Возвращение в Запределье

Марина Данилова
Возвращение в Запределье

Глава 1

День почти без сюрпризов

Селектор ожил.

– Перова, зайдите!

Сердце ушло в пятки. Что ещё нужно этому демону во плоти? Я всего неделю работаю на замене секретарем у нашего директора, а уже успела стать неврастеничкой, вздрагивающей от каждого звука из его кабинета, не говоря уж о том адском моменте, когда Кирилл Павлович входит в приемную.

Я потёрла вмиг вспотевшие ладони о юбку (хорошо, что черная), втиснула ноги в шикарные туфли на высоких каблуках и с дрожащими коленками пошла к кабинету Главного. У двери остановилась, осмотрела себя насколько могла, поправила прямую юбку, доходящую ровно до середины колена и идеально выглаженную белую блузку. Кажется, всё в порядке, придраться не к чему. Глубоко вздохнула и постучала.

– Войдите! – раздался оттуда властный голос и я мелко перекрестившись, открыла дверь.

Кабинет директора был настолько шикарным, что лично я бы в нём согласилась жить. Он в любом случае лучше моей однушки в «хрущевке». Хозяин кабинета восседал за дорогим столом из натурального дуба и надо сказать, они идеально подходили друг к другу. В смысле дорогие вещи и мой шеф. Сам Кирилл Павлович Вознесенский был как голливудский актер – красив, успешен, уверен в себе и… недосягаем. Впрочем, практически все сотрудницы нашей большой фирмы не теряли надежду. Кроме меня. Мне такого счастья вовек не надо.

– Перова, если я буду лежать с инфарктом, вы доползёте до меня, когда я буду уже на том свете! – язвительно сказал шеф, и я поняла, что он явно не в настроении. Впрочем, это его обычное состояние.

– Простите, Кирилл Павлович, – пролепетала я. – Вы что-то хотели?

– Да, ещё чуть-чуть и моё незатейливое желание выпить кофе было бы уже в прошлом, – похоже, все мои старания выглядеть как можно жалостливее этого ослепительного гада не трогали.

– Кофе и всё? – не сдержалась я.

Вот ведь козел! Не мог что ли сказать по селектору? Обязательно, чтобы я туда-сюда бегала?

– Кофе и минет.

– Что??? – я вытаращила глаза на шефа.

– Перова, вы оглохли что ли? Кофе и меня ни для кого нет! – тщательно жестикулируя красивыми губами, повторил Кирилл Павлович.

Я с облегчением перевела дух, вот что только не послышится с перепугу.

– Сейчас принесу, – пообещала я, пятясь к выходу под тяжелым взглядом шефа.

– И постарайтесь сделать это до того, как наступит завтра! – крикнул он уже в закрывающуюся дверь.

Кофе я делала со скоростью человека пытающегося попасть в Книгу рекордов Гиннеса. Один раз чуть не разбила чашку, два раза пролила, махнула рукой – потом вытру – и ринулась обратно в кабинет.

– Разрешите.

Главнюк даже не поднял головы на звук моего роболепского голосочка.

Ну и слава Богу. Сейчас поставлю и незаметно скроюсь, авось ближайшие полчаса обо мне не вспомнит.

Со всей возможной поспешностью, я подошла к столу шефа и… запнувшись о собственный каблук другой ногой, выплеснула кофе прямо на дорогие брюки моего горячо «любимого» начальника.

– Ой, – в ужасе произнесла я и замерла на месте, глядя, как шеф в бешенстве поднимается с кресла.

– Это всё, что вы можете сказать? – прорычал, еле сдерживая себя, Кирилл Павлович.

– Я сейчас! – испуганно заблеяла я, упала на колени, и с треском оторвав левый рукав блузки, принялась яростно вытирать брюки шефа в том самом месте, куда приличным девушкам даже смотреть не положено. Я вытирала и чувствовала, как плоть мужчины начинает твердеть, а он сам замер, словно…

Скайп забулькал и я впустила на экран компа Светку.

– Ну как, ты прочитала? – нетерпеливо спросила она.

– Ты только пять минут назад прислала мне файл, – возмутилась я.

– Не пять, а семь. За это время можно было всю главу пробежать глазами.

– А я вот только две страницы успела.

– Да уж, бета-ридер мне достался…

– Зато бесплатный, – буркнула я.

Подруга пропустила моё ворчание мимо ушей.

– Ну так как тебе? Только честно!

– Если честно, то… всё как-то вторично…, – мягко сказала я, что думаю.

– Что именно?

– Ну вот пролитый на брюки кофе, например. Мало того, что он горячий и у него там все…э-э… сварятся всмятку, так и к тому же я читала этот приём уже в двух или трёх…

– Ерунда!

– …десятках книг. Хотя про оторванный рукав было свежо, да…

– Правда, здорово? – просияла Светка. – Ну а кофе, что кофе… Это ведь художественный инструмент, мне эротику надо показать с первой страницы, иначе читать не будут.

– Ну тогда замени уж чем-нибудь…

– Чем?

– Не знаю, – пожала плечами, с фантазией у меня всегда было туго, я же не писатель. – Мороженым, например.

Подруга на секунду задумалась, но быстро подхватила:

– И пусть она тогда слизывает его языком! Ооо! Это бомба! – впала в творческий экстаз Светка и, даже не попрощавшись, отключилась.

А я побрела на кухню ставить чайник. Светка вознамерилась стать писателем любовных романов и была абсолютно уверена, что её ждет успех и лавры, по крайней мере, «50 оттенков серого». Идея эта пришла после того, как её карьера актрисы закончилась на первых же пробах, где ей предложили роль в рекламе средства от геморроя. Она решила не растрачивать свой талант и подалась в писатели, в надежде, что однажды её книгу экранизируют, и она сыграет в фильме, конечно же, главную роль.

Скайп снова булькнул и я, чертыхнувшись, побежала в комнату.

– Я ещё не…

– Брось, – ответила мне экранная Светка. – Я через пару минут пришлю тебе новый вариант. Его почитаешь. Я тебе забыла напомнить, что у нас встреча сегодня.

– В восемь. В парке, в кафе «Аида», – хором сказали мы друг другу.

– Я помню, приду.

– Как раз успеешь прочитать первую главу.

– Там пятьдесят шесть страниц! – снова возмутилась я.

– Секс с восьмой по пятнадцатую. Если он, конечно, ещё тебя интересует, – с намёком произнесла подруга и я, не удержавшись, отключила её.

В отличие от Светки, успевшей побывать замужем уже два раза, я ещё ни разу не примерила на палец обручальное кольцо. Все мои отношения заканчивались неизменно быстро и безрезультатно, так что я махнула рукой на личную жизнь, найдя даже свои прелести в одиноком существовании в холостяцкой квартире.

На встречу со Светкой я традиционно опоздала, хотя собираться начала за час до выхода.

– Я прощу тебя, если скажешь, что задержалась из-за того, что не могла оторваться от моего романа, – заявила мне недовольная подруга.

– Так и есть, – заверила я её и почти не покривила душой.

Я плюхнулась на пластмассовый стул уличного кафе и про себя отметила, что новые туфли выдержали первое испытание короткими перебежками.

– Как-то пусто, – сказала я, обведя взглядом столики.

Парочка по соседству и мужичок неопределенного возраста и социального положения – не в счёт.

– А что ты хотела? Жара, все на дачах либо на морях.

– На море я бы тоже не отказалась, – мечтательно сказала я, пригубив уже успевший нагреться напиток, который подруга взяла для меня заранее.

Светка оживилась.

– Так найди себе мужика!

– О, нет! – пресекла я сразу попытку подруги вырулить на её любимую тему: «Наташа и мужчины в её жизни». – Я теперь феминистка, независимая и уверенная в себе женщина. И точка.

– Да ну какая феминистка! Лучше бери пример с меня. Мужчины такую женщину не пропускают.

– Только ни с кем счастья у тебя не было. Будто я не понимаю, что ты таким образом пытаешься забыть Лекса.

– Кого? Не знаю о ком ты.

Я долго поддерживала упорное Светкино желание делать вид, будто ничего не было, но сегодня у меня другое настроение.

– Знаешь. Ты ведь помнишь, какой сегодня день?

– Не помню, – упрямо сказала подруга, но потому как она опустила глаза, я поняла, что она ничего не забыла.

– Ровно пять лет назад, в этот день, мы попали в Запределье, – произнесла я то, что она и так знала.

Видимо, моя подруга поняла, что я сегодня решила удариться в воспоминания и меня не отговорить, и больше не стала отрицать то, что с нами случилось, как это было обычно.

– Знаешь, меня всё тянет сходить в ту комнату смеха. Просто посмотреть…

Светка хмуро отпила из своего стакана и резко поставила его на стол.

– Нет её больше. Закрыли. Четыре года назад ещё.

Я удивленно воззрилась на неё. Значит, она там была после того, как мы вернулись!

– Ты ходила и ничего мне не сказала? – возмутилась я.

Светка замялась.

– Я… я случайно там рядом оказалась, ну и заглянула.

Ну конечно, так я и поверила! Но решила не выводить подругу на чистую воду. В конце концов, сейчас это уже не так важно.

– И?

– Что и? Я уже сказала, закрыли твою комнату смеха. Замок висит и табличка «На ремонт».

– Так может открыли уже? Четыре года уже прошло.

– Ну знаешь, вон у тебя ремонт уже третий год идет, а квартира как в сюрреализме: одна стена коридора в обоях в розовый цветочек, другая – в бежевую полоску.

– Просто мне не хватает…

– Мужика тебе не хватает.

Я вдруг представила вампира Нела, клеящего в квартире обои и рассмеялась.

– Вот что смешного я сказала?

– Извини, просто у тебя на любую мою фразу один ответ.

– Да потому что это правда.

– А пойдём, посмотрим, – вдруг сказала я и Света, конечно, не поняла такого резкого поворота темы.

– Куда пойдем?

– В комнату смеха. Найдём то зеркало…

– Это ещё зачем?

Я поддалась вперед и, глядя подруге в глаза, спросила:

– А ты бы не хотела вернуться?

– В Запределье? НИ-ЗА-ЧТО! И потом, ты же знаешь, что зеркало не причём. Нас туда перенес ключ. А он, если ты помнишь, остался на той стороне. На шее гоблина. Фу, как вспомню!

Последняя фраза подруги была вполне понятна. Провести больше месяца в зеленой шкуре маленького уродливого гоблина с огромными ушами, было испытание не из легких.

 

Я снова откинулась на спинку стула.

– Вот поэтому я и не верю в наше возвращение. Просто хочется снова ощутить себя…

– … в сказке.

Я кивнула и задумалась, бессознательно вертя в руках опустевший стакан.

– А пошли! – вдруг сказала Светка и решительно встала из-за столика.

– Что? – удивленно подняла на неё глаза.

– Ты же хотела! Пошли. Ну прогуляемся в конце концов.

Упрашивать меня не пришлось. Мы шли сначала медленно, словно и впрямь бесцельно прогуливались, но чем ближе мы подходили к маленькому старому строению в конце парка, тем быстрее становился наш шаг. Но едва мы подошли к двери, как нашему разочарованию не было предела, хоть каждая из нас и пыталась его скрыть.

– Ну, я же говорила.

Я смотрела на замок и покосившуюся табличку и кусала губы. Затем медленно обошла строение и на задней стороне, там, где узкий проход между стеной и оградой парка зарос травой, я обнаружила в стене низкое, небрежно заколоченное окно. Я в задумчивости уставилась на него.

– Если бы ты была сумасшедшей, я бы решила, что ты раздумываешь, как туда влезть, – произнесла Светка, которая последовала за мной.

– А ведь доски совсем трухлявые, держатся на честном слове.

– Нет, Наташа, они держатся на гвоздях. А здание наверняка на сигнализации.

Я окинула скептическим взглядом строение, больше напоминавшее большой сарай.

– Это? Шутишь? – спросила я подругу, указывая на обсыпавшуюся штукатурку и кое-где виднеющиеся кирпичи.

– Нет, я всё ещё пытаюсь тебя отговорить.

Но авантюрное настроение уже заполнило моё сознание, и я ухватилась за нижнюю доску на окне. Потянула. Ещё раз. И ещё. С четвертой попытки доска с треском оторвалась, а я едва не шлепнулась. Я победно взглянула на подругу, недовольно сложившую на груди руки, и ухватилась за следующую доску.

– Если ты мне поможешь, дело пойдёт быстрее.

– А ты не задумывалась, что проникновение на чужую территорию незаконно?

– Вот если ты не хочешь, чтобы нас схватили, помоги. Чем быстрее влезем, тем меньше шансов, что увидят, как мы тут околачиваемся.

Светка, вздохнув и удрученно помотав головой, всё-таки ухватилась за доску вместе со мной. На счёт раз-два-три, мы оторвали её с первого раза. Образовавшейся прорехи вполне хватало, чтобы через неё могла влезть миниатюрная девушка. Ну такие как мы со Светкой.

– Я первая! – заявила подруга и, не дожидаясь моего согласия, полезла в окошко. Я всеми силами помогала ей.

Прошло минут десять, прежде чем она справилась с этой задачей.

– Ну что так долго? – нетерпеливо спросила я, когда она скрылась в темноте проема.

– Тут ни черта не видно!

– А мобильник тебе на что? Помоги мне!

Общими усилиями мы втянули меня вовнутрь. И первое, что я сделала – начала чихать.

– Сколько пыли, – успела сказать я, прежде чем опять чихнула.

Светка тем временем зажгла фонарь на телефоне. Света льющегося из оконного проема хватало не сильно. Зато в лучах хорошо были видны летающие пылинки.

Комната, куда мы попали, оказалась небольшим подсобным помещением. Под ногами скрипели какие-то доски, шуршали старые газеты и ветошь.

– Смотри! – указала я на стену, у которой стояли зеркала.

Мы бродили от одного кривого зеркала к другому, искаженные лица в пыльных отражениях не веселили нас как тогда, когда мы были совсем молодыми. Да и не развлекаться мы сюда пришли. Думаю, каждая из нас искала именно то зеркало, которое стало проходом в другой мир. Сколько времени прошло, прежде, чем мы опомнились, неизвестно, но в какой-то момент Света вздохнула.

– Надо идти. Может, теперь ты успокоишься и начнёшь жить полноценно?

Я грустно улыбнулась и медленно побрела к светлому проему, слыша за собой шаги подруги.

– Давай ты первая, – предложила я ей.

Светка хотела возразить, но поглядев на меня, молча полезла в проём. Пока, пыхтя, она словно уж, пыталась выбраться, я в последний раз оглядывала помещение с зеркалами. Ну что ж. Наверное, подруга права. Надо перестать жить прошлым. Вздохнула и посмотрела на свет, льющийся из проема. Светка уже вылезла и, наверняка, нетерпеливо дожидается меня. Бросив сумку в окно, чтобы было удобнее, я с трудом полезла, прикрыв веки от льющегося в глаза света и… выпала, едва не расквасив себе нос. Как ни странно, падение оказалось болезненным, хотя до земли вряд ли было больше метра. Я приоткрыла глаза и тут же их закрыла, помотав головой. Не может быть! Спустя секунду я снова решилась посмотреть на то, что меня окружало. Либо я сошла с ума, либо это… лесная поляна. Обычная такая, небольшая поляна, окруженная деревьями.

– Да вы издеваетесь! – вдруг раздался чей-то громоподобный голос.

С ужасом я обернулась и увидела огромное серое существо. На почти безволосой голове располагались маленькие глазки, уродливый нос и толстые губы, из-под нижней выпирали небольшие клыки. По всей видимости, это была самка, поскольку её грудь свисала на живот, а бедра были прикрыты повязкой. Несмотря на свой угрожающий вид, существо сейчас не выглядело опасным. Больше…удивленным.

– Ты кто? – спросила я вмиг пересохшими губами.

Существо, перестав оглядывать себя, зыркнуло в мою сторону.

– Да ты не поверишь, Наташа!

Мои глаза полезли на лоб.

– Света???

Глава 2

Новый поворот

– Почему я? Нет, ну почему именно я?!

Вот уже почти десять минут существо топало по поляне и взывало к судьбе, Богу и справедливости. А я в это время ощупывала себя на предмет выявления ушибов и вывихов и осматривала местность. Впрочем, ничего интересного, кроме булькающего котелка на разведенном на поляне костре, я не увидела.

– Света, прекрати причитать. Скажи мне лучше, что это не сон!

Существо, бывшее моей подругой, остановилось и зло уставилось на меня.

– Нет, Наташа, это не сон. Это кошмар! И я очень надеюсь, что он скоро закончится.

– Закончится? Светка! Мы в Запределье! Неужели ты этого не понимаешь? – вскричала я. – Мы вернулись! Мы снова здесь!

– Да ну? – язвительно произнесла Светка. – А тебя больше ничего не беспокоит? Ну, например, что твоя самая близкая подруга превратилась в чудовище?

– Ну так тебе же не привыкать, – неосмотрительно ляпнула я.

От Светкиного гнева меня спас шум ломаемых веток, ещё секунда и на поляну выбежал человек.

– Фух, успел! – проговорил, тяжело дыша, парень.

Я всмотрелась в знакомое лицо.

– Тиллиус? Тилли, это ты???

Молодой человек поправил очки и скромно улыбнулся.

– Рад вас видеть, Наталья и… эмм…

Светка стояла, подбоченясь, и гневно смотрела на мага.

– Ну-ну, говори!

– Светлана? – полувопросительно произнес Тиллиус и чуть слышно пробормотал. – Надо же, как интересно получилось.

– Что? – взревела Светка. – Так это ты во всём виноват?

Тиллиус съёжился и помотал головой.

– Не совсем. То есть, это, конечно, я повесил на её шею ключ. Но я не видел другого способа.

Пока Тиллиус всё это произносил, Света угрожающе надвигалась на мага.

– Стоп-стоп, – остановила я обоих. – Давай всё по порядку. Светка теперь кто?

– Орк.

– Кто? – опять взревела моя подруга, и я невольно потрясла пальцем в ухе.

– Вернее орчиха. Вы бы это сразу заметили, если бы я не попросил её надеть повязку на бедра. Так-то орки не сильно этим беспокоятся.

– А вот это… – Светка ловко потрясла отвисшими грудями. – Любоваться оставил?

Тиллиус смутился.

– Нет, здесь я её упросить не смог. Сказала, что не станет прятать красоту.

– Хорошо, оставим это… на время, – добавила я, видя, что Светка собирается возмутиться. – Откуда у тебя ключ и как вообще произошло, что мы снова оказались тут?

– О, это долгая история, – Тиллиус набрал воздуха в грудь и на одном дыхании выдал: – Мастер Йорка лишился рассудка после того, как побывал в вашем мире. Мага Оливуса похитили, Лекс отправился на его поиски и пропал. Мирания готовится к войне с Проклятыми. Нел решил жениться на их королеве, чтобы помешать нападению. А у Готлона уже пять артефактов из девяти, – Тиллиус перевел дух и добавил. – А я не знаю, что со всем этим делать, поэтому позвал на помощь вас.

Пару минут мы стояли притихшие. Новостей было так много, что мозг с трудом их переваривал.

– Я, конечно, дико извиняюсь, что опять со своей ма-а-аленькой проблемкой, – робко начала Светка, а потом заорала, что есть мочи. – Но я вообще-то до сих пор орк!!!

– А, – Тиллиус опять поправил очки и, заикаясь, проговорил, – тут, увы, я ничем не могу помочь. Ты, как и в прошлый раз, переместилась в тело, у которого был ключ.

– А какого лешего ты вообще повесил ключ на орчиху???

– И вообще, кто она такая? – добавила к Светкиному вопросу я.

– Грэб – моя телохранительница. Видите ли, времена настали неспокойные и я нанял её, чтобы она меня охраняла. Вот уже почти пять месяцев мы перемещаемся на исходные точки открытия врат, в надежде, что Света будет поблизости и ключ сработает. Сегодня мы тоже ждали, но мне срочно надо было отлучиться, и я оставил Грэб с ключом.

– Стоп-стоп. Погоди, почему именно Света? – не скажу, чтобы меня это задело, просто было любопытно. Честно.

Тиллиус снова поправил свои очки, чем начал меня раздражать и опасливо сказал:

– Дело в том, что я поставил магический маячок на Свету, перед тем, как вы покинули Запределье.

– Магический… Чего? – не врубилась Светка.

– Маячок. На всякий случай. Так я мог отследить, когда ты появишься в непосредственной близости от врат. Как чувствовал, что понадобится… Сегодня он сработал. Ты и ключ оказались в одной точке пересечения и вот, вы тут. К счастью, вдвоем, – улыбнулся Тиллиус, то ли радуясь этому обстоятельству, то ли гордясь собой за придумку.

– Это что же получается, я пять лет ходила под «колпаком»? – возмутилась моя подруга.

– Н-нет, под маячком, – поправил маг. – Только почему же пять лет, всего год.

Я уставилась на нашего друга.

– Тилли, ты разве не знаешь, что время на Земле и в Запределье идёт по-разному? Здесь год, там пять лет.

– Правда? – удивился маг. – Я об этом не знал.

– Мы поняли это, когда по прибытии на Землю выяснилось, что нас не было дома пять месяцев, а не один. Нас даже объявили в розыск. Но это ладно… Неужели гоблин вам не рассказал?

– Увы, мастер Йорка после возвращения вообще мало что говорит, – удрученно вздохнул Тиллиус. – Чаще поёт.

– Поёт? – не поняла Света.

– Да, всё время одну и ту же балладу.

– Это какую?

Тиллиус неуверенно взглянул на нас, а потом, решившись, расправил плечи, и старательно кивая головой, пропел:

– Между нами тает лё-о-од…

– Ой, я не могууу! – Светка согнулась пополам и расхохоталась. – Я тебе говорила, Наташа, что однажды эта песня сведет кого-нибудь с ума?

– К сожалению, это очень грустно, – не разделял Тиллиус Светкиного веселья. – Поскольку мне теперь приходится приглядывать за мастером Йорком. А это весьма обременительное занятие, – маг вздохнул так грустно, что было понятно, что он нисколько не преувеличивает.

– Йода мастер твой сейчас где а? – наконец, успокоившись, спросила Света.

Тиллиус недоуменно захлопал глазами, и мне стало его жалко.

– Света, перестань. Говори нормально. Не обращай внимания, Тилли. Она имеет в виду, где сейчас этот мастер Йорка?

– В деревне, тут неподалеку. Собственно, именно к нему я отлучался. Он срочно вызвал меня, а никогда не знаешь, действительно ли что-то случилось или он нечаянно тронул магическую связь.

– Так, ладно, это всё, конечно, забавно. Очень рады были тебя повидать, Тиллиус. Передавай привет всем нашим, когда увидишь. А теперь возвращай нас обратно, пока орчиха ещё на месте, – заявила Света, протягивая магу ключ-кристалл.

– Я… я не могу.

– Как это не можешь?

– В следующий раз врата откроются только через три месяца. А до этого времени вам придётся побыть в Запределье.

– Три месяца?! Ты понимаешь, что в нашем мире – это больше года? – возмутилась Светка-орк. – И что мы будем всё это время делать здесь?

– Искать мага Оливуса и Лекса. Спасать Миранию от Проклятых, а мир от Готлона. Всё так, Тиллиус? – улыбнулась я. – Ты ведь за этим вызвал нас сюда?

– Вы мне поможете? – с надеждой спросил юный маг.

– Да раз плюнуть, делов-то! – сердито ответила Светка, видимо понимая, что деваться нам некуда.

– Тилли, ты ведь понимаешь, что мы простые девушки с Земли, а не воинственные амазонки? – усмехнулась я, вспоминая, как мне однажды пришлось прикинуться одной из них, чтобы победить в королевском турнире, но это долгая история.

Юный маг улыбнулся.

– Вы мои единственные друзья. Мне не к кому больше обратиться с тех пор, как пропали учитель и Лекс. А Нел… он, в общем-то, всегда непредсказуем и сам по себе.

 

Тиллиус опасливо на меня взглянул, но я лишь безразлично пожала плечами. Это имя меня больше не волновало. Любовь к вампиру была в прошлом. В том прошлом, когда я в неё ещё верила.

– Конечно, мы тебе поможем, Тилли. Во всяком случае, очень постараемся. Да, Света? – оглянулась я, ища поддержки у подруги, но, к удивлению, орчиха уже наяривала что-то ложкой из котелка.

– Жрать хочу, жуть.

– Боюсь, эта особенность осталась тебе от Грэб. Она хотела есть постоянно, – сказал Тиллиус и замер, словно к чему-то прислушиваясь, но вскоре произнес: – Опять мастер Йорка зовёт. Думаю, нам лучше пойти в деревню. Это близко.

На тушение костра ушло не больше минуты. Из всех вещей у Грэб была только дубина. Взвесив в руке, Света сначала хотела её бросить, но я убедила взять первобытное оружие с собой. Прихватив котелок, с явным намерением съесть оттуда всё до последней крошки, орчиха двинулась за нами, ломая кусты и молоденькие деревца.

Глава 3

Новые знакомства

Идти до деревни, действительно, пришлось недолго. Однако за это время я успела пару раз споткнуться и чуть не сломать ноги из-за каблуков. Всё же что ни говори про удобство новых туфель, для прогулок по лесу они не годятся. Поэтому сделала зарубку в памяти первым делом попросить в деревне какую-нибудь удобную обувь. Надеюсь, по пути не встретится какой-нибудь местный Юдашкин, а то джинсы и лапти станут новым модным трендом.

Деревня, оказалась большой, но вопреки моим ожиданиям, встретила нас удручающей пустотой и мрачностью. Никаких тебе весело бегающих босоногих детишек, баб, останавливающих на скаку коней, и мужичков, вальяжно взирающих на это с покосившихся лавочек. Единственная женщина, заметившая с порога нашу троицу, затолкала любопытно высунувшегося сынишку обратно в дом и торопливо захлопнула за собой дверь.

– Что это они все попрятались? Из-за меня что ли? – спросила Светка.

– Нет, к тебе, то есть к Грэб, они уже привыкли. Уныние сейчас во всей Мирании, – вздохнул Тиллиус. – Особенно в деревнях. В последние месяцы участились случаи нападения Проклятых.

– Пробуют Миранию на зуб? – догадалась я.

– Можно и так сказать…

Расспросить подробнее, кто такие Проклятые, я не успела, мы пришли к какому-то двухэтажному домику, который был, пожалуй, самым большим из увиденных в деревне.

– Трактир «Слепой поросенок», – прочитала Света на вывеске. – Странное какое-то название.

Тиллиус пожал плечами, по всей видимости, наименование заведения его интересовало меньше всего.

– Мы остановились здесь, пока ждали открытия врат.

– Не думала, что в деревнях есть гостиницы.

– Неподалеку пролегает тракт, и здесь часто останавливаются путники перекусить и переночевать. В трактире всегда есть посетители.

Тиллиус оказался прав. Едва мы вошли вовнутрь, как оказались в большом зале со столами, за многими сидели люди, а за одним даже тройка гномов. Я пригляделась, но, увы, ни Делти, ни Иланы среди них не было. Зато в зале стоял призывный запах жареного мяса и тушеной капусты.

– Есть хотите? – спросил Тиллиус.

– А то! – заверила его орчиха.

– Света, у тебя ещё в котелке есть еда, – напомнила я ей.

Подруга быстро выгребла деревянной ложкой остатки пищи, засунула в рот и промычала:

– Уже нет.

– Давай сначала всё же познакомимся с мастером Йорком, а потом подумаем о еде.

– Не хочу я думать о еде, я хочу её есть! – возмутилась Света, но побрела за нами.

Тиллиус привел нас к комнате на втором этаже.

– Не самая лучшая, конечно, – смущенно проговорил юный маг, – но нам приходиться экономить.

Внутри комната оказалась самой простой. Пара кроватей, покосившийся комод, потрепанный половик, призванный добавить уют скудной обстановке. Единственным интересным объектом в комнате оказался маленький зеленый гоблин. Он был настолько знакомым, что на минуту я застряла в дверях.

– Ой, до чего же мерзко я выглядела, – скривилась Светка, рассматривая своё бывшее тело.

На гоблине был какой-то бесформенный серый балахон с капюшоном. Мастер Йорка взглянул на нас и в качестве приветствия пропел:

– Между нами тает лё-о-од.

– О, боже! – простонала Света. – Если так будет всё время, то я долго не выдержу.

– Я Наташа, а это Света в теле Грэб, – на всякий случай представила я нас мастеру Йорку.

– И сегодня мы только вдвоё-о-ом! – пропел снова гоблин, и я поняла, что разговор наш бесполезен.

– Похоже, что с мастером всё в порядке. Снова ложный вызов, – вздохнул Тиллиус.

– А ты со всеми можешь поддерживать такую… эм-м… мысленную связь? – заинтересовалась я.

– Она не мысленная. Я улавливаю эманации магических волн, которые… – взглянув на моё лицо, Тиллиус понял, что ушёл в другую сторону, поправил очки и добавил: – Нет, только маги могут слышать такую связь.

– Удобно, – оценила я. – Почти так же круто, как и телефон.

Тиллиус хлопал глазами, но я решила, что объяснять слишком долго и полезла в сумочку, которую не забыла прихватить с поляны. Покопавшись в ней, достала мобильный телефон.

– Не работает, как я и думала. Прости, Тиллиус, показать не могу, но поверь на слово, у нас на Земле, общаться на расстоянии могут все.

Тут я заметила, что подруга бесцеремонно копошится в комоде.

– Света, ты что ищешь?

– Какое-нибудь тряпье, чтобы прикрыть свой стыд и срам.

– Срам у тебя уже прикрыт, а грудь можно обвязать простынёй.

– Да никто внимания не обратит, ты же орчиха… – начал Тиллиус и не закончил под гневным взглядом Светки.

Она бросила поиски, выпрямилась и, указывая на себя, сказала:

– Я, прежде всего, женщина и не важно, какое у меня тело. Да, вы можете видеть во мне лишь толстое неуклюжее чудовище, но внутри, слышишь, внутри я такая же, как и вы, чувственная и ранимая. Моё сердце сейчас больше вашего, но оно также трепетно бьется, когда я слышу доброе слово и пусть даже самый незатейливый комплимент, брошенный мне случайно. Так не будьте же черствы ко мне. Я женщина! И этим всё сказано! – закончила Света свою исповедь, проникновенно глядя на Тиллиуса.

– Я… я не знал…, я не думал…– заикаясь, проговорил юный маг, глаза за очками увлажнились и, казалось, что он вот-вот заплачет, тронутый такой речью.

– Вот, Наташа, а они мне предлагали роль в рекламе средства от геморроя! Мне! Той, которая могла сыграть Джульетту или Офелию!

– Мы под впечатлением, – заверила я её.

– То-то! Ну давайте вашу простыню.

Обвязавшись ею, как в бане, орчиха стала выглядеть ещё более нелепо, но я решила ей об этом не говорить.

– Так, если я сейчас не поем, у меня лопнет голова, – заявила Света и решительно направилась к выходу из комнаты.

Я секунду поколебалась и, решив всё-таки оставить на потом исследование сумки на предмет полезности содержимого в этом мире, последовала за подругой. Вместе с нами в общий зал спустились и Тиллиус с мастером Йорком. Сев за стол, мы заказали себе еды, Светка сразу тройную порцию.

– Ну что, времени терять не будем, – сказала я. – Нужно спасать наших. А значит, нам необходим план. С чего начнём?

– Нужна команда, – заявила Светка.

– Нас уже четверо.

– Прости, Наташа, но полоумного гоблина можно в расчёт не брать. Единственная польза от него будет, если он своей песней сведет всех врагов с ума.

– Но что нам делать? Я больше не знаю, кого просить о помощи, – растерянно произнес Тиллиус.

– Нас с тобой никто не найдё-о-от, – вставил своё «слово» мастер Йорка.

– Наёмники, – заявила Света, пододвигая к себе одну из принесенных нам мисок. – Воины, которые будут нас защищать.

Тиллиус печально покачал головой.

– Боюсь, у нас нет денег, чтобы нанять хотя бы одного воина.

– Но ведь об этом же никто не знает, – резонно заметила Светка.

– Не поняла. Ты хочешь обмануть наёмников?

– Ну почему сразу обмануть? Пообещать оплату после похода, а там, по пути, если найдём деньги – честно всем заплатим.

– Что значит «найдем», Света? Конечно, Запределье – мир чудес и магии, но и здесь монеты не валяются под ногами.

– Но ведь в прошлый раз мы нашли сокровища в пещере? – напомнила подруга, выбрав ложку побольше и с удовольствием зачерпывая похлебку.

– Света, это была случайность! Второй раз так может и не повезти. Ты представляешь, что с нами сделают наемники, когда узнают, что их обманули, и денег нет?

– Тьфу, ну что ты из всего делаешь трагедию? Мы ещё никого не наняли, а ты уже паникуешь.

– Просто потом паниковать будет уже поздно, – заметила я.

– В общем, предоставьте это дело мне. Я знаю, как нужно действовать.

Почему-то некстати вспомнилась встреча с троллями, когда Светка уверяла нас, что с помощью дипломатии урегулирует нашу проблему. Чем тогда всё закончилось – лучше не рассказывать. Но делать нечего, если Света что задумала, с пути её уже не свернёшь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru