Две подруги в Запределье

Марина Данилова
Две подруги в Запределье

– Я хотела ещё раз поблагодарить тебя за спасение.

– Не стоит.

– Почему ты это сделал?

– У меня есть свои причины.

Но о них он, похоже, распространяться не собирался.

Я помолчала.

– Знаешь, это ведь мы…

– Спалили отель? Знаю.

Я ожидала, что он ещё что-нибудь скажет, но он молчал. Я осторожно спросила:

– Ты не хочешь нам отомстить?

– Пока нет.

Вот и всё, что он ответил. Я так и не поняла, стоит ли нам его опасаться, но, прислушавшись к себе, поняла, что боюсь не вампира, а того, что вижу в нём в первую очередь мужчину. И мужчину красивого, способного заставить биться сердце любой девушки. Я попыталась выбросить это из головы. Не время и не место, да и человек не тот, то есть вампир. Вампир, вампир, вампир. Нельзя забывать об этом. Зарубить себе на носу и впредь воспринимать его именно так: вурдалак, нежить.

Вскоре на поляну вернулись Делти и Рик, неся лечебные травы и даже грибы, а позже пришла и Света, тоже что-то держа в руках. Она подошла к недавно проснувшемуся Лексу и протянула горсть земляники.

– На вот, тебе, – и увидев, что мы с любопытством наблюдаем за ней, прибавила. – Там её много было, я сама наелась, а это вот осталось. Поешь, что ли? Может быстрее оклемаешься, – окончательно смутившись, буркнула она, и сунув ягоды в руки Лекса, быстро отошла.

Надо сказать, этот её поступок меня поразил. Нет, конечно, Света – девчонка на самом деле хорошая, но я так привыкла к её стычкам с Лексом, что видеть сейчас её добрые поступки в отношении кентавра, по меньшей мере, удивительно. Однако, я решила оставить эту ситуацию без комментариев, да и остальные тоже ничего не спросили.

Остаток дня прошёл в мелких заботах. На ужин Делти приготовил грибы. Вообще гном из всех нас был самым хозяйственным, я вот, например, вообще не умею готовить. После ужина все так и остались сидеть возле костра. День уже давно перешёл в поздний вечер. Взамен одних лесных звуков, появились другие: птичьи трели сменились цоканьем цикад, зазвенели над ухом надоедливые комары. Светка отбивалась от них сорванными ветками.

– Эй, зелёная, зачем тебе ветки? Такими шикарными ушами ты можешь отбиваться без всяких веток.

С одной стороны я рада, что Лекс пришёл в себя настолько, что снова подкалывает Свету, но с другой – не хотелось бы, чтобы он помимо своей раны получил ещё побои, что вполне реально, учитывая с какой злостью, Светка посмотрела на кентавра.

– Лекс ещё не совсем выздоровел, – поспешил сказать Тиллиус, видимо, тоже опасаясь, что гоблинша в гневе нанесёт увечья его пациенту. И так же обратился к кентавру, – простите, Лекс, вам тоже пока нежелательно разговаривать.

Раненный недовольно скорчил лицо, но возражать не стал, на чём конфликт быстро исчерпался. Зато Света решила пристать к другому участнику нашего похода.

– Скажите Нел, не сочтите, конечно, за невежливость, но как долго вы ещё будете нас сопровождать?

– А вы что, имеете что-то против?

– Я просто хотела сказать, что мы, конечно, ценим это, но у вас наверняка, есть какие-то свои дела, вам вовсе необязательно тратить на нас своё время.

Ну, подруга даёт! Так витиевато намекает на то, что общество Нела нас напрягает.

Вампир усмехнулся.

– Если вы не возражаете, я продолжу путь вместе с вами. Вы ведь не возражаете? – ещё шире улыбнулся Нел, и мне показалось, что на миг его клыки стали длиннее обычного, а красные всполохи костра отбросили на его лицо свет, от чего оно приобрело устрашающее выражение.

Уверена, что Светка возражает против его сопровождения всей душой, однако она разумно не стала говорить об этом вслух.

– Мы удивились, когда увидели тебя средь бела дня, – высказала я мысль, не дававшую мне (да, думаю, и не только мне) покоя.

– Да, обыкновенного вампира солнечный свет убивает.

– Выходит, ты не обыкновенный? – спросил Делти.

– Я главный вампир. Хозяин. Родоначальник всех вампиров.

– Значит, убить тебя трудно?

– Если бы было легко, то раса вампиров давно бы уже исчезла.

Света так расстроено вздохнула, что если Нел и не догадывался об отношении к нему гоблинши, то после этого точно стал подозревать.

– Представляю, сколько тебе лет, – сказала я.

Вампир усмехнулся.

– Много. Но я неплохо сохранился, правда? – посмотрел он на меня.

И снова его взгляд словно затягивал меня, я отвела глаза и посмотрела на огонь. Уже совсем стемнело, и вокруг костра высвечивались только тёмные фигуры.

– Каково быть вампиром? – спросила я.

– А человеком? А гномом, а кентавром, а оборотнем?

– И гоблином, – подсказала Света.

Нел улыбнулся.

– Да уж, гоблином сложнее всего. В нашем образе жизни есть свои хорошие и плохие стороны. Для кого-то мы зло. Но это с какой стороны посмотреть. Мы питаемся кровью людей не потому что мы плохие, а потому что это наша сущность. И взамен мы даём вечную жизнь, силу, бесстрашие. Уверен, многие согласились бы стать вампирами добровольно.

На этот раз усмехнулась Света. Правда Нел не обратил на это внимания.

– Про вампиров ходит много разных поверий, – продолжала я.

– Например, что мы спим в гробах? – саркастично спросил Нел.

Я смутилась.

– Ну и это тоже.

– Мы ведём вполне обычный образ жизни. Со своей спецификой, правда, но в целом уклад у нас такой же, как у всех. Мы можем есть обычную пищу, спать в кроватях, веселиться, а можем и ничего этого не делать. Мы просто одна из рас. В чём-то отличающаяся, в чём-то похожая на другие. От того, что люди не понимают нас, а значит и не принимают, не означает, что мы хуже всех. Просто у нас другая сущность, вот и всё.

– А тот отель? Что стало с теми вампирами, которые там были?

– Ничего. Разлетелись по разным местам. Этот отель всего лишь один из тех, что у нас есть.

– Так их у вас много?! – удивилась я.

– А ты считала, что мы живём в пещерах вместе с летучими мышами? – голос Нела был полон иронии и я почувствовала себя глупо.

Нел замолчал, и над костром повисла тишина. Лишь тихо потрескивал огонь. Лекс давно уснул. Светка тоже «клевала носом». Тихо ушёл в лес Рик.

– Мне тоже пора, – встал Нел.

– Куда ты?

– Я хоть и не боюсь дневного света, но всё же я ночной житель.

– Постой, я всё хочу спросить тебя. Как тебе удалось спасти меня тогда, в пропасти?

– Вампиры умеют летать. Ты разве не знала?

И он взвился в воздух. И на фоне ночного неба развивающиеся полы его чёрного плаща, показались мне похожими на крылья летучей мыши.

***

Утром я, как ни странно, проснулась раньше всех. Увидела, как вернулся Рик, неся в руках тушку зайца.

– Доброе утро, – окликнула я его. – Смотрю, ночью у тебя была удачная охота?

– Да, – улыбнулся Рик. – Я решил разнообразить нашу пищу.

Когда проснулась Светка и увидела добычу Рика, она напустилась на него, обвиняя в жестокости и жалея «бедного зайчика». Но когда Тиллиус сказал, что Лексу будет полезен мясной бульон, она поутихла.

Нел вернулся, когда мы уже позавтракали, что хорошо, иначе аппетит у моей дражайшей подруги точно бы испортился.

– Мы думали, что ты уже больше не вернёшься, – первые слова, которые она сказала, когда его увидела.

– Я решил ещё немного порадовать тебя своим присутствием, – в тон ей ответил Нел.

Света наклонилась ко мне и прошептала:

– Неспроста он всё время вокруг нас вертится. Точно выжидает удобного момента, чтобы нас по одному покусать.

– Не проще ли ему сделать это ночью, когда мы все спим?

Света состроила гримасу, но возразить ей было ничего. Все остальные относились к обществу Нела спокойно, во всяком случае, недовольства никто не проявлял.

Когда день уже катился к зениту, произошло неожиданное событие. Внезапно, на поляну, где мы все сидели, выскочило существо. От неожиданности мы молча уставились на незваного гостя. Он был маленького росточка, в смешной одежонке и очень напоминал… лепрекона. Правда, это был не тот малыш, которого мы встретили в первый раз, но, несомненно, из той же «колоды». Он обвёл всех глазами и остановился взглядом на мне. Слегка поклонился.

– Приветствую вас, путники! Мой народ послал меня к вам. Мы не забыли той услуги, что вы оказали одному из наших братьев. Мы слышали, что вам очень нужна эта вещь.

И лепрекон выложил на лежащий рядом камень, предмет, напоминающий голубой кристалл.

– Мы достали её вам. Больше наш народ ничего вам не должен. Прощайте!

И он исчез так же быстро, как и появился, так и не дав нам сказать ни слова. Некоторое время мы в недоуменном молчании рассматривали предмет, который оставил лепрекон. Этот голубой кристалл что-то сильно мне напоминал. И так случалось, что все почти одновременно воскликнули:

– Ключ!

Все стали говорить наперебой.

– Это оно, оно висело у меня на шее! – возбуждённо тыкала пальцем в кристалл Света.

– Неужто нашлось?! – почти всхлипывала я.

– Ключ, открывающие врата в иные миры!

Тиллиус первым схватил кристалл.

– Ты уверен Тилли, что это именно он?

– Да. Я видел его в магических книгах.

– Значит, теперь мы попадём домой? – запрыгала от радости Светка.

– Да, – добродушно улыбнулся юный маг, – теперь вам ничего не мешает.

Мы долго не могли успокоиться из-за столь неожиданно нашедшегося ключа – надежды на наше возвращение домой. Весь день мы провели в радостном возбуждении и прекрасном настроении, обсуждали наш дальнейший путь и гадали, как лепреконы узнали о том, что нам нужна эта вещь.

– Скорее всего, – предположил Делти. – лепреконы незаметно следили за нами. Этот маленький народец будет чувствовать себя в долгу до тех пор, пока не отплатит услугой за услугу.

– Вот! Вот это я уважаю! Люблю обязательных людей, – заявили Светка.

В общем, мы были благодарны маленьким лепреконам. Жаль, не удалось их поблагодарить лично.

 

Спать я ложилась со спокойной душой, впервые с уверенностью, что теперь у нас всё будет в порядке.

Прошло ещё несколько дней, в которые, правда, ничего особенного не произошло. Все постепенно привыкли к неизбежному присутствию Нела, который покидал нас ночью и возвращался днём, лишь Света по-прежнему косилась на вампира и старалась держаться от него подальше, не расставаясь со своей любовно заточенной палкой. Рана Лекса, благодаря целебным травам, порошкам и зельям, потихоньку затягивалась, и он уже мог без труда передвигаться по поляне.

В один из дней, когда все, ёжась от утренней прохлады, ждали готовящегося завтрака, мы со Светкой, уютно усевшись рядышком, обсуждали наше возвращение домой. С тех пор, когда к нам вернулся ключ, это стало чуть ли не главной темой наших с ней разговоров. На поляне собрались все, кроме Нела, который ещё не пришёл с ночной прогулки. Я посмотрела на Лекса, к которому уже вернулся здоровый цвет лица.

– Лекс почти поправился. Тилли сказал, что через денёк, другой мы сможем продолжить путь, – сказала я подруге.

– Давно пора. Время идёт, а мы ещё даже лес не прошли.

– Ничего, успеем. Главное, что теперь «ключ» при нас.

– Точно. Кстати, отдайте «ключ» мне, а то вы его опять потеряете.

Здесь стоило возмутиться, всё-таки это сама Света выбросила кристалл, но спорить с ней сейчас не хотелось. Гоблинша выудила из чьей-то котомки голубой кристалл, который был просунут в кольцо цепочки и надела его на шею.

– Ладно, пока Делти кашеварит, пойду пройдусь.

Она поднялась со своего места и пошла с поляны.

– Ты куда?

– По маленьким гоблинским нуждам, – скорчила Светка рожицу и скрылась за деревьями.

Через несколько минут она буквально выскочила на нашу поляну – видимо неслась на всех порах. Добежав до нас, она остановилась, тяжело дыша и вытаращив глаза.

– Меня… только что… пытались… убить!.. – задыхаясь, выпалила она и в доказательство показала нам стрелу.

Никогда не видела таких странных стрел даже в фильмах. Она была чёрная.

– Кто, кто пытался тебя убить? – допрашивала я подругу.

– Не знаю. Я не видела, – она немного успокоилась и стала рассказывать по порядку. – Только я облюбовала один кустик… – она запнулась, – вернее полюбовалась на один кустик…

– Ну понятно, – прервал её Лекс, – только ты собралась в туалет…

Светка сердито посмотрела на него.

– Так вот, только я стала любоваться одним кустиком, – упрямо гнула она своё. – и едва я нагнулась…

– Чтобы, естественно, понюхать листочки, – снова вставил Лекс.

– Неважно! Одним словом, над головой что-то прожужжало, и в дерево позади меня воткнулась вот эта стрела. Я тут же шлёпнулась на землю, проползла к дереву, выдернула стрелу и пустилась наутёк. Я так испугалась, так испугалась!

– Зато теперь в туалет, наверное, уже не хочешь? – осведомился кентавр.

– Хочу! – зло ответила Светка. – Вернее не хочу!

В то время, пока гоблинша пыталась достойно ответить кентавру, Тиллиус осторожно взял из её рук стрелу и внимательно стал осматривать.

– Чёрная стрела, – заметил Делти. – Безликие.

– Да, похоже, на то, – согласился Тиллиус.

– Вы о чём? – не выдержала я.

Света тоже притихла.

– Чёрная стрела, – повторил гном. – Такие используют только Безликие.

– Кто такие? – не поняла Света. – Почему безликие?

– Потому что они невидимы, – ответил Тиллиус.

– Такого не бывает, – недоверчиво протянула гоблинша.

– Они действительно существуют, хотя их, естественно, никто не видел.

– О них почти ничего неизвестно, – подключился к объяснениям Рик. – Кто-то что-то слышал, кто-то что-то видел неопределённое. Сами Безликие ни с кем не общаются. Люди к ним относятся в основном не очень доброжелательно, хотя по большому счёту они никому не мешают.

– Странный народ, – подтвердил Делти. – Сами по себе. Никто не знает, чем они живут и какие цели преследуют. Но то там, то здесь находят трупы, пронзённые чёрной стрелой.

Я взяла из рук Тиллиуса стрелу, чтобы рассмотреть поближе.

– Осторожно, наконечник, скорее всего ядовитый. Они делают это для того, чтобы убить наверняка.

Я от греха подальше бросила стрелу в огонь.

– Кто же эти Безликие и почему они пытались убить Светку?

Тиллиус поправил очки.

– Как уже сказали Рик и Делти об этих существах ничего не известно. Да и Безликими их прозвали в народе. Однако мой учитель, мудрейший маг Оливус, подозревал, что Безликие – это порождение тёмных магов – чернокнижников. Возможно им достался от магов рецепт некого зелья, дающего эффект невидимости. Но это только предположения. Как всё на самом деле – неизвестно.

– Так, а что насчёт того, почему они пытались убить Светку?

– Что тут гадать? – пожал плечами Лекс. – Может, им гоблинская морда не понравилась? Может быть, у них вообще патологическая непереносимость на гоблинов?

– Тогда бы они поубивали всех гоблинов в округе, – возразил Рик.

– А может и поубивали, нам-то откуда знать?

– Всё может быть. Но мне кажется, что причина в чём-то другом, – Тиллиус задумался.

– Ну хорошо, – вздохнул Лекс. – давайте будем мыслить логически. Если пораскинуть мозгами…

– Не вздумай раскидывать мозги, – перебила его Светка, – их у тебя и так мало осталось.

– Встречу Безликого, попрошу целиться получше.

– Так, давайте посерьёзнее, – осадила я их обоих. – Лекс, что ты хотел сказать?

– В общем, Безликих действительно вряд ли интересовала её гоблинская персона, иначе они бы попытались убить её ещё раньше. Возможностей было предостаточно. Значит, Безликих интересует не она конкретно.

– А что-то связанное с ней, – подхватил Делти. – Возможно, какие-то слова, поступок, что-нибудь взяла без спроса…

– Ничего я не брала! – возмутилась Светка.

– Или им понадобилась какая-то вещь, – Тиллиус перевёл задумчивый взгляд на кристалл, висевший у Светки на шее.

– Ты думаешь, они знают, что это за предмет? – догадалась я.

– Вполне возможно.

Светка тут же поспешно сняла «ключ» и протянула его мне.

– На, неси его сама. Мне что-то расхотелось. Тяжёлый он какой-то.

– Вот, правильно, лучшую подругу подставляет, – тут же прокомментировал Лекс.

– Я?! – взвизгнула Светка. – Да как ты смеешь?!

Я, чтобы скорее закончить перепалку, взяла у Светы кристалл, одела его на шею и спрятала за ворот.

– Пусть будет у меня. Но надо решить, что делать дальше.

– Думаю, нам надо отсюда уходить, – высказал мысль Рик.

Делти его поддержал.

– Согласен. Оставаться здесь небезопасно.

– А Лекс?

– Я здоров, – уверил меня кентавр. – Нет смысла оставаться здесь, если я могу передвигаться.

– В принципе, на этой стадии лечение можно продолжить и в пути, – сказал Тиллиус.

Так сообща было решено отправиться в путь как можно быстрее. Мы наскоро позавтракали, погасили костёр и убрали немногочисленные следы нашего пребывания. После чего, подобрав всё, что у нас осталось, двинулись в путь.

Глава 13

Плен

Мы шли по лесу, сначала то и дело, оглядываясь, пытаясь засечь возможную опасность, но вокруг было мирно и спокойно и вскоре бдительность мы потеряли. Запах леса и птичьи трели невольно расслабляли, и наш поход всё больше напоминал прогулку. Здесь лето было в самом разгаре: буйствовала зелень во всех своих оттенках: от нежно зелёного до салатового. Под ногами стелился мягкий мох, а вершины деревьев уходили в небо. Если приглядеться, то кое-где можно было увидеть ягоды и грибы. Воздух наполняли обычные лесные звуки: от птичьего гомона до жужжания комаров. Я полной грудью вдыхала запах листвы. Путешествуя по этому лесу, я забывала, что нахожусь не в своём мире.

– А в этом лесу хищные животные водятся? – спросила я.

– Да, как и в любом лесу, – ответил мне Рик.

– Не знаю как хищные животные, а вот с лесными нимфами я бы встретиться не отказался, – мечтательно произнёс Лекс.

Светка тут же встряла.

– Во-во, кто о чём, а этот сразу о бабах.

– Причём тут это?! – возмутился кентавр. – Просто всем известно, что тому, кто увидит лесную нимфу, она исполнит любое его желание.

– Какое бесстыдство! – воскликнула Светка.

– Да не в этом смысле! – разозлился Лекс. – Любое желание: здоровье, счастье, богатство, власть, что хочешь, любую мечту исполнить может! Только мало кому удаётся их встретить. Нимфы никому просто так не показываются.

– Н-да? Ну и что бы ты такого пожелал? – поинтересовалась Света.

– Так я тебе и сказал.

– Подумаешь! – обиделась гоблинша. – Можно подумать у тебя есть нормальное желание.

– А у тебя? Что бы ты загадала?

– Ага, щас, выложу на блюдечке.

– Ну и не надо, – в свою очередь обиделся кентавр.

На этом дискуссия закончилась, и они некоторое время шли обиженные друг на друга. Меня же всю дорогу не отпускала мысль, что когда Нел вернётся на поляну, нас он там не увидит. И надо признаться, эта мысль меня удручала. Но не успели мы остановиться на обед, как вампир нас нашёл. Интересно, как у двух близких подруг может быть совершенно разная реакция на одно и тоже событие. Благо, Нел не обращал внимания на Светкины бурчания под нос. А все остальные отнеслись к его появлению спокойно: привыкли.

Весь день мы шли по лесу, иногда останавливаясь, чтобы перекусить и отдохнуть. Через лес нас вели Тиллиус и Рик. Юный маг узнавал путь по солнцу и чему-то ещё, что ведомо только ему. Рик же проводил нас самыми безопасными тропами, чтобы мы не наткнулись на хищников, хотя вряд ли какой одинокий зверь решиться напасть на группу людей…не только людей, конечно… ну вы поняли.

На ночлег остановились, как только начало темнеть, и мы нашли более менее подходящее место. Отдых требовался, прежде всего, ещё не до конца окрепшему кентавру. Лекс держался молодцом и старался, как можно меньше доставлять нам хлопот. Но как только мы поужинали, он тут же уснул. Все остальные тоже не стали разводить долгих разговоров и легли спать, всё-таки после нескольких дней вынужденного безделья, первый день нас утомил. Лишь двое остались бодрствовать, охраняя наш покой: Рик и Нел.

Утро началось как обычно с манящего аромата из гномьего котелка. Я открыла глаза и с удовольствием потянулась, подумав, что за какие-то пару недель я настолько привыкла ночевать, где придётся, что перестала испытывать неудобства. Обведя глазами наше импровизированное место ночлега, я увидела Свету, склонившуюся над спящим кентавром. Она так силилась что-то рассмотреть, что её длинные уши почти касались лица Лекса. Мне стало любопытно, что же так интересует Свету, но узнать это мне не удалось, потому что в это время Лекс оглушительно чихнул, да так, что Света от неожиданности шлёпнулась на заднюю «точку».

– Расчихался! – ворчливо заметила гоблинша, поднимаясь на ноги.

Лекс удивлённо воззрился на Свету.

– А ты что здесь делаешь, зелёная?

– Что-что… Посмотреть хотела оклемался ли ты?

– О моём здоровье беспокоишься? – довольно улыбнулся Лекс.

Светка фыркнула.

– Вот ещё. Просто думаю, сможешь ты дальше идти или нам тебя здесь бросить?

Я вмешалась в разговор.

– Никто никого бросать не будет. Света пошутила.

– Тяжело, наверное, с таким чувством юмора жить на свете. Все бьют… – угрожающе сказал Лекс.

Тиллиус оттеснил Свету от кентавра под предлогом, что тому надо сделать новую перевязку.

Вскоре вернулся Нел и без того неважное настроение моей подруги стало ещё хуже. Но больше она ни с кем сцепиться не успела, Делти позвал нас завтракать.

– Не очень вкусно, – признался гном, – но у нас не осталось никаких приправ.

– Может быть, гоблинша поделиться своими запасами лука и чеснока, которые у неё под плащом, – вдруг сказал Нел.

Света в шоке отшатнулась от вампира.

– Откуда ты знаешь?

– От тебя прёт за версту.

Смотреть на бедную Светку было жалко. Она так расстроилась, что её раскрыли. Лекс полёг со смеху, когда Светка распахнула плащ, чтобы отдать Делти лук, – она оказалась вся увешана этими овощами. Но чеснок она так и не отдала. Завтрак она провела в мрачном расположении духа. Когда все стали собираться в дорогу, гном объявил нам, что покидает нас.

– Теперь наши пути расходятся. Вам надо выбираться из леса, а мне – по своим делам.

– Спасать Илану? – догадалась я.

– Да. Весь свой долгий путь я проделал ради этого. Осталось немного. Через несколько дней, я надеюсь, она будет со мной.

– И ты отдаешь троллям весь этот мешок золота?! – воскликнула Света.

– Это всё что я смог собрать за годы работы на руднике и занять у других гномов.

Я положила руку на плечо гнома.

– Я думаю, тебе понадобится помощь друзей.

Делти посмотрел на всех нас.

 

– Я не могу просить вас подвергать свою жизнь опасности. Я не знаю, чем окончится мой поход к троллям, но от них нельзя ждать чего-то хорошего.

– Ничего, Делти! – вмешался Лекс. – Вон, зелёная, говорила же о своих способностях в переговорах, пусть помогает.

И кентавр легонько подтолкнул Свету в спину.

– Э-э, ну я…я…могу, конечно, эта… – замямлила Светка.

– Вместе мы справимся, – подвела я итог. – Мы всё время помогали друг другу и сейчас не оставим тебя одного.

Никто не возражал и гном благодарно кивнув, повёл нас в нужном направлении.

– В конце концов, мы ведь только отдадим мешок, заберём Илану и смотаемся оттуда? – подпрыгивая на своих коротких ножках, спросила гоблинша.

Я больно ущипнула Светку за большое ухо. Она обиженно посмотрела на меня, но на удивление ничего не сказала.

Мы шли по лесу ведомые Делти. Я не знала, откуда он знает верную дорогу, но в том, что мы не заблудимся, я была, почему-то, уверена. Мы беспечно шли по лесу, наслаждались чудесной природой. О недавнем событии, связанном с ключом и Безликим мы не вспоминали. Несмотря на то, что Делти наверняка не терпелось оказаться рядом со своей возлюбленной, он нас не торопил, давал возможность время от времени останавливаться на стоянки для отдыха кентавра. До логова троллей, как выразился гном, было два дня пути, то есть к полудню третьего дня такими темпами мы должны были до него добраться. Нел по-прежнему сопровождал нас, но держался в стороне. Никто особо не обращал на него внимания, только Света старалась всё время быть от него подальше.

– Эй, зелёная, а зачем ты с собой палку от тополя таскаешь? – спросил вдруг Лекс.

Света обалдело посмотрела на него:

– Как от тополя? – она перевела взгляд на самодельный кол, который таскала с собой последние несколько дней. – А я думала это осина.

– Маленький слабый гоблин с тополиным колом против сильного вампира, – Нел подошёл к Свете совсем близко и оскалил клыки. – Как ты думаешь, кто победит?

Светка громко сглотнула. Вмешался Лекс:

– Ну-ну, осторожнее! Я ведь в выборе дерева не ошибусь.

Нел усмехнулся, но от Светы отошёл. Светка гордо поддёрнула подбородок и пошла дальше с палкой, как ни в чём не бывало. Но потом по дороге всё-таки незаметно её выбросила. Правда, она так и не успокоилась и время от времени как бы между прочим спрашивала у Делти, Рика или Тиллиуса что-нибудь про окружающую природу, например, какие деревья встречаются у нас на пути. Когда Света в конец всех достала, Нел сказал ей:

– Я тебе сам сообщу, когда нам встретится осина.

После этого Светка поутихла, чем доставила всем явное облегчение.

На привале на ночь, я попросила рассказать нам со Светой о троллях.

– Тролли, к которым мы сейчас идём – это лесные тролли. Существуют ещё и горные тролли, – рассказывал Делти.

– Которые живут в горах, – добавила Света.

– Ты умнеешь на глазах, – улыбнулся Лекс.

– Лесные и горные тролли не очень ладят между собой, но конечно, при необходимости всегда сумеют друг с другом договориться. В конце концов, образ жизни у них похожий. Лесные тролли занимаются разбоем, а горные – воруют гномов, которые работают на рудниках, а потом требуют с их родных выкуп.

– Так, а как же Илана оказалась у лесных троллей? – не поняла я.

– Илану обменяли горные тролли. На что и почему я не знаю. То ли в качестве гарантии к какому-то договору, то ли ещё почему… Не это главное, главное, чтобы с ней ничего не случилось.

– Всё будет в порядке, – утешила я гнома.

– Тролли очень примитивны, но жестоки. Они не испытывают состраданий и их нельзя разжалобить. К счастью, тролли живут обособленно и редко покидают места своего обитания.

– Иногда только лесные тролли выходят из леса и нападают на ближайшие деревни, – подключился к рассказу Рик.

– А что тролли едят? – поинтересовалась Света.

– А всё, – ответил Лекс.

– Как всё?!

– А вот так! Даже гоблинами не гнушаются!

По Светкиному лицу было понятно, что она не знает, то ли ей расстраиваться, то ли обижаться.

– А каков их социально-политический уклад? – задала я вопрос.

– Чего?

Все удивлённо воззрились на меня.

– Ну в смысле, – смутилась я. – что за власть у них, какой уклад жизни?

– Свойственна им моногамия или полигамия? – добавила Света.

– Что-то спать хочется, – зевнул Лекс. – Давайте укладываться что ли?

И все заспешили на покой. Я пожала плечами и тоже улеглась спать.

На второй день пути произошло досадное событие, чуть было не закончившееся плачевно. Солнце клонилось к закату и на лес уже опустились сумерки, а мы ещё никак не могли найти место для ночлега. Почти никто не переговаривался: все порядком устали и хотели есть. Я вглядывалась в серый лес (в сумерках всегда всё кажется серым), пытаясь разглядеть какое-нибудь маломальское свободное от деревьев место.

– Вон там! – вдруг вскричала Света и первая поскакала.

Мы двинулись следом. Однако я стала замечать, что идти теперь не очень удобно. Привычный мох под ногами стал скользким, а временами вообще казалось, будто наступаешь в жижу. Под ногами стало хлюпать. Я продолжала идти, прикидывая, почему твёрдая земля вдруг сменилась грязью, по которой идти было всё труднее. В какой-то момент я остановилась отдышаться, посмотрела вокруг. Впереди меня были только Света и Делти, остальные шли позади. Я двинулась дальше и заметила, что выдернула ноги из грязи с большим трудом. Деревья действительно расступились, но идти становилось сложнее. С каждой минутой мне нравилось это всё меньше.

– Что-то не нравится мне это место, – высказал мои мысли вслух Лекс.

– Мне тоже, – откликнулся Делти. – Кажется, мы увязли в трясине.

– Посмотрите вокруг, – раздался голос Рика.

Мы оглянулись. Вокруг нас, то тут, то там, цепочкой сверкали в сумерках огоньки.

– Болото, – сказал гном.

– Что делать? – расстроилась я.

– Ищите твёрдую почву! – крикнул гном.

Я, не мешкая, последовала его совету. К счастью, мне повезло, я быстро нашла небольшое место, где мои ноги не проваливались в трясину. Когда я поняла, что первая опасность миновала и вздохнула с облегчением, я огляделась и увидела, что остальные вроде как в безопасности, только…

– Я, кажется, тону! – прокричала Светка.

И я увидела, что маленькая гоблинша и в правду уже почти по колено в вязкой трясине. Она лихорадочно забилась, пытаясь выбраться, но почти тут же увязла по пояс.

– Не дёргайся, ты ещё хуже сделаешь, – сказал ей гном.

Света застыла в нелепой позе и беспомощно на нас оглянулась. Я, было, дёрнулась к ней, но тут чуть сама не провалилась, пришлось вернуться на место. Пока я лихорадочно соображала, чем помочь подруге, та медленно погружалась в топь.

– Помогите! – негромко сказала Света, она боялась даже кричать.

Я вспомнила о вампире.

– Нел, ты же умеешь летать?! Вынеси её на сушу.

– Летать я могу только по ночам, – откликнулся вампир, – когда зайдёт солнце…

– Когда зайдёт солнце – будет уже поздно, – сказал Лекс.

И он был прав: с каждой минутой Света погружалась в болото всё больше. Теперь она стояла уже почти по грудь в трясине покрытой бледно зелённым мхом. Лихорадочно рыская глазами по сторонам, я соображала и кажется…

– Нел! Ты на тверди стоишь?

– Да, – отозвался он.

– Вон, недалеко от тебя молодое деревце, можешь его согнуть в нашу сторону?

Сейчас мне удалось увидеть воочию легендарную силу вампиров, но восхищаться мне было некогда. Нел, как я просила, согнул деревце и придерживал его так, чтобы оно лежало на поверхности трясины. Деревце было длинным, но до Светы оно, к сожалению, не доставало даже верхушкой. Она попыталась до него дотянуться изо всех сил.

– Нет, не могу! – сдалась она, тяжело дыша.

Трясина доставала ей уже почти до шеи. И тут я услышала какой-то хлюпающий звук. Оказывается, это гном сошёл с безопасного места. Дерево было к нему близко, и он за него благополучно зацепился, и, держась за него, двинулся к тонувшей гоблинше. Я догадалась, что он намеревается сделать, и следила за ним, затаив дыхание. Оказавшись рядом со Светой, он одной рукой держась за дерево, протянул другую гоблинше. Сделав ещё одну отчаянную попытку выбраться из затягивающей её трясины, она с трудом ухватила протянутую ладонь Делти. С помощью гнома ей всё-таки удалось зацепиться за дерево.

– Сделайте все то же самое! – крикнул нам Делти. – Цепляйтесь за дерево и идите на твердь!

Благодаря этой удачной идее вскоре все выбрались на твёрдую почву. Пока Света бурно пересказывала свою историю, а другие приводили себя в порядок, Делти молча смотрел на болото. Проследив за его взглядом, я ахнула: мешок, столь бережно хранимый гномом, тонул в трясине.

– Теперь мне не выкупить свою Илану, – обречённо сказал Делти.

Когда мешок полностью ушёл в болото, никогда не теряющий самообладания гном опустил голову и как-то сразу весь сник. Видеть это было больно.

Рейтинг@Mail.ru