Поймай, если сможешь

Марина Линник
Поймай, если сможешь

Глава 8

Когда справедливость исчезает, то не остается

ничего, что могло бы придать ценность жизни людей.

Иммануил Кант

Ночную тьму прорезал леденящий душу вопль.

– Чур меня, чур меня! – размахивая руками, голосил Жак. – Уходи прочь… Прочь! Сжалься надо мной. Я всегда относился к покойнице с уважением и почтением.

– Я знаю, Жак, – спокойным голосом отвечала Марго, – именно поэтому я здесь в этот поздний час… Ради всего святого, прекрати орать. Ты разбудишь всю округу.

– Вы… вы… на самом деле Маргарита? Вы не призрак? – все еще не веря собственным глазам, задал вопрос охранник. – Но это невозможно!

– Возьми меня за руку, проверь. – Легкая улыбка тронула губы девушки. – Убедишься, что она теплая.

Собравшись с духом, мужчина с опаской потянулся к руке Марго. Почувствовав тепло тела, он немного успокоился.

– Эй, Жак, ты чего разорался? – послышался с улицы мужской голос. – У тебя все в порядке?

Поглядев на охранника с мольбой во взоре, девушка попросила:

– Пожалуйста, ответьте. Иначе… Если сюда ворвутся люди, то я погибла.

Встав с постели, Жак подошел к окну и открыл его.

– Руже, не переживай… страшный сон, и только. Видимо, что-то не то съел за ужином. Жена-то уехала, вот и пришлось самому кашеварить.

– А чего к Жужу не пошел? Компания там собралась отменная. Тебя ждали.

– Да не до того было. Хозяйка завалила делами… ладно, как-нибудь в другой раз. Пока!

Закрыв окно, Жак повернулся к девушке.

– Мадемуазель, простите меня за непрезентабельный вид… ваш визит был таким неожиданным. Ведь мы же искали вас повсюду!.. Может быть, хотите что-нибудь выпить? Давайте спустимся в столовую.

– Нет, благодарю вас, – отрицательно покачала головой Марго. – Во-первых, я не хочу, чтобы меня кто-то заметил в окне, а во-вторых, у меня мало времени. Вы ложитесь, замерзните.

– Но как я могу, – опешил охранник, смутившись.

– Все в порядке… нет-нет, свет включать не стоит.

– У меня светонепроницаемые гардины… я обычно не закрываю их, жена боится темноты. Тем не менее, если вы настаиваете…

– Да, пожалуйста.

Мужчина задернул тяжелые шторы и только тогда включил свет. В ярком свете Маргарита уже не казалась ему выходцем с того света. Несмотря на то, что черное одеяние подчеркивало мертвенную бледность лица, она оставалась все тем же утонченным прекрасным созданием, каким и запомнил Жак дочку хозяйки.

– Мадемуазель, присаживайтесь, – сбросив покрывало и вещи с кресла, предложил хозяин дома. – Прошу вас… Итак, чем я могу быть вам полезен?

– Прежде всего, дорогой Жак, я хотела бы поблагодарить вас за ту неоценимую услугу, которую вы оказали мне.

– Я? – глаза мужчины округлились. – Когда?

– В ту самую ночь, после аварии.

– Я не понимаю вас, – потупив взор, ответил охранник.

– Нет, вы знаете, о чем я говорю. Только благодаря вам мы беседуем сейчас.

– Да ничего я такого не делал, – заволновался мужчина.

– Ну как же? Сначала вы солгали Нику о моей смерти, а потом оставили на дороге цветы. Это ведь ваших рук дело?

Щеки охранника налились краской. Он судорожно глотнул и утвердительно покачал головой.

– Мы виноваты перед вами, мадемуазель. Если бы я и Ник не погнались за вами в ту ночь, то аварии не случилось бы.

– И все же вы потом все равно убили бы меня, не так ли? – глядя на него в упор, жестко проговорила Марго.

Лицо Жака исказила болезненная гримаса.

– Поверьте мне, это был самый худший приказ, полученный мною от хозяев, за всю мою жизнь.

Весь его сокрушенный вид говорил о запоздалом сожалении.

– Я подневольный человек, мадемуазель. Сами понимаете. Как я мог отказаться? Поэтому, когда я увидел вас под грудой искореженного металла, я мысленно поблагодарил Бога за то, что мне не придется выполнять гнусную работу. Я очень любил вашего отца. Пусть мсье Ларю и был подчас чересчур суров, но он никогда не опускался до подлости.

– Я понимаю тебя. Именно потому и пришла к тебе. Мне нужна помощь.

– О, мадемуазель…

– Марго, Жак, просто Марго.

– Ну… ладно, хорошо, как скажете. Так чем я могу помочь вам?

Изложив свою просьбу, девушка вопросительно взглянула на охранника, принявшего серьезный вид. Напряженное лицо мужчины и сжатые кулаки выдавали внутреннюю борьбу.

– Ну так что же? – после небольшой паузы заговорила Марго. – Вы поможете мне?

– Я не знаю, – встав с кровати и закурив сигарету, ответил Жак. – Ваше предложение столь неожиданно… мне нужно подумать.

– У меня нет времени на раздумья. Пойми, я не могу остаток дней провести в страхе за свою жизнь. Моя мать не остановится ни перед чем и доведет начатое дело до конца.

– А сменить имя и уехать из страны?..

– Я думала об этом… Но для этого нужны связи и деньги. Просто пойти в полицию и назваться чужим именем не получится. Там станут наводить справки, чтобы подтвердить мою личность, и тогда тайна откроется. Тем более что благодаря моей матери, которая устроила целое представление из моей «смерти», многие знают меня в лицо. Эта женщина изничтожила меня, стерев с лица земли!

Мужчина молчал, не зная, как поступить. С одной стороны, он сочувствовал девушке, понимая, что та целиком и полностью права, но, с другой стороны, Жак находился на службе именно у того человека, из-за которого Марго вынуждена была совершать отчаянные шаги, чтобы вернуть себе жизнь.

– Хорошо, я поняла, – по-своему истолковала его молчание девушка. – Прости, что побеспокоила тебя. Если возможно… Пожалуйста… Мне бы хотелось, чтобы ты сохранил нашу встречу в тайне, хотя бы ради памяти моего отца, которого ты почитал. Надеюсь на твою порядочность! Прощай!

Маргарита вышла из комнаты и поспешила вниз по лестнице к выходу. «Сэмуэл, вероятно, уже заждался меня. Не стоит заставлять его нервничать», – пронеслось у нее в голове. Бесшумно открыв дверь, она уже собралась покинуть дом, как сверху раздался голос Жака:

– Мадемуазель… Марго, подождите!

Девушка остановилась в нерешительности.

– Марго, не уходите! – быстро проговорил мужчина, быстро сбежав по лестнице. – Хорошо! Я помогу вам, так как не могу оставить в беде дочь человека, которого безгранично уважал. Но вы должны знать, что я бы никогда не предал мою хозяйку, если бы не был свидетелем смерти вашего отца.

– Что? – Маргарита пошатнулась.

– Вам плохо? Вы так бледны! Разрешите, я провожу вас в гостиную… не волнуйтесь, я не буду зажигать свет.

Жак бережно обнял девушку за плечи и повел в комнату. Усадив ее на диван, он поспешил на кухню, чтобы налить гостье виски.

– Вот, возьмите, это взбодрит вас, – протягивая стакан, проговорил мужчина.

– Ты… что-то… Ты знаешь, от чего умер мой отец?

– Да, – подтвердил охранник. – Его отравили грибами.

– Но кто? – воскликнула девушка. – Почему ты, зная о преступнике, промолчал? Ответь! Кто в нашем доме оказался способен на подобную гнусность?

– Мадам Ларю, – коротко ответил Жак. – В тот вечер она отослала всю прислугу, повара в том числе, и готовила, накрывала и подавала на стол сама.

– И что из того? Я помню тот вечер… мама отослала меня спать пораньше. Сказала, что хотела бы провести с отцом романтический вечер. На следующий день папа уезжал на месяц в командировку.

– Возможно, все так и было. Однако проходя в тот вечер мимо окон кухни, я случайно увидел, как ваша мать добавляет в еду какие-то странные грибы. Я помню, что мадам Ларю нарезала их очень мелко, а затем добавила в соус, которым было полито мясо.

– Может быть, для вкуса…

– Не знаю, но также не исключено, что она добавила приправу только в одну тарелку, ибо через час ваш отец был уже мертв.

– Но почему ты промолчал? Почему не сообщил полиции, когда те приехали?

– Откровенно сказать, я струсил… да-да, именно так. Не смотрите на меня так укоризненно, – вздохнул Жак. – Мне не хотелось потерять работу. Я только женился, купил дуплекс в кредит, мебель и прочее. Молодой семье на первых порах нелегко. Если бы мадам осудили, то я потерял бы работу и не смог оплачивать счета… Не судите строго, пожалуйста.

Девушка презрительно фыркнула. «Вот откуда эти угрызения совести, – подумала она. – Вот в чем причина моего "чудесного" спасения».

– Интересно, а за сколько ты продашь меня? – резко спросила Марго, вскочив с дивана.

– Вас? – ахнул от удивления охранник. – Вас – никогда! Даже если будут пытать. Поверьте мне, более преданного человека вам не найти никогда. И я докажу вам, что мои слова не пустая болтовня. Говорите, что я должен сделать!

Обсудив с Жаком детали предстоящей операции, Маргарита незаметно выскользнула из дома. Пройдя дворами, дабы убедиться, что за ней никто не следит, девушка вышла на ту улицу, где, сгорая от нетерпения, ее поджидал Сэмуэл.

– Она в Ницце и пробудет там до конца недели. Андре отправился следом два дня назад, – сообщила Марго, садясь в автомобиль.

– Что ж, – пытаясь казаться невозмутимым, ответил граф, – это нам на руку. Я предполагал, что так произойдет, ибо акции его компании изрядно упали, да и покупатели один за другим отказываются от его товаров. Если так пойдет и дальше, то через месяц-другой ваш отчим разорится.

– Вы думаете, Андре поехал мириться с моей матерью?

– Я очень сомневаюсь в этом, – задумчиво отозвался де Мор. – Разумеется, я не знаком с ним лично, но, по слухам, Бонье не слишком-то церемонился с женой до ссоры. А сейчас и подавно у него нет причин с ней миндальничать.

– Да, вы правы, у Андре вздорный и мстительный характер. Между тем, и мама не так проста. Поверьте мне.

– Их размолвка поможет нам осуществить задуманный план, если… – тут де Мор сделал небольшую паузу, – вы еще не отказались от мести.

Марго повернула голову и взглянула мужчине прямо в глаза. Она неотрывно смотрела на него, пытаясь понять, о чем Сэмуэл сейчас думает. Но ни один мускул не дрогнул на бесстрастном лице. Он сидел молча, не шевелясь, как мраморное изваяние.

 

– Мести? Нет, не от мести, а от заслуженного возмездия, – жестко ответила Маргарита, наконец отворачиваясь. – Нет, не передумала. Более того, даже если до этого времени у меня еще и оставались какие-то сомнения, то после встречи с Жаком они исчезли.

– И что же заставило вас утвердиться в этих намерениях? В чем причина?

– Она убила моего отца.

– Я предполагал это…

– Я тоже догадывалась о ее причастности к смерти папы, но тогда у меня не было улик против нее. Сейчас же у меня появился свидетель, готовый под присягой доказать вину матери.

– Жак?

– Да, – кивнула девушка. – Он собственными глазами видел, что мать подложила в тарелку отца отраву.

Граф хмыкнул. «Как же мне повезло с девушкой, – подумал Сэмуэл, покосившись на сидевшую рядом с ним Марго, – вот и не верь в провидение».

– Понятно… хорошо, я понял вас. Тогда действуем по заранее намеченному плану. Наш поезд отходит в девять утра. Так что советую сразу же лечь спать, когда мы вернемся домой.

– Домой? – вздрогнув, спросила Маргарита. – Нет, это не мой дом. Но я бесконечно благодарна вам, Сэмуэл, за то, что предложили мне остаться у вас. Должна признаться, если бы не вы, вероятно, меня бы уже давно не было на свете. Спасибо!

– Дорогая Марго, откровенность за откровенность, – немного помедлив с ответом, отозвался граф. – Благодаря вам я впервые понял, что значит иметь семью. И знаете… мне понравилось! Так что я не менее благодарен вам, чем вы мне. Когда все закончится, и вы восстановите свои права, то вам, по-видимому, уже не понадобятся ни моя помощь, ни мои гроши. Тем не менее, я хочу, чтобы вы помнили: мой дом всегда будет вашим домом.

– Спасибо, – коротко ответила девушка и густо покраснела.

На следующее утро комфортабельный поезд уносил графа и его подопечную на встречу с неизвестностью. Сидя в мягком вагоне напротив друг друга и глядя, как проносятся за окном поля и веси, они и не подозревали о неожиданном повороте событий, ожидавшем их через несколько дней. В Ветхом Завете, Притчах Соломона, написано: «Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом». Так случилось и на этот раз.

Глава 9

Какова жизнь, такова и смерть.

Пословица

Легкий ветерок раскачивал небольшую яхту, купленную мадам Ларю пару лет назад. Построенная в 1929 году компанией Electric Launch Company, по удобству и богатству убранства она напоминала небольшой, но фешенебельный номер отеля. В уютных хозяйских каютах было все, что нужно для комфортной жизни на борту во время дальнего плавания, а основной салон напоминал изысканную гостиную Марии-Антуанетты в Малом Трианоне. Адель любила окружать себя роскошью, поэтому не жалела ни сил, ни времени, ни денег – все только самое лучшее. Лучший дом, лучшая машина, лучшая яхта. Руководствуясь холодным расчетом, мадам Ларю и друзей подбирала себе под стать: только самые влиятельные и могущественные люди Европы и Америки.

Вот и сейчас женщина, сидя в плетеном кресле на носу яхты, составляла список гостей, которых намеревалась пригласить в свой загородный дом на празднование Нового года.

– Дорогая, – услышала она голос мужа, – мы же договорились – никакой работы.

– А это не работа, милый, – закрывая блокнот, отозвалась Адель. – Я подумываю, кого пригласить на ежегодный бал, который мы устраиваем. Ты же сам знаешь, что время пролетит незаметно. Приглашения разослать лучше заранее. Впрочем, я делаю так всегда.

– Надеюсь, я стою первым в твоем списке? – шутливым тоном спросил Андре, открывая бутылку вина.

– Ну, разумеется, – как-то странно поглядев на него, ответила Адель.

Немного помолчав, мадам Ларю добавила:

– Милый, давно хотела спросить тебя: когда ты познакомишь меня со своим партнером? Недурно бы заключить контракт на поставку твоего товара. Ты же знаешь, что мне надлежит подготовить судно, согласовать маршрут.

– Как только вернемся в Париж, я тотчас же позвоню ему. Если он еще не уехал в Штаты, то я обязательно приглашу его к нам в гости. А контракт можно и со мной обсудить. В нашем договоре прописан пункт, в котором говорится, что я оставляю за собой право самостоятельно выбирать компанию-перевозчика. Не переживай! Уверен, ты не прогадаешь.

– Будем надеяться, будем надеяться… Кстати, а как зовут твоего покупателя? Ты так и не сказал.

– Разве? – развел руками Андре. – А зачем тебе? Его имя ничего тебе не скажет.

– А мне кажется, что если я собираюсь работать с ним, то должна знать, по крайней мере, его имя. И вообще, не мешало бы навести о нем справки.

– Я навел, не беспокойся. Не совсем же я дурак, – рассмеялся Андре. – Вину желательно немного подышать. Пойду, поставлю на стол.

– Ты так и не назвал его, – окликнула мужа мадам Ларю.

– Не слышу, что ты говоришь, дорогая, – донесся из салона его голос. – Сейчас выйду, подожди!

Женщина нахмурилась. Ее интуиция подсказывала, что Бонье обманывает ее, выдумав для чего-то несуществующего партнера.

– Ладно, я все равно добьюсь от тебя правды, – вполголоса произнесла она, вытаскивая из-под диванной подушки новейший компактный пистолет Beretta. – Ты хитер, но я хитрее тебя. Я догадываюсь, для чего ты приехал в Ниццу. Думаешь, я так и поверю, что ты осознал свою ошибку? Еще посмотрим, кто кого.

Посмотрев на оружие, она еще раз взглянула в ту сторону, где исчез Андре, и решительным шагом направилась в салон. Подойдя к дверям, мадам едва не столкнулась с мужем.

– Ох, дорогая, ну ты и напугала меня, – весело заметил он. – Вот, решил немного искупаться перед обедом. Не хочешь со мной?

– Не сейчас, – ответила Адель, внимательно поглядев на него. – Купайся без меня. А я пока переоденусь.

Поцеловав ее в щечку, Андре пошел по палубе к корме, размахивая полотенцем. Адель провожала его пристальным взглядом, полным ненависти.

– Посмотрим, как ты выкрутишься на этот раз, – процедила она сквозь зубы и исчезла за дверью.

Сменив одежду, женщина вновь показалась на палубе. Неспешно подойдя к корме и облокотившись на борт, мадам Ларю стала с интересом наблюдать за плавающим мужем.

– Зря не пошла плавать, – воскликнул Бонье, заметив супругу, – водичка превосходная. Удивительная в этом году осень. Тепло как летом.

– Ты прав, осень в этом году необычная, – задумчиво произнесла Адель, не спуская глаз с Андре. – Столько всего произошло…

– Скажи, милый, – после непродолжительного молчания внезапно спросила она, – твой таинственный покупатель существует в действительности или ты выдумал его, чтобы найти повод приехать ко мне?

– Что это ты решила меня допрашивать? – недовольно фыркнул муж. – Ты не доверяешь мне?

– Таким прожигателям жизни, как ты, доверять нельзя, – отрезала мадам Ларю.

– Раньше тебя все устраивало, – съязвил мужчина, подплывая поближе. – Я удовлетворяю твои самые сокровенные сексуальные фантазии, ты платишь мне за это. Что не так? Наш брак – взаимовыгодная сделка.

– Сделка? – вспыхнула Адель. – Мерзавец! Ты говорил, что любишь меня, что жить без меня не можешь!

– А как еще я мог заставить тебя выйти за меня замуж? – рассмеялся ей в лицо Бонье. – Изголодавшись по нормальному мужчине, ты тем не менее не торопилась разводиться со старым хрычом. Не хотела довольствоваться только частью состояния мужа.

– И тогда ты вынудил меня убить его! – закричала Адель. – Я взяла грех на душу.

– Ну, твою душу уже ничем не спасти, – зло ухмыльнулся мужчина. – Не корчи из себя праведницу. Рано или поздно внутренняя сущность все равно вырывается наружу. Посмотри на себя! Порочная, извращенная…

– Не смей так говорить со мной! – побагровев от ярости, вскричала мадам Ларю. – Ты ничего обо мне не знаешь!

– Знаю, и очень много… Ну, например, что до того, как ты околпачила первого мужа, ты работала в кабаке и развлекала клиентов. Только тогда это были не толстосумы, как теперь, а пьяные дебоширы со всей округи. Ларю вывел тебя в люди, дал власть и богатство, а ты его отравила. Какая игра случая!

Адель изменилась в лице. Она так старательно оберегала тайны своего прошлого, но произошло то, чего мадам Ларю боялась больше всего: правда неожиданно всплыла.

– Кто… кто тебе сказал? Марго?

– А причем тут она? Нет, я случайно нашел конверт с документами на твоем столе.

– Ты копался в моих документах? Какой же ты мерзавец!

– Эй, эй! Потише, дорогая! Я не буду терпеть оскорбления. А ты знаешь, что лучше не попадаться мне под горячую руку.

– Ты ответишь мне за это, – позеленев от злости, прошипела женщина.

Она подняла руку, в которой был зажат пистолет, и отчеканила:

– Повторяю вопрос: кто твой покупатель?

– Убери пушку, – торопливо произнес Андре, внутренне похолодев. – Ты слышишь меня? Ты совершаешь большую ошибку!..

Говоря по правде, мужчина изрядно испугался, ибо такого поворота событий он и предположить не мог. Не сводя глаз с оружия, направленного в его сторону, Бонье медленно поплыл к корме.

– Опусти пистолет! – еще раз повторил Андре. – Еще выстрелишь.

– В этом можешь не сомневаться, – безразличным тоном проговорила жена. – Человек, преступивший черту один раз, без колебаний сделает это снова… Итак, я жду твоего ответа!..

– Подожди, подожди!

– А вот выходить из воды не надо, – добавила мадам Ларю, заметив, что муж схватился руками за лестницу. – Побудь пока там.

– Я ничего тебе не скажу, – злобно сверкнув глазами, ответил он, – вот еще. Кто ты такая, чтобы я давал тебе отчет в своих поступках и действиях?

– Даже так? Что ж, я так и думала, – скривив губы в злорадной ухмылке, подытожила Адель. – Прощай, мой друг. Передавай привет моей дочурке и ее папаше.

Раздался громкий выстрел, за которым последовали еще несколько. Вскрикнув скорее от неожиданности, чем от боли, Андре Бонье недоуменно взглянул на супругу и скрылся под водой, оставив на поверхности сотни воздушных пузырьков.

– Что ж, милый Андре, вот и все. Игра окончена! И так будет со всеми, кто завладеет моей тайной, – глядя на место разыгравшейся трагедии, небрежно произнесла Адель. – Хм… А песчаным акулам не придется сегодня гоняться за добычей. По крайней мере, закуска у них уже есть… Приятного аппетита, малышки!

Женщина выбросила пистолет в море и вернулась в салон. Сев на диван, она обвела взглядом накрытый стол, на котором стояли всевозможные деликатесы.

– Ты прав, Андре. Такое событие стоит отпраздновать, – промолвила свежеиспеченная вдова и налила себе вина. – Я пью за свободу! За новую прекрасную жизнь, в которой не будет места альфонсам, слюнявым старикам и чокнутым девицам. Я – свободна, ибо я не боюсь ничего и никого! Меня никому не сломить и не сокрушить! Я буду жить вечно!

Выпив залпом бокал, она поставила его на стол. Адель потянулась было за черной икрой, как вдруг почувствовала внезапное головокружение и сильное першение в горле, вызвавшее приступ безудержного кашля.

– Это еще что такое? Господи, до чего же мне нехорошо… а голова… Голова просто свинцовая, все плывет перед глазами… Откуда эта тошнота?.. Что со мной? Почему дрожат руки?..

Мадам Ларю попыталась встать, но ватные ноги тотчас же подкосились, и женщина упала на пол. Последнее, что она увидела в своей жизни, был небольшой пустой флакончик, валявшийся под диваном.

– Сукин сын… будь ты проклят, – прохрипела все понявшая Адель и навсегда закрыла глаза.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru