Небо в клеточку

Марина Серова
Небо в клеточку

Глава 1

Я гнала машину как бешеная, сопровождаемая со всех сторон тревожными сигналами. Ничего, уже скоро КП, а там трасса. Осталось километров пятнадцать. Пятнадцать километров – и судьба человека. Надо только успеть! Раньше убийцы. Если я не успею – все! Все будет потеряно!

Новенький «Форд Фокус» взвизгнул покрышками, отчаянно тормозя. Мельком увидела выражение лица водителя. Мужик совершенно ошалел. Мою «ласточку» немилосердно подбросило на выбоине, и это чуть не стало концом гонки. Встречный «КамАЗ» успел забрать вправо, и мы разминулись в каких-то сантиметрах. Груда железа и моя верная смерть пронеслись мимо.

«В-в-в-у-м» – ворвался звук в форточку. В секунду ладони, сжимавшие руль, вспотели. На лбу образовалась холодная капля, и я перестала давить на «гашетку». На КП дежурному не объяснишь, что летишь ты, презирая все писаные и неписаные законы уличного движения, исключительно под давлением крайних обстоятельств.

Я благополучно миновала КП и… попала в пробку. Обидно до ужаса! Машины полностью забили участок трассы шириной в две колеи, окантованные с обеих сторон бетонными стенами. Вся эта масса движется со скоростью черепахи, к тому же периодически останавливаясь.

«Все, Женя, можно не рыпаться», – сказала я себе и потянулась к пачке. Сигарета была сейчас кстати. Нервы, секунду назад взвинченные до предела, нуждались в успокоении.

Невольно перед глазами встает все та же сцена, на протяжении последних нескольких дней неотрывно преследующая меня: распахнутая дверца сейфа, человек с открытыми глазами на полу рядом с ним. Во лбу лежащего аккуратная круглая дырочка и тонкая полоска крови. А рядом юная девушка с безумным взглядом и… «макаровым» в руках. Его дочь.

«Москвич» впереди тронулся, сзади сигналили. Я прогнала ставшее уже навязчивым видение и включила передачу. Еще сто метров на черепашьей скорости – и снова стоп.

«Кто же мог подумать, что так все получится! – горько усмехнулась я, выкидывая в приоткрытое окно бычок. – Ничто, ведь абсолютно ничто не предвещало такого развития событий! Хотя вспомни…»

* * *

День прошел на редкость бестолково. К вечеру выяснилось, что вчерашняя суета не принесла никаких результатов. Посему Евгения Максимовна, то бишь я, как уважающий себя человек, решила поставить точку на своей беготне.

Эта, безусловно, умная мысль шарахнула мне в голову на проспекте Кирова рядом с кинотеатром «Пионер». Сразу же захотелось посмотреть афишу. Оказалось, что в малом зале идет мистический триллер, в большом – кинокомедия, которую я уже смотрела по видику. Остановив свой выбор на триллере, купила билет. До сеанса осталось еще полчаса. Поскольку я решила ничего не делать сегодняшним вечером, душа потребовала индульгенции за такое прегрешение. Индульгенция представилась мне в виде очередного детектива для тети Милы. Она большая любительница такого рода книжек.

Для окончательного успокоения я набрала домашний номер. Узнав, что никто не звонил и не предлагал работу, угомонилась окончательно. Последний раз я охраняла приезжую бизнес-леди. Таскалась вместе с ней целую неделю и благополучно сдала на руки приехавшему штатному охраннику.

Посему пару недель вполне могла позволить себе не озадачиваться вопросом о дальнейшей работе. Не хвалясь, скажу, что заказы у меня появляются постоянно, репутацию на своем поприще заработала отменную. Поэтому паранойя из-за отсутствия средств мне не свойственна.

Пятнадцать минут в кафе за чашкой кофе, еще примерно десять – знакомство с рекламой новых фильмов, сотовых телефонов и аудиокассет – и я зашла с остальными зрителями в зал и на два часа перенеслась в непонятно какое время и место. Главный герой периодически превращался в волчару невиданных размеров и нападал на честных граждан. Это его сильно тяготило, как, собственно, и граждан. Последних, впрочем, гораздо больше. И те, безусловно, пришили бы бедолагу, не умей он сносно владеть мечом и не разберись наконец, кто же подложил ему такую свинью. Оказалось, что еще в детстве злополучный оборотень перешел дорогу колдуну, и тот…

Впрочем, фильм мне не очень понравился. Купившись на рекламу, как это часто бывает, я ожидала большего. Неутоленное чувство интеллектуального голода привело меня к развалу с видеокассетами. Молодой паренек предложил мне пару новых фильмов. В одном стреляли, в другом – дрались. Я остановила свой выбор на рукопашном бое.

Итак, нагулявшись вдоволь, с книгой и кассетой в руках, я наконец позвонила в дверь собственной квартиры.

Едва тетка открыла дверь, мой рот сам собой наполнился слюной.

– Рыба? – сглотнув слюну, переспросила я.

– Сом в кляре.

Тетка, не отрываясь, смотрела на купленную мной книгу.

– «Выстрел вслепую»… Нет, не читала… – заинтригованная, пробормотала она, вытирая руки о передник.

Вручив ей новый бестселлер, я отправилась прямиком на кухню. Сом в кляре – это должно быть что-то! Хотя, справедливости ради, надо сказать – у тети Милы все, приготовленное ее руками, «что-то».

– Тебе пять минут назад звонил какой-то мужчина, – услышала я за спиной. – Но представиться позабыл.

– Что хотел?

– Не знаю. Сказал, что еще раз перезвонит.

– Ну и бог с ним.

– А вдруг это тот самый?..

При этих словах теткино лицо приняло загадочное и лукавое выражение одновременно. Я даже не стала отвечать на этот вопрос. Впрочем, ей не привыкать! Тетя Мила ждет на него ответ с тех самых пор, как я переступила порог совершеннолетия. Ее настойчивое стремление выдать меня замуж сначала раздражало, потом я с ним свыклась и воспринимала уже как неотъемлемую часть ее образа.

Я упорно молчала, продолжая с завидным аппетитом расправляться с сомом.

После сома был компот, затем я вспомнила про принесенную кассету и отправилась смотреть новый фильм с Джеки Чаном. Я несколько увлеклась сюжетом, и телефонный зуммер дошел до моего сознания не сразу. Только когда телефон напрягся в очередной раз, убавила звук. Окончательно убедившись, что аппарат не умолкает, нажала на пульте «паузу» и подошла к телефону.

– Евгения Максимовна? – вежливо поинтересовался мужской голос.

– Она самая, – подтвердила я непреложный факт.

– У меня есть для вас работа… – Звонивший замолчал, видимо, ожидая моей реакции.

– Да, я вас слушаю, – решила я форсировать события. – Продолжайте.

– Вы знаете, по телефону о таком деле неудобно разговаривать. Давайте где-нибудь встретимся.

Это я слышала почти каждый раз, когда мне звонил потенциальный клиент. Потому ответила стандартно:

– Назовите ваш адрес или адрес офиса, кого спросить, и я завтра в удобное для обоих время подъеду.

– Нет… – Мой собеседник замялся. Некоторое время я почти физически ощущала его душевные муки. Затем он решился: – Мы не могли бы встретиться на… скажем так… нейтральной территории?

Что ж, и такое частенько случается в моей практике.

– Хорошо, говорите где.

– Вы не смогли бы подъехать, скажем, через полчаса…

– Куда? – своей репликой я прекратила новый приступ смятения собеседника.

– Куда?.. – Этот простой вопрос заставил его задуматься, и я вновь была вынуждена помочь.

В конце концов мы договорились встретиться в половине девятого вечера в ресторане «Али-Баба» на углу проспекта Кирова и улицы Горького. Автоматически я бросила взгляд на часы – времени вполне достаточно, поэтому торопиться не придется.

* * *

Машину я поставила, не доезжая полквартала – просто дальше все уже оказалось занято. Еще раз поглядела на часики и не спеша отправилась навстречу вывеске с замысловатой надписью, сделанной арабской вязью. Вторая, под ней, дублируя первую по-русски, гласила: «Али-Баба».

Я спустилась в полуподвальчик. В дверях охранник пробежал взглядом по моей фигуре. Оружия он явно не нащупал. Взгляд его еще некоторое время фиксировался на моей груди, затем плавно сместился в сторону. Все это я отметила мимоходом, поскольку сама уже вовсю шарила глазами по залу в поисках мужчины средних лет, одетого в светлую рубашку и темные брюки. Народу, слава богу, не много. А то с такими приметами!.. Второй признак, по которому я должна была его распознать, – барсетка на столе. Она верно указала мне, что мой клиент сидит за третьим столиком от входа. Его немигающий, явно заинтересованный взгляд был направлен строго в мою сторону. Я подошла ближе.

– Евгения Максимовна?.. – опередил он меня вопросом.

– Андрей Викторович?..

Мужчина согласно кивнул.

– Что вам заказать? – В вопросе прозвучало больше вежливости, чем искреннего желания чем-то угостить меня.

– Не волнуйтесь, я сама себе закажу, – успокоила я его на этот счет. – Давайте о деле.

– Я могу рассчитывать на конфиденциальность?

– Если только вы не собираетесь меня впутать в антиправительственный заговор или рассказать о совершенном преступлении.

– Нет, что вы! – энергично запротестовал клиент. – Дело практически личное…

Пока он говорил, я сканировала его внешность. Андрею Викторовичу было где-то за сорок. Светло-желтые волосы коротко стрижены. Синие внимательные глаза. В остальном – ничего особенного. Изюминки в его внешности я не нашла. Не урод, не красавец. Тут же отметила про себя, что это совершенно не мой тип мужчины, так что роман с ним не грозит изначально. Можно, не кривя душой, успокоить тетушку.

– Дело в следующем, – излагал тем временем Андрей Викторович. – Начну с самого начала, чтобы вам было понятно. У нас есть коттедж в Волжских Заводях. Не преувеличивая, скажу – такой, каких мало не только в Тарасовской области, но и в России. Но дело не в этом…

Андрей Викторович замолчал, пыхтя себе под нос. Видимо, это его обычная манера разговора. Не самая лучшая, но – выбирать не приходится!

В этот момент у нашего столика возник официант, и данное обстоятельство внесло дополнительный перерыв в наш разговор, поскольку мой собеседник вопросительно уставился на него.

 

– Что заказывать будем? – Тон официанта определенно исключал возможность иного варианта.

– Кофе с коньяком, пожалуйста.

Если бы Андрей Викторович сказал: «А мне кружку пива», я нисколько бы не удивилась. Но мой работодатель оказался не настолько безнадежен.

– «Кампари» у вас есть?

У официанта, по всей видимости, мысли работали в унисон с моими. Он пару раз растерянно хлопнул ресницами, затем нарисовал на лице улыбку и только после этого поспешно подтвердил:

– Д-да, конечно.

– Бутылочку «Кампари» и фруктов.

– Клубника?

– Давай, – бесцветным тоном согласился Андрей Викторович.

Да, внешность бывает обманчива. Хотя… я моментально выхватила взглядом натуральные «Ролекс» на запястье моего клиента. И бриллиант на мизинце вполне впечатляющий. Так что минус поставить себе никак не могу!

Время – деньги.

– Итак? – едва удалился официант, я намекнула на продолжение разговора.

– Ах да, – спохватился мой собеседник и оторвал рассеянный взгляд от удаляющейся фигуры официанта. В глубине души я поняла Андрея Викторовича – не каждый день видишь человека в зеленых шароварах, на голове которого пристроено что-то здорово смахивающее на чалму. Но, как я уже говорила, время – деньги. – Так вот. – Блондинистый переключился на меня, а тяжелый взгляд и невольный вздох подсказали, что он наконец настроился и теперь сбиваться не будет. – Я не зря вам про коттедж рассказывать начал. Проект получился очень дорогой. Скажу вам прямо – человек я не бедный.

Поскольку я сразу же кивнула, бесспорно соглашаясь с ним, очередной заминки не последовало.

– Но и для меня это оказалось круто. Есть у меня старый друг, еще со студенческой скамьи. Встретились, обговорили и решили одолеть это мероприятие вскладчину. С Антоном Валентиновичем. Понимаете меня?

Я вновь была вынуждена кивнуть, опасаясь очередной паузы. Удовлетворенный моей реакцией, Андрей Викторович продолжал:

– В общем, дело в следующем. Обычно там никто не живет, собираемся на выходные и по праздникам. Вернее, постоянно живет охранник Саша Семенов. Ну, мужик…

Перехватив мой нетерпеливый взгляд, он истолковал его верно.

– Вчера мне понадобилось туда приехать. А коттедж видно еще с дороги… В общем, гляжу – в окне моего кабинета свет горит. Ну, думаю, ничего себе! Газу прибавляю, значит. Через пару минут я у ворот, сигналю Саше. Вылетает, глаза таращит. Я ему: «Кто здесь?» Он: «Никого!» Говорю: «Свет с дороги видел!» Бросаемся, значит, с ним к дому. Ну, там, может, пару минут я от поворота ехал. Пока его ждал – минуты две. Минуту-полторы мы бежали. Короче, врываемся – дверь в кабинет закрыта. Щелкаю выключателем – никого. Саша мне: «Викторыч, переработал ты». Ладно, отпускаю его. Сам остаюсь. У меня в кабинете сейф. С кодовым замком, знаете такие?

Я автоматически киваю, не желая слушать лекцию об устройстве номерных сейфов. При его манере изложения это грозило превратиться в настоящую пытку.

– В общем, открываю сейф. Все вроде на месте. Но я тщательно осмотрел – не хватает расписки. Все остальное на месте, только расписки нет!

– На какую сумму? – спросила я.

– На пятьдесят тысяч долларов.

– У-гу, – сделала я понимающее лицо.

– Да, собственно, дело не в сумме, хотя и она не пустячная, – человек, сидящий напротив меня, поскреб затылок. – Дело в другом. Как же так, после стольких лет дружбы…

– Простите, – не выдержав, перебила я. Вообще-то перебивать людей несвойственно моей интеллигентной натуре, но его повествование грозило продолжаться бесконечно. – Какое отношение все это имеет ко мне?

– Вы понимаете, в какое глупое положение я попал? Сначала хотел напрямую поговорить с Антоном. Но потом все же… Если я его просто спрошу, естественно, он пошлет меня подальше. Фактов-то у меня никаких нет! И Сашенька… родной. Сторож хренов! Я бы с ним поговорил по душам, но опять же нет никаких доказательств его участия в этом деле. Вот мне и нужен человек. Ну, разузнать…

Я слушала, не перебивая. Просто улыбалась.

– Антоша, он, понимаете, до женского пола неравнодушен…

– Так вы предлагаете мне залезть к вашему партнеру в постель?!

Эту фразу я произнесла неуместно жизнерадостным тоном, но ничего не могла с собой поделать – мне действительно стало весело. Хотя, по идее, я должна была оскорбиться. Ведь мне откровенно предлагали поработать проституткой-осведомительницей. Или кем-то вроде этого!

– Нет, я такого не говорил!

– Но подумали.

– Да нет же! – энергично запротестовал он, одним долгим глотком опустошая бокал. – Я имел в виду совершенно другое.

– Тогда что же?

– Просто хочу, чтобы вы пообщались с ним. Как человек опытный, можете что-то заметить. Ну, в разговоре что-то выяснить. Хоть что-то! Или же узнать, где он эту расписку прячет!

– Такие расписки никогда не прячут, – машинально поправила я его. – Их тут же рвут на мелкие части.

– Да, наверное, вы правы, – опять почесал затылок мой собеседник, но через пару секунд вскинул голову и некоторое время смотрел на меня не отрываясь. Словно услышанное от меня заставило его по-иному взглянуть на ситуацию. – Хотя не всегда так бывает. Поверьте, не всегда!

– Возможно, – автоматически согласилась я, совершенно не желая вступать в полемику. Демонстративно посмотрела на часы.

– Пять тысяч долларов, если находите эту чертову бумагу. Пятьсот «зеленых» – если даже ничего не находите, но пару дней проводите с нами на даче. Естественно, стараетесь что-то все же узнать. Но полштуки баксов – гарантированно ваши!

Разговаривать с человеком, который не хочет тебя понимать, – все равно что общаться с безнадежно пьяным или умалишенным. Разницы практически никакой, и, по моему глубокому убеждению, даже пытаться поладить не стоит. Я просто встала, собираясь уйти. На прощание еще раз на всякий случай объяснила:

– Я – бодигард. Телохранитель, если по-русски. Я могу вас охранять, когда вы, к примеру, перевозите чемодан с деньгами. Из пункта А в пункт Б. Или – со среды до пятницы. Я не детектив и расследований не провожу. Вас неправильно информировали.

– Не проводите? – кажется, он мне не поверил.

– Не провожу! И никогда не проводила.

Насчет последнего я несколько слукавила. Конечно, специальность частного детектива – не моя работа. Но… в жизни бывает всякое!

Тем не менее решительный отказ созрел в моей голове еще пару минут назад, когда только еще начала догадываться, в чем дело. Сейчас я его просто озвучила.

– Возьмите хотя бы визитку, если вдруг передумаете! До пятницы… В пятницу после обеда мы туда едем!

Я совершенно не собиралась выяснять, кто это «мы». Взяла ламинированный прямоугольничек и, уже практически на ходу, прочитала: «Данко». После чего кивком попрощалась и поспешила к выходу.

* * *

Мой «Фольксваген» стоял метрах в ста. Первые пятнадцать я преодолела очень быстро, затем постепенно успокоилась и невольно задумалась над состоявшимся разговором. Первая мысль была такой: «Черт, забыла спросить, кто же это надоумил его обратиться ко мне!» Потом невольно принялась анализировать услышанное от господина Киреева Андрея Викторовича, генерального директора пресловутого «Данко». Я копалась в памяти, стараясь вспомнить, не попадалась ли на моем жизненном пути компания с таким названием. Дошла до машины, но так и не вспомнила.

Я включила зажигание и вдруг поняла, что не хочу пока ехать домой. Достала из бардачка сигарету и продолжила размышлять над тем, что же мне так не давало покоя. И поняла почти сразу.

«Странно, – сказала я сама себе. – Человек готов отстегнуть пятьсот долларов просто за то, что я проведу выходные в кругу его семьи и семьи его приятеля? Неужто действительно не понимает, что ничего таким образом, каким предлагает он, узнать нельзя? Блин! Как клиент вообще представлял себе это дело?! Появляется Женя Охотникова и, нагибаясь к грядкам с клубникой на пару с вышеупомянутым Антоном, задает вдруг невинный вопрос: «А вы, драгоценнейший, случайно сейф своего институтского кореша намедни не обчищали?»

Фантазия услужливо нарисовала подобную картину, и я рассмеялась, слегка поперхнувшись при этом сигаретным дымом.

«Нет, позвольте, – попыталась я безуспешно вернуть себя к серьезности, – Евгения Максимовна. Маленькое уточнение: не между грядок. Предполагалось, что вы обольстите предприимчивого господина. И, после успешного коитуса…»

– Чушь собачья! – Это я произнесла уже вслух.

Мало ли какие причуды бывают у богатых людей! Может, ему просто в частного детектива поиграть захотелось?

«Если разобраться, – сказала я себе через пару затяжек, – на шутника Андрей Викторович похож мало. Хотя, конечно, кто его знает?»

Почему-то вспомнилась брошенная им фраза: «…не всегда так бывает. Поверьте – не всегда!»

Я решительно выкинула сигарету вместе с мыслями о господине Кирееве, считая, что знакомство с ним для меня – уже в прошлом.

Двигатель давно включен. Осталось выжать сцепление и задать скорость, что я и сделала.

* * *

До четверга время пролетело незаметно. Я совершенно забыла о господине Кирееве. А в четверг к обеду моя жизнь осложнилась пренеприятным известием. Я находилась в комнате, когда внезапно позвонили в дверь. Тетя Мила пошла открывать. Через некоторое время тетушка с очаровательной улыбкой появилась на пороге. В руках она держала телеграмму.

– Ваня, боже мой! Ты помнишь моего друга юности Ивана Перова?

Еще бы! Год назад он был проездом в Тарасове и не преминул зайти к своей бывшей однокурснице, то бишь моей тетке, в гости. Пробыл «юный друг» у нас часа три…

Скажу только одно – уже после первого получаса общения мне нестерпимо захотелось убежать куда глаза глядят! Более нудного человека я в жизни не встречала!

Между тем телеграмма в теткиной руке предвещала повторение этих мук.

– Когда он приезжает? – Спрашивая, я поспешно отвернулась от тети Милы. Сделала это только по одной причине: дабы мой взгляд не открыл ей всего того, что я думаю о ее воздыхателе, получившем, кстати, отставку еще в студенческую пору. Тетушку я люблю, и огорчать ее не хочется.

– В пятницу утром, – щебетала тетя Мила, глаза ее при этом подозрительно часто моргали.

«Женька, не будь такой эгоисткой! – принудила я себя быть честной по отношению к себе же самой. – Не тебе одной получать от жизни пироги да пряники! Для тетки это настоящая радость!»

«Но почему я должна присутствовать при этой радости? – тут же возмутилась вторая, мятежная часть моей натуры. – Присутствие, даже недолгое, теткиного воздыхателя не пройдет без ущерба для моей психики. Кстати, а сколько же придется терпеть эту пытку? Может, пару часов?..»

– Тетя, а на сколько Иван Игнатович приезжает?

– На два дня!

Елки-палки!

Самое поганое в этой ситуации то, что просто так удрать из дома я не смогу. Скажем, на пару дней на турбазу. Тетушка сразу поймет, в чем дело. Она на меня не обидится, нет. Но праздник я ей испорчу, поскольку чудовищное чувство вины оттого, что ее приятель послужил причиной моего изгнания из родных пенатов… Словом, так не годится.

«Хоть бы кто-нибудь позвонил и выдернул меня на работу!» – тоскливо подумала я и неожиданно вспомнила о господине Кирееве.

– Ну нет, это глупость, – тут же раздраженно одернула я саму себя.

– Что ты там бурчишь? – рассеянно поинтересовалась тетка.

В этот момент как раз и раздался звонок. Второго не потребовалось – в один момент я оказалась у телефона.

– Слушаю вас.

– Евгения Максимовна?

– Да, это я, – при этих словах из моей груди вырвался невольный вздох.

– Евгения Максимовна, я хочу предложить вам работу.

– Андрей Викторович, мы еще в прошлый раз все обсудили.

Я старалась держаться спокойно, но уже основательно боялась того, что еще пара фраз – и просто взорвусь.

– Нет, Евгения Максимовна, я вас хочу нанять именно телохранителем!

В голосе Киреева отчетливо проскальзывали торжествующие нотки. Кажется, он рад тому, что сумел найти правильное решение. Но меня так просто не свалить.

– И кого мне прикажете охранять? – не без ехидства поинтересовалась я и тут же, чтобы поставить окончательно в тупик моего возможного избавителя, добавила: – И какое количество времени?

– Мою дочь. Двое суток. С трех пятницы до трех воскресенья.

Говорил он на этот раз без запинок и периодического сопения в трубку. Видно, отрепетировал заранее.

– Ей угрожает какая-то конкретная опасность? – все еще не сдавалась я.

– Евгения Максимовна, а когда вы охраняете… хм-хм… скажем, бизнесмена, который перевозит большую сумму денег, вы всегда знаете конкретно, кто ему угрожает?

 

Черт возьми, подловил – так подловил! Тем более что этот пример я сама приводила ему недавно! Но я продолжала отбиваться:

– Я имею в виду следующее: есть ли факты, подтверждающие то, что вашей дочери что-то угрожает? Мне для успешной работы нужно о них знать!

«Черт возьми! – неожиданно начал вопить внутренний голос. – Тебе ведь предлагают то, о чем ты молила еще пять минут назад всех святых, ту самую возможность избежать общения с дражайшим Иваном Игнатовичем на стопроцентно честном основании! Да еще деньги за это платят!»

– Евгения Максимовна?

Наверное, я заразилась от абонента, поскольку теперь уже мое молчание длилось неприлично долго.

– Да, – спохватилась я. – Давайте встретимся и обсудим финансовую сторону нашего соглашения. Называйте адрес, заодно сразу познакомлюсь с вашей дочерью.

– Да, давайте, – в голосе господина Киреева легко угадывалось чувство удовлетворения. Добился-таки человек своего. – Пишите. Только приезжайте завтра сразу к трем. Финансовый вопрос вас пусть не беспокоит. Ваши расценки я знаю. Думаю, мы столкуемся.

«Но если он считает, что сумеет заставить меня делать что-то, помимо моей работы, то глубоко заблуждается!» – с мрачным злорадством сказала я себе, записывая в блокнот адрес.

Как же я глубоко ошибалась!

* * *

Впередистоящая машина тронулась, я – следом. Ползем минуту, затем новая остановка.

Господи, скорее бы развилка!

До нее еще добрых полкилометра. Потом можно будет уйти на левую трассу.

«Как же я сразу не сообразила?! – кляла я себя, злясь на полное бессилие. – Стоило гнать, рискуя своей и чужой жизнями, чтобы потом торчать здесь?! Ведь знала же, что на этом участке всегда пробки!»

И вновь перед глазами встало лицо Катерины. Испуганное, по-детски беззащитное. Сейчас она в ИВС, и я – ее единственная надежда. А шансы помочь ей тают вместе с уходящим временем!

Мои кулаки в порыве бессильной злости опустились на руль. От отчаяния я надавила на сигнал. Понимала, что веду себя глупо, но нервы сдавали окончательно. В пачке всего одна сигарета. Хорошо, что догадалась купить с запасом. Вторая, нераспечатанная, лежит тут же в бардачке.

Катя, Катя!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru