Академия невест

Мария Боталова
Академия невест

Ужин, кстати, оказался не хуже, чем на аристократических приемах. Должно же в этой академии быть что-то хорошее.

– Сейчас я провожу вас в ваши комнаты. Завтра еще отведу к столовой и аудиториям. Запоминайте дорогу, потому что со второго дня обучения будете ходить по академии самостоятельно.

– Ну надо же, – фыркнула одна из девушек. – А то, судя по тому, какой переполох поднялся из-за потеряшки, можно было предположить, что нас на протяжении всей учебы будут за ручку водить, а монстры по коридорам все-таки бродят, и не только по ночам…

Вернувшись в покои, я долго не могла заставить себя зайти в спальню. Казалось, если еще хотя бы раз на это взгляну, кошмары будут мучить всю ночь. Если вообще сумею заснуть после такого потрясения.

В дверь внезапно постучали. Странно, кто бы это мог быть?

Пожав плечами, пошла открывать. Пожалуй, я готова на все, лишь бы еще ненадолго отсрочить посещение розовой спальни.

На пороге обнаружилась девушка с огненно-рыжими волосами.

– Привет! Поболтаем? – бодро предложила она.

– Не боишься не успеть вернуться до наступления комендантского часа?

– Еще почти два часа до него, – отмахнулась девушка. И вдруг с шутливым подозрением прищурилась: – Если только ты не собираешься связать меня и продержать до комендантского часа…

– Не собираюсь, – я пожала плечами. – Но все мы конкурентки. С чего бы вдруг такое доверие?

Рыжая подалась вперед и прошептала:

– А у тебя на лице написано, что ты взорвала бы к демонам всю эту академию.

– Тогда проходи. Не будем обсуждать взрывы академии на пороге.

– Да, а то мало ли кто подслушает.

Я посторонилась, впуская рыжую.

– Меня зовут Дейдра, – представилась она, как только я закрыла дверь.

– Эвелин.

– Эвелин… – повторила она в задумчивости. – Постой-ка… ты и есть та самая новая невеста?

– Новая? – я хмыкнула. – Пожалуй, можно сказать и так. По крайней мере, метка шиага у меня появилась недавно.

– Ух ты, как это я удачно зашла, – темно-зеленые глаза гостьи загорелись любопытством. – Тогда понятно, почему ты мечтаешь о взрыве академии. Хотя… нет, все равно непонятно. Такой ведь шанс, причем свалился на тебя уже взрослую, когда ты все понимаешь! Подарок судьбы, можно сказать.

– Я бы поспорила.

– Нет, такие разговоры на трезвую голову не ведутся, – объявила Дейдра и вытащила руку из-за спины, где до сих пор прятала. А в руке оказалась бутылка с вином. Совершенно полная, еще даже не распечатанная. – Предлагаю отметить наше поступление в академию, ну и заодно поболтать по душам.

Я чуть не поперхнулась от удивления.

– А предупреждение Луизы ты не слышала?

– Слышала. Ну и что? Буянить мы не будем, а вино – необходимый атрибут любой академии, особенно в начале учебного года.

Дейдра прошла к дивану. Я тоже развернулась и направилась к дивану, но тут краем глаза что-то заметила. Как будто какое-то пятно мелькнуло на светлой стене. Остановилась, резко повернула голову. Хм, нет, ничего.

– Что-то случилось?

– Показалось, – отмахнулась я.

Мы устроились рядом на мягком, широком сиденье.

– Так, штопор… – пробормотала Дейдра, принявшись осматривать складки платья. В складках обнаружились потайные кармашки, но пока только они, в отличие от искомого штопора.

– Да не нужно, – я качнула головой и щелкнула пальцами над бутылкой. Простенькое заклинание, доведенное до такого автоматизма, что даже слова произносить не надо. Достаточно жеста и магической энергии. Раз – и пробка послушно выскочила из горлышка.

– Ну надо же, как здорово у тебя получается. Много тренировалась?

– Тренировалась много. Но по большей части ради сокурсников. Мне показалось, ты тоже училась в академии?

Дейдра улыбнулась.

– Тебе даже не показалось. Да, училась. Правда, не в магической. Магических способностей у меня нет. Но родители посчитали, что именно в академии я научусь ладить с людьми намного лучше, чем на домашнем обучении и периодических аристократических балах. А умение ладить с людьми поможет мне поладить с шиагами. Так что не согласна с мнением некоторых по поводу обучения в академии. Но решила не спорить. Пусть думают, будто подготовлены лучше. Бокалы есть?

– Есть чайный сервиз.

– Неси, – Дейдра пожала плечами. – Мы после академий, конечно, ко всему привычные. Но все-таки леди, верно?

Я усмехнулась и подошла к шкафу с вещами. А еще удивлялась, зачем Энни настаивала на том, чтобы я взяла с собой чайный сервиз! Не стала спорить с ней только потому, что сервиз дорогой и был шанс продать его по хорошей цене, если удастся сбежать. В принципе я по-прежнему планировала продать его, когда окажусь на свободе. Но ничего страшного, если сейчас мы его немного попользуем.

Возвращаясь обратно к дивану, снова заметила странное мельтешение на стене. Но стоило перевести туда взгляд, как взору предстала самая обычная стена без каких-либо подозрительных пятен. И что это такое? Галлюцинации из-за избытка впечатлений за последние дни?

– М-м-м, какие симпатичные чашечки, – заметила Дейдра, рассматривая вязь розовых цветков.

Я содрогнулась. Скоро возненавижу этот цвет.

– Рассказывай, как докатилась до жизни такой, – предложила она, разливая вино по чайным чашкам. – Как ты вообще стала невестой шиага и почему не рада этому? Мне казалось, все девушки об этом мечтают. И завидуют нам.

В первый момент хотела отказаться. Ну не привыкла я пить, даже вино. В академиях на самом деле нравы более свободные, чем в замках на тех же приемах. Особенно если речь идет об академии магии. Считается, будто студенты в академии магии – самые чокнутые и безбашенные среди всех студентов. Но я все равно почти никогда не пила. Только в заклинании по откупориванию самых разных бутылок практиковалась. Зачастую к середине вечеринки только я оставалась на это способна.

Но потом вдруг подумалось, что напиться в первый же день пребывания в Академии невест – отменная возможность показать себя не с лучшей стороны. Разгуливать по коридорам и распевать похабные песенки я, конечно, не буду, но достаточно уже красных глаз и в целом нездорового вида поутру.

Рискованно? Пожалуй! Но даже если меня с позором выгонят из академии за неподобающее поведение, это уже будет лучше, чем выйти замуж за шиага.

Окончательно убедив себя такими мыслями, я сделала первый глоток.

– Я не мечтала стать невестой шиага. У меня были совсем другие планы. Хотела закончить магическую академию, получить высокую должность при дворе. Знаешь же, есть специальный титул. Выдается магам из аристократов, кто совершил что-нибудь важное для короля. Вот чего-то такого хотелось. Ну и… – сделав еще один глоток, призналась: – Замуж я собиралась. Как ты уже догадалась, не за шиага.

– То есть… ты собиралась замуж за кого-то другого, а тебя все равно наделили меткой?

– Именно!

– А что твой жених?

– Жених разорвал помолвку. Сказал, что не смеет претендовать на невесту шиагов.

– Да, неприятная ситуация. Но он правильно сделал. Невесты шиагов неприкосновенны.

– Только я не была невестой шиага, понимаешь? Совсем к другому готовилась, строила жизненные планы. А тут вдруг раз – и эта метка появляется, а вслед за ней рушится вся моя жизнь.

– А как она появилась? Ты видела шиага?

– Нет, не видела. Однажды утром проснулась, а на мне эта метка. Такой переполох поднялся. И дернуло же меня к родителям побежать. Скрыла бы, никто б и не узнал. А так прибежала к отцу чуть ли не в панике. Он и разобрался. Разобрался, что я теперь невеста, а значит, меня нужно в академию отправить, когда начнется сбор нового курса.

Дейдра в задумчивости помолчала. Потом все-таки произнесла:

– Твой отец правильно поступил. Нельзя было скрывать твою принадлежность к невестам. Сама ведь понимаешь – с шиагами шутки плохи. К тому же этот переполох…

Да, переполох поднялся знатный. Впервые в истории невеста шиага погибла! Их не только почитали, уважали и всячески ими восхищались. Невест охраняли и оберегали. Любой житель нашего мира знал, что невесты шиагов неприкосновенны. Никто и никогда не причинит невесте шиага какой-либо вред. Более того, считалось, будто сами шиаги присматривают за своими невестами и защищают от любых угроз. Но все же это случилось. Впервые. Невеста утонула в реке.

Волна страха и непонимания прокатилась по всему королевству. Несколько дней мы просто ждали. Не понимали, чего ожидать. Шиаги будут гневаться? Накажут за то, что одна из их невест погибла? Или произойдет что-то иное, такое же необъяснимое, как гибель невесты?

Ну и произошло. Со мной. Однажды утром, отправившись в купальню, я обнаружила на своем плече метку шиага. Такого тоже никогда не случалось. Метки появлялись у трехнедельных младенцев. А тут вдруг у взрослой девушки. У которой, между прочим, уже были планы, никак не связанные с шиагами!

В тот же день отец доложил королю. К вечеру о появлении новой невесты знал весь мир.

Пожалуй, с тех пор, как на моем плече появилась проклятая метка шиага, единственное, что сделали родители именно для меня – это отменили балы и приемы. Всему высшему обществу хотелось взглянуть на меня. С Эвелин Айлой тар Вивиас знакомы были многие. Но теперь всем не терпелось посмотреть на Эвелин тар Вивиас как на невесту шиага.

Я знала, насколько родителям хотелось показать меня. Чтобы все любовались и восхищались новой невестой – их дочерью. Но в тот день я впервые плакала с тех пор, как вышла из детского возраста. Мужчина, которого я, как мне казалось, любила, расторгнул помолвку. И я умоляла отменить назначенные на конец лета приемы. Несмотря на то что родителям очень хотелось покрасоваться, они согласились. И я благодарна за это. Хотя бы за это.

– Я все понимаю. Но мне от этого не легче. Моя жизнь рухнула, – с горечью произнесла я и допила все вино из чашки. Я ведь хотела напиться? Хотела показать, насколько плохая получится из меня невеста? Значит, нужно стараться!

 

Дейдра снова наполнила чашки, потому как со своей порцией тоже уже справилась. Но, кажется, у нее, в отличие от меня, был неплохой опыт в распитии алкогольных напитков.

– Может, ты зря сгущаешь краски? Рухнули твои планы, но не жизнь. Да, теперь будет не так, как ты рассчитывала. Будет иначе. Но это не значит, что все плохо. В конце концов, не может весь мир восхищаться тем, что так плохо. А невестами шиагов восхищаются! Значит, это действительно здорово.

Мне ее логика показалась какой-то странной. Но, может, через пару чашек вина вполне сгодится.

– Что-то я не уверена, что выйти замуж за какого-то незнакомца, который к тому же не человек, – это так уж здорово.

– А ты посмотри на это с другой стороны. Их двадцать три, так же, как и нас. Двадцать три – неплохой выбор. Мы успеем познакомиться. Узнать тех, кто нам понравится.

– Тех, кому мы понравимся, – поправила я мрачно и чуть ли не залпом отпила сразу половину чашки.

Внутри приятно потеплело. В голове сделалось как-то… воздушно, что ли?

– Нет, – поправила Дейдра. – Именно с тем, кто нам понравится. Ну ты чего, Эвелин, мне тебя учить мужчин привлекать? Присмотрись к ним сама. Да и заинтересуй того, который понравится тебе. Попадись ему на глаза, пусть обратит на тебя внимание и сам захочет познакомиться. А дальше – дело техники. Кстати, к плюсам нашего положения. Королевство шиагов – самое богатое во всем мире. Говорят, там кругом роскошь. Сами шиаги красивы, родовиты, опять же богаты. Стать женой такого мужчины – одно удовольствие.

– С чего ты взяла, что одно удовольствие? Мы понятия не имеем, как живут жены шиагов.

– Ну, говорят, что очень хорошо, – Дейдра пожала плечами и налила нам еще вина.

– А ты веришь всему, что говорят? Покажи мне хоть одну жену шиага!

– Как я тебе ее покажу? Шиаги не выпускают жен из своего королевства.

– Вот! – я подняла палец и чуть не расплескала вино, потому как налито было почти до самого края. Надо срочно отпить, пока не пролила. Здесь-то, в гостиной, вполне красиво. И мне совсем не хочется портить обстановку винными пятнами. Даже ради образа плохой невесты. – Никто не видел жен шиагов. Может, они их после свадьбы убивают?

– Если бы шиаги убивали жен, то, во-первых, им бы требовалось гораздо больше невест, чем по двадцать три штуки раз в три года. А во-вторых, зачем тогда эта академия? Учить чему-то невест, чтобы потом просто избавиться? Ну уж нет. Мы станем настоящими женами. И между прочим, только от нас зависит, как наши будущие мужья будут к нам относиться.

Мне почему-то казалось, что и половина чашки вполне может расплескаться. Так что пока Дейдра говорила, я убавляла и убавляла. Пока не осталась пара капель на самом донышке. Заметив это, девушка не поскупилась – плеснула еще. Ну вот, опять отпивать придется, пока не испортила симпатичный серебристый диванчик.

– А как же менталитет? Если шиаги считают, что место жены… ну, скажем, в спальне? А за пределами спальни она и рта не имеет права раскрыть? И вообще, никому, кроме мужа, на глаза не может показываться? Если у них просто так принято? Вот что ты тогда сделаешь?

– Ну… спальня – не такое уж плохое место, – протянула Дейдра, наматывая огненно-рыжий локон на палец. – А давай чокнемся. За то, чтобы шиаги нас любили и уважали!

Чокнулись. Выпили. По полной. И еще налили…

Мысли в голове начали подозрительно путаться.

– А… это… – я старательно пыталась сосредоточиться на своем вопросе. – Вот зачем ты убеждаешь меня, что все так здорово? – Диван покачнулся. Или это я на диване покачнулась? Обведя странно расплывающуюся комнату взглядом, постаралась сфокусироваться на Дейдре. – Мы же соперницы. Да? Тебе выгодно, чтобы я… ну… чтобы не хотела!

– Не хотела чего?

– Ну, замуж. За шиага.

– Ты мне понравилась. Захотелось помочь. К тому же что-то мне подсказывает, что у нас разные вкусы. Ты любила своего жениха?

Резко захотелось плакать. В глазах защипало. Я всхлипнула, сдерживаясь из последних сил.

– Эй, ты чего?!

– Люби-и-ила! – взвыла я.

Дейдра бросилась ко мне.

– Эвелин, успокойся! Выпей. Вот еще выпей. – Она влила в меня целую чашку. Ну, как влила. Силой заставила сделать пару глотков, буквально ткнув полной чашкой в рот. Но потом я и сама неплохо справилась.

Горячая жидкость проникая внутрь, заполняла собой. Чашка с вином стремительно пустела. Голова тоже. Становилась воздушной и звенящей. Комната раскачивалась. Приятно так. Почти как детская колыбелька. Туда-сюда, туда-сюда. Главное, чтоб не укачало…

Слезы высохли, так и не пролившись. Боль отступила, зато осталась горечь.

– Опиши его, – предложила Дейдра.

– Ну… он такой… такой… – я расплылась в улыбке. Даже самой улыбка показалась несколько кривоватой, больше похожей на гримасу, если судить по ощущениям. Но Дейдра не испугалась, слушала внимательно, а потому, старательно пытаясь собрать мысли в кучку, я продолжила: – Такой добрый, благородный, заботливый… р-ро… рэ… – слово внезапно показалось сложным, но я собралась с духом и выпалила: – Романтичный!

– В общем, розовые сопли, – хмыкнула Дейдра.

Но я не обращала внимания и продолжала:

– Умный, нежный… он так… так обо мне заботился. А потом просто предал!

– В общем, понятно. Да забудь ты его. Недостоин этот придурок тебя. Ни один мужик не сравнится с шиагом.

– По-почему придурок? Он хороший.

– Был бы не придурком, не стал бы тебя отпускать. Это, конечно, смертельно опасно. Его бы убили. Но отпускать не должен был все равно.

– А почему не мужик? – мне показалось это очень важным. Дейдра сказала, что он не мужик, потому что не шиаг?.. Или как там было?

– М-да, тебе больше не наливать…

– Наливать! Ну Дей-адра, ну пожалуйста, – я потянулась к бутылке, которую девушка попыталась спрятать себе за спину. Там осталось совсем немного, но именно это вино показалось мне спасением. Спасением от боли, страданий и мрака бессмысленного существования без первой и единственной любви в моей жизни.

Я попытался выхватить бутылку у Дейдры из-за спины. В ходе борьбы ее чашка, еще не совсем пустая, опрокинулась.

– Ой… извини… – пробормотала девушка, глядя, как по серебристой поверхности дивана растекается красное пятно.

– Ер-рунда!

Я щелкнула пальцами. Простое бытовое заклинание. Из тех, что, если довести до автоматизма, можно использовать без произнесения слов. Язык у меня запинался, а вот пальцы… пальцы, похоже, заплетались. Вскрикнув, мы подскочили с загоревшегося дивана. Пятна на нем не осталось. Как и ткани. И половины мягких внутренностей. Вместо того чтобы избавить диван от винного пятна, я прожгла в нем весьма глубокую и широкую дыру.

– Ерунда… – повторила я, глядя на неожиданный результат своих трудов.

Дейдра опрокинула в себя остатки содержимого чашки. Все остальное вылила в мою. Я тут же к ней присосалась. И пока все не выпила, не отпустила. А то мало ли, вдруг еще что-нибудь запачкаю.

Но дыра в диване, честно говоря, не казалась мне проблемой. Еще одно доказательство того, что к шиагам меня вообще нельзя подпускать, не говоря уж о том, чтобы выдавать замуж за кого-то из них.

– Так. Слушай. Все, хватит. Иди-ка ты спать, – скомандовала Дейдра. – Ты ложись спать прямо сейчас, да и мне возвращаться пора.

– Подожди! Мы же… ну это… муш… мущ… мужчин не обсудили…

– Завтра. Все завтра, на трезвую голову.

Я стояла и качалась. Качалась и стояла. Ну и взгляд умоляющий пыталась изобразить.

С сомнением покосившись на меня, Дейдра вздохнула, подхватила меня под локоть и повела к спальне.

– Кто ж знал, что на тебя так подействует. Бутылка вина. Всего лишь бутылка вина на двоих! А как развезло… – бормотала она по пути.

Я шла молча. Слишком уж трудно было ноги переставлять и не путаться в них. Еще и говорить при этом? Нет уж, не получится!

– О, у тебя тоже розовая мечта пустоголовой феи.

Дейдра не ушла, пока не уложила меня в кровать. Я сопротивлялась, но с координацией движений у нее было получше, так что Дейдра все-таки справилась.

– Все. Спи! – Она погрозила мне пальцем и вышла из комнаты.

Но мне не спалось. Я смотрела в раскачивающийся из стороны в сторону потолок, тоже, между прочим, с нежно-розовым оттенком, и размышляла.

Снова стало себя жалко. Подумалось, что Райен, которого я так любила, наверное, и вправду не мужчина. Он должен был бороться. Вызвать шиагов на дуэль. Да, они бы убили его. Но он не должен был меня предавать!

Во всем виноваты шиаги. Проклятые шиаги! Зачем нацепили на меня свою метку? Зачем решили сделать невестой?

Нет, я им не дамся! Вот прямо сейчас не дамся.

Пора с этим заканчивать. Пьяная невеста – то, что нужно для отчисления из академии.

Я поднялась. Не сразу, каким-то чудом, но таки смогла вновь принять вертикальное положение. Или горизонтальное? Путаюсь… как все путается в голове… И комната похожа на пышное розовое облако!

Дверь между спальней и гостиной распахнула решительно. Дверь в коридор открыла еще решительнее, потому как равновесие потеряла и чуть не выбила ее плечом.

Вывалившись в коридор, с трудом умудрилась не рухнуть на пол. Пробежала чуток вперед, но на ногах удержалась. Частично этому поспособствовала противоположная стена, в которую я носом уткнулась.

И тут произошло нечто странное. Я изумленно моргнула. Стена моргнула тоже.

Я отпрянула. Глаза со стены никуда не делись. Большие такие глазки, симпатичные. Нет, вот на самом деле большие. С апельсин примерно размером. Встретившись со мной взглядом, глаза испуганно увеличились, моргнули и внезапно исчезли.

– Эй, ты куда?! – я снова бросилась к стене. В прямом смысле бросилась, потому что опять чуть не упала.

Никто не откликнулся. И глаза больше не появлялись.

Вот это галлюцинации. Веселенькие.

Еще немного потыкав в стену пальцем, создала магический светлячок – на этот раз без всяких происшествий – и двинулась вперед по коридору. Не знаю куда, не знаю зачем. Мысль, что нужно добиться отчисления из академии непременно сегодня, крутилась в голове. Но, помимо нее, там больше ничего не помещалось. Я пыталась придумать план. Тщетно. Соображалось вообще с трудом.

Ну ничего, может, повезет еще.

Какое-то время, пошатываясь, брела по коридору. Не знаю, как долго. Все кружилось и раскачивалось, кружилось и раскачивалось. То ли я, то ли мои мысли, вернее, одна только мысль о необходимости отделаться от шиагов прямо сейчас, то ли весь мир и все в этом мире бесконечно кружилось, кружилось…

И в этой бесконечной карусели я увидела странный дымок. Красивый такой, струящийся вдоль пола, временами вздымающийся вверх и снова опадающий.

Глупо захихикав, подскочила к нему.

Поймаю!

Так и прыгала по коридору, путаясь в ногах, хихикая и пытаясь поймать дым. Он упрямо ускользал, струился сквозь пальцы, но я не сдавалась. Хватала и хватала его. А потом как схватила! Нечто твердое и… хм… очень похожее на человека.

Дым внезапно сгустился и собрался в мужчину, вполне материального. Я ойкнула от неожиданности, но растерялась только в первое мгновение. Схватив его за плечи, подалась вперед и выдохнула:

– Ты должен увести меня отсюда.

Мужчина отшатнулся. Наверное, винный запах ошеломил. Потеряв опору, я чуть не упала. Ему пришлось вернуться на прежнее место и поддержать меня за талию.

Постояли немного в молчании. Тепло, уютно, хорошо.

Мужчина внезапно хмыкнул:

– И не боитесь разгуливать одна ночью по замку?

– Не боюсь, – я помотала головой. Зря, не стоило этого делать. Все вокруг завертелось с новой силой. – За мной присматривают.

– Кто?

– Стены. – Я привстала на цыпочки, снова покачнулась и буквально рухнула на незнакомца. Но до его уха все же добралась, чтобы прошептать: – У стен есть глаза.

– Странно. Я думал, у стен есть уши, но чтобы глаза…

– Уши? – я всерьез задумалась. Это что же за чудо такое получается, с глазами да ушами? – Нет, не видела. – Усилием воли вспомнила, ради чего шатаюсь по коридору. – Увезите меня отсюда. Пожалуйста.

Я всматривалась в лицо незнакомца, но черты неуловимо ускользали от меня. Сосредоточиться никак не получалось.

– Зачем? – спросил он.

– Я не хочу здесь оставаться.

Мне внезапно сделалось страшно. А если он снова станет черным дымом и растворится? Если ускользнет, оставит меня одну посреди коридора в ненавистном замке?

Вцепившись ему в плечи, испуганно всхлипнула.

– Но вы – невеста шиага. Вы не можете покинуть академию.

– Почему? Почему не могу? Я не хочу здесь оставаться… – зашептала я, отчаянно цепляясь за мужчину. Стало очень, очень страшно.

– Все хотят. Все мечтают быть невестами шиагов.

 

– А я не хочу! – воскликнула я и сама оттолкнула от себя незнакомца. Его слова разозлили. – Ненавижу шиагов!

Он подался вперед, обхватил меня за талию и заткнул рот ладонью.

Глаза зловеще сверкнули, хотя я по-прежнему не могла рассмотреть черты его лица. Нас окутал уже знакомый черный дымок, пол внезапно ушел из-под ног. Кажется, тело куда-то провалилось, а вот желудок остался на прежнем месте. Как меня не вывернуло – не представляю. Я нервно сглотнула, снова вцепившись в плечи мужчины. А спустя мгновение мы очутились в комнате. Даже в ночной темноте все вокруг подозрительно намекало на розовый цвет.

– Вот как? Ненавидишь? – переспросил незнакомец.

Сообразив, что перемещений в пространстве больше не будет, я снова попыталась его оттолкнуть.

– Да, ненавижу! Шиаги сломали мне жизнь!

– Зря ненавидишь, невесточка, – усмехнулся он, наклонился и поцеловал меня. Комната покачнулась, на этот раз особенно сильно. И поцелуй тоже получился… сильным. Мужчина как будто смял мои губы, завладел ими, настойчиво и жестко. Не ласка, не страсть – наказание.

Я попыталась вырваться. Ударила его кулаком в грудь, но разве ж справится пьяная, слабая девушка с мужчиной.

А он на этом не остановился. От губ перешел к подбородку, шее, плечам. Покрывал кожу короткими, жесткими поцелуями. Тело откликалось дрожью и жаром. Внутри поднималась самая настоящая паника.

– Прекрати! Отпусти! – кричала я, отбиваясь от него.

– Ну что, все еще ненавидишь? И даже так ненавидишь? – прошипел он, опалив поцелуем ямочку между ключицами.

– Ненавижу!

Я запустила в него шаровой молнией. Коснувшись плеча, магический сгусток ярко вспыхнул, как будто вздрогнул, после чего погас, не причинив никакого вреда.

– На нас магия не действует. – Его лица не было видно, однако в голосе послышался смешок.

– Отпусти!

Я попыталась в очередной раз ударить его, но мужчина попросту скрутил меня, соединив руки за спиной. Больно толкнув, повалил на кровать и навис сверху.

Я замерла, боясь пошевелиться от страха. Он смотрел на меня. Я чувствовала, как смотрел, но сама почти ничего не видела. Темнота, два разгорающихся синих огонька и светлые волосы, настолько светлые, что выделяются даже в ночной тьме.

– Ты пьяна. Я тебя не трону. Но в следующий раз попридержи свой язык. И запомни. Нас невозможно ненавидеть.

Он отстранился от меня.

– Вас?.. – растерянно выдохнула я.

В темноте раздался смешок. А потом его силуэт превратился в дым, скользнул к окну и растворился без следа.

Честно говоря, я попросту вырубилась. Сразу.

Наутро нещадно болела голова. Поднималась с кровати со стоном. Я бы вообще не стала вставать, но звон никак не прекращался. Довольно мелодичный, пожалуй, даже приятный, если бы не головная боль. Я вообще не сразу поняла, что звон мне не чудится, а на самом деле существует в объективной реальности. Похоже, в Академии невест это аналог будильника.

А раз будильник, значит, нужно вставать. Или не нужно? Опоздание на занятие после пьянки – прекрасное дополнение к образу неподходящей невесты.

Потом вспомнилось, что занятиям предшествует завтрак. Пришлось все же вставать.

Мне было так плохо, что, ничего не видя, побрела в купальню. Хотелось освежиться. Жизненно необходимо освежиться!

Холодная вода не смогла привести меня в чувство. Голова по-прежнему раскалывалась. К горлу подкатывала тошнота. А еще дико хотелось пить. Вот не было так плохо моим одногруппникам всего лишь после вина. После коньяка, виски или текилы – да. Но не после вина!

Мучительно постанывая и мечтая немножко умереть, поплелась обратно в спальню. И удивленно замерла на пороге. Потому что на этот раз все-таки заметила изменения в интерьере. В общем-то, мебель была та же. Все осталось на своих местах, вот только цвет изменился. Боги, безумный розовый цвет исчез! А вместо него появились нежные пастельные тона бежевых и кремовых оттенков.

Признаюсь, чуть не разрыдалась от счастья. Даже головная боль немного отступила.

Вот это – милая девичьему сердцу комната. Мягкая, нежная. Что самое главное, не режет глаза! О, и мишка… мишка на тумбе рядом с кроватью светло-коричневого цвета. Кажется, тот же самый мишка. Но какой симпатичный теперь.

Настроение улучшилось. Душевного подъема хватило на то, чтобы выбрать платье на сегодня. Однако стоило взглянуть на себя в зеркало, настроение рухнуло обратно, в бездну страданий и боли. Вся мятая, с красными глазами и каким-то безумным взглядом, я сама себя испугалась. Но ничего. Я ведь хотела, чтобы по мне сразу было видно, что невеста из меня никакая? Вот пусть увидят и решат, что лучше недобор невест, чем полный комплект, но вместе с кошмаром в моем лице! Боги, мое лицо… и голова… как паршиво-то!

В итоге косметикой я все-таки воспользовалась. Чтобы хоть как-то откорректировать болезненный вид. Ну не могла я, просто не могла вытерпеть подобный позор, даже ради отчисления из академии. Лучше отчислиться иным образом, не таким, который запятнает репутацию навечно.

Опоздать мне тоже не дали. Мало того что на сборы, оказывается, нам отвели кучу времени, так еще и Лорен колотил в дверь до тех пор, пока я не открыла. Так что даже в моем состоянии было нереально опоздать. А уж когда до столовой за ручку ведут – тем более.

Аппетит во мне не проснулся, но пить хотелось. Так что опоздание пришлось перенести на потом. Сначала позавтракать, а потом уже опаздывать.

– Как ты? – шепотом спросила Дейдра. В столовой она села со мной рядом и теперь смотрела с сочувствием. Видимо, мой вид был весьма красноречив.

– Ужасно… – выдавила я, вливая в себя содержимое кружки.

– На, вот это поможет. – Под столом, чтобы никто не заметил, она протянула мне небольшой холщовый мешочек.

Хм… отравить меня хочет? Устранить конкурентку? Решила, что вчера зря-таки убеждала смириться и даже возрадоваться новому статусу?

Но головная боль…

Больше не раздумывая – тем более что думать было крайне сложно, – я раскрыла мешочек и высыпала порошок из перетертых растений в кружку с чаем. По вкусу опознала вполне безобидный травяной сбор. Преподавали нам травоведение. Так вот, это действительно травка от похмелья. И головную боль снять должно.

– Напилась ты вчера, конечно… Я даже не ожидала, что от вина тебе так крышу снесет.

Я хотела сказать, что просто не пила толком никогда, но вместо этого вышло невнятное мычание. Залив в себя весь чай, поставила опустевшую кружку на стол, перевела дыхание.

Так, теперь нужно подождать. Всего лишь немного подождать.

Дейдра, видимо, поняла, что ко мне пока лучше не лезть. Вернулась к своему завтраку.

А постепенно мне действительно становилось легче. Головная боль отступала. Вместе с ней и тошнота. Под конец завтрака я даже смогла кое-чего в себя запихать. А еще заметила странное оживление неподалеку.

– Что это с ними?

За соседним столом собралось сразу шесть девушек. Одна из них таинственно улыбалась и периодически с видом сошедшей до жалких людишек богини что-то коротко им отвечала. Другие полушепотом наперебой забрасывали ее вопросами. Доносились только обрывки:

– И как он?

– Шиаги…

– В первую же ночь?

– Белые волосы?..

– Больше не розовая?..

Стоп! Что все это значит?!

Дейдра покосилась на девушек.

– А, так они обсуждают, что к Милоре сегодня шиаг заходил.

Судя по скептической улыбке, Дейдра этому не поверила.

Зато я засомневалась. Потому что странно все это. Очень странно.

– Нас должны представить шиагам через три дня, – продолжала Дейдра. – С чего бы им посещать невест уже сейчас? К тому же она одна здесь такая осчастливленная. Ты посмотри на эту надменную физиономию! Вот врет же. Наверняка врет.

– Или нет.

– Постой… ты что-то знаешь?

– Не уверена, – я поморщилась. Воспоминания о прошедшей ночи путались в голове и никак не желали выныривать из омута беспорядка на свет разума. Но что-то такое все-таки было. Белые волосы… – Как шиаги выглядят? Вам рассказывали?

– М-м-м, нет. Не рассказывали.

– Но зачем ей врать о белых волосах, если она не знает о них наверняка? Ведь на приеме мы увидим шиагов. И узнаем, есть у кого белые волосы или нет.

– Да, странно… – Дейдра всерьез задумалась. – Получается, она не врет? К ней на самом деле приходил шиаг?

Уже иначе Дейдра взглянула на Милору. Внимательно, оценивающе.

– Вот что он в ней нашел? Почему именно к ней? – спросила девушка раздраженно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru