Девочки с большой дороги

Марина Серова
Девочки с большой дороги

– Охранник сообщил, что ваш сын не появлялся и дома, это правда?

– Нет. То есть я точно не знаю… Понимаете, Егор живет отдельно… Но сегодня утром он позвонил и сказал, что его похитили, а потом мы получили по почте вот этот конверт. – Анатолий Степанович протянул мужчине письмо с требованиями. – Мы не знаем, что и думать, поэтому и решили заехать сюда, узнать, являлся ли он на работу. Надеялись, что вы чем-то сможете нам помочь, считали даже, что вы знаете, где юноша… Я ведь знаю, что Егор – человек ответственный и пропускать работу ни за что не станет…

Пока Зубченко тараторил, менеджер быстро скользнул взглядом по листу, затем изумленно покачал головой и растерянно произнес, обращаясь почему-то ко мне:

– Даже и не знаю, что вам сказать. С утра он был на рабочем месте, около десяти ушел, и с тех пор мы его не видели…

Я решила уточнить подробности:

– А куда он уходил, вы знаете?

– Конечно, ведь самовольные отлучки у нас запрещены. В начале одиннадцатого у него была назначена важная встреча с представителями коммерческой компании.

– Какой еще компании?

– «Инженер-трейк», три дня назад сделавшей нам весьма заманчивое предложение. Они планируют внедрить на своем предприятии пластиковые карты нашего банка, примерно двести тысяч единиц. Егор Анатольевич сегодня отправился туда обсудить данный вопрос и обговорить условия договора.

– А разве представители фирм не являются к вам сами? – заметил некоторое несоответствие Зубченко.

– Да, но в некоторых случаях мы допускаем выезд наших менеджеров в офисы компаний для предварительного знакомства с руководством и работой компании. Ведь на то они и менеджеры, в конце концов, чтобы взаимодействовать с клиентами там, где тем удобно.

– А вы уверены, что такая фирма вообще существует? – нутром чувствуя, что что-то тут все равно не так, спросила я.

– Да, уверен, – мужчина кивнул. – Егор сам проверял, насколько «Инженер-трейк» платежеспособна, потратив на это весь вчерашний день и даже вечер – я точно помню, что вчера он задержался на работе допоздна. А с утра, как и было запланировано, заехал в офис отметиться и сразу отправился на деловое рандеву. Сейчас уже начало первого, а он так и не вернулся и не позвонил.

– У вас есть адрес этой подозрительной фирмы? – поинтересовался Зубченко.

Начальник отдела кивнул и записал координаты фирмы на листке бумаги.

– Если поедете туда, то, пожалуйста, сообщите нам, присутствовал ли Егор на встрече. В противном случае придется направить в компанию другого менеджера. Сами понимаете, мы не можем терять столь многообещающие проекты, что бы ни происходило. А Егора, я уверен, вы обязательно найдете.

– Позвольте, а почему вы сами до сих пор не позвонили в ту фирму и не узнали, прибыл ли ваш представитель? – Анатолий Степанович выжидающе посмотрел на менеджера.

– Мы собирались это сделать, но так и не смогли найти нужного телефонного номера. Все папки с данными Егор Анатольевич, похоже, забрал с собой, – пустился в объяснение работник банка. – А в компьютере данных нет.

– И что, разве без этих папок и компьютера телефон узнать невозможно? – Зубченко, похоже, начинал раздражаться. Он даже перестал выглядеть взволнованным и дрожать как осиновый листок и принял вид весьма решительный и даже угрожающий. Мне это даже нравилось. – Есть справочные службы, телефонные справочники, наконец. Вы тут вообще работаете или черт знает чем занимаетесь?

– Мужчина, не забывайте, где вы находитесь, – нахмурился в ответ на пылкую речь менеджер. – Мы все прекрасно знаем, но у каждого своя работа, и нет времени отвлекаться еще и на чужую. И потом, человек отсутствует всего несколько часов – это еще не повод впадать в панику и трубить о его пропаже. Всякое возможно: он попал в пробку, руководство запоздало, переговоры затянулись. Если бы Егор не вернулся до завтра, то с утра мы бы непременно начали действовать.

– Вы уж извините его, он немного переволновался. – Я попыталась утихомирить обоих. Мужчины уже смотрели друг на друга, как два непримиримых врага, щеки их раскраснелись, а желваки принялись воинственно перекатываться. – Его можно понять, он все же отец.

– Да я понимаю, – кивнул менеджер. – Только и мы тут не просто так сидим.

– Да, да, конечно, вы правы. Большое спасибо за помощь! Если что-то прояснится, мы обязательно вам позвоним.

Кивнув на прощание начальнику, я без лишних слов подхватила своего клиента под руку и выволокла в коридор. Там слегка пристыдила, напомнив о том, как следует себя вести в присутственных местах, и только после этого, успокоившись, направилась к выходу.

Зубченко смог догнать меня только у самых дверей. Я шла достаточно быстро, и Анатолию Степановичу приходилось бежать за мной едва ли не вприпрыжку. Но я все равно не замедляла ход, прекрасно зная, что чем больше удастся выяснить в первый же день, тем проще будет потом докопаться до истины.

– Вы думаете, его перехватили по дороге на эту встречу? – припрыгивая, как солнечный зайчик на стенах коридора, поинтересовался Анатолий Степанович.

– Я ничего не думаю, а просто пока пытаюсь помочь вам собрать информацию. Хотя, на мой взгляд, не помешало бы сообщить о похищении в милицию – и пусть уж там этим занимаются!

Мой клиент возмущенно приподнял брови:

– Но ведь в сообщении же ясно сказано…

Я не дала ему возможности закончить фразу:

– А вы надеялись, что преступники выдадут вам персональное разрешение на привлечение к поискам работников служб правопорядка? Еще ни одному бандиту этого не приходило в голову, а запрет сообщать ментам – обычное правило… Так они пытаются обезопасить себя, хотя редко надеются на то, что кто-то подчинится их требованию. Преступники даже уверены в том, что вы давно отзвонились ментам и теперь ждете результатов. Поверьте мне на слово, я в этом немного разбираюсь.

– Я не могу подвергнуть сына такой опасности, – с минуту подумав, изрек Анатолий Степанович. – Не знаю, насколько серьезные эти люди, но раз им все же удалось заманить Егора и они его удерживают… Нет, милиция может все испортить. Лучше займу эту сумму, чем так поступлю.

Я решила не вступать в дискуссию:

– Ладно, ваше право, но только не слишком рассчитывайте на то, что нам удастся выйти на этих людей. Я сильно в том сомневаюсь. Так что можете уже начинать сбор денег. Кстати, включите в эту сумму и счет за мои услуги…

– Вы жестоки, Евгения, – насторожился он, бросив на меня осуждающий взгляд.

– Я всего лишь реалистка, не более. К тому же сумма, которую вы должны мне, ничтожна по сравнению с той, что затребовали похитители сына.

– Я готов отдать вам все мои деньги, лишь бы вы помогли спасти сына от неминуемой смерти! – воскликнул отчаявшийся отец.

– Хм, можно поймать вас на слове, но я не настолько эгоистична, как вам показалось на первый взгляд. Я не против помогать вам и дальше, не требуя сверх оговоренной суммы.

Мы вновь забрались в машину, причем без особых усилий, так как место вокруг нее успело освободиться. Теперь наш путь лежал к офису компании «Инженер-трейк».

– Что будете делать, если там вдруг скажут, что Егор к ним не приезжал? – поинтересовалась я, почти уверенная в том, что именно такие известия нам и предстоит услышать.

– Не знаю… – Зубченко бесцельно смотрел в окно, похоже, ничего толком перед собой не видя. – Я даже мысли такой допустить не смею.

– А вот и зря…

Глава 3

Расположенное на пересечении двух улиц, Староарбатской и Миллера, угловое здание в три этажа вмещало под своей крышей массу самых разнообразных крупных и мелких контор. Пройдя через центральный вход, можно было попасть в центр покупки акций, к нотариусу и в отделение газеты «Элеком». Над боковым входом весела вывеска «Сантехника», рядом втиснулась аптека и аудиторская компания «Сервис». Нужный же нам главный офис «Инженер-трейк» размещался во дворике, попасть в который можно было через арку.

Я припарковала «Фольксваген» напротив здания и вышла. Зубченко выскочил за мной и первым направился к подъезду. Мы поднялись по высокой металлической лестнице и попали в офис компании. Небольшая, обитая светлыми панелями комната была сплошь уставлена красивыми керамическими горшками с разнообразными экзотическими растениями.

За высоким столом сидела молоденькая привлекательная девушка с пышными формами, одетая в коротенькое облегающее платье, и слушала музыку через наушники. Кроме секретарши, в помещении никого не было, хотя из-за соседней двери доносился гул голосов.

– Здравствуйте, девушка, – не задерживаясь на пороге, метнулся к ней Анатолий Степанович. – Мы хотели узнать: не приезжал ли к вам сегодня менеджер из Поволжского банка?

– Откуда? – Девица сняла наушники и внимательно посмотрела на незваных гостей.

– Из Поволжского банка, – повторил Зубченко.

– Да нет, вроде не приезжал, – с минуту подумав, ответила она. – Вообще-то я в банк сама езжу, если нужно.

– Но как же! Ведь вы… то есть ваше руководство должны были обговорить с этим менеджером совместный проект по внедрению пластиковых карт. Вчера от вас звонили, а сегодня его к вам направили.

– Раз направили, значит, должен был объявиться, – равнодушно откликнулась девица. – Я не расспрашиваю каждого о цели его визита. Это в компетенции директора.

– А вы можете у него узнать поточнее?

– Могу, только зачем вам это надо? – недоумевала секретарша.

– Это мой сын… Тот менеджер, который должен был сюда приехать. Видите ли, мне необходимо выяснить, приезжал тот молодой человек или нет, потому что он… знаете ли, пропал…

– Ладно, спрошу, – передернула плечами девица, не слишком поддаваясь жалостливому настроению. Она сняла трубку, понажимала на какие-то кнопки и почти сразу произнесла: – Олег Дмитриевич, пришел мужчина и интересуется, не приезжал ли к вам сегодня менеджер из… из какого, вы сказали, банка? – Девица требовательно взглянула на нас.

 

– Поволжского, Поволжского, – сгорая от нетерпения, дважды повторил Зубченко.

– Да, Поволжского банка. Он вроде собирался обсудить совместный проект, связанный с внедрением карт оплаты. Что им сказать?..

Директор что-то ответил, причем что именно, секретарша нам передать не успела, так как мужчина собственной персоной появился из соседней двери и изумленно уставился на странную делегацию в нашем лице.

– Это вы из банка? – окинув пристальным, несколько холодным взглядом меня и Анатолия Степановича, сухо спросил директор «Инженер-трейка» – высокий мужчина с солидным животиком и маленькой бородкой. Впечатление он производил двоякое: с одной стороны – ленивого человека, с другой – умного и расчетливого, ни за что не упускающего собственной выгоды.

– Мы не из банка, просто хотели… – заторопился было Зубченко, но почему-то запнулся и умолк. Пришлось мне прийти ему на помощь:

– Утром из Поволжского банка к вам направили представителя для обсуждения проекта внедрения банковских карт оплаты. Мы хотим лишь выяснить, был ли он здесь. Парень до сих пор не вернулся на работу, и руководство банка волнуется.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, но точно знаю, что никаких совместных проектов наша фирма с Поволжским или любым другим банком не планировала и не вела. Я всегда в курсе всех событий, и мимо меня такая информация не проскользнула бы.

– Но, может быть, в Поволжский звонил ваш бухгалтер? Или коммерческий директор, или какой-нибудь менеджер… – растерялся Анатолий Степанович.

– У нас нет бухгалтера, и я сам веду всю документацию. К тому же бухгалтера на производстве никакими полномочиями не обладают и вряд ли стали бы вам звонить. То же самое касается менеджеров и всех остальных сотрудников.

– Позвольте, но ведь был же звонок, это подтвердили и там, в банке…

– Я вам повторяю, никаких звонков из нашей фирмы в Поволжский банк не было! У нас в ходу наличный расчет, и в картах оплаты мы не нуждаемся. А если бы и нуждались, то обратились бы в тот банк, с которым уже давно сотрудничаем.

– Я ничего не понимаю, – Зубченко развел руками и ошалело закрутился на месте, как пьяная юла, ища хоть какой-то помощи со стороны. – Такого просто не может быть! Это просто бессмыслица какая-то… Это… У меня не укладывается в голове…

– Успокойтесь, прошу вас, – положив руку на плечо мужчине, утихомиривала я его. Затем повернулась к секретарше и попросила: – Девушка, принесите ему, пожалуйста, воды.

Пока секретарша выполняла мою просьбу, я вновь обратилась к директору, подойдя к нему почти вплотную и пристально глядя в глаза:

– Скажите честно, вы действительно не делали такого звонка?

– Нет, зачем мне вам врать. Какой мне в этом прок?

– Тогда, может быть, кто-то из других ваших сотрудников? Скажите, кто еще, кроме секретарши и вас, здесь работает?

– А вы что, служба контроля, чтобы предоставлять вам такую информацию? – нахмурившись, возмутился директор. – Я вас впервые вижу и знать не желаю, зачем вы сюда заявились. Наверное, пора вызвать охрану и поскорее вас выпроводить.

– Не спешите, я сейчас все объясню! Понимаете, этот человек – отец того менеджера, что утром отправился якобы на встречу с вами. Однако в банк он до сих пор не вернулся и не позвонил. Поэтому мы пытаемся установить, добрался ли он до вашего офиса или же с ним что-то случилось в дороге… А вы заявляете, что никуда не звонили и никаких встреч не назначали.

– Да, именно так и заявляю, – повторил мужчина, продолжая хмуриться.

– И как прикажете это понимать?

– Вот уж не знаю, и это не мои проблемы, – взмахнул руками мужчина. Затем повернулся к двери и на прощание бросил: – Лидочка, проводите этих людей к выходу и больше не беспокойте меня подобными глупостями.

– Погодите, но мы же…

Мне не дали закончить. Олег Дмитриевич снова окинул меня суровым взглядом и раздраженно повысил голос:

– Если не удалитесь сами, я вызову охрану!

– Хорошо, мы уходим. – Я подхватила возмущенного Зубченко и, выведя его на улицу, произнесла: – Думаю, что директор действительно ничего не знает.

– С чего вы это взяли? А может, он врет? Скрывает, что заманил моего сына в ловушку, лишь бы его никто не заподозрил.

– Если бы директор был причастен к похищению или хотя бы знал о нем, он повел бы себя совершенно иначе, – возразила я. – Ему достаточно было просто сказать, что ваш сын до их офиса, видимо, не доехал или побывал, но уже уехал… А директор утверждает, что никуда не звонил и никаких встреч не назначал.

– Но такого не бывает! Сотрудники банка ведь не могли придумать эту встречу? Или сам Егор… – Анатолий Степанович не желал соглашаться со мной. – Кто-то же ведь моему сыну звонил!

– Согласна. И даже предполагаю, что звонили сами похитители. Им ведь ничего не стоило назваться хоть самим президентом России, лишь бы выманить Егора на встречу. Что им стоило представиться директором или бухгалтером «Инженер-трейка»? Скорее всего, именно так и произошло…

Зубченко молчал, и я продолжила развивать свои мысли вслух:

– Преступники выбрали место для похищения. Затем узнали номер рабочего телефона вашего сына, позвонили ему и предложили выгодную сделку. Лжебухгалтеры мастерски исполнили свои роли, а затем, настигнув Егора на полпути к офису, захватили его.

– Если все происходило так, как вы говорите, – Зубченко задумчиво почесал подбородок, – значит, бандиты хорошо знали в лицо моего сына.

– Естественно, – усмехнулась я. – Похитители всегда хорошо знают своих жертв, даже если ранее никогда не встречались с ними. Перед похищением за жертвой ведется слежка, изучаются фотографии. Исполнители могли и не знать Егора лично, хотя это тоже не исключено, а вот заказчик, вероятно, был знаком с Егором… Или с кем-то из членов семьи, то есть с вами или с вашей супругой… Так что вам стоит хорошенько покопаться в своей памяти и вспомнить всех своих, даже давнишних, недоброжелателей.

Зубченко проигнорировал мой совет и не стал долго раздумывать:

– У меня таких нет.

– Не верю, – возразила я. – У каждого человека есть враги или хотя бы недруги. Всеобщих любимцев не существует. Уж поверьте мне…

– Но я правда не знаю, кто бы это мог быть!

– Вы просто не хотите об этом задуматься. Или, скорее всего, не хотите себе в том признаться… Что ж, тем хуже, а ведь могли бы облегчить поиски.

Упрямый Зубченко наконец сдался:

– Ладно, я обещаю попробовать, но не уверен, что это даст какой-то результат. Я совершенно неконфликтный человек.

– Хотя бы попытайтесь…

Я направилась к машине. И вдруг, случайно скользнув взглядом по расположенному напротив зданию, замерла на месте…

Зубченко заметил, что я остановилась, и негромко спросил:

– Что-то задумали?

– Нет, увидела, – указав рукой в сторону близлежащего магазина, ответила я. – Жаль, что у вас нет фотографии Егора, могли бы поинтересоваться вон у того охранника, не встречал ли он здесь вашего сына. Заодно проверили бы, наврал нам директор или нет.

– Подождите, но у меня же есть его фотография! Я, когда собирался, на всякий случай сунул парочку в чемодан.

– Тогда что же вы стоите, давайте их сюда! – обрадовалась я.

Анатолий Степанович торопливо передал мне снимки. Я заспешила к скучающему на крылечке с сигаретой в руке охраннику – молодому пареньку лет двадцати, на редкость лохматому и взъерошенному.

– Добрый день, – поприветствовала я его, приблизившись. – Можно вас кое о чем спросить?

– Спрашивайте, – кивнул парень.

– Вот. – Я протянула один из снимков. – Мы ищем этого парня. Вы случайно не встречали его сегодня во дворе? Он должен был подойти вон к тому зданию, там располагается офис одной фирмы…

– Так там бы и спросили, – без всякого интереса глянув на фото, отмахнулся паренек. – Я за день столько народу вижу, всех и не упомнишь. Больно мне нужно всех рассматривать.

– А вы все же посмотрите повнимательнее, – настаивала на своем я. – Может, вспомните его.

– Да че толку смотреть, я и так знаю, что не видел.

Поняв, что разговор с охранником не принесет никакой пользы, я расстроилась.

– Ладно, извините…

Пришлось вернуться к ожидающему меня у машины Анатолию Степановичу. Тот все понял по моему лицу и даже не стал ни о чем спрашивать.

Мы молча сели в салон «Фольксвагена», затем я повернула ключ зажигания и спросила:

– Куда теперь?

– Наверное, домой. Буду обзванивать друзей и знакомых, – обреченно вздохнул мой клиент. – Может, кто-нибудь согласится дать взаймы крупную сумму денег…

Я надавила на педаль газа и стала выводить машину из дворика. Как назло, мне навстречу приближался другой автомобиль, так что пришлось сдать назад и немного подождать.

– Женя, Женя! – подпрыгнув на сиденье, заорал во все горло Зубченко.

От неожиданности я едва не задела бампером дерево позади нас. Заглушив мотор, повернулась к клиенту.

– Посмотрите туда. – Анатолий Степанович указал рукой куда-то вперед. Я скользнула взглядом по округе, но ничего такого, чему бы стоило так радоваться, не заметила.

– Я ничего не вижу, – растерянно развела я руками. – Объясните, что вызвало у вас такой восторг?

– Ну как же, камера! Вон там, видите, в витрине магазина!

Наконец я увидела, но не саму камеру, а только экран, на котором отражался сейчас мой собственный «Фольксваген». Следовательно, откуда-то нас снимали, а затем изображение передавалось на экран. Я перевела взгляд на вывеску магазина: «Крокодил – безопасность вам гарантирована».

Очевидно, в магазине продавались всевозможные противоугонные системы для автомобилей, сигнализации для квартир, частных коттеджей, дач и офисов, а также различные системы видеонаблюдения наподобие той, что наблюдала за нашей машиной. Это был наш шанс!

– Идемте скорее туда, – торопил меня Зубченко.

Я вышла из машины.

– Боюсь, что запись с той камеры сразу транслируется и нигде не сохраняется, – высказал Анатолий Степанович весьма нелепое, на мой взгляд, предположение.

– Как это не сохраняется? Зачем же тогда она вообще нужна? Система видеонаблюдения для того и устанавливается, чтобы фиксировать все происходящее. Если что – остаются записи, по которым можно опознать человека, узнать номера машины. Поверьте мне, Анатолий Степанович. Как-никак я профессиональный телохранитель, и все эти прибамбасы знаю как свои пять пальцев!

– Не знаю… Мне кажется, они просто в целях рекламы эту штуку в витрине установили. Не в целях повышения безопасности, а в целях повышения прибыли! Но проверить все-таки надо! – откликнулся уже в дверях магазина Анатолий Степанович и, не дожидаясь меня, вошел внутрь.

– Возможно, вы и правы…

Я не спеша проследовала за ним. А войдя в магазин, обнаружила, что Анатолий Степанович уже о чем-то с жаром переговаривался с продавцом-консультантом. Я подошла ближе.

– Да, да, принесите пожалуйста, если понадобится, я даже заплачу.

– Вот видите, я же говорила, что запись ведется!

– Есть, представляете, Евгения! Есть запись! Говорят, однажды уже был инцидент, с тех пор и стали снимать. Я договорился, чтобы нам разрешили посмотреть пленку. Этот парнишка сейчас должен заменить кассету. Я уверен, что их начальство не будет против, если мы ее посмотрим…

Вскоре вернулся и сам продавец. Он вставил кассету в видеомагнитофон и принялся перематывать пленку. Закончив, обернулся к нам и пояснил:

– Смотреть придется на улице, второй монитор – тот, что находился в помещении, – у нас позавчера сгорел, а новый упакован и не настроен.

– Ничего, ничего, – засуетился Зубченко. – Вы, главное, поставьте кассету, мы и с витрины посмотрим.

Парень кивнул и запустил запись. Минут через десять я снова заглянула в магазин и, перехватив вопросительный взгляд парня, спросила:

– А можно перемотать немного вперед, сохраняя изображение?

Тот кивнул. Теперь картинка замелькала и задвигалась, а через пару секунд остановилась. Мы снова принялись созерцать поднадоевший уже дворик и изредка мелькающих незнакомых людей. Прошло еще минут двадцать. Я начала немного скучать, тем более что уже и не верила, что камере удалось выхватить одного-единственного нужного нам человека и тех, кто на него напал. Тем более что мы не могли знать наверняка, что Егор доехал до «Инженер-трейка». Зубченко продолжал неотрывно пялиться на экран и в конце концов все же заметил там что-то достойное внимания.

– Перемотайте назад! Там… там Егор!

– Уверены? – на всякий случай уточнила я.

Зубченко энергично закивал. Я попросила продавца-консультанта перемотать пленку в обратную сторону и внимательно просмотрела ее вместе с Анатолием Степановичем, стараясь не упустить из виду никаких мелочей. Сначала экран отражал лишь пустое крыльцо фирмы «Инженер-трейк», затем возле него замельтешили какие-то люди, причем к нам они все время поварачивались спиной, так что рассмотреть их лица не представлялось возможным. Затем в фокус попали несколько случайных прохожих, одним из которых и оказался Егор.

 

– Видели, Женя, вы видели? – тормошил меня Зубченко. – Он все же был здесь!

– Да, и направлялся как раз к офису фирмы «Инженер-трейк», – кивнула я в ответ. – Тут есть над чем подумать…

– Этот человек нас обманул, – имея в виду директора, возмущался Анатолий Степанович. – Он солгал, что мой сын у них не был.

– Не думаю. Вы же заметили ту странную парочку у входа. Что-то подсказывает мне, что они там стояли не случайно, а поджидали вашего сына. Жаль, что камера не выхватила, куда они все затем удалились…

Еще раз заглянув в магазин, я попросила продавца перемотать запись назад. И, просмотрев эпизод повторно, сумела различить машину, стоящую рядом со входом. Не факт, конечно, но она могла принадлежать похитителям.

– Это нужно показать в милиции, – зачастил Зубченко. – У них наверняка есть аппаратура, позволяющая увеличить изображение…

– Ну да, и развернуть лицом тех, кто стоит спиной! – подивилась я наивности Зубченко. – Вы смеетесь? Откуда у нашей нищей милиции нормальная техника? Это вам не ФСБ и не охрана президента. У милиционеров даже оружия нормального нет… Да и потом, кассета слишком затертая, запись некачественная. За нее ни один профессиональный компьютерный дизайнер не возьмется ни за какие деньги… Если только знакомый… Да у меня и нет такого. Или, может, у вас есть?..

Я пристально посмотрела на заказчика. Тот понял, что действительно слегка перегнул палку, забыв, что живет не в Голливуде, а в захолустном Тарасове за много миль от столицы, смутился и даже покраснел.

– Пожалуй, вы правы. Я как-то не подумал… А ведь так хотелось надеяться, что эта запись нам что-то даст.

– А разве она нам совсем ничего не дала? Теперь мы можем предположить, что похитителями являются люди молодые, возможно, хорошо знакомые вашему сыну или даже его друзья.

– Нет, это вряд ли, – отрицательно замотал головой Зубченко. – Друзьям не понадобилось бы придумывать такую сложную схему, чтобы куда-то заманить Егора. Они могли просто перехватить его в тех местах, где он чаще всего бывает.

Я согласилась с доводами клиента:

– Тоже верно. Значит, все же не друзья. Тогда можно предположить, что этих людей кто-то нанял, очень хорошо им заплатив. Чаще всего похищения организуются именно таким образом.

– Ну и что теперь делать? Где их искать? – Анатолий Степанович находился на грани отчаяния. – Бедный Егорушка, что же с ним теперь будет… Господи, ну за что мне такое наказание! Что я такого натворил, что на меня навалились такие напасти? Сначала эти нападения и покушения, затем поджоги… Я едва не остался на улице, лишившись квартиры. Теперь еще…

Пропустив мимо ушей весь этот перечень бед и несчастий, я дала продавцу-консультанту знак, что просмотр завершен, и в задумчивости поплелась к машине. Как действовать дальше? Ведь безвыходных ситуаций не бывает!

Плавному течению мыслительного процесса помешал мой клиент:

– Женя, ну хоть вы что-нибудь предложите! Вы же профессионал, вы должны знать, как действуют в таких случаях!

– У меня пока наметился только один вариант.

– Какой?

– Можно попробовать определить похитителя по номеру мобильного телефона, с которого Егор звонил на ваш домашний телефон. Раз уж камера зафиксировала только первые минуты этого псевдоделового рандеву и из самой записи ничего толком не ясно. Ведь вы сказали, что он звонил не со своего мобильного?

– Нет, свой телефон он отдал в ремонт. Только… Женя, я не понимаю, каким образом это можно узнать… То есть с какого именно сотового номера был набран наш домашний номер… Это же очень сложно! И потом, вы думаете, что в салоне связи нам пойдут навстречу? Насколько я знаю, это конфиденциальная информация, и распечатку звонков могут предоставить только владельцу сотового номера, но никак не посторонним людям…

Я кивнула в ответ:

– Вы правы, это не так-то просто. Но в этом деле нам помогут! У меня есть знакомый парнишка, неплохо разбирающийся в компьютерах. Думаю, что в его силах раздобыть необходимые данные.

– Хакер-взломщик? – догадался Анатолий Степанович.

– Он самый, – согласилась я. – Хотя я считаю, что у парня талант. И ведь он всего-навсего студент пятого курса технического университета. Политеха, как его еще называют.

– Тогда что же мы медлим? Поехали срочно к этому вашему гению! Пусть покажет, на что способен!

Я глянула на часы:

– Боюсь, что сейчас студент как раз находится на лекции.

– Но вы ведь знаете, где он учится, можно поискать его там.

– Бегать по всем корпусам института? – Я рассмеялась. – Да это равносильно поиску иголки в стоге сена.

– Хорошо, тогда давайте подождем его возле дома! – не унимался мой нетерпеливый клиент.

– Может, сначала заедем куда-нибудь перекусить? Не знаю, как вы, а я просто умираю от голода!

– Где живет ваш знакомый? – с серьезным видом спросил Анатолий Степанович.

– Недалеко от вас. На Соборной. Там наверняка есть какие-либо кафе.

– Есть, но обедать в них я бы вам не советовал, – сев в машину и захлопнув за собой дверь, ответил Зубченко. – Лучше уж домой. Моя жена превосходно готовит. Заодно и узнаем, нет ли у нее каких-нибудь новостей.

– Я не против. К тому же мне так редко приходится есть домашнюю пищу…

* * *

У дома Анатолия Степановича мы оказались спустя полчаса. Слишком уж увлекшись своим расследованием и поиском следов преступников, мы с клиентом совершенно не обращали внимания на то, что происходит вокруг. Я даже забыла о своих прямых обязанностях. В общем, потеряла бдительность, что телохранителю, находящемуся на службе, делать не положено… Это-то меня и подвело.

Едва я вышла из машины, как кто-то набросился на меня сзади. Чьи-то сильные руки схватили меня и повалили на землю. От неожиданности я не смогла быстро отреагировать. Уже оказавшись на земле, попыталась оказать сопротивление. Неизвестный со всей силы вцепился мне в волосы, причинив резкую боль. Превозмогая боль, я изо всех сил дернула головой – клок моих волос остался в руке нападавшего, – развернулась и вцепилась ему в эту самую руку зубами, затем с силой двинула локтем в живот, попытавшись сбросить с себя тяжеленную тушу. Мне это удалось.

Вскочив на ноги, я увидела перед собой мужчину средних лет, весьма неопрятного вида и в пыльной одежде. Подбородок его густо зарос щетиной, на голове сияла лысина, нос был длинным и крючковатым. Поднявшись, он снова пошел на меня.

Но теперь-то я уже была наготове. Мне не составило никакого труда отбить его по-медвежьи нерасторопное нападение да к тому же двинуть по подбородку кулаком. Это разозлило негодяя. Прорычав что-то нечленораздельное, он торопливо вытащил из кармана брюк шило и метнулся мне навстречу.

Я отскочила в сторону. Резко выбросила правую руку вперед, ударив ею мужлана по руке, в которой тот держал холодное оружие. Однако пальцы его сжимались крепко, и выбить шило мне не удалось. Тогда я быстро сменила тактику, немного присела и сделала жесткую подсечку, в результате которой мужик тяжело рухнул на спину, нелепо взмахнув при этом руками.

Не давая ему возможности опомниться, я запрыгнула на него сверху, поймала обе его руки и скрутила их как следует, а затем, в качестве успокоительного, двинула болвана тыльной стороной ладони в область грудной клетки. Бандит испуганно вытаращил глаза, часто закашлял, а глаза его заслезились. Теперь уж он точно был не способен оказать какое-либо сопротивление…

Получив временную передышку, я отвлеклась на своего клиента, решив посмотреть, как у него обстоят дела. Во время драки я слышала какую-то возню неподалеку, но не имела возможности уточнить, что конкретно там происходит. Теперь я увидела, что Анатолий Степанович пребывает в полном здравии и рядом с ним совершенно никого нет.

– Вы как, в порядке? – поинтересовалась я на всякий случай.

– В порядке, – устало вздохнул Зубченко. – Помяли немного, но это не беда.

– А где тот, что на вас напал? – Я поискала глазами поверженного, теперь уже точно зная, что нападавших было двое.

– Убежал, – кивнул куда-то в сторону Анатолий Степанович. – Вон видите, подошвами сверкает. Видать, одумался… А у вас что?

Рейтинг@Mail.ru