Возвращение в Запределье

Марина Данилова
Возвращение в Запределье

– А чему вы удивляетесь? Женщина я уже в возрасте, жизнью, так сказать, потрепанная. А мне мужчина нужен, чтобы холил и лелеял. Принца хочу. У меня вот и приданое теперь есть.

С каждым словом старушки, у меня всё больше открывался от удивления рот.

– Уважаю, – одобрила Света. – Бери пример, Наташа. Упустишь время, останешься одна, а молодильных яблок у тебя нет.

Ну Светка, и здесь нашла как до меня докопаться!

– А как вы узнали, что там будет семечка? – поинтересовалась я.

– Так бабка моя этот клад и закопала. От людских глаз подальше.

– Ну что же, мы рады, что смогли вам помочь. А что с нашими друзьями? – вежливо напомнила я.

– Не спеши.

Старушка не торопясь, убрала семечко обратно в шкатулочку и вместе с сундучком запрятала где-то за печкой. Пошуршала там немного, а затем вернулась, зажимая что-то в руках.

– За помощь хочу отблагодарить вас подарками.

Светка оживилась.

– Вот это правильно. Люблю благодарных людей.

Старушка раскрыла ладонь, и… мы увидели лишь горсточку маленьких горошин и небольшой пучок тонких ниток.

– Где подарки-то? – не поняла Светка.

– Вот, – показала на ладонь старушка.

Я чувствовала, что моя подруга сейчас что-нибудь ляпнет, поэтому поспешила её опередить.

– Да нам ничего не надо, бабушка. Нам бы только друзей наших в чувство привести.

– Ой, какая вежливая, – покачала головой старушка. – Не кочевряжтесь, берите. В трудную минуту эти подарки вам помогут. Просто достаньте их, когда ничего другого не останется.

Заметив, как подруга открыла рот, я предупреждающе на неё взглянула, а затем все же взяла с ладони старушки моточек ниток. Светке достались горошинки, которые она никак не могла ухватить толстыми пальцами. Наконец, старушка не выдержала и сама пересыпала их ей в ладонь.

– А вот и друзья ваши проснулись, – как бы между прочим заметила она.

Я поспешно убрала моточек в сумку и повернулась к мужчинам, которые, действительно, уже вставали.

Пока мы им рассказывали, что произошло, старушка успела вскипятить чай и приготовить для нас завтрак. Мы со Светкой нещадно зевали, но старушка, подмигнув, сказала, что после её чая с травами, мы будем бодрячком. К нашему удивлению, после несколько глотков напитка, сон, и правда, как рукой сняло. Завтрак прошёл под наш рассказ о ночных поисках сокровища.

Лоренс, забыв о еде, строчил в своем блокноте так, что казалось, его перо вот-вот задымится. Вопросы из летописца сыпались как из рога изобилия. К счастью, завтрак всё же закончился, и мы засобирались в дорогу.

– Куда теперь путь держите? – спросила нас старушка.

– К Восточным холмам идем, – ответила я, решив не вдаваться в подробности.

– К грифонам? – улыбнулась старушка, и я снова удивилась её прозорливости.

– К грифонам, – вынужденно подтвердила я.

– Так зачем к ним идти, коли позвать можно?

– Это как? – спросила Светка.

– Да всё просто. Выйдете туда, где места поболее, положите свежее мясо или рыбу, а сами ждите в сторонке. Как прилетят, так и покажитесь с поклоном. Авось и не заклюют сразу.

Последняя фраза старушки мне не сильно понравилась, но я решила, что отступать поздно.

Мы поблагодарили хозяйку дома, мастер Йорка спел ей песню, и наша честная компания покинула избушку.

– Вроде и старушка не вредная, а всё же вдали от неё как-то спокойнее, – призналась я спутникам, когда мы отошли на приличное расстояние.

– Это потому что она не просто лесная знахарка, – сказал Тиллиус. – Старуха – колдунья.

– Так я и думала! Но когда ты догадался?

– После вашего рассказа. Только колдуны не могут сорвать цветок папоротника. Он им в руки не дается, поэтому она вас и послала.

– Так эта старуха наколдовала так, что вы уснули? – возмутилась Светка, пиная попавшуюся под ногу поганку.

– Не знаю, – честно признался юный маг. – Про сонную ягоду я слышал, но никогда раньше не видел.

– Интересно, – задумчиво сказала я, – почему же всё-таки мы со Светкой не уснули.

– Я думаю, для того, чтобы уснуть организму Грэб нужно больше ягод, а на тебя не подействовало, потому что ты не из нашего мира, – Тиллиус вдруг осекся и замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. – А куда мы идем?

– Всё правильно-правильно, – отозвалась Светка, продолжая идти по какому-то известному ей пути.

Я огляделась. Вон сломанная ветка, полусгнивший пень, чуть дальше должна быть большая муравьиная куча.

– Кажется, мы шли тут ночью, – заподозрила я.

– Отлично, значит, я правильно запомнила дорогу, – пробормотала орчиха, ускоряя шаг.

– Света, что ты задумала? Зачем ты нас туда ведешь? – я еле поспевала за широкими шагами подруги.

Лоренс что-то чертил в блокноте на ходу, видимо зарисовывал дорогу.

Мастер Йорка следовал за нами вприпрыжку.

– Уже скоро, уже сейчас, – продолжала бормотать Светка, не обращая на наше любопытство внимания.

Через пару минут мы оказались на том самом месте, где ночью нашли клад. Я это поняла по раскопанной земле. К моему удивлению, Светка подошла к одному из больших деревьев, настолько старому, что его корни виднелись на поверхности земли, и, опустившись на колени, стала что-то нашаривать.

– Света, что ты ищешь? – не выдержала я.

– Вот это, – ответила Светка и довольная повернулась к нам.

В руках она держала сверток, в котором я узнала обрывок светкиной простыни.

Она бережно развернула его и мы на секунду увидели золотые монеты, но едва на них упал луч солнца, как они тут же осыпались пеплом.

– НЕТ! – закричала Светка. – Нет-нет-нет, только не это! Моё золото! Мои драгоценности! Моя прелесть!

Я сложила руки на груди и покачала головой: моя подруга неисправима.

– Радуйся, а то из-за своей «прелести» не ровен час могла бы лишиться пальца.

Тиллиус недоуменно посмотрел на меня, но я лишь махнула рукой.

– Пошлите, – сказала я и двинулась в путь.

– А как же она? – спросил Лоренс, показав на Свету, которая с великой скорбью на лице, не замечая нас, пересыпала пепел из ладони в ладонь.

– Не переживай. Она справится.

Но до тех пор пока орчиху можно было разглядеть через деревья, Лоренс с беспокойством оглядывался. А вот я ни на минуту не сомневалась, что…

– Подождите!

Окрик и тяжелые шаги известили нас, что Света бросила чахнуть над своим золотом, обратившимся в пепел, и поспешила за нами.

– Вам не стыдно? Вы меня бросили! А если бы меня съели дикие лесные звери? – возмущенно выговаривала нам Света.

– Они бы подавились, – необдуманно ляпнула я.

– Что?

– Прости, – поправилась я. – Я подумала, что тебе нужно побыть одной. Ведь такая потеря…

Орчиха сердито засопела, явно подозревая в моей речи издевку, но промолчала.

– Ну так куда мы теперь? – спросила она через несколько минут.

– Тиллиус сказал, что неподалеку есть лесное озеро. Будем там ловить рыбу, – рассказала я подруге о наших планах.

– Это правильно, у меня уже в желудке сосет.

– Это не для нас, Света.

– Как не для нас? – от удивления она аж споткнулась.

– Это для грифонов. Помнишь совет старухи?

– Ты веришь этой ведьме? – возмутилась Светка. – Она моё золото в пепел превратила!

– Потому что оно было не твоё. И вообще, большие деньги ведут к большим бедам.

– То-то я смотрю, у тебя их вечно нет, – подколола меня подруга.

Я хотела уже возмутиться, но меня прервал Тиллиус.

– Вон оно! – воскликнул он и указал куда-то за деревья.

Но поняли, на что показывает маг, только пройдя несколько метров. Деревья внезапно закончились, и наша небольшая компания вышла на открытую местность. И вот тут мы и увидели небольшое лесное озеро.

– А здесь точно водится рыба? – с сомнением спросила Светка.

Тиллиус поправил очки и пожал плечами.

– Ну допустим, – уперла орчиха руки в боки. – И как же мы её ловить будем? Ты нам удочку наколдуешь?

Я задумалась. Про удочку, конечно, Светка перегнула, но в одном была права, для рыбалки у нас ничего подходящего не было.

– В древности люди ловили рыбу при помощи заостренных палок, – предложила я.

– Грэб делала это руками, – поделился с нами Тиллиус. – Думаю, навыки у тела остались.

Мы тут же посмотрели на Свету.

– Ну уж нет! Я туда не полезу! – возмутилась она.

– Света, нужно, – с убеждением в голосе сказала я.

– Нет, не нужно, – помотала она головой.

– Подумай хорошенько, – не сдавалась я.

– А что тут думать? Не полезу и всё.

– Света, ты же хочешь спасти Нела?

– Нет. Это ты хочешь его спасти. А мне всё равно.

– ПРОСТО ЗАЛЕЗЬ В ЭТО ЧЕРТОВО ОЗЕРО И ПОЙМАЙ НАМ РЫБУ!!! – сердито закричала я, теряя терпение. Светкины капризы порядком мне надоели.

Орчиха ошарашено на меня посмотрела, а потом, не издав ни единого звука, положила свою дубину и покорно пошла к воде.

– Надо запомнить, как я это сделала, – тихо пробормотала я.

…Минут через пятнадцать у нас была уже целая куча рыбы. Света выбрасывала её прямо на берег, мы же собирали ещё живую, бьющуюся рыбешку в одно место. Получилась внушительная такая горка.

– Света, вылезай! – позвала я подругу. – Хватит рыбы!

Орчиха вышла из воды такая недовольная, будто её заставили весь день таскать мешки.

– А ты молодец, здорово у тебя получилось, – решила я её приободрить.

– Я с тобой не разговариваю, – буркнула она, проходя мимо меня.

Я почувствовала легкий укор совести, но потом решила, что вполне это переживу. Что я Светку не знаю?

Посовещавшись с Тиллиусом и Лоренсом, мы оставили груду рыбы на берегу, а сами отошли за деревья и принялись оттуда наблюдать.

– Интересно, сколько времени понадобится, чтобы грифоны прилетели? – задумчиво спросила я.

Ответом мне было молчание. Нам оставалось верить, что старуха была права и ждать.

 

Уже через пару часов запах стоял невыносимый. Мне начало казаться, что вся моя одежда, волосы и в принципе я сама пропитались рыбным духом.

– Ещё немного и рыба начнет тухнуть, – произнес Лоренс.

– Предлагаю съесть, пока этого не произошло. Я зря её ловила что ли?

– Подождем ещё немного, Света.

Подруга надулась, но промолчала. Она по-прежнему со мной не разговаривала.

Мы подождали ещё немного, а потом ещё чуть-чуть и ещё…

– Всё, с меня хватит, – сказала Света и решительно пошла в сторону рыбы.

Ей оставалось всего пару шагов, как вдруг послышалось хлопанье крыльев, поднялся ветер, а солнце закрыла какая-то тень. Задрав головы, мы увидели то, что мне сначала показалось огромной птицей. Но когда мелькнул львиный хвост, я поняла, что это тот, кого мы ждем.

Света так и замерла, не дойдя до рыбной кучи. А на берег уже опускался грифон. Я видела их только на картинках и в фильмах, но сразу узнала.

Мощные, когтистые лапы взрыли землю, едва грифон приземлился. Белоснежные крылья последним взмахом создали такой ветер, что мы еле устояли на ногах. И заворожено глядя на опасный клюв и грозные глаза, я с опозданием подумала, что идея с грифонами может оказаться не такой удачной, как мне сдавалось вначале.

Несмотря на теперешние светкины размеры, по сравнению с грифоном она казалась уже не такой большой. Я хотела было крикнуть подруге, чтобы она бежала прочь, но вовремя спохватилась: вдруг побег только раззадорит грифона?

Полуптица – полузверь слегка наклонило голову и с интересом уставилось на гору рыбы, которую так неосторожно загораживала орчиха.

– Только бы Света не вздумала её защищать, – опасливо пробормотала я, готовая выскочить из-за деревьев в любой момент.

К счастью, моя подруга в этот раз проявила благоразумие. Отойдя от рыбы, она сделала приглашающий жест рукой, который видимо означал: «Кушать подано», а затем зачем-то присела в нелепом реверансе.

Грифон, по всей видимости, тоже не понял светкиных выкрутасов, может быть поэтому пару минут постоял, важно глядя по сторонам и только потом подошёл к угощению. Грифон ел неспешно, с достоинством, отбрасывая в сторону рыбу, которая ему не нравилась.

– Ты посмотри, какой привередливый, – сказала Света, и я на неё зашипела. Правда меня им вряд ли было слышно.

Когда грифон доедал последние рыбешки, я прошептала друзьям, чтобы ждали, и вышла из-за деревьев. Создание тут же насторожилось и повернуло голову в мою сторону. Я невольно остановилась и… сделала реверанс. Тьфу, Светка заразила.

Грифон пару секунд посмотрел на меня и видимо, решив, что я не стою его внимания, снова принялся доедать рыбу.

– Как доест, проси его переправить нас в Ткарийскую Империю, – шепнула я подруге.

– Почему опять я? – возмутилась Светка, забыв, что не разговаривает со мной. – Рыбу лови я, проси я.

– Так ты же ещё в трактире обещала, что договоришься, – напомнила я ей.

– Я много чего обещаю, что же мне теперь все свои обещания выполнять?!

Возразить я ничего не успела. В это время грифон доел последнюю рыбу и явно собирался взлетать.

– Стойте-стойте! – замахав руками, закричала я, но осеклась, едва грифон повернул ко мне голову.

– Прошу покорнейше меня простить, но вы не могли бы нам помочь?

– Да, еда-то не халявная, – вставила Светка.

– Лучше молчи, чем так помогать, – зашипела я и с опаской глянула на грифона.

Тот то ли нас не понимал, то ли не обратил на Светкины слова внимания.

– Мне и моим друзьям нужно попасть в Ткарийскую Империю.

Глава 7

Ткарийская Империя

– Я же говорила проще простого! – взбираясь на грифона, радостно вещала Светка.

У меня аж ноги зудели, как хотелось её пнуть. Орчиха чуть не сорвала всё дело, пытаясь выставить грифону целый список условий и если бы не Тиллиус наложивший на Светку временно заклятие немоты, идти бы нам в Ткарийскую Империю пешком. К сожалению, волшебства хватило ненадолго, и моя несносная подруга уже хвалилась «своей» победой.

Однако, было это ровно до того момента, пока грифон не скинул Светку с себя.

– Э, я не поняла! – возмутилась орчиха, вставая и потирая ушибленный зад.

– Кажется, ты слишком для него тяжелая, – предположил Лоренс. – Может одну тебя он бы ещё и унёс, но нас пятеро, даже для грифона это слишком большой вес.

– Значит, я не зря это приготовил, – сказал Тиллиус и полез в свою сумку. – Ещё в трактире, когда мы решили лететь на грифоне, я подумал, что это понадобится. Вот!

Маг выудил из сумки и протянул орчихе пузырек с голубой жидкостью.

– Выпей, зелье сделает тебя легкой как пушинка.

– Не буду я пить всякую гадость!

– Тогда оставайся, – решительно сказала я, устав спорить со Светкой по любому поводу, а затем стала взбираться на грифона.

– Да уж как же! Чтобы потом ваша смерть была на моей совести? Вы же без меня ничего не сможете! Давай свою отраву. Надеюсь, побочных действий у неё нет?

– Ну если только повышенная веселость.

– Мне это не нравится. Смех без причины – признак дурачины.

– Это ненадолго. Через три часа зелье перестанет действовать, но к тому времени, мы должны долететь до Империи.

– Очень на это надеюсь, иначе мы рухнем, – сказала я.

Но Свету волновало другое:

– Три часа без еды! От такой голодовки я сама так вес сброшу, что никакого зелья не надо.

– Пей уже! – приказала я подруге, видя, как грифон уже нетерпеливо переминается с ноги на ногу, того и гляди передумает нас брать.

Светка вздохнула и, зажмурившись, выпила зелье.

Ничего не происходило.

– Ты точно ей то зелье дал, не перепутал? – опасливо спросила я Тиллиуса.

Но ответить он не успел, как Светка оторвалась от земли, словно воздушный шарик и, возможно, даже улетела бы, если Лоренс не успел её схватить.

– Э-э, кажется я немного переборщил с концентрацией, – пробормотал Тиллиус, поправляя очки.

– Держите меня, а то улечу! – закричала Светка, а я подумала, что заклятие немоты было всё-таки лучше.

Через несколько минут грифон уже поднимал нас ввысь. Легкая, как пушинка орчиха сидела между Лоренсом и Тиллиусом, а я спереди придерживала мастера Йорка.

Лететь было страшно. Нет, не так. Лететь было ОЧЕНЬ страшно. Встречный поток ветра плюс вихрь, создаваемый взмахами мощных крыльев, чуть не срывал нас со спины грифона, приходилось почти вжиматься в тело и держаться изо всех сил. Закладывало уши, руки немели, и было очень холодно. Последние полчаса я просто молилась, чтобы полет уже, наконец, закончился.

Земля начала приближаться, когда мне уже казалось, что пальцы вот-вот отвалятся. Чувствуя, что посадка мягкой не будет, я крикнула онемевшими губами, чтобы все держались как можно крепче. Вряд ли меня кто-то услышал, но судя по тому, что никто не упал при приземлении, хотя тряхнуло знатно, все справились и без моих подсказок.

С грифона мы сползали, кажется, полуживые. Едва мы оказались на земле, как полуптица, полузверь оттолкнулась и взмыла вверх. Несколько минут мы все лежали, не в силах пошевелиться. Лишь немного придя в себя, я обнаружила, что всё ещё держу одной рукой за плащ отдыхающего рядом мастера Йорка.

– Света, ты как? – спросила я надсадным голосом.

– Чтобы я ещё раз… Да отпусти ты меня уже! Вцепился, как клещ, не оторвешь!

– А ты не улетишь? – спросил Тиллиус.

– Уже нет. Никогда, клянусь, никогда и никуда я больше не полечу!

Пока Светка давала страшные клятвы, я огляделась. Судя по пустынной местности, грифон опустил нас вдали от людей. Да и местность была мало приглядная. Тощие редкие деревца, жиденькая, пожухлая травка.

– Как-то невесело тут, – заметила я.

– Сказывается близость земель Проклятых, там вообще пустыня, багровая земля, из недр которой всегда идет обжигающий пар, – ответил Лоренс, уже что-то строча в своем блокноте.

– Ты-то откуда знаешь? Говорил, что сам никогда там не был, – встряла Светка.

– Легенды рассказывают.

– Ой, врут все твои легенды.

– Так, стоп! – остановила я разгорающийся спор. – Ещё успеем это проверить. Сейчас наша главная задача, добраться до поселения людей, чтобы…

– Поесть! – радостно воскликнула моя подруга.

– Именно. И ещё купить еды в дорогу. Если в землях Проклятых всё так плохо, то я сильно сомневаюсь, что там к нам будут гостеприимны.

Следующие несколько часов мы потратили на дорогу и поиск деревни, в которой мы могли бы остановиться на отдых. Но, завидев нас, люди поспешно запирали двери и на стук не отвечали.

– Да что они все так боятся, съедим мы их что ли? – не выдержала я.

– Я уже могу! – заверила нас орчиха.

– И мы будем только вдвоё-о-ом, – неожиданно пропел мастер Йорка.

– Люди в Ткарийской Империи очень недоверчивы, особенно на окраинах. В главный город надо, там будет легче.

Судя по всему, Лоренс был прав. Как не хотелось терять время, но другого пути у нас не было, мы отправились в главный город Ткарийской Империи.

Добрались мы до него только на следующее утро, переночевав в каком-то полуразвалившемся, заброшенном сарае. Пахло там прелым сеном и ещё черт знает чем, но тяжелый день с перелетом на грифоне дал о себе знать и мы проспали крепким сном всю ночь.

Оставшийся путь до главного города Империи прошел в Светкином нытье о том, что она уже готова съесть башмак. Но своего у неё не было, а мы делали вид, что не понимаем намеков. В конце – концов, всем приходилось тяжко.

Завидев у ворот города очередь, орчиха буквально позеленела от злости и пошла тараном. Вид у неё был настолько грозный, что никто не смел возразить, наоборот, спешили освободить проход.

– Ээм, вы тоже на отбор? – удивились стражники, глядя на нашу разношерстную компанию.

– Ка… – начала было я, но голодная и «мечущая молнии» Светка меня прервала.

– Да! Вы против???

– Нет, – пискнул стражник и опасливо вжался в стену, пропуская нас внутрь.

«В конце – концов, какая разница? Главное не застряли в очереди на весь день», – подумала я.

Не сговариваясь, мы разузнали у шарахающихся прохожих, где рынок и поспешили туда. Глядя на то, как Света набирает вязанки с толстыми колбасами, копченое мясо и круги сыра, мне поплохело.

– Света, уймись! У нас мало денег! – шипела я ей, но она пропускала мои слова мимо ушей.

Тиллиус краснел, потел и отсчитывал монеты. И если бы не Лоренс, который, как оказалось, умел отлично торговаться, денег на все Светкины покупки нам бы просто не хватило.

– Откуда ты так умеешь торговаться? – спросила я Лоренса, когда, наконец, нам удалось оттащить Светку от очередного прилавка.

– Я же путешественник. В долгих странствиях учишься экономить каждую монету.

– А как ты их зарабатываешь?

– Пою баллады и рассказываю истории.

Продолжить разговор мы не успели, так как в этот момент раздался жуткий звук трубы.

– Что это? – опешила я.

– Обычно, так созывают народ глашатаи, – сказал Тиллиус.

– Для того, чтобы сообщить какой-нибудь императорский указ, – подтвердил менестрель.

– Ну нам не надо, – успокоилась я.

Однако, остаться в стороне не удалось. Толпа буквально увлекла нас с собой.

– ВНИМАНИЕ! Внимание! – раздался зычный голос, и я увидела на постаменте человека, с какой-то трубой в одной руке и свитком в другой. Глашатай ещё раз выдавил из инструмента визжащий звук и толпа смолкла.

– Императорский указ! С сего дня Его Черное Владычество, император Великой Ткарийской Империи объявляет ежегодный отбор невест! Женщина любого возраста и расы, считающая себя достойной называться женой Императора, должна придти во дворец сего дня и заявить о своем желании участвовать в отборе.

Толпа загудела, и последующие слова глашатая потонули в этом шуме. Уже предчувствуя беду, я взглянула на Светку, прекратившую жевать палку колбасы, и застонала:

– О нет, только не это!

Тиллиус испуганно посмотрел на меня, пытаясь понять причину моего стона.

– Надо уходить как можно быстрее, – ничего не объясняя, сказала ему я.

Вывести Свету в менее людное место оказалось довольно легко, но это была обманчивая простота. Едва мы оказались вдали от шума, как моя подруга мертвой хваткой вцепилась в Лоренса.

– Где находится дворец императора?

– Не знаю, я никогда здесь не был, а тебе зачем?

– Какой нелепый вопрос! Ты что, ушами мух отгонял? Разве не слышал – Император объявил отбор невест!

Я стаяла, уставившись в землю и ожидая, когда до моих спутников дойдет очевидное.

– Ну и что? – не понял Лоренс. – Если ты имеешь в виду бесплатный пир по случаю его женитьбы, то он ещё не скоро, и мы вряд ли на него попадем.

– Попадете, – уверила Светка. – Императрица же имеет право пригласить на пир, кого хочет. А я своих не забываю.

 

Лоренс взглянул на меня, и в его глазах промелькнула тень догадки, но видимо она казалась ему столь нелепой, что он не решился в неё поверить.

– Ты хочешь подружиться с Императрицей? – удивленно спросил Тиллиус, а я вздохнула его наивности.

– Слушайте, как вы выживаете вообще с такими-то слабыми кумекалками? – поразилась Света. – Я будущая императрица, я!

Наступившую минутную паузу не посмел нарушить даже мастер Йорка.

– Но чтобы ею стать, нужно пройти отбор невест, – слабо начал Тиллиус.

– А я о чем! – вскинула к небу руки Светка. – Мы уже должны бежать во дворец, а мы здесь время теряем!

– Так ты хочешь пройти отбор? – словно не веря своим ушам, спросил Тиллиус.

– Разумеется! Такой шанс выпадает раз в жизни, и я не намерена его упускать. Это только всякие дурочки из книжек не рады своему счастью, но я-то девушка умная. Эй ты! – отвлеклась Света на какого-то тощего прохожего. – Где тут у вас императорский дворец?

Прохожий покосился на нашу странную компанию, махнул рукой куда-то в сторону и поспешил от нас уйти.

– Постой, Света! Ну нельзя же вот так сразу, не обдумав! – попыталась я её остановить.

– А что тут думать? Я красивая. Хорошо, сейчас уже не очень. Но харизматичная! Внешность опять же, экзотическая, многие такую любят. Умная, веселая, слушать умею.

– Но…

– Разговор на любую тему поддержать могу. И в конце концов, опыт имеется, участвовала и даже побеждала!

– О боже, сколько можно это вспоминать! – взмолилась я. – Это было всего один раз на пляже на конкурсе «мокрых маек». И то ты выиграла только потому, что сказала, что «майки для тех, кому есть чего стесняться», а потом доказала, что тебе стесняться нечего.

– Вот! – нацелила на меня указующий перст Светка. – Теперь ты знаешь, что у меня есть тузы в рукаве. То есть в простыне.

– Что такое тузы? – шепотом, видно для того, чтобы не портить важность момента, спросил у меня Лоренс, который весь наш разговор фиксировал в блокноте.

– Потом, – отмахнулась я от него и снова попыталась воззвать к благоразумию моей подруги. – Света, ну подумай сама, зачем тебе какой-то император чужой страны?

– Зачем? Ты спрашиваешь зачем? А затем, что я устала жить на одну зарплату! Устала выискивать в магазинах товары по акции! Ты знаешь, сколько лет я ношу свои зимние сапоги? Шесть лет! Шесть! Я их столько раз носила в ремонт, что мастер меня уже узнает, хотя я каждый раз называю другую фамилию! А знаешь, как тяжело растить детей? Как стыдно в магазине, когда он просит: «Мам, ну купи», а ты делаешь вид, что не слышишь!

– Света, у тебя нет детей, – напомнила я ей.

Она замерла на полуслове, а потом с осуждением произнесла:

– Вот что ты за человек, Наташа? Вечно придираешься ко всяким мелочам. Да ну тебя! В общем, слушайте все: я хочу быть императрицей и точка! И даже не вздумайте мне мешать!

Орчиха решительно направилась в указанную прохожим сторону, и я поняла, что остановить её сейчас не сможет даже танк. Мы поспешили за ней. По пути Светка ещё несколько раз останавливала какого-нибудь прохожего и спрашивала дорогу. Видя её грозный вид, все спешили помочь ей по мере возможности. Один даже попытался прикинуть расстояние до дворца в шагах. Но орчиха нетерпеливо махнула на него рукой и двинулась дальше.

Вскоре дорогу мы спрашивать перестали. Огромный дворец был виден издалека и был окружен высокой кованой оградой. Ворота долго искать не пришлось, так как возле них уже стояла очередь из молодых женщин.

– Ого, сколько претенденток на роль любимой жены, – удивилась Светка.

– Вот именно, – поддакнула я. – Может не будем время терять?

– Ага, как же. Эй! Кто тут последний?

Несколько минут наблюдений дали нам понять, что лишь немногие девушки проходили через ворота. Пропускал их какой-то невысокий мужичок строгого вида. Были видно, что он задавал какие-то вопросы, делал пометки у себя в записях, а потом девушка либо счастливо проходила внутрь или удрученно уходила в противоположном направлении.

– Нет, ты посмотри на них: косые, кривые и всё туда же, в императрицы, – шипела нам Света, оглядывая претенденток.

Но мне было совершенно не до красот будущих невест Императора, я ломала голову, как уговорить подругу бросить эту затею.

– Светочка, нам некогда участвовать в отборе. Он будет не один день, возможно даже недели! Мы опоздаем на свадьбу Нела…

Орчиха уперла руки в боки:

– И что? Значит, ты хочешь своего вампирчика спасти, а я должна всю жизнь в девках ходить?

– Ну а как же Лекс? Ты уже забыла про него? – использовала я последний придуманный аргумент.

– Это он забыл про меня! Забыл в тот момент, когда к русалкам ушёл.

– Так ты же…

– Всё, не говори мне больше о нем!

– Мне, мне расскажи! – вдруг раздался голос Лоренса.

Я сердито на него взглянула.

– Мы остались только вдво-ё-ом, – тихонько пропел мастер Йорка.

– Лучше бы придумали, как отговорить её, – сказала я своим спутникам.

– А что об этом раньше времени думать? Она даже до распорядителя ещё не дошла, – ответил Лоренс.

– Это кто?

Летописец кивнул на мужичка, задающего претенденткам вопросы. А ведь Лоренс прав, если он вон каких красавиц отбраковывает, значит у Светки вообще шансов мало. Эта мысль меня приободрила.

– Да что ж так долго-то? – не выдержала наша орчиха. – А ну расступись!

Женщины зароптали, но помешать никто не решился. Мы приблизились к началу очереди.

– Следующая! – крикнул мужичок, когда высокая девушка с роскошной гривой волос перед ним ушла за ворота.

– Я следующая! – провозгласила Света и смело предстала перед взором распорядителя.

Глава 8

Во дворце Черного Властелина

Мужичок оторвался от своих записей и окинул взглядом нашу претендентку с головы до ног. Потом с ног до головы. И ещё раз. На пятом заходе Светка не выдержала.

– ХорошА? – гаркнула она.

– Орчиха? – удивленно спросил распорядитель.

– А что? У вас расовая дискриминация? – уперла руки в боки Светка.

По всей видимости, распорядитель не знал, что значит «дискриминация», поэтому он вместо ответа спросил:

– Имя, возраст, род занятий.

Подруга обернулась ко мне.

– Ещё про гражданство бы спросил…

– …откуда прибыли, – продолжил распорядитель.

– Ну вот и спросил, – сказала я.

– Светлана меня зовут. Из России матушки я. Род занятий неопределенный. А возраст у женщин вообще спрашивать неприлично.

То ли распорядитель был не любопытным, то ли решил не связываться с сумасшедшей орчихой, но на её заявление он ничего не ответил. Вместо этого спросил.

– Девственна?

– Где?

– Там! – указал распорядитель взглядом куда-то в район низа живота претендентки.

– Ну знаете! – возмутилась Светка. – Так меня ещё никто не оскорблял. Разумеется НЕТ!

– Не подходите, – мотнул головой и объявил: – Следующая!

– Нет, я что-то не поняла! – взревела наша претендентка. – В каком смысле – не подхожу? Это не тебе решать, а Императору!

– Светик, не надо, пойдем, – зашептала я ей.

– Вы тоже на отбор? – неожиданно спросил распорядитель, и я поняла, что он обращается ко мне.

– Я?

– Да! – вдруг воскликнула Светка. – Она тоже туда.

Я вскинула на подругу возмущенные глаза: значит самой пробиться не получилось, она решила меня пропихнуть. Светка на мой взгляд внимания не обратила и вдохновенно продолжила.

– Мелисса! Осемнадцати лет. (Я поперхнулась). Юна, свежа и невинна, аки первый робкий подснежник, расцветший на весенней проталине!

– Что ты городишь? Какой ещё подснежник? – сквозь зубы зашипела я, но как только набрала в грудь воздуха сказать распорядителю, что произошла ошибка и я не собираюсь участвовать в отборе, как почувствовала, что не могу выдавить ни звука.

Пока Светка меня рекламировала, я пыталась понять, что произошло. К счастью, мучиться неизвестностью долго не пришлось.

– Тиллиус наложил на тебя заклятие немоты. Это ненадолго. Потерпи, мы потом всё объясним, – шепнул мне на ухо Лоренс.

Я в гневе обернулась на них и стала жестами требовать вернуть мне речь.

– А всё ли у неё в порядке с… со здоровьем? – с сомнением спросил распорядитель.

– О да! – заверила его Светка. – Она просто… темпераментная.

И с силой стала вертеть меня перед мужичком.

– Посмотрите, какой стан, какая шейка! Лебедушка!

– Кхм, ну ладно. Подходит, – сказал распорядитель и указал на ворота.

Подруга не мешкая, повела меня к ним.

– Но! Жить во дворце с претенденткой могут не более трех родственников, – остудил её энтузиазм распорядитель.

– Так мы родственники! – сказала орчиха с такой уверенностью, что даже я готова была в это поверить.

– Да ну? – не сдавался распорядитель.

– Ну в смысле, почти… – стала терять уверенность Светка, но быстро собралась. – Няня я её. С самого детства. Можно сказать, я её грудью выкормила. Ой, сколько всего мы с ней пережили! Бывало, буря мглою небо кроет, вихри снежные крутёт, то заплачет, то завоет… А она мне такая, выпьем няня, где же кружка?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru