Возвращение в Запределье

Марина Данилова
Возвращение в Запределье

– Ну хорошо, а как ты будешь искать наёмников?

– О, это самое простое, – промычала орчиха, отодвигая уже пустую миску и придвигая вторую. – Мы повесим объявление.

– На шею? – спросил Тиллиус.

Я невольно рассмеялась, представив Тиллиуса скромно стоящим на улице с табличкой на шее. Света, видимо, тоже это вообразив, помотала головой.

– Нет, расклеим на столбах. У вас есть столбы?

– Только если позорные. Ну и дорожные.

– Вот, на них и повесим. Тащи пергамент, – распорядилась Светка.

Тиллиус аж вспотел.

– А… а бумага не подойдёт? – спросил он. – А то пергамент я, наверное, найти не смогу.

– Так у вас и бумага есть? Гляди, Наташка, такими темпами у них скоро и принтеры появятся. Давай, Тиллиус, свою бумагу и ручку или чем у вас там пишут.

Юноша кинул и поспешил выполнять поручение. Уже через пару минут Светка выводила чернилами буквы на серой бумаге.

– Значит так, раз денег для оплаты у нас нет, будем писать витиевато. Так, чтобы к нам потом нельзя было придраться. Тьфу, как вы пишите такими тоненькими палочками?

– Перо нормальное, это просто у тебя пальцы теперь большие, – заметила я.

Объявление Света писала долго, пару раз «украсила» бумагу кляксами, но в итоге, вполне довольная результатом, продемонстрировала объявление нам.

«Ищутся приключенцы для совместного поиска приключений на свою голову. Вы – мужчина с В/О, Ч/Ю, без В/П и М/П Возможна материальная помощь. Конфиденциальность гарантируется».

– Нет такого слова «приключенцы», – заметила я.

– Ты писатель или я? – заупрямилась Света.

Зная Светкин характер, я решила не напоминать, что у неё не только нет изданных книг, но даже ни одного законченного романа.

– Всё равно, мне кажется, на это объявление никто не клюнет, – с сомнением сказала я.

– Я тебя умоляю. На это клюнули оба моих бывших мужа. Всё, допишите место и время и идите, вешайте.

– А ты?

– По закону Архимеда, после сытного обеда, чтоб желудком не страдать, полагается…

– …поспать, – со вздохом закончила я.

– Ну я знаю альтернативное окончание этой фразы, но это потом, пусть сначала переварится. А сначала поспать, да, – зевая, Светка встала из-за стола и потопала к лестнице на второй этаж.

Я грустно посмотрела на опустевшие миски. А затем со вздохом промокнула перо и дописала: «Трактир «Слепой поросенок», комната 4»

– Ну что, пойдемте, – позвала я друзей выполнять ответственное Светкино поручение.

Что в Тиллиусе прекрасно – он никогда не возражал. А мастеру Йорку, похоже, было абсолютно всё равно, что вокруг происходит. Выйдя из трактира, мы пошли к дороге. На предложение Тиллиуса повесить объявление на позорный столб, я, подумав, отказалась, всё-таки рано падать духом. Посему пришлось топать до самого тракта, где стояли дорожные указатели.

– А что такое, вот эти Ч/Ю, М/П? – спросил Тиллиус.

– Чувство юмора, материальные проблемы, и так далее, – механически расшифровала я, известные всем на Земле сокращения.

Тиллиус поправил очки:

– Какой интересный набор качеств для наемника.

– Ой, у кого о чем болит, – сказала я, имея в виду Светку. – Не обращай внимания. Лучше просвети меня, Тилли, каким образом мы говорим на вашем языке?

– А, это одно из свойств ключа.

Заметив мой заинтересованный взгляд, маг приободрился. Обычно я не люблю слушать его объяснения непонятных мне вещей, а тут проявила любопытство.

– У каждого из Великих артефактов есть несколько взаимосвязанных свойств. Способность понимать другой язык – одно из свойств ключа. Правда, для этого артефакт должен «услышать» его и тогда он сможет передать это свойство владельцу.

Пока Тиллиус рассказывал, наша троица дошла до тракта. Вешая объявление на столб, я обратила внимание, что дорога была совсем пустой.

– Тилли, думаешь, кто-нибудь придёт?

Маг пожал плечами и посмотрел на небо:

– Кажется, дождь начинается.

– Мы промокнем под дождё-о-ом, – радостно пропел мастер Йорка, кажется, впервые попадая в тему.

Добрались до трактира мы как раз в тот момент, когда пошёл ливень. Света ещё спала, расположившись на полу, видимо, справедливо полагая, что под её тушей хлипенькая кровать дешевой таверны не выдержит. Я тоже не долго думая, решила идти на боковую. День был насыщенным, а затянувшие небо тучи создавали ощущение позднего вечера, отчего спать хотелось ещё больше. Уснула я под бормотание мастера Йорка. Кажется, он напевал свою любимую песню.

Утро выдалось шумным. Проснулась я оттого, что Света ругалась с Тиллиусом. Вернее, она ругалась, а он смущенно молчал и являл собой само раскаяние.

– Что случилось? – не поняла я спросонок.

– О, ты проснулась! Представляешь, этот хмырь спал с нами в одной комнате!

– Какой хмырь? – на всякий случай я осмотрела помещение.

– Вот этот! – орчиха ткнула толстым пальцем в Тиллиуса. – Весь из себя такой скромняшка. Очки, взгляд стыдливый, а сам!

– Что сам? – совсем ничего не понимала я.

– А сам, не стесняясь, спал с нами в одной комнате! А если бы я была в неглиже?

Я застонала и накрылась подушкой, мечтая ещё немного поспать.

– Он вчера тебя видел и в глиже и в неглиже, – напомнила я подруге из-под подушки.

– Это не считается! Он всё равно не должен был спать с нами в одной комнате, а если бы он нас обесчестил?

Я выглянула из-под подушки одним глазом и оценила Светкины объёмы.

– Тогда это был бы его первый подвиг на сексуальном поприще.

Пока подруга соображала, что я имею в виду, продолжила, взывая к Светкиному благоразумию:

– Мы не можем снимать две комнаты, нам надо экономить.

Светка посидела, насупившись, секунд тридцать, потом «оттаяла»:

– Хорошо. Прощу тебя, если за завтраком сгоняешь.

Тиллиус понял, что у него появился шанс и тут же ринулся его использовать. Правда почти сразу вернулся обратно.

– Там этот… – поправил он очки, – приключенец просится.

– Урра! – заорала Светка. – Попёрли!

– Что делать? – спросил нас Тиллиус.

– Как что? Зови скорее!

– Погоди, – остановила я Светку. – Дай хоть себя в порядок привести, ты же сама только что возмущалась про неглиже!

– Ах да, точно, – опомнилась она. – Так, Тиллиус. Скажи, чтобы подождал, нужно предложить ему чай, кофе…

– …и минет, – буркнула я. Похоже, после прочитанного Светкиного «шедевра», кофе теперь у меня всегда будет ассоциироваться с этим словом.

К счастью, меня никто не расслышал и Тиллиус убежал выполнять поручение.

– Ну чего лежишь? Вставай! Сейчас к нам такие мужчины пойдут, ух! Мускулистые, с двуручными мечами, с боевыми шрамами, – воодушевленно описывала подруга, пока я заправляла постель.

Но меня волновало другое.

– Что мы им будем говорить, когда они спросят про оплату?

– Да зачем им деньги? Им же мечом помахать – одно удовольствие.

– Угу, ну вот так и говори, посмотрим, сколько претендентов останется.

– Мы с тобою только вдвоё-о-ом, – вдруг пропел молчавший до этого мастер Йорка, и я сильно подозревала, что он прав.

Тиллиус вернулся, когда мы со Светой уже расставляли стулья, словно жюри на конкурсе талантов. Орчиха уселась сразу на два и те жалобно скрипнули, грозясь каждую минуту развалиться.

– Ну, впускай по очереди, – важно махнув рукой Тиллиусу, приказала Светка.

Тот, чувствуя важность момента, сглотнул, кивнул и, поправив очки, наконец, приоткрыл дверь и пригласил первого «приключенца».

Когда претендент явился перед нашими очами, Светкиному разочарованию не было предела, я это почувствовала, даже не глядя на неё. Кажется, наемник был ещё младше Тиллиуса. Светловолосый сухощавый мальчишка явно не походил на могучего воина, готового одним взмахом меча разделаться со всеми врагами. Кстати, меча при нём тоже не было. При нем вообще не было никакого оружия.

Мы в замешательстве несколько минут разглядывали его, но он стоял, улыбаясь, и ничуть не смущался нашего пристального внимания.

– Следующий! – наконец заорала Светка.

– Погоди, – остановила я подругу. Было неудобно вот так выставлять человека за дверь, даже не дав сказать ему ни слова. – Давай хоть узнаем, кто он.

– Да что тут узнавать? Видно же, что про приключения он знает только из книжек.

– О, – приключения – моё второе имя, – наконец подал голос юноша. Он оказался у него мягким и довольно певучим.

– А первое какое? – спросила я.

– Лоренс! Меня зовут Лоренс! – юноша так величаво произносил своё имя, что было очевидно, что оно ему очень нравится.

– Лори, угу. Приключения, значит, любишь?

– Я жажду их! Я странствую по свету в поисках приключений!

– А когда их встречаешь, что делаешь? – спросила я, ещё раз оглядывая простую одежду гостя в поисках незамеченного ранее оружия.

– Воспеваю! Я менестрель!

– Чего? – не поняла Светка.

– Музыкант по-нашему, – произнесла я уголками губ для подруги.

– Не-не, – замахала рукой Светка. – Музыкант не нужен. Следующий!

– А ещё я летописец! – тут же добавил Лоренс и дальше уже более вкрадчивым голосом продолжил: – Я опишу ваш героический путь и великие подвиги и восславлю вас по всему Запределью! Ваши имена будут с трепетом произносить и младенцы, едва научившиеся говорить, и седобородые старцы, что уже много повидали на своём веку, а храбрые воины будут шептать их, идя в последний бой.

Лоренс говорил и в этот момент выглядел точно змей-искуситель. Я скосила глаза на Свету и точно! Она замерла, словно загипнотизированная сладкими речами.

– Лори, – мягко прервала я его. – Боюсь, наши подвиги будут не столь велики.

– Ну почему же? – очнулась Светка. – В пути всё может быть. Вот, к примеру, в прошлый раз, мы разве не героически спасли Илану?

Лоренс тут же вытащил из своей наплечной сумки толстую стопку прошитых листов и с готовностью записывать Светкины откровения, нацелился в блокнот пером.

 

– Ой нет, давайте сейчас не будем это вспоминать, – простонала я, представляя, сколько времени потребует рассказ. – Света, зачем тебе летописец, ты ведь и сама можешь всё настрочить.

– Наташа, я автор любовных романов, героический эпос не мой жанр. К тому же, я могу совершать подвиги, но восхвалять саму себя – это как-то нескромно.

Я бы хотела спросить у моей дражайшей подруги, какое из наших бедствий она считает подвигом, но наученная опытом многолетней дружбы, решила не начинать затяжную дискуссию.

– В любом случае, Лоренс не тот, кого мы искали в команду. Нам нужны мускулистые воины с двуручными мечами, помнишь? – надавила я на Светкину мечту.

Мечта пересилила желание Светки попасть в летописи Запределья.

– Да, Лоренс, ты извини, но у нас вакансия на конкурсной основе. Ты не прошёл.

– Ну если передумаете, то я до завтра побуду в трактире.

– Не передумаем, иди, – махнула ручищей Света, едва не задев по носу топтавшегося рядом мастера Йорка, и Лоренс удрученно покинул комнату.

– Жестокая ты, Наташа. Вот тебе жалко что ли было, если бы он с нами пошёл?

– Да какой с него прок, Света? Будет только под ногами мешаться. Нам вон мастера Йорка хватает, – кивнула я на гоблина и тут же добавила, – вы уж извините за прямоту.

– Между нами тает лё-о-од, – как ни в чем не бывало, пропел мастер Йорка.

– Ладно, ты права, – вздохнула Света. Правда печалиться долго не стала. – Следующий!

– А всё, – растеряно поправил очки Тиллиус.

– Как всё? – не поняла Светка.

– Больше никого нет, – смущенно сказал юный маг, словно это была его вина.

– Ты внимательно посмотрел? – не поверила орчиха.

– Очень, – заверил её Тиллиус.

Похоже, Светкин план по набору крутых «коммандос» летел коту под хвост.

– Ну может позже подойдут, – не желала сдаваться моя подруга. – Всё-таки день только начался.

С этого момента мы засели в комнате трактира «Слепой поросенок», ожидая, что приключенцы вот-вот потянутся косяком. Больше всех рассчитывала на это Светка, отчего из комнаты она отлучалась только на время трапезы, то есть всего лишь семь-восемь раз. К вечеру сдался даже Тиллиус, который, кажется, возлагал большие надежды на все наши замыслы. И лишь Светка продолжала верить в свой утопический план. Один мастер Йорка был абсолютно равнодушен ко всему происходящему.

Когда солнце уже потихоньку клонилось к закату, мы с магом и гоблином, возвращаясь с ужина, увидели как Света, распахнув окошко, пытается отогнать какую-то птицу.

– Кыш! Пошла, глупая!

– Света, мы принесли тебе поесть, как ты просила, хотя хозяин был не сильно доволен, что мы таскаем еду в комнату.

Причина, по которой моя подруга осталась в комнате, а не пошла на не-знаю-какой-по-счету-ужин была в моей решительной позиции, что мы с Тиллиусом и мастером Йорком тоже хотим есть, поэтому если Света так желает, то пусть сама сторожит своих приключенцев. Помучавшись сомнениями, Светка всё же решила остаться, наказав нам принести ей еду.

– О, отлично, а то уже живот с голодухи сводит. Я уже думала поймать эту сову и сожрать.

– Сырую? – с опаской спросила я. Неужели теперь Светка способна на такое?

– Какую сову? – встрепенулся Тиллиус.

– Кыш-кыш, – продолжала махать рукой орчиха. – Да не знаю, сова как сова, они, что, разные бывают? Кружит тут уже кучу времени. Никак не отгоню.

– Это почтовая сова! – воскликнул Тиллиус и бросился к окошку.

Светка так обалдела от его прыткости, что перестала отгонять птицу.

– Почтовая сова? – удивилась я. – Её случайно не Букля зовут?

Вопрос, по-видимому, показался Тиллиусу странным. Он на секунду замер, затем замотал головой.

– Нет. Её вообще никак не зовут. Она же птица.

Слова юноши были настолько логичны, что я не нашлась, что ответить.

– А вот у меня хомяк был. Масяней звала, – пробормотала я, чувствуя, что после такого признания мой рейтинг у Тиллиуса заметно упадет. К счастью, юный маг был слишком увлечен отвязыванием какой-то бумажки с лапки совы, которая в отсутствии помехи в виде размахивающего руками огромного орка спокойно уселась на подоконнике. Тилли так сосредоточенно читал письмо, что мы не смели его отвлекать, терпеливо ожидая, когда он закончит и расскажет всё сам. Хотя, признаться, мне было жутко любопытно.

– Это от Нела, – наконец сообщил Тиллиус. – Он пишет, что через неделю состоится их свадебная церемония.

– Кого их? – не поняла я.

– Я разве не говорил? – поправил очки Тиллиус. – Он решил жениться на королеве Проклятых, чтобы помешать нападению её войска на Миранию.

– Ах да, было что-то такое, – припомнила я слова мага.

– Значит, его план начал осуществляться, – просиял Тиллиус.

А вот у меня, наоборот, сердце словно что-то царапнуло. Глупость какая-то, я же давно забыла вампира!

– Ну а в чём именно состоит его план? Как он собирается помешать королеве напасть на Миранию? – спросила я у мага.

– Затрах… то есть залюбит до смерти? – засмеялась Светка и я бросила на неё хмурый взгляд.

– Что? – возмутилась она. – Ты ведь сама сто раз твердила, что теперь тебе всё равно!

– Так что с его планом, Тилли? – попыталась я отвлечь внимание присутствующих своим вопросом.

– Не знаю, он мне не говорил.

– А в записке он помимо даты свадьбы больше ничего не написал?

Тиллиус ещё раз взглянул на бумажечку, словно там неведомым образом могли появиться новые слова, и помотал головой.

– Нет, больше ничего.

Я немного подумала, а потом решительно сказала.

– Нам надо ехать туда.

– Зачем? – закатила глаза Светка.

– Ему может быть нужна наша помощь. Подумайте, он совершенно один среди врагов.

– А мы прямо сможем ему помочь! – всплеснула руками подруга и на этот раз таки задела по носу мастера Йорка, на что тот что-то обиженно пропел.

– Не ты ли недавно жаждала героических приключений, которые запишут в историю Запределья? – поддела я подругу. – Спасение Мирании – отличный шанс. К тому же, мы поможем другу, который не раз выручал нас из беды.

– Другу? Ой-ли? – прищурила Светка глаз, но я сделала вид, что не понимаю её намека.

– Хорошо, давайте проголосуем. Кто за то, чтобы ехать на помощь Нелу?

Я и Тиллиус подняли руки сразу, видя это, Светка поколебалась, но со вздохом всё же проголосовала за поездку тоже. Мастер Йорка воздержался.

– Собираемся! – бросила я. – Завтра утром трогаемся в путь.

– Как завтра? – запротестовала Светка. – А как же воины с большими мечами?

– Ждать мы больше не можем. Не тронемся в дорогу завтра – опоздаем.

– Опоздаем на что?

– На свадебную церемонию, – ответила я и отвернулась, делая вид, что занята сборами. В конце концов, не говорить же им, что у меня ой, какое плохое предчувствие от этого союза Нела с королевой Проклятых.

– Ну раз так, тогда выбирать не приходится. Тиллиус, разыщи Лоренса и скажи, что мы берем его в команду.

Я тяжко вздохнула, но возражать не стала, иначе чего доброго Светка заартачится, и уговорить её двинутся в путь, будет во много раз сложнее. Оставалось надеяться, что Лоренс не сильно будет нам мешать. Я слабо махнула рукой Тиллиусу, показывая, что согласна и он ушёл за нашим новым попутчиком.

Глава 4

Приключения начинаются…

Радость Лоренса не знала границ. Я с тайной надеждой осторожно попыталась выяснить, не владеет ли менестрель какими-нибудь ценными боевыми навыками или зачатками магии, ну или на худой конец – знаниями, которые могли нам пригодиться, но, увы, несколько сотен песен и сказаний – это все богатства, которыми обладал наш летописец. В конечном итоге, поняв, что Лоренс в лучшем случае, будет лишь развлекать нас в дороге, я оставила его на попечение Светки, а сама занялась сборами. Впрочем, вещей много не было. Тиллиус по моей просьбе обменял у одного из постояльцев трактира ручку с голой женщиной (не спрашивайте откуда она у меня) на удобную одежду и ботинки из мягкой кожи. И то и другое оказались мне немного великоваты, но выбирать не приходилось, и с грустным вздохом я запрятала мое любимое платье и новые туфли на дно вещевой сумки. У Светки, понятное дело, не считая пары запасных простыней, одежды не было совсем. По счастью, она была слишком занята инструктажем Лоренса, а то стенаний по этому поводу было бы не избежать.

– А куда именно вы направляетесь? – спросил Лоренс в паузе между вдохновенным рассказом Светки, как мы избежали казни и другими приключениями.

– На свадьбу к королеве Проклятых, – ответила я, не видя смысла скрывать.

– К Ядовитой королеве?! – воскликнул Лоренс и его глаза округлились.

Я на секунду отвлеклась от укладывания Светкиных простыней и взглянула на Тиллиуса. Тот пожал плечами:

– Возможно, я мало что о ней знаю.

– О, о ней ходит много интересных и жутких историй! – вдохновенно начал менестрель, но я его остановила жестом руки.

– Потом. У тебя ещё будет время рассказать их нам по дороге.

– Да, только скажи, почему Ядовитой? – не удержалась Светка.

Лоренс понизил голос и в нём появились таинственные нотки.

– Говорят, что королева Проклятых смертельно опасна. У неё в услужении находятся мерзкие крылатые твари. Поцелуи её одурманивают, а запах, который от неё исходит – ядовит.

– Она не моется что ли? – прервала орчиха рассказ Лоренса и вся атмосфера таинственности разом исчезла.

– Я не знаю, – немного обиделся менестрель. – Но на вашем месте я бы к ней не приближался.

– Ты, кстати, тоже идёшь с нами, не забыл? – спросила я в надежде, что Лоренс сам откажется нас сопровождать, но тот, наоборот, лишь ещё больше преисполнился энтузиазма.

– Конечно! Это же такая возможность узреть ту, о которой ходят легенды!

– Но-но! Ты наш фанат, а не её, – ревниво осадила его Светка.

– Что такое фанат? – спросил Лоренс и приготовился записывать.

Как я уже успела заметить, наш новый попутчик почти не выпускал из рук перо и свой блокнот и записывал туда не только Светкины истории, но и все непонятные слова, которые слышал от нас. И хоть я уже успела к этому привыкнуть, тем не менее, его скрупулезность меня немного раздражала.

– Смотри, испишешь свой блокнот ещё до того, как начнутся приключения, – проворчала я.

– Это невозможно. Он волшебный. Один маг подарил его мне. Сколько бы я не писал, листы в нем никогда не заканчиваются. Как и чернила, – похвастался Лоренс, показывая дорожную чернильницу.

– Ух ты! Наташа, прикинь, если бы у нас была не заканчивающаяся помада или духи? Купил один раз дорогущую косметику и пользуешься всю жизнь! Вот это я понимаю, магия, а никакие-то там огненные шары. Учись, Тиллиус!

– Угу, вот и будешь всю жизнь ходить с губами одного цвета и с ароматом, от которого уже через три года тошнить будет, – ответила я Светке. – Заканчивайте бесполезный трёп. У нас есть дела поважнее. Тилли, как долго добираться к землям Проклятых?

Тиллиус задумчиво потер переносицу, отчего очки слезли на нос, он их поправил и, наконец, ответил.

– Если нигде не задерживаться и, по возможности, сокращать путь, то, думаю, не менее шести недель.

– Сколько??? – гаркнула Светка так, что Тиллиус невольно втянул голову в плечи.

– Ну может, пять с половиной.

Я растерянно опустилась на край кровати.

– Тиллиус, мы не успеем к свадьбе Нела.

– Ха, уплыл твой ухажер! – зазубоскалила Светка.

Я зло взглянула на ехидничающую подругу, но быстро переключила внимание на нашего юного мага.

– Тилли, неужели нет никакого быстрого способа добраться до земель?

– На грифонах можно, – вдруг влез в разговор Лоренс.

Мы уставились на летописца и он, видя наше внимание, воодушевился.

– Если добраться до Восточных холмов, где обитают грифоны, то можно договориться с ними, чтобы они перенесли нас. Они очень мощные существа с огромными крыльями и могут преодолевать большие расстояния.

– А они точно согласятся нас перенести? – с сомнением спросила я.

– Конечно. Я договорюсь! – заявила воодушевленная Светка.

– Только в земли Проклятых они вряд ли полетят. Туда ни одно живое существо не согласиться, но они могут доставить нас в Ткарийскую Империю.

– Это страна граничит с землями Проклятых! – подхватил Тиллиус. – Если всё получится, мы успеем!

Думала я недолго.

– Ну что же, раз это единственный шанс попасть в землю Проклятых так быстро – летим на грифонах.

Следующим утром мы постарались встать как можно раньше, чтобы не терять времени. Заспанный сын хозяина таверны выдал нам в дорогу свертки с едой, о которой попросили накануне и мы, рассчитавшись за комнаты, покинули заведение.

– Это не запасы, это издевательство, – ворчала не выспавшаяся очиха. – Этих кулечков не хватит и до обеда.

 

– А ты поумерь свой аппетит. Столько еды, сколько ты поглощаешь – ведет к ожирению, а тебе ещё три месяца жить в этом теле.

Так, тихонько переговариваясь, мы шли по пустой, только ещё просыпающейся деревне. Где-то настырно кукарекал петух, а через минуту к нему присоединился лай какой-то разбуженной собаки.

– Стоять! – вдруг послышался окрик за спинами.

Мы оглянулись и увидели вдалеке небольшой конный отряд, состоящий то ли из пяти, то ли из шести всадников. Приказывали остановиться они явно нам, поскольку других людей вокруг не наблюдалось.

– Бежим! – загорланила Светка и бросилась наутек.

– Да погоди ты! – крикнула я ей вслед, но она даже не подумала останавливаться.

Нам ничего не оставалось, как побежать за ней.

– А ну стой! – крикнули ещё более командным голосом и, оглянувшись на бегу, я заметила, что всадники пришпорили коней, намереваясь нас догнать.

– Зачем мы убегаем? – стараясь сохранить ровное дыхание, спросил Лоренс.

– А зачем они за нами гонятся? – резонно спросила орчиха.

С одной стороны бежать ей было удобно из-за больших ног, когда она одним шагом могла преодолеть расстояние равное нашим трем. С другой стороны, вес её тела мешал ей бежать легко и быстро. Поэтому надолго её прыти не хватило и вскоре мы стали бежать почти наравне. Я боялась, что мастер Йорка останется где-то позади, но к моему удивлению, он ничуть от нас не отставал. Не сговариваясь, мы бежали к лесу, который уже маячил перед глазами. Однако, то что добраться мы до него не успеем, вскоре стало ясно всем. Топот копыт слышался совсем рядом, а мне почему-то казалось, что мою спину вот-вот огреют кнутом. Она заранее вспотела.

– Именем короля! Остановитесь! – вновь прозвучал голос, и я в недоумении стала замедлять бег.

Видя, что я останавливаюсь, остальные тоже стали тормозить. Светка обернулась.

– Ну чего застряли? Они уже близко!

– Да остановись ты! – махнула я рукой. – Они нас всё равно догонят, узнаем хоть что им надо.

Подруга что-то хотела возразить, но не успела. Всадники остановились возле нас, окружив неровным кольцом.

– Именем короля, сдавайтесь! – произнес один из всадников, и я обратила на него внимание. Седые усы явно говорили о том, что он был старше остальных, а командный голос выдавал главного в отряде. Все всадники были в легких кожаных доспехах. С поясных перевязей свисали мечи. На всякий случай я подняла руки.

– Кто это? – шепотом спросила я у рядом стоящего Тиллиуса.

– Дорожный патруль. Они…

– А ну не шептаться! – запретил седоусый. – Кто такие?

Поскольку мои спутники разом «потеряли голос», ответила я.

– Мы мирные путешественники.

– Коли мирные, то почему в побег пошли?

– Почему же пошли? Побежали, – поправила Светка, но осеклась под моим предупреждающим взглядом.

– Прошу э-э…покорнейше простить, Ваше м-м…всадничество, – пробормотала я какую-то чушь (ну откуда я знаю, как к нему обращаться?) – Мы просто испугались.

– Да, мы вообще боимся резких окриков, – опять встряла Светка. – В нас пробуждается древний инстинкт, и мы бежим.

– Что это ещё за инстинкт такой? Колдовство, что ли? – подозрительно спросил седоусый, услышав явно незнакомое ему слово, и я резко вспомнила, что магия в Мирании запрещена.

– Что вы, что вы! Инстинкт означает на орочьем «страх», – никогда не думала, что я могу так самозабвенно врать.

– Ага, я ещё много таких слов, «на орочьем» знаю, – ляпнула Светка и я пожалела, что стою не настолько близко к ней, чтобы наступить ей на ногу.

– Люди, орк, гоблин – странная у вас компания, подозрительная, – задумчиво разгладил усы главный. Он ими явно гордился.

– Ой, какие у вас усы красивые! – попыталась я его отвлечь от ненужных мыслей.

Мои слова главному явно понравились, он даже немного приосанился, а губы тронула улыбка.

– Ага, прям как у Бармалея, – добавила орчиха.

Я пообещала себе, что как только мы останемся одни, я стукну Светку или попрошу Тиллиуса наложить какое-нибудь заклятие молчания.

– Кто такой Бармалей? – нахмурился усач.

– О, это Великий Король орков! Бесстрашный и устрашающий! – вдруг произнес Лоренс, и я подумала, что, возможно, мы не зря взяли сказочника в нашу команду.

– Дык, вроде король орков этот, как его… Л-Шшаррен II, – вдруг встрял в разговор один из патрульных.

Усач снова подозрительно сузил глаза.

– Да-да, он. А Великий Бармалей – это его прапрапрадедушка, – нашелся Лоренс.

– Прапра, – на всякий случай добавила я ещё два «пра», если в отряде найдется знаток истории орков.

– А если он прапрапра, тогда откуда она знает, какие у него были усы? – ещё более подозрительно спросил главный.

– Да что ты привязался? – возмутилась Светка. – На фотке видела, в инстаграмме.

– На орочьем это значит…, – нервно начала я, но продолжить не успела.

– А ну хватит! За дураков нас держите? А ну ребята, вяжите их, – скомандовал усач и прибавил: – Именем короля, вы арестованы!

Всадники соскочили с коней и устремились к нам.

– Оружие на землю! – скомандовал кто-то из них.

Я с опаской оглянулась, ища, кто же из моих спутников вытащил оружие. Если только Лоренс своё перо. Но судя по таким же ищущим взглядом, друзья тоже не понимали, о каком оружии идёт речь.

– Орк, бросай, говорят тебе, дубину.

Ах вон оно что! Я уже и забыла, что моя подруга вооружена таким опасным предметом. Светка, видимо, тоже только сейчас поняла, чего опасаются патрульные. Она вскинула лапищу с дубиной и с криком «Эге-гей!» завертела её над головой. Мужчины похватались за мечи.

– Светик, прошу, не надо! – взмолилась я.

– Врёшь! Не возьмёшь! – рычала разгоряченная подруга. – Орки не сдаются!

– Бросай оружие! – кричали патрульные. – Хуже будет!

– Между нами тает лё-о-д, – вдруг загорланил рядом мастер Йорка.

Лоренс что-то торопливо записывал в блокнот, Тиллиус нервно то снимал, то снова надевал очки, видимо готовясь вступить в бой. А мне казалось, что я нахожусь в дурдоме и всё это: и патрульные и Светка в теле орка и гоблин с магом и летописцем и вообще всё Запределье – это одна моя большая галлюцинация.

– Погодите! – вдруг вскричал Тиллиус и хаос остановился. – Я вспомнил!

Все присутствующие настороженно скосили глаза на юношу, который что-то лихорадочно нашаривал в карманах. «Сейчас, сейчас, где же оно», – бормотал Тиллиус. Не знаю, что искал там наш юный друг, но про себя я молилась, чтобы он нашел это быстрее. Все были так заинтригованы, что не двигались с места и не издавали ни звука. Тишину нарушила пролетевшая мимо и весело чирикнувшая птичка. Зашевелился кто-то из патрульных.

– Давай быстрее, – прошипела я. – Эффект неожиданности заканчивается.

И словно в ответ главный очнулся и гаркнул:

– Именем короля…

– Вот! – воскликнул Тиллиус и поднял над головой, будто знамя, какой-то свиток.

– Что вот? – подозрительно спросил усач.

– Королевское помилование! Эта бумага – королевский запрет на арест, казнь и заключение под стражу предъявителя сего и его спутников.

Такого поворота не ожидал никто. Патрульные стали переглядываться, не зная как им поступить.

– А ну дай сюда! – скомандовал усач и, взяв протянутую Тиллиусом бумагу, стал придирчиво её изучать.

Ожидание было томительным и нервным. Притих мастер Йорка, Светка зависла со своей дубиной, и лишь Лоренс продолжал строчить в блокноте с таким усердием, что кончик его пера подрагивал от возбуждения.

– Подлинное, – наконец вымолвил главный, и я снова начала дышать.

Патрульные расслабились, мы тоже.

– Не знаю, за какие такие заслуги король выдал тебе помилование, но вам сильно повезло. Если бы не бумага, ждали бы вас тюремные камеры, – сказал усач, возвращая свиток Тиллиусу. – По коням, ребята!

Отряд уезжал, а я не могла поверить, что мы вот так легко отделались.

– Тиллиус, я тебя расцелую! – не смогла сдержать эмоций. – Когда ты только успел наколдовать эту бумагу?

Тиллиус смущенно поправил очки и ответил:

– Вообще-то она настоящая. Мне её выдала принцесса Алиана. Но это было почти год назад, помилование мне ещё ни разу не понадобилось, поэтому я успел забыть о нем.

Алиана – королевская дочь, с которой мы познакомились в наше прошлое пребывание в Запределье. Однажды она помогла нам выбраться из тюрьмы, с тех пор мы с ней сдружились.

– Хвала мерлиновым яйцам! – произнесла Светка. – Я думала, нам конец. Тилли, в следующий раз вспоминай варианты нашего спасения чуть быстрее.

– Света, ну ты меня удивила! – похвалила я подругу. – А помнишь, когда ты была в теле гоблина, ты постоянно падала в обморок?

– Было дело, но сейчас я нравлюсь себе больше.

– Это воинственная кровь орков сказывается, – улыбнулся Тиллиус.

– Только я прошу, в следующий раз сдерживай себя, боюсь, твоя вспыльчивость выйдет нам боком.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru