Женщина-загадка

Марина Серова
Женщина-загадка

Глава 1

Скучно! До чего же скучно! Я сидела перед телевизором и тупо переключала каналы. Экран упорно, по всем семидесяти двум подключенным каналам отображал сплошную бредятину. За окном моросил мелкий, занудный осенний дождь, как будто и без него у меня недостаточно имелось поводов для уныния! Осень я не люблю больше всех прочих времен года, можно сказать, ненавижу. Во-первых: солнце ведет себя, прямо скажем, по-свински, светит вполсилы, греет еле-еле и не хочет весело отражаться от оконных стекол. Во-вторых: уплывают в небытие все перспективы шикарного пляжного отдыха, что само по себе вряд ли поднимет настроение адекватным жителям земного шара, таким, как я. И в-третьих: люди, которых можно встретить, выйдя утром из дома, выглядят абсолютно одинаково: угрюмые, озабоченные, спешащие по своим скучным делам. Эх, а ведь сейчас, именно в данный момент, я могла бы…

Если быть честной с самой собой, в какой-нибудь другой день я бы вполне могла порадоваться моросившему за окном дождику и, укутавшись в мягкий пушистый плед, с наслаждением предаваться редким, с учетом особенностей моей профессии, минутам блаженного безделья, попивая любимый напиток – кофе – из большой чашки. Но вот как прогнать смутное беспокойство, поселившееся в моей душе со вчерашнего дня? Все! Хватит предаваться унынию, пора призвать на помощь моих верных помощников.

Отложив пульт, я поставила чашку на журнальный столик, сбросила с плеч теплый убаюкивающий плед и направилась за заветным мешочком.

Так. Что же на этот раз предскажут мне кости? Держа в голове образ вчерашней посетительницы, я бросила их, с нетерпением ожидая вердикта. 33+19+8 – вот я и избавилась от беспокойства! «Вас ожидает чья-то ранняя смерть» – означала комбинация этих чисел. И, как будто в подтверждение предсказания, девушка, диктор местных новостей, вдруг скороговоркой затараторила:

– А сейчас в вечернем выпуске – новости криминальной хроники. Сегодня, в двенадцать часов двадцать три минуты по местному времени, в здании рекламного агентства «Фибиус», возглавляемого преуспевающим бизнесменом Анатолием Лисицким, случилось чрезвычайное происшествие. Сотрудница агентства Алиса Харькова, работавшая секретаршей Лисицкого, была найдена мертвой на своем рабочем месте. Тело обнаружил владелец агентства. В двенадцать часов двадцать минут он попытался связаться с Алисой по селекторной связи, но – безрезультатно. Повторив попытку несколько раз, Анатолий Лисицкий, забеспокоившись, вышел в приемную и обнаружил свою секретаршу лежащей на полу. Лисицкий незамедлительно вызвал «Скорую помощь», перенес пострадавшую на диван. В этот момент девушка еще была жива, но, к сожалению, медицина в данном случае оказалась бессильна. Она скончалась еще до прибытия врачей. На место происшествия прибыли представители следственных органов. По предварительной версии, смерть наступила в результате острого отравления. Детали чрезвычайного происшествия уточняются. Следите за новостями. Вы смотрели «Тарасовские новости». А я, Стелла Морковкина, прощаюсь с вами. До новых встреч в эфире.

По экрану поползли титры, затем пошли ролики рекламы, а я все стояла напротив журнального столика, широко раскрыв глаза. Моя рука, минуту назад бросившая кости, указывала на экран телевизора, как будто подчеркивая слова, закрутившиеся в моей голове, словно заезженная пластинка: «Вас ожидает чья-то ранняя смерть…»

За все время, что я использую магические кости, вряд ли хоть однажды их предсказание сбывалось настолько быстро и… буквально. Даже мне, привыкшей доверять их толкованиям, стало жутковато! Наконец, придя в себя, я опустилась на диван, рука моя автоматически потянулась к телефонной трубке, и через секунду я набрала номер своей подруги Ленки. Именно благодаря ее способностям вляпываться в самые невероятные истории я была знакома с Алисой Харьковой. Знакомство наше, правда, шапочное, но последствия его теперь сложно себе представить.

– Вас внимательно слушают, – услышала я в трубке. Это была новая Ленкина «фишка». Совсем недавно Ленка где-то вычитала, что такого рода приветствие по телефону является признаком наивысшей степени интеллигентности абонента. Бред сивой кобылы на самом деле, но Ленку мне убедить в этом не удалось.

– Ты «Тарасовские новости» смотришь, интеллигентка? – закричала я в трубку. – Там, между прочим, твою приятельницу показывают!

– Не смотрю. А что за приятельница? Какая-то знаменитость? Что-то не припомню таких в своем окружении, – затараторила Ленка.

Я бесцеремонно прервала поток ее красноречия:

– Еще какая знаменитость! У нас все после смерти знаменитостями становятся.

– После смерти?! О чем ты? Можешь толком объяснить, что случилось? – в ее голосе послышались слезливые нотки.

– Спокойно. Приезжай, все обсудим.

* * *

Я решила прокрутить в голове события вчерашнего дня. Вечером, около семи часов, когда я мирно варила очередную порцию кофе, мой сотовый телефон выдал соловьиную трель. Кофе вот-вот должен был закипеть, и я, боясь пропустить нужный момент, на звонок не прореагировала. Но неизвестный абонент не собирался сдаваться: телефон все звонил и звонил. «Не иначе, у кого-то проснулись дремавшие доселе телепатические способности, и он решил лишить меня невинной радости – помешать испить чашечку крепкого ароматного кофе», – недовольно подумала я, но, так как аппарат все не умолкал, мне не оставалось другого выбора: я сняла с конфорки джезву с недоваренным напитком и прошла в комнату.

Звонившим оказался вовсе не «телепат-вредитель», а моя подруга – Ленка-француженка, постоянно безденежная учительница французского языка, трудившаяся за сущие гроши в одной заштатной школе Тарасова. Ленка была невероятно болтлива, но сей недостаток с лихвой окупался ее уникальным, если не сказать, патологическим бескорыстием. Главным же ее недостатком являлась не менее уникальная способность притягивать к себе неординарные ситуации, очень часто перерастающие в серьезные неприятности. Вот и сейчас она защебетала:

– Тань, привет! Ты не занята? Ты не представляешь, какие у меня для тебя новости! Можно, я сейчас к тебе приеду? Тут такое произошло! Только я не одна появлюсь. Со мной явится моя знакомая, Алиса. С ней такое случилось! Жуть просто! В общем, надо бы человеку помочь. Ты ведь не против? Ну, мы едем! – и Ленка отключилась, даже не дав мне возможности вставить хотя бы слово. Впрочем, я и не ожидала, что мне позволят возразить.

Обреченно вздохнув, я поплелась в кухню, сварила новую порцию кофе и приготовилась к длительному ожиданию.

Однако уже через несколько минут дверной звонок возвестил о приходе гостей. Открыв дверь, я увидела… фотомодель! Девушка, которую притащила в мой дом Ленка, была молодой, стройной, белокурой, миловидной, стильно, даже шикарно, одетой, одним словом – модель! Она смущенно замялась на пороге, не решаясь войти, и я, радушно улыбнувшись, распахнула дверь пошире.

– Проходите. Будем знакомы. Татьяна Иванова, частный детектив.

– Очень приятно… Алиса. Секретарь рекламного агентства «Фибиус».

Невероятно, но, ко всем прочим ее достоинствам, нежданная посетительница оказалась обладательницей потрясающего, прямо бархатного голоса. Бывает же такое: одному человеку достались все мыслимые и немыслимые блага. «Наверняка где-то тут кроется подвох, – скептически рассудила я, – скорее всего, эта дамочка окажется полной дурой, занудой или, на худой конец, редкостной стервой». Вслух я, естественно, ничего подобного не произнесла.

Мы прошли в комнату, которая служила мне, в зависимости от обстоятельств, то спальней, то гостиной, то, как в данном случае, кабинетом. Я усадила гостей на диван. Сама же расположилась напротив и продолжила разговор.

– Как я поняла из телефонного разговора с моей подругой, вам нужна профессиональная помощь?..

Не успела я договорить, как в беседу вступила Ленка, посчитав, вероятно, что она и так уже слишком долго молчит:

– Ой, Танечка, тут такое произошло, просто жуть! Ты даже не представляешь!

Зная по опыту, что, если поток Ленкиных «охов» и «ахов» не остановить вовремя, остальным нечего даже и мечтать вставить в разговор хоть полслова в ближайшие полчаса, я, повысив голос, как можно строже сказала:

– Фразу про «жуть» я уже дважды от тебя слышала! Хотелось бы узнать о конкретных фактах и желательно из уст первоисточника, – и я многозначительно перевела взор на Алису, скромно сидевшую на диване.

– Да, да, конечно, молчу! – Ленка обиженно поджала губы.

– Алиса, прошу вас, не стесняйтесь. Расскажите, в чем суть вашей проблемы, и я постараюсь вам помочь.

Алиса еще немного помолчала, потом, видимо, наконец, решившись, тяжело вздохнула и начала рассказывать.

* * *

В рекламном агентстве «Фибиус» Алиса Харькова работала почти два года. Секретарская служба в рекламном бизнесе хоть и была весьма хлопотным занятием, зато обеспечивала девушке относительно свободный график и к тому же недурно оплачивалась. Коллектив в агентстве состоял преимущественно из молодых, креативно мыслящих людей, в большинстве своем мужского пола, не обремененных семейными узами, а следовательно, и сопутствующими этому «гражданскому состоянию» проблемами и заботами. В агентстве, кроме Алисы, трудились еще четыре женщины: приходящий бухгалтер Раиса Зыбина, тридцатичетырехлетняя замужняя женщина; сестры-погодки Лара и Катя, отвечавшие за написание рекламных текстов и слоганов, и уборщица баба Даша, женщина пенсионного возраста, единолично узурпировавшая в агентстве, как выражались шутники, «весь уборный бизнес». Правда, за последние несколько месяцев количество женщин в фирме возросло.

До недавнего времени атмосфера была для Алисы очень благоприятной. Все сотрудники мужского пола – кто реже, кто чаще – оказывали ей различные знаки внимания: букетики цветов, коробочки конфет, всевозможные сувениры, по поводу и без таковых. Алисе удавалось сохранять с каждым из них определенную дистанцию, никого особо не поощряя к более серьезным ухаживаниям. Но, начиная с прошлой недели, с Алисой вдруг начали происходить разного рода неприятные события. Каждое из них в отдельности не заключалось, в сущности, ни в чем серьезном, но, если сложить все их воедино, складывалось такое впечатление, что кто-то всеми силами пытается ей насолить – непонятно, за что.

 

Началось все в понедельник. В этот день в кабинете шефа Алисы, Анатолия Лисицкого, проходила очень важная встреча. Алиса, как всегда, подала боссу и его потенциальному партнеру кофе. И вдруг в тот самый момент, когда она протянула гостю поднос, одна из чашек треснула и разломилась на две части, и поток коричневой жидкости стремительно заструился на белоснежные брюки ошарашенного бизнесмена. Алиса бросилась в приемную – за бумажными полотенцами, но исправить эту досадную оплошность, естественно, уже не смогла. В итоге сделка сорвалась. Как оказалось, бизнесмен был помешан на чистоте и буквально физически не переносил ни малейшего признака неряшливости своего облика. Посчитав себя оскорбленным, он гордо удалился, изрыгая проклятия. Алисе досталась изрядная головомойка от ее обычно спокойного, уравновешенного шефа. Такого выгодного клиента упустить – из-за чего? Из-за глупости сопливой секретарши!

Алиса немного поплакала, выкинула в мусорную корзину все другие чашки, оставшиеся от злополучного сервиза, и сбегала в супермаркет за новым, решив на этот раз купить посуду из небьющегося стекла.

Вторник прошел спокойно. Шеф, казалось, забыл о вчерашнем инциденте, и Алиса решила, что неприятности позади. Не тут-то было!

В среду, как только Алиса переступила порог офиса, к ней подбежал Сенечка – программист. Сенечка уже давно и безнадежно был влюблен в Алису. Девушка взаимностью ему отвечать не спешила, однако пыл Сенечкиных чувств от этого ничуть не убывал. Решив, что сейчас начнется очередная серия излияний под названием: «А может быть…», Алиса собралась вежливо, но твердо отвергнуть любое Сенино предложение. Однако на этот раз Сенечка принес дурные вести.

– Алиса, прямиком беги в кабинет шефа! Он с восьми утра здесь. Рвет и мечет!

– Что случилось, ты знаешь? – предчувствие надвигающейся головомойки заставило девушку ускорить шаг.

– Точно никто ничего не знает. Пропали какие-то важные бумаги. Шеф твердит о срывающейся сделке, обещает оторвать голову тому, кто окажется повинен в пропаже, завис на телефоне и каждые пять минут требует тебя к себе! А ты почему, кстати, на звонки не отвечаешь?

– На какие звонки? – Алиса поспешно полезла в сумочку за сотовым.

Так и есть, звук выключен. Ого: двадцать два непринятых вызова и девятнадцать из них – от шефа!

– Звук выключен, – Алиса показала экран телефона Сенечке. – Забыла включить.

– Ну, я тебе не завидую.

Больше задерживаться было нельзя. Вдохнув побольше воздуха, Алиса шагнула в кабинет шефа.

Выяснилось, что вчера вечером шеф оставил на столе папку с документами, подготовленными специально для сегодняшней встречи, назначенной на сегодня, на десять часов. Перед встречей шеф решил еще раз просмотреть все бумаги, специально приехал в офис пораньше, но папки на столе не оказалось. Он перерыл все полки, ящики и шкафы у себя в кабинете, в приемной… Заставил перевернуть вверх дном все столы и ящики специалистов, разрабатывающих данный проект. Все – безрезультатно. К тому моменту, когда появилась Алиса, шеф был в ярости. Продолжили это неблагодарное занятие они уже вдвоем. К десяти часам папка все еще не нашлась. Анатолий Лисицкий отправился спасать положение, вооружившись черновиками документов, взятыми им у специалистов. Алисе было приказано продолжать поиски до тех пор, пока папка не окажется у него, Анатолия, в руках. В итоге документы все же нашлись. Где бы вы думали? В приемной, на журнальном столике, на котором обычно лежала кипа всевозможных журналов, помогающих посетителям скрасить время ожидания! Но Алиса, придя утром на службу, лично дважды перетряхнула каждый журнал! Она могла поклясться, что изначально документов среди них не было. Документы спешно передали Лисицкому. Инцидент был исчерпан.

В четверг ничего не произошло, а в пятницу случилось сразу несколько событий. Правда, на этот раз ни одна из неприятностей не касалась профессиональных обязанностей секретарши.

Приходя на работу, Алиса всегда первым делом включала компьютер, чтобы просмотреть почту. Затем, сняв верхнюю одежду и переобувшись, она ставила чайник и, если шефа с утра не ожидалось, с наслаждением пила кофе на своем рабочем месте. В пятницу шефа ожидали не раньше одиннадцати, поэтому утренний распорядок Алисы ожидался именно таким. Переобувшись и взяв чашку, Алиса направилась к столу, но внезапно остановилась как вкопанная. Экран монитора высветил заставку, но какую! На черном фоне красными буквами было написано: «Тебе здесь не место!» Поставив чашку, Алиса со всех ног помчалась разыскивать Сенечку. Осмотрев компьютер, программист не обнаружил в нем никаких изменений, кроме, естественно, заставки. Сказав пару шутливых слов на тему, что у кого-то из их коллег весьма своеобразное чувство юмора, Сенечка убрал заставку и ушел, пообещав выяснить имя шутника.

К одиннадцати часам явился шеф, потребовал кофе и скрылся в кабинете. Алиса полезла в шкаф за чашками и обнаружила, что банка с кофе куда-то испарилась. На поиски времени не было, поэтому Алиса решила воспользоваться «НЗ». Для всяких непредвиденных случаев Алиса держала в специально отведенном для этого месте банку дорогого кофе, пачку элитного чая, сахар, конфеты и другие мелочи. Однако она мысленно отметила тот факт, что утром-то кофе на обычном месте был! Не успела Алиса разобраться в одной головоломке, как на ее голову свалилась другая! Что же все-таки происходит?! Что за странная полоса невезения у нее наступила?.. Думать обо всем этом было некогда, шеф уже торопил ее с докладом.

Во время обеденного перерыва Лисицкий уехал. Алиса решила перекусить в кафе за углом. Заняв столик, Алиса заказала салат, бисквитный пирог и чашку кофе. Через несколько минут принесли заказ.

– Свой кофе кончился? – вдруг услышала она чей-то голос за своей спиной.

Обернувшись, Алиса встретилась взглядом с девушкой, сидевшей за соседним столиком. Внешность девушки была Алисе смутно знакома.

– Простите, мы… друг друга знаем? – спросила Алиса.

– Думаю, близким знакомством это не назовешь. Мы работаем в одном офисе, – девушка улыбнулась.

– Что-то не припоминаю… Вы недавно у нас работаете?

– А уборщиц никто не торопится запоминать! Зачем? В рекламном бизнесе полно других забот, – в голосе девушки проскользнула обида, но лицо ее было вполне доброжелательным.

– Так давайте познакомимся, – предложила Алиса.

Девушка носила экстравагантное имя – Виорина, но окружающим она представлялась как Рина. Такое странное имя девушка получила от сочетания двух других имен. Мать девушки хотела назвать ее Виолеттой, отец – Кариной. Имя Виорина оказалось итогом многодневных поисков компромисса. В «Фибиус» она устроилась две недели тому назад и еще почти никого там не знала. Девушки мило пообщались и к концу обеденного перерыва были уже, что называется, на короткой ноге. В офис они вернулись вместе. По дороге Алиса пожаловалась Рине на пропажу банки кофе, Рина предложила ей свою помощь в поисках, но Алиса вежливо отказалась. На том они и расстались.

Вернувшись, Алиса полностью погрузилась в повседневные секретарские заботы. Спустя какое-то время она поймала себя на мысли, что на ее столе что-то изменилось. Осмотрев внимательно свое рабочее место, Алиса обнаружила очередную пропажу. Со стола исчезла фотография в самодельной рамке. Была она ничем не примечательной, на снимке была запечатлена сама Алиса. А вот рамка была дорога Алисе как память. Эту рамку Алисе подарил отец на ее шестнадцатилетие. С тех пор Алиса с рамкой не расставалась. В очередной раз за последнюю неделю девушка приступила к поискам. Но все ее старания оказались напрасными. Фотография исчезла без следа. Девушка была так расстроена событиями прошедшей недели, что едва дотерпела до конца рабочего дня. Ни с кем не попрощавшись, Алиса поспешила на автостоянку, мечтая только об одном: поскорее сесть в свой «Матисс» и убраться, наконец, подальше от всех этих загадок и неприятностей. На стоянке девушку ждало новое разочарование. Сколько она ни пыталась включить мотор, автомобиль ее заводиться отказывался. Не имея ни душевных, ни физических сил разбираться в настоящий момент с причиной поломки, Алиса поставила автомобиль на сигнализацию и направилась к автобусной остановке. «Завтра короткий день, я отгоню машину на станцию техобслуживания», – решила она.

Дождавшись автобуса, девушка отыскала место в самом конце салона. Усевшись, Алиса отвернулась к окну. Воспоминания о событиях прошедшей недели, вереницей проносившиеся в ее голове, навевали тоску и уныние и в конце концов привели к тому, что по щекам Алисы одна за другой покатились слезы.

– У вас что-то случилось?

Услышав вопрос, Алиса подняла глаза. К ней обратилась девушка, сидевшая напротив. Вопрос случайной попутчицы оказался последней каплей, переполнившей чашу ее терпения, и Алиса разрыдалась.

Дальше события разворачивались стремительно. Попутчицей Алисы оказалась, конечно же, моя Ленка. Со свойственной ей бесцеремонностью – когда дело касалось помощи ближнему – Ленка вывела рыдавшую Алису из автобуса, усадила ее за столик в ближайшем кафе и вынудила рассказать ей всю историю – от начала до конца. А выслушав ее рассказ, Ленка, естественно, предложила Алисе свою – и мою – помощь в разрешении этой запутанной ситуации. И, естественно, эта помощь должна была прийти к Алисе в моем лице!

* * *

Закончив этот невероятный рассказ, Алиса подняла на меня глаза. Мне был хорошо знаком подобный взгляд. Он означал одно: «Вы мне поможете?..» Решив не затягивать паузу, я задала ей решающий вопрос:

– Вы хотите нанять меня для расследования причин, свалившихся на вас неприятностей?

– Честно сказать, не знаю. Вы считаете, что за всем этим кроется что-то серьезное?

– Думаю, это не случайные совпадения. – Я немного помолчала и предложила: – Знаете, у меня есть надежный способ узнать, насколько все серьезно. Если хотите, мы можем проверить все прямо сейчас.

Алиса кивнула. Я развязала мешочек, достала кости, мысленно задала вопрос: «Что ожидает девушку?» Подержав их в руке несколько секунд, я разжала ладонь. Кости покатились по столу. Три пары глаз в напряжении следили за их движением… 13+30+8! Ничего себе результат! «Внимание! Рядом неизбежное горе, и оно не заставит себя долго ждать». Я с сочувствием посмотрела на Алису. Придется сказать ей правду. Вердикт однозначный…

– Ну что там? – поторопила меня Ленка.

– Алиса, вам необходимо подготовиться к продолжению неприятностей, – и я выложила ей ответ косточек, ничего не приукрашивая.

Как ни странно, Алиса на мое заявление прореагировала весьма вяло. Я попыталась убедить ее в том, что опасность достаточно серьезна.

– Алиса, если вы решитесь нанять меня для расследования, я вам обязательно помогу. Но в любом случае вам необходимо на время оставить работу. Возьмите отпуск на две недели, слетайте на какой-нибудь курорт. Отправляйтесь в Европу. Вот, в Черногории, например, осенний сезон – просто сказка. Адриатическое море! Красавцы мужчины! Шикарно! Или, на худой конец, возьмите больничный и посидите какое-то время дома. А я постараюсь во всем разобраться.

Алиса неуверенно кивнула, но было понятно, что ничего из предложенного мною она делать не собирается. Тут к моим уговорам подключилась Ленка. Убеждала она Алису очень красочно. Рассказала несколько душещипательных историй, в которых я выглядела настоящей героиней, бесстрашно спасающей чужие жизни. Не помогло! Алиса вспомнила, что уже поздний вечер, и срочно засобиралась домой. На прощание она все же пообещала нам быть осторожной, помнить о предостережении гадальных костей и – в случае продолжения цепочки неприятных событий – непременно обратиться ко мне за помощью.

Как видно, она не успела этого сделать!

* * *

Раздался звонок в дверь. Я впустила Ленку и направилась в кухню. Как известно, крепкий кофе улучшает мыслительные процессы, а поразмыслить нам было о чем.

Вкратце введя Ленку в курс последних событий, я приступила к приготовлению любимого напитка под громкие причитания подруги.

– Вот – ведь предупреждали ее! Помощь предлагали! А она отказалась. А все вон как обернулось…

И дальше – в том же духе! Слушая причитания подруги, я разлила кофе по чашкам, уселась за стол и принялась рассуждать:

– Все неприятности, произошедшие с Алисой, так или иначе связаны с ее работой. Так? Умерла она в офисе. Верно? Раз она выплеснула столь личные обстоятельства жизни первому попавшемуся человеку – тебе, значит, у нее нет, то есть не было, закадычной подруги. В противном случае, в пятницу она бы поехала не домой, а прямиком направилась бы к этой подруге… Следовательно, ответ на вопрос: «Кто виноват?» необходимо искать в агентстве. Согласна?

 

В ответ на все эти вопросы Ленка кивала, соглашаясь с каждым моим словом.

– Теперь осталось решить: «Что делать?» А делать мы будем вот что: кем бы ни был этот злополучный интриган, он должен понести заслуженное наказание. Молодые красивые девушки не должны умирать насильственной смертью! Тем более не должен остаться безнаказанным убийца Алисы. Посмотрим, что по этому поводу думают кости…

Кости не заставили себя ждать с ответом: 10+21+25. «Если вы не призываете что-то плохое, оно и не случается. Если человек не хочет что-то изменить, значит, его устраивает такое положение вещей». Ну что же! Ничего плохого призывать я не собиралась, а изменить кое-что мне как раз очень хотелось.

* * *

На следующее утро первое, что я сделала, – нашла в справочнике номер рабочего телефона Анатолия Лисицкого. Надежды на то, что в воскресный день Лисицкий окажется на месте, было мало. Но попытаться застать его все-таки стоило. Набрав номер, я терпеливо слушала и слушала долгие гудки. Затем Лисицкий ответил:

– Агентство «Фибиус». Анатолий Лисицкий. Слушаю вас.

– Доброе утро, Анатолий. Говорит детектив Иванова. Нам необходимо встретиться.

– По какому вопросу?..

– Я расследую убийство вашей сотрудницы Алисы Харьковой…

Лисицкий не дал мне договорить:

– Я не даю комментариев по данному делу! Задавайте все вопросы следователю!

Он явно вознамерился бросить трубку, но меня не так-то просто отшить!

– Я, конечно, могу пойти – сразу – официальным путем, но в этом случае ровно через двадцать минут СМИ всего города узнают, что в последние дни жизни Алиса получала угрозы в свой адрес! И что я, детектив Татьяна Иванова, считаю виновным в смерти девушки… сотрудника вашего агентства «Фибиус»! – после этой тирады следовало сделать паузу. Я ее и сделала. Результат оказался точно таким, на который я и рассчитывала.

– Подъезжайте в агентство к одиннадцати часам… Я закажу для вас пропуск.

Короткие гудки. Великолепно! Есть время подготовиться к встрече.

Я подъехала к агентству за пятнадцать минут до назначенного времени. Хотелось предварительно осмотреться, прежде чем встречаться с Лисицким. Здание, в котором располагалась фирма, выглядело весьма внушительно. Центральная улица города, десять этажей, мраморное крыльцо с колоннами, явно недавно подвергшееся реставрации. Названия фирм-соседей, так же, как и «Фибиус», арендующих помещения под офисы в этом здании, тоже внушали доверие. В целом – респектабельный деловой центр.

Пока я добиралась, вновь начал накрапывать дождь. На крыльце маячил одинокий зонтик, а под ним – одинокая фигура. Я подошла поближе. Ба, да ведь это Стелла Морковкина! Сегодня мне явно везет, несмотря на погоду. Продолжая двигаться к центральному входу, я лихорадочно придумывала благовидный предлог для разговора с журналисткой, обладательницей столь дисгармонирующих имени и фамилии. Как назло, ничего не лезло в голову. Но тут его величество Случай решил все за меня. Приподняв зонт, журналистка энергично замахала мне рукой. Я не заставила себя ждать. Преодолев оставшееся между нами расстояние, я поздоровалась и вопросительно уставилась на девушку.

– Напрасно тратите время, он отказывается давать интервью – всем без исключения.

Похоже, Стелла принимает меня за свою коллегу? Пожалуй, сейчас не время убеждать ее в обратном.

– Зачем же вы здесь? – ответила я вопросом на вопрос.

– На всякий случай. В любой момент ситуация может измениться. Настоящий журналист должен быть готов к любому повороту событий, – при этих словах Стелла сделала серьезное выражение лица и стала похожа на школьную учительницу.

Я мысленно улыбнулась. Значит, дело мне придется иметь с журналистом-новичком? Тем лучше!

– Это ваше первое задание? – обратилась я к девушке.

Морковкина смутилась и кивнула в ответ.

– Давайте поступим так. – Я сделала вид, что сосредоточенно думаю. – Ни к чему вам тут мокнуть. Ступайте в кафе «Синоптик», оно находится за углом, и ждите меня. А я тем временем попытаюсь что-нибудь разнюхать. Дождетесь меня – поделюсь информацией. Договорились? – Девушка вновь кивнула. – Тогда – до встречи. И пожелайте мне удачи!

Чтобы ускорить процесс, я мягко развернула Стеллу на сто восемьдесят градусов и слегка придала ей скорости, чуть подтолкнув ее в спину в нужном направлении. Дождавшись, пока девушка скроется из виду, я вошла в холл и обратилась к охраннику:

– Доброе утро. Для меня заказан пропуск в рекламное агентство «Фибиус».

Охранник смерил меня оценивающим взглядом, всем своим видом показывая, насколько серьезная, опасная и ответственная у него должность:

– Назовите вашу фамилию и имя!

– Иванова Татьяна, – мне очень хотелось съязвить по поводу его чрезмерной важности, но я сдержалась. Кто знает, может, именно он будет фигурировать в деле как главный свидетель?

– Паспорт предъявите! – голос охранника зазвучал еще строже.

«Не иначе, мои приметы он получил в качестве описания убийцы». Я начала заводиться. Охранник сравнил фото в паспорте с моей физиономией, вложил пропуск в паспорт и нажал кнопку, снимающую блокировку с турникета.

– Восьмой этаж, направо. Офис номер восемьсот четырнадцать.

Не удостоив его прощального взгляда, я прошествовала к лифтам.

Оказавшись на восьмом этаже, я не стала спешить навстречу с шефом агентства. Вначале требовалось немного осмотреться.

Агентство «Фибиус» занимало весь восьмой этаж. Налево и направо от лифта находилось одинаковое количество кабинетов. Несмотря на выходной день, работа в агентстве шла полным ходом. Двери почти всех комнат были открыты. Может быть, это политика фирмы – сидеть при открытых дверях, чтобы все были друг у друга на виду и эффективнее работали? Сами посудите, весь день на тебя глазеют твои коллеги. Попробуй-ка, побездельничай в таких условиях! Кто-нибудь тебя заложит! Вот и приходится всем – до единого сотрудника – в течение восьми часов подряд изображать бурную деятельность. Но мне это обстоятельство только на руку. При закрытых дверях свидетелей вряд ли отыщешь, а вот при открытых – их хоть пруд пруди!

Взглянув на часы, я ускорила шаг. Как бы из-за моего опоздания Лисицкий не отменил встречу! Кабинет Лисицкого оказался в самом конце коридора. Приемная, как я и ожидала, была пуста. Я постучала в дверь кабинета и, не дожидаясь ответа, вошла.

Лисицкий сидел за столом. При моем появлении он поднял глаза от бумаг.

– Вы ко мне?

– Мы с вами условились о встрече. Детектив Татьяна Иванова.

– Ах, вот вы кто! – Лисицкий поморщился. – Право, девушка, вы напрасно теряете время. Ничего интересного по поводу недавних событий я вам сообщить не могу – по той простой причине, что сам ничего толком не знаю!

Я решила разыграть роль «строгого детектива».

– Позвольте мне самой решить, какая информация будет полезна, а какая – нет.

Лисицкий вновь поморщился, но промолчал. А я продолжила:

– Скажите, это вы обнаружили тело?

– Да. Мне необходимо было срочно распечатать ряд документов. Я пытался связаться с Алисой по селектору, но она не отвечала. Тогда я вышел в приемную и обнаружил ее лежащей на полу. Я сразу же вызвал «Скорую помощь». Перенес Алису на диван. Но, к сожалению, было уже поздно. Девушка скончалась до приезда врачей.

– Ваше агентство работает без выходных?

– Обычно в воскресенье все отдыхают, но, когда на фирме аврал – большое количество заказов или срочный проект горит, – все сотрудники выходят на работу, несмотря на выходной. Как правило, в таких случаях субботний день у нас – короткий.

– В эти выходные в фирме сложилась как раз такая ситуация?

– Вы все правильно поняли.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru