом случае учтите, леди Эвелин, ни один шиаг не захочет жену, которая даже поздороваться правильно не умеет, не говоря о других правилах этикета. Прошу вас, выйдите. Для вашего же блага. Может быть, в следующий раз будете вести себя прилично.

М-да, довести преподавательницу до белого каления – это одно. И совсем другое – нарваться на злость невест. Во втором случае до отчисления из академии можно попросту не дожить.

К тому же Дейдру не хочется подставлять.

– Ладно. Я выйду, – пожав плечами, поднялась из-за парты и с гордо поднятой головой направилась к дверям.

Девушки провожали меня ошеломленными взглядами.

На полпути я таки остановилась. Снова повернулась к преподавательнице:

– Да, у меня еще вопрос. Правда, я ни на один ответ так и не получила, но все же. Кто вы такая, чтобы советовать шиагам, на какую невесту обращать внимание, а на какую – нет?

– Во-о-он! – заверещала Наиретта, внезапно трансформируясь.

Ого, так она, оказывается, не человек! Гарпия…

Волосы вырвались из прически, встали торчащими во все стороны жесткими иглами. Рукава платья с треском разорвало – на свободу вырвались длинные перья, облепившие кожу.

За спиной раскрывались огромные крылья, тоже рыжие. Постепенно перья стали появляться по всему телу – хорошо хоть, часть его по-прежнему скрывалась под тканью.

– Во-о-он! – продолжала верещать гарпия.

Девушки подхватились со своих мест и рванули к выходу, обгоняя меня. Гарпия заскребла по полу отросшими на ногах когтями и подпрыгнула. Не взлетела только потому, что крылья запутались в обрывках платья. Вместо того чтобы взлететь, несчастная споткнулась и с кувырком грохнулась с кафедры.

– Ты что стоишь? Уходим, быстро! – альтарини схватила меня за руку.

Во вторую вцепилась Дейдра:

– Эвелин, ты рехнулась?! Бежим!

– Да подождите вы, – отмахнулась я, высвободила руки, чтобы направить нужным образом магические потоки, и произнесла заклинание.

Чуть не сбилась, между прочим, потому как, помимо двух повисших на мне невест, возник еще один отвлекающий фактор. Примерно посредине между нами и гарпией прямо на полу возникли уже знакомые, похожие на апельсины глазки. Я удивилась настолько, что едва не напутала на последнем слове заклинания. Однако повезло. Сработало правильно. Начавшая было взлетать гарпия рухнула обездвиженной на пол. Девушки изумленно раскрыли рты.

– Все, можно идти… – пробормотала я.

Впрочем, уйти мы не успели. Аудиторию тут же наводнили люди… ну, наверное, люди. Теперь я ни в чем не уверена!

К нам поспешила Луиза.

– Вот вляпались, – выдохнула Дейдра полушепотом.

– Мы? Мы гарпию, между прочим, остановили. Она могла разгромить академию! – возразила я. Говорила вообще-то Дейдре, но тут как раз подошла Луиза и сразу напустилась на нас:

– А кто эту гарпию довел до перевоплощения?!

Глазки заморгали совсем рядом. Какие шустрые… уже доложили?!

– Ну извините, нужно предупреждать, когда гарпию преподавателем делаете!

О чудо – Луиза смутилась. Потому что да. Правила гласят: нужно предупреждать. Не то чтобы табличку вешать. Гарпии не особо виноваты в том, что они таковы и периодически срываются настолько, что целый замок могут разгромить. Но всем нам должны были сообщить, чтобы были поосторожней.

– До вас, милочка, таких проблем не возникало. Обычно невесты умеют себя вести, – хмуро заявила Луиза.

– Извините, – я понурилась. – Отчислите?

Луиза как-то подозрительно прищурилась.

– Нет. Не имею права. – И добила: – Теперь не имею права. Кыш отсюда!

Дейдра с альтарини, до сего момента прикидывавшиеся, будто их тут нет вообще, испуганно вздрогнули, подхватили меня под руки и рванули к выходу.

 

Но что значит «теперь не имею права»?!

В коридоре, где столпились остальные невесты, нас поймали Лорен и еще пара незнакомых парней. Решили, видимо, что одного сопровождающего на нас теперь не хватит. Хорошо хоть, целую армию не вызвали.

– Я провожу вас на следующее занятие, – объявил Лорен. Двое других молча кивнули. Девушки сопротивляться не стали. Они вообще походили на стайку перепуганных воробушков. Некоторые пытались храбриться и нос задирать, но, похоже, явление гарпии впечатлило всех.

– Ты сумасшедшая! – выпалила Дейдра.

– Ага… – заторможенно отозвалась я. В голове крутился только один вопрос. Что значат слова Луизы?! Почему она сказала именно так?! Или это нелепое стечение обстоятельств, простое совпадение, или у меня на самом деле проблемы. Очень серьезные проблемы. – Ты ведь знаешь, для чего я это делаю.

– Я не смогла тебя переубедить?

– А тебе так этого хотелось?

Нужно отвлечься. Нужно отвлечься, иначе сойду с ума от собственных предположений. Потому что… не хочу, чтобы они оказались верны!

– Но с Наиреттой ты разделалась, конечно, здорово!

– Спасибо. Нас учили…

Я перевела взгляд на альтарини.

– Ты ведь тоже могла это сделать? Но в аудитории ты испугалась. Почему?

– Ошибаешься. Я не могла, – девушка качнула головой.

– У всех альтарини есть магия, – заметила Дейдра. – Вы же особенные. У вас снежная магия.

– Это я особенная, – альтарини невесело усмехнулась. – У меня магии нет. В отличие от остальных.

– Это как?! – изумилась Дейдра.

Но девушка замкнулась в себе и больше на вопросы отвечать не стала. К тому же нас подвели к двери в аудиторию.

– Танцевальный зал. Вы разучите несколько традиционных танцев, – пояснил Лорен, распахивая двустворчатые двери. – Это умение понадобится вам уже на приеме. Удачи, леди…

При упоминании танцев девушки сразу оживились, даже будто бы забыли о пережитом ужасе. Зря, между прочим. За всем этим оживлением они не заметили, что пожелание Лорена прозвучало как-то слишком уж мрачно…

В просторном светлом зале нас встретила стройная, изящная женщина с собранными в пучок волосами. То ли худощавая фигура без особых выпуклостей и вправду не могла похвастаться женственными формами, то ли все портила балетная пачка. Да. Балетная пачка. Обычная такая, белая.

– О, вы уже пришли! – улыбнулась преподавательница лучезарно. – Замечательно. Смотрите! Смотрите, как нужно!

Она разбежалась, подпрыгнула, сделала колесо. Затем встала на одну ногу, на самый мысок, и прогнулась в спине, касаясь руками второй ноги, вытянутой кверху. Получился этакий вертикальный шпагат.

После чего, выпрямившись, женщина снова улыбнулась:

– Ну что, запомнили? А теперь повторите, дорогие мои! – она развела руками, мол, проходите, не стесняйтесь, что же вы на пороге стоите.

Однако невесты не спешили проходить. Несчастные впали в шок. Смотрели на преподавательницу широко раскрытыми глазами, а некоторые, кажется, даже пятиться обратно к выходу начали.

– Ну что вы, дорогие? Не умеете делать колесо? Так я вас научу. О! Вы еще музыку шиагов не слышали. Сейчас-сейчас, я включу, уверена, вам понравится…

Одна из девушек, особо нервная, бросилась обратно к выходу. Подергала ручку, подергала – не открывается. Неужели Лорен нас запер? Специально, чтобы не сбежали?

Тем временем преподавательница добралась до магического кристалла. По залу полилась заунывная и какая-то похоронная мелодия, вызывающая единственное желание – удавиться. Но сама преподавательница оканчивать жизнь самоубийством не спешила. Снова радостно улыбнулась и затанцевала на мысочках, при этом подпрыгивая и совершая акробатические трюки.

А потом внезапно подскочила к одной из невест и схватила ее за руку.

– О, вот ты! Да, ты! Думаю, у тебя получится!

– Нет! – взвизгнула несчастная девушка. – Я не буду это танцевать, не буду!

– Будешь, дорогая, будешь! Куда ты денешься? Ты ведь хочешь понравиться шиагам, правда?

– Хочу… – пролепетала девушка.

– Чего только не сделаешь, чтобы понравиться выгодному жениху, правда? И колесо сделаешь. И на мысочки встанешь. И кувырок в воздухе… и балетную пачку наденешь.

– Нет… – сдавленно пролепетала несчастная невеста.

– Сделаешь, ты все у меня сделаешь. Я вас всех научу, мои дорогие, – продолжала повторять преподавательница, вытягивая упирающуюся девушку в центр зала.

– Вот сейчас представь, что я шиаг. Я беру тебя за талию, подбрасываю…

Она на самом деле ухватила девушку за талию, но… в этот момент невеста потеряла сознание и обмякла в руках преподавательницы.

– Эй, ты чего? Дорогая? Что с тобой? А как же шиаги? Ты все пропустишь, ау… – она похлопала девушку по щекам, но та не спешила приходить в себя. – Ну, ладно…

Преподавательница внезапно выпустила припадочную невесту из рук и щелкнула пальцами. За мгновение до того, как все произошло, я уловила магические потоки. И вот уже перед нами стоит худощавая, но вполне традиционного вида женщина в длинном бальном платье. Волосы распущены, в глазах – смешинки, на губах – улыбка. А невеста, кстати говоря, в воздухе болтается, удерживаемая магией в метре от пола.

– Да пошутила я. Пошутила! – заявила преобразившаяся преподавательница. – Вы, невесты, всегда такие скучные приходите, могу ведь я хотя бы разочек немного себя развлечь?

Она махнула рукой. Заунывная музыка, кажется, используемая в погребальных песнопениях одного из северных народов, сменилась вполне обычной мелодией вальса.

– Встряхнулись, да? Ну а теперь начнем наше занятие.

Пожалуй, встряхивание у нас сегодня вообще не прекращалось…

На первом занятии мы изучили несколько основных фигур традиционных танцев шиагов. Эти танцы, кстати говоря, ничем особо не отличались от тех, что мы танцевали на аристократических балах. Так что занятие большинству невест далось легко. Кроме меня. У меня постоянно что-нибудь не получалось, но никто не докажет, что на самом деле я не косолапа и не страдаю серьезными проблемами с памятью.

– Отлично, молодцы, – объявила леди Илаина, как представилась нам преподавательница. – Завтра будем репетировать в парах. Три дня – это не так много, но уверена, к встрече с шиагами вы будете готовы.

После танцев по расписанию значился обед, а вот затем кое-что по-настоящему любопытное. Предмет назывался «Традиции шиагов и место академии в них». Вот как! Не просто традиции. А вместе с академией. Значит, нас наконец-то порадуют кое-какими любопытными пояснениями. Возможно, даже ответят на вопрос: «Что значит шаэл?»

– Полагаю, вы давно хотели узнать, почему шиаги, столь могущественная и таинственная раса, выбирает невест из людей, – начала Луиза, когда все расселись по своим местам. В аудитории воцарилась идеальная тишина, невесты с горящими взглядами подались вперед. Действительно интересный вопрос! – Я расскажу вам. Но для начала все вы дадите магическую клятву, что никогда и никому не расскажете о том, что услышите в стенах нашей академии.

– А как быть тем, кто магией не обладает? – поинтересовалась блондинка-сирена.

– Магическую клятву может дать любой человек и любое существо, вне зависимости от его магических способностей. Здесь привлекаются другие силы. Силы природы и окружающей нас магии, а не личные резервы. Посему клятву дать вы обязаны. Подходите ко мне по одной. Леди Эвелин, вы первая.

На этот раз я спорить не стала. И даже что будет, если не дам клятву, решила не спрашивать. Очевидно, из академии так просто мне уже не вылететь. Значит, будем действовать немного иначе. А для этого потребуются знания.

Я поднялась из-за парты и подошла к Луизе.

– Дай мне свою руку.

Я вложила руку в протянутую ладонь. Похоже, это клятва «Ekstensis».

– Теперь каждое слово повторяйте за мной. Averene lepte…

Точно, не ошиблась! Клятва, нарушение которой карается смертью. Считается, будто сами высшие силы следят за ее исполнением.

– Я клянусь, что никогда и ни при каких обстоятельствах, – говорила Луиза, а я повторяла за ней, – никому не расскажу ни о чем из того, что узнаю в стенах этой академии. Taprene veerde.

С каждым произнесенным словом наши руки оплетало все больше голубоватых нитей магической силы. Последнее слово – и нити вспыхивают, на мгновение охватывая холодным пламенем руки, а потом исчезают. Клятва дана. Нарушить ее – значит умереть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru