Экспедиция в ад

Марина Серова
Экспедиция в ад

Для вежливости я постучалась в дверь с нужной табличкой, а потом легонько толкнула ее. В помещении стояло несколько столов с компьютерами, за которыми сидели женщины и мужчины в типичной офисной униформе. На мужчинах – строгие костюмы, на женщинах – белые блузки и, очевидно, черные юбки или брюки. Честно говоря, я думала, что журналисты, которые ведут передачу «Тайны Тарасовской области», чем-то напоминают Владислава Карельских. Нет, естественно, я не ожидала увидеть людей с рюкзаками и в штанах защитного цвета, но сейчас я бы ни за что не сказала, что эти люди ездят по аномальным местам города и области. Может, это и не журналисты, а начальство? Скорее всего…

– Вы к кому? – поинтересовалась у меня худощавая женщина лет сорока в очках. Волосы дамы были забраны в строгий пучок, а лицо выражало бесстрастность и какое-то безразличие.

– Я к Андрею Николаевичу на собеседование, – пояснила я. – Он мне на сегодня назначил.

– Офис восемьсот пять А, – лаконично ответствовала дама. – Вторая дверь слева.

Я извинилась за беспокойство и вышла из кабинета. Офис, в котором меня ждали, находился совсем рядом, хотя я точно помнила, что мне сказали идти в восемьсот пятый кабинет. Может, администратор ошиблась? Интересно, где она находится? В восемьсот пятом или в кабинете начальника?

Следующий офис, куда я зашла, был практически таким же, как и предыдущий. Только народу здесь было меньше – всего-навсего двое мужчин и одна женщина. Я вежливо поздоровалась и проговорила:

– Меня зовут Евгения Охотникова, я отправляла свое резюме… Мне сегодня назначили собеседование!

– Проходите, присаживайтесь, – полный мужчина с седыми волосами и в очках кивнул мне на стул перед своим столом. Видимо, это и есть Андрей Николаевич, подумала я про себя. Он был старше остальных людей в офисе и имел довольно-таки представительный вид. В общем, на роль директора подходил больше других.

Другой мужчина оторвался от своего компьютера, мимоходом взглянул на меня, а потом уткнулся в экран. Женщина тоже была поглощена своей работой – постоянно щелкала мышкой и не проявляла ко мне никакого интереса. Кто она – секретарша? Да нет, не похоже. Хотя молоденькая, лет двадцать пять, не больше. Довольно симпатичная, только прическа совершенно ей не подходит. Короткое прилизанное каре делало ее полное, но миленькое личико еще шире, да и цвет волос следовало бы сменить. Я, конечно, не стилист, но если бы девушка выбрала более женственную прическу, то ее можно было бы назвать настоящей красавицей.

– Это вы, наверное, звонили вчера? – предположил Андрей Николаевич. – София, – он кивнул на миловидную девушку, – мне утром сказала, что звонили по поводу резюме.

– Да, это была я, – кивнула я. – Только я говорила с администратором…

– София – это редактор, – пояснил мужчина. – У нас нет администраторов.

Я вспомнила телефонный разговор – и правда, с чего я взяла, что мне ответила администратор? Женщина ведь не представилась и не сказала, кто она. А я по привычке сразу записала ее в администраторы.

– Что ж, Евгения Максимовна, – продолжал начальник. – Я ознакомился с вашим резюме, все звучит весьма убедительно. Опыт работы у вас есть, образование тоже подходящее… Единственный вопрос к вам: вы указали, что работали за границей, но потом вернулись в Тарасов. Верно?

– Да, – согласилась я. – Я писала репортажи и вела телевизионную передачу, «Incredible Adventures». В переводе с английского это означает «Невероятные приключения». Потому и захотела работать репортером в вашем издательстве, ведь вы создали проект «Тайны Тарасовской области»!

– Все верно, – кивнул Андрей Николаевич. – Только боюсь, ваша работа за границей несколько отличается от той, что можем мы вам предложить. Вас это не смущает?

– Ну, я понимаю, что вы занимаетесь загадочными местами и явлениями города и области, – проговорила я. – Но ведь это тоже интересно! По-моему, в любом городе есть масса интересных вещей, о которых следует рассказать!

– Рад, что вы настроены столь оптимистично, – улыбнулся начальник. – Но гонорар мы готовы платить небольшой, и официального трудоустройства у нас нет. Вас это устроит?

– Главное, чтобы работа была интересная! – с жаром заявила я. – Официально или нет – это неважно!

– Ну что ж, тогда, думаю, надо дать вам пробное задание, – задумчиво произнес Андрей Николаевич. – А выполните – поглядим, как нам продолжать наше сотрудничество. Как вы на это смотрите?

– Смотрю положительно! – заявила я. Не думала, что все будет настолько просто – начальник даже не попросил меня предоставить какие-либо документы. Может, конечно, потом потребует, кто знает. Но мне ведь не нужно работать у них – главное выяснить, действительно ли поездка Владислава Карельских на Медведицкую гряду так мешает репортерам или начальству этой редакции? И кто именно присылает Владу письма с угрозами? Уж не София ли так рьяно старается по просьбе начальника?

– Хорошо, с вас статья, объем – не более двух тысяч знаков. Тема любая, на ваше усмотрение, но что-то, связанное с городом и областью. Сможете?

– Разумеется! – воскликнула я. – А можно я напишу о Медведицкой гряде? По-моему, место очень интересное, необычное. Аномальное!

– Да ради бога! – хмыкнул Андрей Николаевич. – Хоть о гряде, хоть о болоте. До завтра успеете? Фотографии в количестве двух штук, больше не надо.

– Как до завтра? – опешила я.

– А что вас смущает? – удивился начальник. – Две тысячи – совсем немного, у вас сегодня целый день, завтра можете не с утра прямо отправлять, а в течение дня. Или у вас еще какая-то работа?

– Постойте, – произнесла я. – Но ведь для того чтобы написать эту статью, я должна поехать на место, сделать фотографии, поговорить с местными жителями…

– Милая Евгения Максимовна! – снисходительно, даже с жалостью сказал Андрей Николаевич. – О чем вы говорите? Мы ведь не в каменном веке живем! Это у Конан Дойля в «Затерянном мире» репортер едет с экспедицией писать заметки о плато, а в наши дни – интернет вам в помощь! Если б мы каждый материал делали после командировки на место, наша редакция развалилась бы! Уж не знаю, откуда вы все это взяли, может, за границей вы куда-то ездили, а у нас Тарасов, репортеры пишут статьи в офисе, ну или дома за компьютером. Интервью мы не берем, поэтому никто никуда не ездит. Да и зачем? Обо всем уже тысячу раз написано, ваше дело – красиво подать материал, чтобы читателю было интересно и чтобы казалось, что вы пишете статью с места события. Вот и вся ваша работа!

– Но… Мне говорили, что ваш проект делает съемки, передачу ведете на телевидении! – воскликнула я. – Я думала, что вы – нечто вроде программы «Загадки России» с Владиславом Карельских, слышали о такой?

– Конечно, – равнодушно пожал плечами Андрей Николаевич. – Но понимаете ли, в чем дело, дорогая Женя… Владислав Карельских живет и работает в Москве, а Москва – это не Тарасов. Там есть крупные, затратные проекты, и то их единицы. «Загадки России», передача, о которой вы говорите, – как раз из таких. Но там московские репортеры, а они могут себе позволить любые экспедиции. Знаете, какие у них спонсоры? Вот-вот! Нам, в Тарасове, таких и не снилось! У нас даже штатные сотрудники не могут себе позволить подобных командировок, а уж что говорить о внештатных! Конечно, я понимаю, что после работы за границей вам это кажется странным, но что поделаешь. Редакция у нас маленькая, платим репортерам мы не так много, как хотелось бы. Если желаете, можете рассматривать это как подработку, но не больше.

– А я думала, вы организовываете командировки, – задумчиво проговорила я. – А что если, скажем, съемочная группа «Загадок России» вздумает делать материал об аномальных зонах Тарасовской области? О той же Медведицкой гряде? Получается, вы останетесь без работы?

– Это кто вам такое сказал? – искренне удивился мой собеседник. – То, что снимают репортеры других редакций, нас не интересует. У них – телевизионная передача, у нас – газетные статьи. Мы никоим образом с ними не пересекаемся.

– Странно. Мне казалось, что вы – конкуренты.

– Ну какие мы конкуренты? – улыбнулся Андрей Николаевич. – Если уж на то пошло, то помимо «Тайн Тарасовской области» у нас куча других рубрик. Например, куда больше пользуется спросом еженедельная колонка «Защита прав потребителей», потом одна редактор у нас ведет рубрику о здоровом питании… А про всякие там невиданные штуки – это, скажем, приятный бонус. Вишенка на торте, если использовать метафоры.

– Вот как… – задумчиво протянула я.

Владислав ведь говорил, что «Тайны Тарасовской области» – проект, аналогичный его собственному. Стало быть, он ошибался. Интересно, а кто является спонсором «Загадок России»? Первую поездку Влад совершил на собственные средства, но я очень сильно сомневаюсь, что он продолжает путешествовать, не имея влиятельных спонсоров! Надо бы при встрече узнать у него.

– Да, по поводу оплаты, – прервал мои мысли Андрей Николаевич. – За тысячу знаков вам полагается сто рублей, то есть ваш гонорар полностью зависит от количества статей. Сотрудники в штате у нас пишут в день около десяти статей по две тысячи знаков. В принципе, внештатник тоже может работать в подобном режиме, а со временем мы вас, возможно, переведем в штат. Если хотите, можете попробовать написать статью в другую рубрику – у нас требуется материал в колонку «Родители и дети». Там о трудностях воспитания, о проблемах подростка в школе и прочее. Может, эта тема вам покажется интересной.

– Хорошо, попробую, – кивнула я. Похоже, и здесь я потерпела неудачу: проект «Тайны Тарасовской области» – отнюдь не конкуренты «Загадкам России», а я так надеялась, что именно они выступают против экспедиции! Мне ничего не оставалось, кроме как пообещать сдать статью завтра днем и покинуть редакцию.

Глава 3

Несмотря на две неудачи, я ни капли не расстроилась. Не такой я человек, к тому же это рабочий момент. По жизни я придерживаюсь принципа Эдисона, который говорил: «Я не потерпел неудачи с лампочкой. Я просто нашел девяносто девять способов, при которых она не работает».

 

Если редакция и друг Владислава ни при чем, то следует пообщаться с близкими родственниками телеведущего. Я как раз раздумывала, как бы мне познакомиться с Лилей и родителями Карельских, как неожиданно мой мобильный ожил. Звонил сам Владислав.

– Да, – я поднесла трубку к уху. – Что-то случилось?

– Увы, случилось, – голос Владислава был расстроенным и несколько возмущенным. – Представляете, какой-то гад проник ночью в штаб-квартиру и спер оттуда операторский оптический видоискатель! Нет, ну это ни в какие рамки не лезет! Придется теперь новый покупать, а нужной фирмы в магазинах нет!

– Так, где находится ваша штаб-квартира? Вы еще там? – быстро спросила я.

– Конечно, – подтвердил мой собеседник. – Помните, я говорил, это на улице Ленинской, дом сорок два. Вы подъедете?

– Разумеется! Уже выезжаю!

Штаб-квартира съемочной группы представляла собой небольшое помещение в жилом доме, оборудованное скорее для работы, нежели для жилья. Повсюду оборудование для операторской работы, на столе – походный ноутбук, и лишь в углу на тумбочке сиротливо примостились электрический чайник и микроволновка. Видимо, на случай, если кому-то захочется выпить кофе или подогреть еду, купленную в супермаркете.

Меня встречал хмурый Владислав – больше в штаб-квартире никого не было. Одет телеведущий был точно так же, как и во время нашей первой встречи: не изменились ни футболка, ни штаны защитного цвета. Только вид у него был не добродушный, как вчера, а озабоченный и напряженный.

– Я уже позвонил ребятам, попросил их приехать, – пояснил он. – Они очень удивились, я не сказал, что произошло, но обещали в скором времени быть.

– Отлично, заодно познакомлюсь с остальными участниками экспедиции, – заметила я. – Вы трогали что-нибудь руками?

– Конечно, – кивнул парень. – Я сразу понял, что что-то не так, когда увидел, что дверь распахнута настежь. Нет, это уму непостижимо! Почему не стащили ноутбук или микроволновку? Их ведь можно продать при желании, а профессиональный операторский видоискатель просто так с рук не сбудешь! Тем более я собираюсь написать заявление в полицию!

– Больше ничего не пропало? – поинтересовалась я. Влад отрицательно покачал головой.

– Нет, все на месте – и видеокамера, и фотоаппараты. Но как быть без видоискателя – ума не приложу. Точно придется новый покупать, не такой хороший, как тот, что был. Но куда деваться!

– И вы считаете, что это – обычное ограбление? – удивилась я. Владислав столь же удивленно посмотрел на меня.

– Ну а что же еще? Конечно, ограбление! Вот только непонятно, почему именно видоискатель? Почему не что-то другое?

– Замок на двери был взломан? – я проигнорировала его вопросы. Карельских отрицательно покачал головой.

– Нет, дверь открыли, вероятно, при помощи отмычек. С замком все в порядке, он цел.

– Или у взломщика был ключ, – предположила я. – Вам не кажется, что грабитель совершил кражу не с целью наживы, а для того, чтобы помешать вам поехать на Медведицкую гряду?

– Признаться, я об этом уже думал, – кивнул телеведущий. – Хотя бы потому, что украли один-единственный предмет, который очень нужен нам во всех экспедициях.

С включенной видеокамерой наперевес постоянно не походишь, а видоискатель, или как его иначе называют, визир, позволяет быстро найти и выстроить кадр. Обычный вор взял бы и ноутбук, и фотоаппарат – он дорогой, хороший, – и видеокамеру. А здесь заинтересовались совершенно не нужной для обычного человека вещью, но для оператора видоискатель представляет огромную ценность!

– У кого, помимо вас, есть ключи от штаб-квартиры? – поинтересовалась я.

– Ключи только у меня, больше ни у кого, – заверил меня Владислав. – Если в штаб-квартиру нужно попасть кому-то из участников экспедиции, они просят у меня ключи, но это бывает редко. Понимаете, я здесь иногда пишу кое-какие статьи по экспедициям и еще готовлю предстоящие поездки. Дома работой стараюсь не заниматься, считаю, что дом – прежде всего место для отдыха. Ну и для того чтобы проводить время с семьей. Лиля и так скучает во время моих командировок, представляете, если муж, который только-только вернулся, начнет еще и работой заниматься, вместо того чтобы уделять внимание супруге? Лиля бы точно такого не потерпела.

– Да, женщины любят внимание, – согласилась я с ним. – Еще такой вопрос. Когда вы в последний раз были в своей штаб-квартире?

– Вчера вечером, – тут же ответил Владислав. – Лиля хотела встретиться с подругой, а я отправился готовить подробный план исследований. Сценария экспедиции я никогда не делаю, многое происходит экспромтом. Бывает иногда так, что мы собираемся посетить одно место, но неожиданно находим что-то интересное и сосредотачиваем свое внимание именно на этом. Поверьте, так гораздо лучше – никогда не знаешь, сколько времени займет экспедиция. Но план составлять нужно, ведь в каждом месте есть объекты, или можно сказать, достопримечательности, которые нельзя не посетить. Вот на Медведицкой гряде я тоже не знаю, как получится, но обязательно нужно найти тоннели Сталина, Пьяную рощу, Чертово логово, а также осмотреть поврежденные молниями деревья. Если повезет, в августе можно увидеть нечто, похожее на НЛО, если это, конечно, не байки. Ну а по приезде на месте разберемся, может, удастся найти кого-то из старожилов и от него узнать, что происходит на гряде.

– То есть вы представления не имеете, сколько по времени займет экспедиция? – уточнила я. Карельских кивнул.

– На место нас доставит водитель, а потом мы машину отпустим. Я планирую проделать весь путь по аномалиям пешком. Ну сами подумайте, какой интерес ездить везде на машине? Медведицкая гряда не такая большая, это вам не Бразилия какая-нибудь. В случае чего водителю можно позвонить – если произойдет что-то экстренное или если экспедицию закончим раньше.

– Ладно, с этим ясно. Вы говорили, что вчера вечером были в штаб-квартире, – напомнила я. – С какого и до какого часа вы работали?

– В шесть часов я приехал, – проговорил Владислав. – Где-то в восемь, может, в начале девятого, поехал домой.

– То есть грабитель орудовал ночью, – закончила я. – Утром во сколько вы обнаружили вторжение в штаб-квартиру неизвестного?

– Да я недавно сюда приехал, – вздохнул Владислав. – Хотел забрать флешку, я здесь ее оставил. Я обычно скидываю с ноутбука на флешку все документы, ее ношу с собой. А вчера Лиля позвонила мне, спросила, где я. Я спешно собрался, а флешку оставил в разъеме ноута. Обычно я ее всегда забираю, но в этот раз неожиданно для себя забыл.

– Флешка оказалась на месте? – тут же спросила я. Владислав кивнул.

– Да, вот она, – он показал мне маленькое съемное устройство.

– А на флешке были какие-то очень важные для вас документы? Без которых поехать на Медведицкую гряду вы не смогли бы?

Телеведущий задумался.

– Для меня, конечно, флешка представляет большую важность, – наконец произнес он. – Ведь там отчеты о предыдущих экспедициях, план-проект передачи «Загадки России», а также список предстоящих поездок. Но дома у меня есть вторая флешка, которая дублирует эту – на случай, если вдруг устройство пропадет или сломается. Да и потом пропажа флешки будет для меня большой проблемой, но не критичной. Запасная-то есть. И если бы не было дубликата, не вижу причин отменять экспедицию. Отчеты заново не пришлось бы писать, они выложены на сайте проекта.

– Значит, грабитель посчитал, что без видоискателя вы отмените экспедицию, потому и взял его, – заключила я. Владислав посмотрел на меня и заметил:

– Даже если и так, я не собираюсь отменять экспедицию! Просто придется потратиться на новый прибор, сомневаюсь, что вора найдут до нашего отправления. Но ситуация, согласитесь, крайне неприятная.

– Вы позволите мне осмотреть штаб-квартиру? – спросила я.

– Конечно, – кивнул мой собеседник. – Делайте, что посчитаете нужным. Ведь это – ваша работа.

Я надела специальные перчатки – на случай, если обнаружу улики, – и принялась за тщательный осмотр места происшествия. Я надеялась найти хоть что-то, способное помочь мне узнать, кто проник в штаб-квартиру съемочной группы. Тщательному исследованию подвергся каждый квадратный миллиметр помещения – я была уверена, что ничего не пропустила. И вынуждена была с сожалением признать, что вор не оставил после себя ровно ничего, что помогло бы установить его личность.

Владислав с интересом наблюдал за моими действиями. Когда я закончила осмотр, он с уважением проговорил:

– Сразу видно, что вы – профессионал. У меня даже возникла мысль сделать спецвыпуск программы – рассказать об изнанке работы телохранителя.

– Занятная идея, – усмехнулась я. – Но сделайте это как-нибудь в другой раз, вашим операторам пока не следует знать, кто я такая на самом деле.

– Это я понял, – кивнул телеведущий. – Ребята как раз должны скоро подъехать. Знаете, давайте скажем, что вы – начинающий журналист, работаете не на телевидении, а в газете. И хотите написать материал об экспедиции на гряду в свое издание. Думаю, ни у кого не возникнет подозрений.

– Я не против. Вам виднее, как сделать так, чтобы у ребят из вашей съемочной группы, а заодно и у родственников по поводу меня не было никаких вопросов.

– И я придумал, как устроить вам встречу с Лилей и родителями, – продолжал Владислав. – Две недели назад у жены был день рождения, но мы не смогли его отпраздновать. Я был в очередной командировке, а когда вернулся, на носу новая экспедиция, не до праздников. Жена пригласила подруг – она любит устраивать вечеринки, а так я бы предложил ей отметить день рождения повторно. Перед отъездом, думаю, она согласится.

– А Лиля не будет возражать, если на торжество придет незнакомый человек? Я имею в виду себя.

– Да нет, она любит компании. Приглашу своих родителей, она против не будет. Ну и ребят из съемочной группы, а Лиля – своих подруг. Я еще не говорил ей, но когда решится вопрос о дате мероприятия, я вам обязательно сообщу.

Несколько минут спустя в штаб-квартиру явились два человека, оба операторы. Один из них был мужчиной лет тридцати пяти весьма крепкого телосложения, судя по всему, он профессионально занимался каким-то спортом либо просто ходил в качалку. Другой парень, напротив, казался слишком худым, но производил впечатление энергичного, активного человека. Одеты мужчины были в обычные джинсы и футболки – в таких обычно ходят по улице либо дома. При виде меня они поздоровались, и Влад представил нас.

– Знакомьтесь, это Женя Охотникова, журналист. Она работает в печатном издании, не на телевидении, ведет рубрику о культуре и отдыхе. Женя, это мои операторы – Вячеслав Коловцев и Андрей Коробников.

– Очень приятно, – проговорила я. Вячеславом оказался мускулистый мужчина, а Андреем – худой паренек. Оба с интересом оглядели меня, судя по всему, у них была масса вопросов. Влад поспешил прояснить ситуацию.

– Женя недавно мне позвонила, она очень просила, чтобы ее взяли в экспедицию. Но она будет делать свой собственный материал, это ни в коем разе не плагиат. В Тарасове у издательств нет возможности предоставлять журналистам оплачиваемые командировки, вот Женя и проявила инициативу.

– Понимаете, все репортеры у нас пишут статьи у себя на работе, – вставила я, вспоминая редакцию «Тайн Тарасовской области». – Никто никуда не выезжает, все пользуются интернетом. Но у меня другой подход. Я, если так можно выразиться, реалист, не могу писать о том, чего сама ни разу не видела. Если брать материал из интернета, репортаж получится сухой и неинтересный, и никто такую статью читать не станет. Поэтому я и стараюсь посещать те мероприятия, о которых собираюсь написать, только в этом случае может получиться нечто занимательное.

– Мда, вам в Тарасове не позавидуешь! – хмыкнул Андрей. – Я тоже считаю, что журналист должен везде ездить, брать интервью, быть первым на месте происшествия. Странно, что у вас так в издательстве.

– Вот-вот! – подхватила я. – Главный редактор не возражает, если кто-то собирается выехать на место события, но это – собственное дело репортера. Хочешь ехать – езжай, только на свои средства. И успей написать положенное количество статей в день. Никто не смотрит на то, на основе каких материалов написаны статьи, главное – их количество. Я ведь зарабатываю гораздо меньше, чем мои коллеги в редакции, потому что мотаюсь повсюду и просто не успеваю делать положенную норму. А они сидят в офисе и целый день кропают репортажи, находя материал в Сети. Зато у меня есть приятный бонус – работа мне интересна, я ведь всегда мечтала, чтобы моя профессия была связана с поездками и новыми впечатлениями! Деньги, конечно, хорошо, но удовольствие от работы для меня превыше всего.

 

– Вы, я вижу, подходите к делу с энтузиазмом, творчески! – усмехнулся Андрей. – Молодец, так и надо! Я вот в свое время отучился на повара, но мне тоже стало скучно – представляете, целый день пахать в ресторане, а иногда и без выходных. Плюнул на все и занялся фотографией, а потом снимать стал. Для себя, подрабатывал на свадьбах и торжествах. На одном таком мероприятии с Владом и познакомился, так и попал к нему в команду. И знаете, ни о чем не жалею! Наоборот, я полностью доволен своей нынешней профессией!

– Эх, жаль, у нас в Тарасове с этим трудно, – вздохнула я. – В Москву, что ли, переехать…

– Влад, ты нас для этого позвал? Чтобы познакомить с Женей? – вступил в разговор Вячеслав. – Ты говорил, что дело срочное.

– Нет, Женя не имеет к этому делу никакого отношения, – покачал головой Карельских. – Произошла отвратительная вещь. Ночью в штаб-квартиру пробрался вор и украл оптический видоискатель.

– Ничего себе! – Андрей от удивления даже присвистнул. – Вот это да… Это какой же сволочи понадобилось воровать прибор?! Влад, ты заявление в полицию написал?

– Еще не успел, но собираюсь это сделать.

– Вот гады, а! – продолжал возмущаться Андрей.

Вячеслав ничего не сказал, принялся осматривать имеющееся в штаб-квартире оборудование. Видимо, он не особо словоохотливый человек, подумала я про себя. А вот Андрей и Влад чем-то похожи – сразу располагают к себе, обладают каким-то обаянием и наверняка оба они являются душой компании.

– Больше, как я вижу, ничего не пропало, – констатировал Вячеслав. – Влад, а ты проверял камеры? С ними все в порядке?

– Думаешь, грабитель решил попортить то, что не смог унести? – предположил Карельских. – Нет, я не подумал… Давай и правда проверим.

Все принялись за проверку аппаратуры. Внезапно Вячеслав чертыхнулся – у него в руках была профессиональная видеокамера.

– Что случилось? – тут же отреагировал Влад.

– Не работает, – мрачно изрек мужчина. – Смотри, и объектив поврежден… Похоже, ее уронили – либо случайно, либо специально.

– Вот уроды! – в сердцах воскликнул Андрей. – Руки бы поотрывал! Хорошо еще, что есть работающая видеокамера – моя вроде в порядке.

Они проверили все приборы, но больше поломанных не оказалось. Андрей присел на табурет и спросил у Владислава:

– Как думаешь, кому это могло понадобиться? Украсть оптический видоискатель и испортить камеру?

– Если б я знал, – развел руками Карельских. – К сожалению, я предположить не могу, кому это понадобилось.

– Может, хулиганы какие? – выдвинул идею Андрей. – Как я понял, в Тарасове полно отморозков.

– Хулиганы поломали бы все, а не своровали видоискатель, – возразил Владислав. – Нет, грабитель действовал хладнокровно и тщательно все продумал. Я уверен, что и видеокамеру он сломал – ее невозможно нечаянно уронить. Скорее всего, он специально повредил ее, а потом положил на место.

– А в экспедиции вы берете все видеокамеры? – поинтересовалась я. Владислав отрицательно покачал головой.

– Нет, одну берем рабочую, а другую – запасную. Слишком много тащить, сами понимаете, не стоит – мы ограничиваемся необходимым минимумом вещей. Во-первых, приборы, во-вторых, одежда, только теплые свитера на случай холода и дождевики, в-третьих, спальники и палатка, ну и наконец, еда. Все очень компактно, помещается в рюкзак, за исключением видеокамер.

– Грабитель, по всей видимости, не знал, что вы берете две видеокамеры, – предположила я. – Поэтому сломал только одну, думая, что запасную вы не возьмете. И он наверняка не хотел, чтобы поломку обнаружили до начала экспедиции.

– Вы считаете, что вор намеревался испортить репортаж о Медведицкой гряде? – удивился Андрей. – Хотя если подумать, получается, что так оно и есть. Странно… Кому только это могло понадобиться?

– Тому, кто посылает мне письма с угрозами, – вздохнул Владислав. – Больше некому.

– Что еще за письма? – в один голос спросили операторы. Видимо, Карельских не намеревался рассказывать другим членам съемочной группы об анонимках, но сейчас, учитывая последние события, решил признаться.

– Дело в том, что недавно я получил несколько писем, – пояснил телеведущий. – И в них говорилось, что, если я вздумаю ехать на Медведицкую гряду, случится нечто ужасное. Я думал, что это чья-то глупая шутка, но шутка, как выяснилось, зашла слишком далеко. Потому и не говорил вам, но сейчас глупо это скрывать.

– Чертовщина какая-то… – пробормотал Андрей. – Почему нельзя отправляться в экспедицию? Не понимаю. Раньше-то такого не было!

– Раньше не было, а теперь есть, – уныло подтвердил Владислав.

– Но ты ведь не станешь отменять поездку? – спросил Андрей. – Или… или отменишь экспедицию?

– Глупости какие-то! – ответил тот. – Нет, конечно, ничего я отменять не собираюсь! Кстати, никто не в курсе, Тимофей поедет на гряду? Или он еще в Москве?

– Мне он не звонил, – покачал головой Андрей. – А тебе, Слав?

– Нет, зачем? – удивился молчаливый «спортсмен». – Начальник-то у нас Влад, ему и нужно звонить.

– У вас еще один оператор есть? – догадалась я. Владислав кивнул.

– Да, Тимофей Соловьев. Но он, видимо, еще в столице.

– И что будем делать теперь? – поинтересовался Андрей. – Без оптического видоискателя работать неудобно, сложнее ракурс выставлять. Хорошо хоть видеокамера была не единственной…

– Естественно, покупать новый, – вздохнул телеведущий. – Вы вдвоем за сегодня можете приобрести, какой нужен. К сожалению, марки пропавшего в Тарасове вы не найдете, а заказывать слишком долго, мы не можем ждать.

– Ладно, поглядим по интернету, где здесь есть специализированные магазины, – решил оператор. – Слав, у тебя сегодня как со временем?

– Тренировка вечером, – пожал плечами тот. – Влад, прибор сюда отвезти или тебе домой?

– В штаб-квартиру, – сказал телеведущий. – Ключи вам выдаю, завезете видоискатель и позвоните мне.

Парни покинули помещение, а мы с Владиславом остались в штаб-квартире. Помолчав немного, Карельских проговорил:

– Ладно, эту проблему вроде как решили. Сейчас поеду домой и побеседую с Лилей по поводу того, когда отмечать день рождения.

Торжество наметили на сегодняшний вечер. Владислав позвонил мне и коротко сообщил, что в шесть часов меня ждут в его квартире. Видимо, супруга телеведущего и правда любила большие компании, раз не стала возражать против присутствия на мероприятии моей персоны. Я поехала домой, чтобы подготовиться к вечеринке, ведь выглядеть нужно соответствующим образом. Сомневаюсь, что джинсы и футболка на празднике будут уместны.

Несмотря на мою неприхотливость в одежде, у меня имелся весьма неплохой гардероб. Составляла я его грамотно, стараясь, чтобы в нем присутствовали костюмы на разные случаи. Неизвестно, за кого мне придется выдавать себя на задании, поэтому в шкафу имелись как строгие деловые костюмы, так и вечерние платья, и даже несколько вызывающих нарядов. Я остановила свой выбор на нейтральной черной юбке прямого кроя и светло-серой блузке, а дополнила образ подходящими аксессуарами – тоненьким серебряным браслетом и кулоном. Волосы уложила в модельную прическу с крупными локонами. Увидев меня во всем великолепии, тетушка Мила даже руками всплеснула.

– Женечка, да ты же настоящая красавица! – воскликнула она. – Неужто на свидание собралась? Кто счастливчик?

Дело в том, что моя тетя немного зациклилась на идее выдать меня замуж. Почему-то ей не дает покоя тот факт, что любимая племянница до сих пор одна, без супруга и детей. Что-либо объяснять ей без толку – тетя Мила уверена, что женщина, которой перевалило за двадцать пять лет, должна бросить все свои силы на поиск мужа, дабы создать семью. Порой тетушка сама проявляет инициативу – таскает меня по своим знакомым, у которых имеются неженатые сыновья моего возраста, и пытается нас свести. Я как могу увиливаю от всевозможных визитов в гости, и когда у меня есть работа, то это вполне удается. Беда только, когда тетя Мила вспоминает обо мне в период затишья. Я пытаюсь посмотреть спокойно фильм, а она буквально выталкивает меня из дома, и чтобы ее не огорчать, приходится вместе с ней топать на совершенно неинтересные мне встречи и пытаться не умереть со скуки во время застолья.

Рейтинг@Mail.ru