У жадности в плену

Марина Серова
У жадности в плену

* * *

Жара в Тарасове стояла просто невыносимая. Казалось, еще немного, и асфальт начнет плавиться прямо под ногами прохожих. Люди повсюду искали спасительной тени. Благоденствовали только продавцы мороженого, воды и пива. Бизнес их процветал. Даже здесь, на берегу могучей русской реки Волги, было ненамного прохладнее. Внутри кафе «Лакомка» работал кондиционер. Он-то и спасал тех немногих клиентов, которые забредали сюда днем от кошмарного пекла.

За столиком со мной сидели двое молодых парней. Один из них – мой двоюродный брат Виталий Петров, которого год назад я пристроила в частное охранное агентство «Баррикада».

Второго я видела впервые. Парень был немногим ниже меня ростом, довольно крепкого телосложения. Красивые, правильные черты лица, высокий лоб. Однако сейчас он выглядел каким-то поникшим: руки нервно вертели пластмассовую ложечку, напряженный взгляд гипнотизировал вазочку с пломбиром.

– Итак? – прервала я затянувшуюся паузу, перемешивая мороженое с клубничным джемом. – Учтите, человек я очень занятой и время свое ценю.

На самом деле я была сейчас не очень занятым человеком. Большинство моих потенциальных клиентов в это время года разбредались по «райским уголкам» земного шара, где солнце, воздух, море, пятизвездочные отели с «невообразимо» высоким уровнем сервиса, как наперебой утверждали все турагентства Тарасова.

А я спешила на наш родной тарасовский пляж, мечтая залезть по уши в воду и долго-долго оттуда не вылезать.

– Да вот Андрей все расскажет, – с выдохом, тоже мрачно уставясь в стол, сказал Виталик.

…Ранним утром поезд Краснодар – Москва гудком возвестил о своем прибытии в областной центр Тарасов. Андрей легко сошел на перрон. Поставив на асфальт дембельский чемоданчик, вздохнул полной грудью, расстегнул на рубашке еще одну пуговицу сверху.

«Наконец-то дома», – пронеслась в голове радостная мысль.

Вечером того же дня у себя в комнате Андрей с деланым равнодушием показывал свой армейский фотоальбом другу школьных лет Альберту Овербаху, или Алеку, как чаще называли его друзья.

– А это куда тебя с автоматом занесло? – спрашивал Алек.

– На посту ребята щелкнули, – отвечал Андрей.

Рядом на диване бренчал гитарой их одноклассник Петров Виталик. Стол, накрытый мамой Андрея по случаю благополучного возвращения сына, был уже на три четверти опустошен. Родители гремели на кухне посудой и вели свои разговоры.

Витальке надоело терзать музыкальный инструмент, и он предложил:

– Ну че, мужики, может, пойдем покурим?

В коридоре Алек несколько театральным жестом достал пачку «Мальборо»:

– Закуривай, парни.

– Крутые куришь! – удивился Андрей. – Небось деньги лопатой гребешь?

– Да он только на сигареты и зарабатывает, – съязвил Виталий.

Альберт пропустил эту колкость мимо ушей и щелкнул красивой зажигалкой. Ребята прикурили.

– Андрюха, а какие у тебя вообще планы на будущее? – глубоко затянувшись, приступил к расспросам Алек.

– Ну, не знаю. Встану на учет в военкомат, отдохну и буду готовиться в институт поступать. В политехнический, наверное, попробую.

– Денег много надо, – глубокомысленно заявил Альберт.

– Родители обещали помочь, – ответил Андрей.

Родители Раскова Андрея работали в «Тарасовгазпроме» и зарабатывали вполне прилично.

Конечно, к «новым русским» их отнести было нельзя, но во дворе в гараже стояла новенькая «семерка», а на берегу Волги имелась уютная двухэтажная дачка.

– «Заграница нам поможет», – процитировал Алек фразу известного героя Ильфа и Петрова. – Слушай, а сам подзаработать не хочешь?

– Каким образом? – заинтересовался Андрей.

– Пойдем завтра со мной, покажу. – Альберт затянулся, выдохнул и сотворил невероятно серьезную физиономию: – По двести-триста рублей в день зарабатываю!

– Болтает он! – Виталий с усмешкой смотрел на Алека. – Не ходи с ним, Андрюха. Ноги сотрешь до ушей, а заработаешь на пачку сигарет, кружку пива и пару чебуреков. Может, какая-то мелочь еще в кармане останется. Съездим завтра лучше на пляж. Плавать-то за службу не разучился?

– Много ты понимаешь! – обиделся Алек. – В самый плохой день к вечеру чистыми меньше сотки в карман не кладу!

– Слушай его больше, – снова встрял Виталий. – Ему просто одному скучно мотаться по такой жаре, вот он тебя и припрягает в это безнадежное мероприятие.

– «Слушай его больше», – передразнил его Альберт. – Просто, Андрюх, в нем нет золотой жилки коммерсанта, вот он и завидует.

– Я завидую?!

– Ладно вам, мужики! – Андрей ловким щелчком отправил окурок вниз по ступенькам. – А как Малек поживает? Я ему звонил сегодня, никто трубку не берет.

А Саша Мальков был неизменным капитаном их дворовой футбольной команды.

– Ты его дома теперь разве что поздно ночью застанешь, – как-то тихо ответил Альберт, – крутой стал.

– Бизнесмен, что ли?

– Что-то вроде того… – неопределенно подтвердил Виталик.

– Все, парни, пора принять что-нибудь от трезвости, хватит курить. – Он шутливо подтолкнул друзей к двери. – Встреча у нас все-таки.

– Ну так завтра идем? – Алек явно пытался добиться определенности.

– Ладно, идем, – согласился Андрей.

Виталик скорчил безнадежную физиономию и махнул рукой: дескать, еще один ненормальный.

Все дружно рассмеялись и пошли за стол.

…Андрей истекал потом. «Прав был Виталик – сплошная безнадега». Чудо-зажигалки, которые не гаснут ни на каком ветру, суперутюжки, которыми можно выгладить абсолютно все, что может подлежать этой процедуре, французские духи по невообразимо низкой цене, невзирая на красноречие Альберта, не вызывали никакого отклика в душах тарасовцев.

Те девяносто шесть рублей, которые они заработали к двенадцати часам дня, были потрачены на две пачки «Мальборо» – имидж прежде всего, – обед из четырех чебуреков и газировку, которая хотя и не спасала от нестерпимого зноя, но давала хотя бы временное облегчение.

– Меньше сотки в самый плохой день в карман не кладу-у-у, – передразнил Алека Андрей.

– Подожди, еще не вечер! – фальшиво бодро ответил Альберт. – Вот за теми дверями нас ждет удача.

Они остановились около кафе «Танюша». Андрей решил было остаться на улице. Ему порядком надоело слушать ту ахинею, которую Алек каждый раз выдавал своим потенциальным клиентам как удивительную новость. Но потом подумал, что в «Танюше», возможно, работает кондиционер, и он шагнул следом за Алеком.

Слава богу, кондиционер в кафе работал исправно, а также имелся в наличии большущий вентилятор, который разгонял прохладный воздух по всему помещению. Зал был небольшим, вмещая всего полдюжины столиков. Далее следовала стойка бара, полукругом примыкавшая к левой стенке. Справа слышался звон посуды и женский смех. Прямо напротив входной двери была еще одна дверь, обитая легкой сеткой для защиты от разного рода насекомых.

Альберт поставил «дипломат», подтянул галстук и на весь зал огласил:

– Дамы и господа, вас приветствует британо-российская корпорация «Топ-сейл». Сегодня вы имеете уникальную возможность ознакомиться с ее последними разработками в области бытовой техники!

Из «дам» в зале были только официантка, которая вернулась к своему кроссворду, и тучная барменша: она вообще никак не прореагировала на призыв ознакомиться с лучшими достижениями бытовой техники.

«Господ» в зале было больше. В углу у самого окна сидела группа «лиц кавказской национальности», что-то жующих и оживленно разговаривающих. Они на секунду все разом замолчали, посмотрели на Алека и как ни в чем не бывало продолжили дальше.

За дальним столиком сидел мужчина лет сорока. На столике перед ним стояла пепельница и наполовину пустой стакан с кока-колой. Левую руку он положил на красивый кожаный кейс, лежавший на углу столика, а в правой – держал сигарету. К нему-то и ринулся Альберт, доставая из кармана свою чудо-зажигалку. Двое битюгов, сидевших за соседним столиком, начали было приподниматься, но, увидев всего лишь зажигалку в руках Алека, порешили, что их шефу ничто не угрожает.

– Счас грузить начнет, «подарками» заваливать, – со знанием дела прокомментировал один из них.

Андрей подошел на всякий случай поближе. Алек, не давая мужчине опомниться, сунул ему в руки зажигалку и бухнул на стол свой «дипломат» с товаром:

– Перед вами образец…

Что это был за образец, узнать никому не удалось, так как в этот момент входная дверь резко распахнулась и в зал ворвались трое человек в камуфляже.

– Всем оставаться на местах! – прозвучала резкая команда.

От неожиданности, наверное, все поступили как раз наоборот и резко вскочили. Одному из парней за соседним столиком пришла на ум нездоровая мысль вступить в единоборство с омоновцем. Он тут же полетел на стол, за которым сидел его босс. Пластмассовый столик не выдержал массивной туши незадачливого гладиатора и с треском разлетелся.

– Бежим! – выдохнул в ухо Альберт, благо до полуоткрытой двери черного хода оставалось метра два.

– Стой! – прозвучал приказ.

Но ребята были уже за дверью и останавливаться не собирались. Завернув за угол, они устремились к посадкам. Некоторое время они слышали за собой топот, но потом, вылетев из кустов сирени и свернув за здание школы, поняли, что оторвались от погони.

– Бежим вниз! – снова скомандовал Алек, и они побежали к трамвайной остановке.

– Фух! – перевел дух Андрей. – А зачем, собственно говоря, мы вообще бежали? – задал он Альберту резонный вопрос.

Алек пока ничего не мог ответить, он жадно хватал широко открытым ртом воздух. Наконец он отдышался.

– Черт его знает, кого они там ловили! Запрягут в свидетели, по милициям затаскают! Или вообще попадешь в «нежелательные свидетели» – прибьют! – на одном дыхании выпалил он.

– А че так запыхался?

 

– Тебе хорошо, ты налегке, а я с чемоданом!

Тут оба уставились на «дипломат», как будто видели его впервые. Это был дорогой кейс мужчины за столиком.

* * *

– Есть! – раздался радостный голос Альберта. Андрей поставил недопитый бокал с домашним квасом на стол и поспешил с кухни в гостиную. Они были у Алека дома, и тот уже с полчаса безуспешно возился с замком «дипломата» с помощью отверток, булавок и разного рода проволочек.

Откинув крышку, ребята принялись изучать содержимое. Внутри находились какие-то договоры о купле-продаже на имя частного предпринимателя Кнопина А. В., стопка визиток на то же имя. Андрей повертел одну в руках и машинально сунул визитку в карман. Справа лежал объемистый сверток темной бумаги, перехваченный крест-накрест двумя резинками. В кармашке с внутренней стороны крышки кейса Андрей обнаружил дискету, пожал плечами и положил ее назад. Алек тем временем занялся свертком.

– Ух, ты! – Алек завороженно смотрел на десять аккуратных пачек долларов. Андрей посмотрел на друга. Тот был сейчас похож на пескаря, которого выбросили на берег: выпученные глаза не отрывались ни на секунду от американских денег. В кейсе лежало ровно сто штук баксов.

* * *

Ребята пили холодный домашний квас и раздумывали, что им делать в создавшейся обстановке.

– А что тут думать! – возбужденно сказал Андрей. – Позвонить в офис, этому самому Кнопкину, отдать деньги и забрать твой «чемодан».

– Ты с ума сошел! – Алек таращил на него испуганные глаза. – Нас прибьют сразу же! Наверняка этот мужик с криминалом связан, не зря ведь за ним омон охотился. Нет, мы сделаем по-другому. Ты, Андрюха, попытайся дозвониться до Малька, вот тебе телефон, а я займусь делом.

– Что ты придумал? – спросил Андрей.

Альберт тем временем из каждой пачки аккуратно выуживал по две стодолларовые банкноты.

– Ты что делаешь? – взволнованно произнес Андрей.

– Мой «чемодан», как ты выразился, давно на какой-нибудь свалке, – деловито продолжая трудиться, отвечал Алек, – а в восемнадцать нуль-нуль мне нужно бабки за товар отдавать. Да и компенсация за моральный ущерб нам положена. Сейчас дозвонишься до Малька, дашь мне трубку. Мы тебе не сказали с Виталькой, он тоже с какой-то братвой общается последнее время. Попросим его, пусть прикроет нас, а то мне с теми двумя мордоворотами встречаться не хочется. А Малек с парнями стрясут с этого, как его – ЧП Кнопина, – за возврат бабок, и все будут довольны. А этот хмырь так рад будет своим бабкам, что вряд ли сразу кинется пересчитывать, тем более что они заклеенные. На вот, держи, – он протянул Андрею десять сотенных, – отложишь на поступление в свой «ликбез».

Вся махинация заняла у Альберта почти час времени, после чего пачки с банкнотами имели довольно жалкий вид. Приводя их более-менее в нормальное состояние с помощью клея, папиросной бумаги и утюга, Алек остался доволен собой.

Тем временем Андрей раз в десятый крутил телефонный диск, уже без особой надежды. Ему отвечали длинные гудки. Вдруг гудки прекратились и он услышал ленивое: «Да, я вас слушаю».

– Привет, Санек! Это Андрей Расков, узнаешь?

– Ба, Андрюха! Сколько лет, сколько зим. – Голос говорившего оставался таким же лениво-равнодушным. – Ты когда вернулся?

– Вчера, – коротко ответил Андрей, и разговаривать с Мальком ему почему-то расхотелось. Он молча протянул трубку Альберту.

– Здорово, Санек! Понимаешь, у нас к тебе дело на кучу бабок, – возбужденно тарахтел в трубку Алек. – Понимаешь…

– Если ты насчет своей китайской дребедени, то можешь не стараться, – перебил его Мальков.

– Нет, у нас действительно куча баксов, мы…

– Баксов? – удивился Малек. – А откуда они у вас?

– Ну это не телефонный разговор, давай где-нибудь встретимся и поговорим.

– Ладно, дуйте ко мне, – бросил в трубку Малек.

* * *

Александр Мальков возбужденно мерил шагами комнату:

– Сто штук баксов, да мы с вашего этого ЧП Кнопкина такую стружку снимем! Вы правильно сделали, что в ментуру не пошли. Бабки у вас ушли бы, а то и, гляди, срок впаять могли.

– За что? – удивились друзья.

– А за то! Фактически получается, что деньги вы украли, причем очень наглым образом. Вот и доказывай потом, что ты не верблюд, – продолжал он стращать Андрея и Алека. – Ладно, дуйте за своим чемоданом, потом думать будем, что со всем этим делать.

* * *

Андрей с Альбертом собирались уже выходить из дома, как раздался двойной звонок в дверь. Алек на цыпочках подошел к двери, посмотрел в глазок и, облегченно вздохнув, открыл. На пороге стоял Малек собственной персоной. Вид у него был явно встревоженный:

– Парни, за вами шухер! – с порога начал он. – Или менты, или те гаврики, у которых вы деньги стянули!

– Откуда ты знаешь? – хором спросили парни.

– За вами тачка отъехала, я из окна видел. Давай сделаем так, – как бы раздумывая, продолжал Малек. – Я сейчас братве нашей позвоню, пусть кто-нибудь подъедет. Переберемся в пункт дислокации, а там видно будет.

Альберт кивнул ему на телефон, а сам предложил:

– Слушай, мужики. Я от волнения что-то жевать захотел, кто «за»?

«За» оказались все. Уписав по паре больших бутербродов с колбасой, они запили все тем же неизменным квасом. Алек в волнении посмотрел на часы. Было полшестого вечера. «Отчитаться за товар сегодня не успею, завтра нагоняй получать, – тоскливо подумал он. – Надо доллары еще поменять успеть». В дверь позвонили. «Наверно, родители с работы пришли», – подумал Альберт. Но это были не родители.

На пороге стоял парень с угрюмым выражением лица. Глядя на его внушительные бицепсы, можно было понять, что он значительную часть своей жизни посвящает штанге.

– Малек здесь? – просипел он.

Малек высунулся в коридор, деловито огляделся и, выходя из квартиры, бросил парням:

– Пошли! Во дворе увидите синюю «девятку». Сразу бегите к ней.

Синяя «девятка» стояла почему-то в самом дальнем углу двора, метрах в пятнадцати от подъезда, в котором жил Алек. Ребята трусцой побежали к машине. До нее оставалось буквально несколько метров, как из-под арки выскочила еще одна «девятка», только белого цвета. Взвизгнули тормоза, белая машина преградила путь синей. Бабушки, сидевшие у подъезда, живо оглянулись и принялись обсуждать беспечных водителей, которые «носятся как угорелые, а во дворе, между прочим, дети играют». Белая машина встала так, что за ней не видно было синюю. Из белой «девятки» выскочили два парня лет двадцати пяти. Лицо одного из них сразу выдавало бывшего боксера. В руках у них были пистолеты Макарова армейского образца.

– Бабки наши, козлы! – прошипел тот, что был с лицом боксера. – Ну, живо!

Он ткнул пистолетом в живот Алеку и выхватил кейс из рук оторопевшего парня. Андрей скосил глаза в сторону подъезда. Все произошло настолько быстро, что никто ничего и не заметил. Второй бандит тем временем направил дуло внутрь салона синей «девятки», где уже находились Малек со своим другом, сквозь зубы бросил:

– Дернитесь, пришью!

Бандиты буквально влетели в свою машину, и белая «девятка» дала по газам.

– Чего рты раскрыли, – закричал сидевший за рулем Малек, – давай живо в тачку!

Парни живо попрыгали в синюю «девятку».

– А че теперь дергаться? – пробасил приятель Малька. – Их уже и след простыл. Тем более с пушками. Видно, крутые парни. Ладно, идите домой, мы сами, если что, «перетрем» с этой «фирмой». Бог дал, бог взял. Если наедут, звоните Мальку. Ну а теперь дуйте, у нас дел еще полно.

Ребята, несколько обескураженные таким поворотом событий, вылезли из машины, которая так же стремительно, как и первая, исчезла в подворотне.

– Слава богу, они нас не пристрелили, – глядя в подворотню, сказал Андрей.

– Бог дал, бог взял, – повторил слова бандита Алек, – да и нам немного оставил.

Он шутливо толкнул друга.

Напряжение немного спало. Ребята закурили.

– Завтра ты что делаешь? – спросил Альберт.

– А что? – вопросом на вопрос ответил Андрей.

– Да надо бы баксы поменять: сто долларов. У меня как раз товару было на две тысячи пятьсот рублей. Не отдам – с фирмы начнут трясти.

– Ладно, сходим поменяем, отдашь деньги, а потом на пляж, лады?

– Лады.

* * *

– А утром, – продолжал Андрей свой рассказ, – Алек мне звонит: «Выходи». Я выхожу из своего подъезда и вижу, как те два мордоворота из кафе Альберта схватили, в тачку сунули и угнали куда-то. Я Витальке позвонил, он ко мне приехал, а тут звонит кто-то и говорит, что, если через час я деньги не привезу, Альберту голову отвернут. Вот Виталька и посоветовал с вами встретиться. – Он вздохнул. – Виталька рассказал мне, что вы людей из таких передряг вытаскивали. Говорил, что вам воевать приходилось.

«Да, что было, то было, – с грустинкой подумала я. – Куда только судьбинушка за мою жизнь меня не забрасывала».

Вслух же сказала:

– Ребята, мне вас искренне жаль, но вы немного не по адресу. Вам в милицию надо. Они должны заниматься вашими проблемами. Или к частному детективу, на худой конец. А я всего лишь телохранитель.

– А оружие у вас есть? – наивно спросил Андрей.

– У меня есть лицензия на работу бодигардом и разрешение на ношение оружия, – улыбнувшись ему, ответила я.

– Послушайте, – вдруг с жаром заговорил Андрей. – А можно я найму вас к себе телохранителем?

– Андрей, ты меня плохо слушаешь, – устало сказала я ему, – тебе в милицию надо. И потом, мои услуги дорого стоят, хватит ли у тебя денег?

– Вот, – он вытащил тысячу долларов, – ну, дома еще есть немного, в рублях, правда, – добавил он несколько виновато.

«Да, видно, опять меня ждут неприятности», – с тоской подумала я, а вслух сказала:

– Андрей, за твои деньги я гарантирую твою безопасность, твою, ты понял? И это при условии, что ты будешь безоговорочно меня слушаться. Ты согласен?

– Да, – просто ответил он.

– Тогда так, ребята, – деловито продолжила я, – сейчас подкинем до дома Виталия, а затем едем ко мне. Надо сделать пару звонков, да и холодный душ не помешает. Потом, Андрей, ты мне еще раз спокойно и подробно все расскажешь.

Во дворе дома, в котором находилось кафе, стояло несколько автомобилей. Одним из них был мой «Фольксваген» – «жук». Андрей с интересом разглядывал его. Кроме внешнего лоска, моя машина была снабжена всеми последними достижениями техники, которые делали жизнь на колесах приятной и комфортной.

Я завела двигатель, включила кондиционер и поставила в магнитолу кассету с Френком Синатрой. Мельком взглянула на Андрея – в его глазах читалось искреннее восхищение, по-видимому, я поднялась на верхнюю ступеньку пьедестала почета. Что же, легче будет работать.

Дорога до моего дома даже со всеми светофорами заняла не более десяти минут. Тети Милы не было. Наверное, ушла по магазинам. Я залезла в холодильник и обнаружила там пакет апельсинового сока.

– Андрей, – крикнула я из кухни, – не топчись в прихожей, разувайся, проходи в комнату!

Я прошла следом и поставила стакан с холодным соком перед парнем.

– Пей, холодный, – добавила я, делая глоток из своего стакана. – А я тем временем душ приму.

Прохладные струи воды приятно ласкали обнаженное тело. Приняв заряд бодрости, я встала перед зеркалом. Наклонив его немного, я отошла на два шага назад. Таким образом я видела всю себя. Придирчиво осмотрела свое отражение. Вытянув вперед руки на уровне груди, я развернула ладони к своему отражению, затем напрягла мышцы плеч, живота, медленно выдохнула и осталась довольна тем, как упругими волнами перекатываются мышцы под гладкой кожей. Подняв колено правой ноги, я медленно выполнила удар из карате в сторону своего отражения. Подержав несколько секунд ногу на весу, не спеша вернула в исходное положение. Потом, уже расслабившись, еще раз осмотрела себя: «Да, – подумала я, – за последние годы ни грамма лишнего веса».

Все те же стройные длинные ноги, неизменно служившие предметом пристального внимания со стороны мужского пола. Узкие бедра. Да и неудивительно: при моей профессии широкие бедра были бы большой помехой. Плоский упругий живот и крепкая грудь, что называется, среднего размера, дополняли картину. Я встала на носки и повернулась к зеркалу спиной. Икры ног сразу выделились рельефной мускулатурой. Заглянув через плечо, я закончила свой осмотр. «В общем, ничего, – подвела я итог, – к работе ты, Женя, готова». А то, что придется работать кулаками и ногами, судя по рассказу Андрея, я не сомневалась. Портили впечатление только шрамы в результате активных действий моих многочисленных противников. Растеревшись насухо и одевшись, я вышла из ванной.

Андрей сидел в кресле и допивал сок.

– Итак, – я уселась в кресло напротив. – Кому вы говорили о деньгах?

 

– Ну, Мальку рассказывали, – ответил он.

– Нет, я имею в виду, еще кто знал?

– Больше никому ничего мы не говорили.

– А твой друг? Вы всегда вместе были?

– Ну, до вечера.

– Значит, о кейсе знали твой друг Малек, Альберт и ты, – подвела я итог. – Расскажи мне, пожалуйста, еще раз, только подробно, с того момента, как вы позвонили этому вашему Малькову, и до того, как вы расстались с ним и его приятелем.

После повторного рассказа у меня не осталось сомнений в правильности своих выводов. Оставалось выяснить, что собой представляет частный предприниматель Кнопин.

– Андрей, сосредоточься, – попросила я парня, – подумай. В «дипломате», кроме денег, были бумаги, визитки, что-то еще. Может, ты запомнил телефон или адрес?

– Не знаю… – Андрей засунул руки в карманы. – А, вот! – он радостно вскрикнул и вытащил прямоугольную плотную картонку. – Это же его визитка! Как я мог про нее забыть!

Судя по визитке, вернее, по начальным цифрам телефона его офиса, тот находился во Фрунзенском районе, то есть в центре города. «Сто тысяч долларов, – думала я, – говорят о том, что деньги у мужика есть, и немалые». Ниже телефона мелкими буквами был пропечатан адрес. Он подтвердил мои догадки насчет местонахождения конторы вышеозначенного частного предпринимателя.

«Посмотрим, что это за фрукт», – но вслух я этого не сказала, а взяла телефон. В налоговой полиции этого района работал мой хороший знакомый тезка Женя Карцев.

Когда-то мы побывали в одной горячей заварушке, и с тех пор он часто зазывал меня встретиться и посидеть в каком-нибудь уютном кафе, а я все время отвечала, что дел сейчас по горло, но я обязательно позвоню через денек-другой.

При этом мне как женщине было приятно осознавать, что мужик явно неровно ко мне дышит. Но что поделаешь – он был не в моем вкусе. Я набрала номер. После нескольких длинных гудков трубка отозвалась жизнерадостно:

– Да, я вас слушаю.

– Здравствуйте, товарищ капитан, – весело сказала я. – Евгения Охотникова на проводе.

– Женька! Здравствуй! – искренне обрадовался Карцев. – Слушай, у тебя совести совсем нет, – шутливо возмущался он, – ты сколько обещаешь появиться перед моим взором, а сама звонишь раз в год.

– Да и то по делу, – ответила я ему в тон. – Ты не знаешь такого «ЧП Кнопина»! Он должен числиться в вашем районе.

– А тебе он зачем сдался?

– Может, и не за чем, – осторожно ответила я, – но мне хотелось бы знать в общих чертах, что это за рыба такая, а то уж очень похожа на щуку.

– Ладно, Женька, если ты обещаешь как-нибудь вечерком…

– Хорошо, обещаю, обещаю, – торопливо перебила я. – Женечка, мой хороший, – я прибавила нежности в своем голосе, – узнай, пожалуйста, про него что можно.

– Хорошо, позвони через часок.

– До скорого, – я попрощалась и положила трубку.

– У тебя родители знают что-нибудь обо всем этом? – спросила я Андрея и получила отрицательный ответ. – Хоть ты и совершеннолетний, но надо, я думаю, поставить их в известность, – жестко сказала я. – На них тоже могут наехать, поэтому я хотела бы их проинструктировать. Едем сейчас к тебе, затем нанесем визит вежливости твоему другу Мальку. Я хочу кое в чем убедиться.

– Предки на работе, хотя, – он взглянул на часы, – могут прийти на обед. Потом вам надо деньги отдать, да и с собой взять не помешает немного.

– Мне отдать успеешь еще. Давай посмотрим, что у нас в холодильнике, кроме сока, и, пожалуйста, не называй меня на «вы», а то я себя начинаю чувствовать ужасно древней, договорились?

Получив в ответ неизменный утвердительный кивок, я отправилась на кухню и обнаружила целую кастрюлю холодной окрошки. Рядом в банке стоял квас. Ну, молодец моя тетя Мила, чтобы я без нее делала! Я позвала Андрея на кухню, где мы и отдали должное кулинарному таланту моей тетушки.

Часы показывали половину первого дня.

– Ну вот, теперь можно и в путь, – весело сказала я парню. – Подожди меня пять минут в гостиной. Мне нужно переодеться.

Я немного задумалась и остановила свой выбор на просторных легких брюках и хлопчатобумажной маечке-безрукавке.

Выбор одежды у меня в первую очередь диктуется теми условиями и той ситуацией, в которой я могу оказаться. Иногда мне нужно незаметно спрятать мой «макаров», иногда маленький магнитофон, иногда…

Впрочем, этих «иногда» бесчисленное множество и перечислять их – времени до утра не хватит. Сейчас мне нужно было быть готовой, как мне представлялось, к неожиданному нападению и в то же время соответствовать своему спутнику, дабы не вызывать ненужных подозрений. На ноги я надела легкие кроссовки. Получился такой полуспортивный стиль. С собой я взяла свой верный «ПМ», который не раз спасал мою жизнь.

– Ну, поехали, – сказала я Андрею уже в прихожей.

Щелкнув брелоком и отключив сигнализацию, я открыла дверцу машины.

К часу дня улицы Тарасова окончательно вымерли. Выбравшись на центральную улицу города, мы почти не встретили ни автомобилей, ни пешеходов. И лишь общественный транспорт неизменно тормозил движение. До дома Андрея добрались минут за десять. Въехав в арку, я спросила его:

– Какой подъезд?

– Первый, – буркнул он, задумавшись о чем-то своем.

– Чего такой кислый? – хотя я понимала, что ему есть от чего грустить. – Выше нос.

– Мы с вами здесь, а Алека там дубасят, наверное, вовсю, – кисло отозвался Андрей.

– Скорее всего уже нет, – попыталась я успокоить его. Но получилось неубедительно. – Тем более что денег у вас нет.

– Доказывай этим козлам, – хмуро ответил он. – Только я одно не пойму: если они деньги забрали, какого черта им еще надо?

– Деньги скорее всего забрали не они, но о своих догадках я расскажу тебе позже, – сказала я Андрею, припарковывая между тем машину. Привычным взглядом профессионала я окинула двор и стоящие в нем автомобили. Не увидев ничего подозрительного, я спросила у Андрея: – Чужие машины видишь?

Он осмотрелся и неопределенно пожал плечами:

– Да вроде нет.

Мы подошли к подъезду. Я держалась сзади и немного справа. Перед дверью мы остановились, он набрал код, и мы вошли в подъезд. Закрывая дверь, я еще раз бросила взгляд во двор и не заметила там никакого движения.

– Какой этаж? – спросила я его, при этом перемещаясь вперед.

– Третий, – ответил Андрей.

– Поднимемся пешком. – Я легко начала подниматься по лестнице, внутренним чутьем ощущая опасность. Между вторым и третьим этажом нас ждали. Здоровый парень, по крайней мере, на полголовы выше меня, при нашем появлении отвернулся от окна. Лицо его при виде Андрея приняло какое-то радостно-глумливое выражение. Вообще, глядя на него, можно было сразу сказать, что чтение книжек или даже просто газет – занятие совершенно ему неизвестное. Если бы мне кто-нибудь сказал, что этот индивидуум окончил десять классов средней школы, то я бы очень удивилась.

– Че, попался, козел, – он двинулся в нашу сторону. – Счас я тебя отметелю, а потом поедем к твоему другу. Он тебя давно заждался. И телку с собой прихватим, чтобы нам не скучать. Валет, – крикнул он куда-то наверх, – спускайся, он тут!

На подоконнике стояла пара пустых бутылок из-под пива. Парняга не терял времени даром и совмещал дело и удовольствие.

Сверху донесся топот. Оценка всего происходящего заняла у меня какую-то долю секунды. Андрей находился у меня за спиной и попытался выбраться из-за плеча. «Ну нет, дорогой, в благородство мы играть не будем», – подумала я и резко ударила указательным и средним пальцами в глаза бандиту.

– А-а-а! – зашелся он в крике и присел на корточки. Закрыв глаза ладонью, замотал головой из стороны в сторону.

Ударь я посильнее, запросто могла оставить его слепым, но я просто вывела на время его из строя. Между тем сверху спустился второй бандит. Он мало чем отличался от первого: такой же высокий здоровяк.

Он недоуменно уставился на своего приятеля. Потом с ненавистью посмотрел на Андрея. Видимо, решил, что это его рук дело. Меня он явно игнорировал.

– Ах, ты гад, – прошипел он и, сжав кулаки, двинулся на нас.

Я подпустила его почти вплотную и, ударив кулаком в горло, отправила на пол в компанию к его другу. Вытаращив глаза, он вцепился двумя руками в кадык. Рот бандита был широко открыт. Между тем первый пришел в себя и попытался из положения сидя броситься на меня. «Ну уж нет, ни к чему мне ваши объятия», – подумала я и сильным ударом ноги в солнечное сплетение отправила его назад к стенке. Проверив затылком ее крепость, этот кретин погрузился в глубокий нокаут.

Рейтинг@Mail.ru